Гипердиагностика

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
P medicine caution.svg

Гипердиагностика — ошибочное медицинское заключение о наличии у обследуемого болезни или её осложнений, которые на самом деле отсутствуют либо выражены слабее, чем указано в заключении[1].

Примеры[править | править вики-текст]

Российские неврологи указывали на такую проблему, как существующая гипердиагностика гипертензионного синдрома у детей (например, излишне частая диагностика невропатологами районных поликлиник, неврологическими стационарами Москвы)[2].

Частой проблемой также является гипердиагностика остеохондроза у взрослых: в действительности причины болей в спине крайне многочисленны — их можно разделить на висцерогенные, васкулярные, психогенные, нейрогенные и спондилогенные. Гипердиагностика остеохондроза позвоночника сопровождается игнорированием функциональных нарушений опорно-двигательного аппарата (формирования блоков в мелких и крупных суставах, появления различных рефлекторных болевых мышечно-скелетных синдромов). Кроме того, недостаточно учитывается возможность заболеваний органов грудной, брюшной полости или органов малого таза — такого рода заболевания тоже могут быть причиной острых или хронических болей в спине[3].

Врач акушер-гинеколог С. Н. Бакшеев указывает, что существует группа псевдодиагнозов, охотно проставляемых многими врачами, — в результате пациенты принимают лекарства зачастую при отсутствии серьёзной патологии. К таким псевдодиагнозам относятся:

  • Дисбактериоз.
  • «Зашлакованность».
  • Уреаплазмоз и микоплазмоз. Ни уреаплазма, ни микоплазма не являются патогенной микрофлорой, они могут пребывать в организме годами, не вызывая опасных для здоровья осложнений. В то же время излишнее «лечение» этих «инфекций» антибиотиками может приводить к серьёзным осложнениям антибиотикотерапии и не дать видимых результатов при новом анализе. Ни микоплазменная, ни уреаплазменная инфекция не входят в стандарт обследования и лечения в некоторых европейских странах и считаются «инфекцией коммерческого лечения» в странах постсоветского пространства.
  • Гарднереллёз. В действительности данное состояние тоже не приводит к серьёзным негативным последствиям для здоровья, находится на грани между патологией и нормой. Его также иногда предлагают лечить антибиотиками, которые лишь усугубляют ситуацию, но такого рода «лечение» может оказаться выгодным для врача[4].

Общепризнанным является тот факт, что в 6080-е года XX века в московской школе советской психиатрии получила распространение гипердиагностика шизофрении[5]. Диагностические критерии вялотекущей шизофрении, принятые А. В. Снежневским и его последователями, были значительно расширены по сравнению с критериями шизофрении, принятыми на Западе[6][7]. Гипердиагностика шизофрении встречается и в постсоветское время. Так, систематизированные исследования показывают, что диагностика всей группы аффективной патологии в современной российской психиатрии составляет ничтожно малые величины и относится к шизофрении в кратности 1:100. Это полностью противоречит данным зарубежных генетико-эпидемиологических исследований, согласно которым соотношение этих заболеваний составляет 2:1. Подобную ситуацию объясняют, в частности, тем, что, несмотря на официальное введение МКБ-10 в 1999 году, российские врачи по-прежнему продолжают использовать адаптированную для России версию этого руководства, сходную с адаптированной для СССР версии МКБ-9[8].

В советское время получила распространение излишне частая диагностика психических расстройств у детей, обусловленная существованