Гетто в Погосте-Загородском

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гетто в Погосте-Загородском
Местонахождение Погост-Загородский
Брестской области
Период существования конец 1941 —
15 августа 1942
Число погибших 1200

Гетто в Пого́сте-Загоро́дском (конец 194115 августа 1942) — еврейское гетто, место принудительного переселения евреев деревни Погост-Загородский (Загородский сельский совет) Пинского района Брестской области в процессе преследования и уничтожения евреев во время оккупации территории Белоруссии войсками нацистской Германии в период Второй мировой войны.

Оккупация и создание гетто[править | править код]

Перед войной большинство населения Погост-Загородского составляли евреи[1]. Войска вермахта заняли деревню в июле 1941 года[2].

Эвакуироваться успело очень мало людей, потому что жителей Западной Белоруссии («западников») советские пограничники не пропускали[2].

В доме Дененберга, при советской власти приспособленном под школу, разместился полицейский участок. Начальником полиции поставили Шварца — обрусевшего немца из Пинска. Из местных жителей в полицаи записались Солоневич и двое его сыновей, братья Грушевские и другие. Старостой деревни был назначен Яков Самоховец, его заместителем — Сеня Вороновский. Сын старосты Леонид стал у немцев переводчиком в лагере в Ганцевичах (в 60 км от Погоста-Загородского)[2].

В конце 1941 года немцы, реализуя гитлеровскую программу уничтожения евреев, организовали в местечке гетто[2][3].

Условия в гетто[править | править код]

Из стенограммы франкфуртского процесса 1973 г.[4][5]:

«Главное управление СС. Бергаль Расп командиру СД в Пинске Раску и гебитскомиссару (лично)
Главное управление СС поручает вам организовать в период с августа по сентябрь 1942 г. ликвидацию еврейского населения района.
Гебитскомиссариат обязан позаботиться в кратчайшие сроки о подготовке акции. Акция должна быть проведена в соответствии со следующим планом:

  1. Следует заранее подготовить ямы для захоронения трупов.
  2. Герметично закрыть гетто.
  3. Евреи должны быть сконцентрированы в одном месте для более организованного сопровождения до места акции.
  4. Маршевый строй в сопровождении охраны – колонны на сто человек (100).
  5. Евреи выстраиваются возле рвов спиной к вооруженным автоматчикам.
  6. Следующие партии должны ложиться на трупы и расстреливаться с близкой дистанции.
  7. Перед акцией и после неё силы безопасности и СД получают водку.»

Немецкая пропаганда вела непрерывную оголтелую антиеврейскую агитацию[2].

Полицаи и их родственники получили право безнаказанно забирать у евреев всё, что захочется. Евреи были обязаны выполнять любые назначенные принудительные работы. Их под страхом смерти заставили сдать драгоценности, зубные коронки из золота и зимнюю одежду[2][6].

Молодых девушек-евреек каждую ночь уводили в полицейский участок и насиловали[2].

Мойше Пастернака, который подрался с сыном полицейского Володей Солоневичем, публично выпороли розгами на площади, а остальных евреев обязали прийти и смотреть на экзекуцию[2][1].

Заболевшие тифом Пейсах Прошицкий (16 лет) и Мордехай Шифман (25 лет) по приказу немцев были сразу убиты[2].

Мужчин отправляли на принудительные работы (большей частью в Ганцевичи) с возраста 14 лет, кормили при этом один раз в сутки миской баланды и кусочком хлеба[1].

Уничтожение гетто[править | править код]

Немцы очень серьёзно относились к возможности еврейского сопротивления, и поэтому в первую очередь убивали в гетто или ещё до его создания евреев-мужчин в возрасте от 15 до 50 лет — несмотря на экономическую нецелесообразность, так как это были самые трудоспособные узники[7][8]. Поэтому ещё до создания гетто, в сентябре (8 августа[9]) 1941 года, в Погост-Загородский приехали каратели и расстреляли на кладбище (в урочище Малая долина[1]) 130 (около 150[9]) мужчин-евреев, в том числе главу еврейской общины, раввина и резника[10][1]. Остальных мужчин возраста старше 14 лет — около 350 человек — вывезли в ганцевичский лагерь, где уже находились евреи из местечка Ленин[2].

Утром 15 августа 1942 года всех евреев вывели из гетто, отвели к синагоге и заперли там. Через несколько часов, после обеда, обречённых людей отвели к лесопилке и убили возле дороги. Многие евреи были только ранены, далеко были слышны крики и стоны умирающих людей. Во время этого массового убийства немцы и коллаборационисты уничтожили всех ещё остававшихся в живых евреев Погоста-Загородского[2][11][12].

На второй день после «акции» (таким эвфемизмом гитлеровцы называли организованные ими массовые убийства) по чьему-то доносу нацисты схватили ещё 27 евреев, прятавшихся в погребе — большей частью это были подростки и дети. Их расстреляли в огороде Мишеревича Николая[2].

1200 человек — почти всё еврейское население местечка — к середине августа 1942 года были убиты[2].

Случаи спасения[править | править код]

В августе 1942 года только три человека смогли спастись, выбравшись из-под тел убитых и скрывшись в лесу — 35-летняя Ривка Гольдман (Ёсилевская), четырехлетнюю дочку которой убили прямо у неё на руках, Юдит Ципперштейн и Фейгель Луцкий. В 1960 году Ривка Гольдман в Израиле была свидетельницей на процессе Эйхмана[2].

20 евреев смогли сбежать из гетто и скрыться в лесу ещё до расстрела 15 августа 1942 года. Среди них была Енита Боброва с тремя детьми, — их и ещё четверых немцы смогли нашйти и убили. Оставшиеся в живых евреи из Погоста-Загородского и других полесских деревень стали объединяться, находить оружие, и к весне 1943 года организовали партизанский отряд имени Кагановича под командованием Давида Боброва (комиссар — Шалом Фельдман)[2][13].

В числе этих партизан были узники Погост-загородского гетто, спасшиеся впоследствии из ганцевичского лагеря, — трое братьев Южуков (Борух, Ицхак (Михаил) и Рувен), и двоюродные братья Ошер Гольдман и Зеев Сенедерук. Братья Ицхак и Рувен Южуки после войны написали и издали свои воспоминания под названием «Даровано выжить. Годы и судьбы»[14][15][16]. Ицхак Южук написал и издал ещё одну книгу воспоминаний — «Урок памяти»[17].

Память[править | править код]

Опубликованы неполные списки жертв геноцида евреев в Погосте-Загородском[18].

В 1990 году Ицхак Южук, бывший узник гетто, приехал в Погост-Загородский и восстановил места захоронений евреев — жертв Катастрофы. Затем он получил разрешение у местных властей и за свои деньги в 1996 году поставил памятник на месте расстрела евреев в лесу у деревни Борки, а в 1998 году на месте расстрела гетто поставил ещё один памятник, к которому перенёс всё, что осталось от старого еврейского кладбища[2][11][17][19][20].

В деревне Богдановка (12 км от Погоста-Загородского) 2 августа 1941 года немцы убили 6 евреев-мужчин, а остальных евреев переместили в гетто в Погост-Загородский. Много лет спустя местный житель, белорус Николай Ильючик, написал и издал книгу своих воспоминаний в виде документальной повести «У памяти в долгу», а в 2006 году на месте убийства евреев в Богдановке на свои деньги поставил памятник по собственному эскизу[21].

Литература[править | править код]

Дополнительная литература[править | править код]

Источники[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 «Памяць. Пінскi раён»., 2003, с. 240.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Л. Смиловицкий. Свидетели нацистского геноцида евреев на территории Белоруссии в 1941—1944 гг. (Из книги «Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941—1944 гг.», Тель-Авив, 2000)
  3. «Погост-Загородский и евреи 1643-1943 гг.», 2016, с. 57.
  4. Архив Яд Вашем, — документ ТР-Ю (786)
  5. «Памяць. Лунінецкi раён»., 1995, с. 324.
  6. «Погост-Загородский и евреи 1643-1943 гг.», 2016, с. 58-61.
  7. д-р ист. наук А. Каганович. Вопросы и задачи исследования мест принудительного содержания евреев на территории Беларуси в 1941-1944 годах.
  8. «Памяць. Віцебскi раён», 2004, с. 233-234.
  9. 1 2 «Погост-Загородский и евреи 1643-1943 гг.», 2016, с. 56-57.
  10. Н. Ильючик. Памяти жертв Холокоста
  11. 1 2 Погост-Загородский
  12. «Погост-Загородский и евреи 1643-1943 гг.», 2016, с. 60-65.
  13. «Погост-Загородский и евреи 1643-1943 гг.», 2016, с. 66.
  14. Евреи-партизаны Белоруси в годы Великой Отечественной войны (недоступная ссылка)
  15. Л. Смиловицкий. Проявления антисемитизма в советском партизанском движении на примере Белоруссии, 1941—1944 гг.
  16. «Памяць. Пінскi раён»., 2003, с. 240-241.
  17. 1 2 П. Куницкий. Дикая охота в Волчьем Лесу газета «Вечерний Брест», 11.08.2010
  18. «Памяць. Пінскi раён»., 2003, с. 363-366.
  19. Holocaust in Pogost-Zagorodskiy  (англ.)
  20. «Памяць. Пінскi раён»., 2003, с. 363.
  21. Я. Зубарев. У памяти в долгу

См. также[править | править код]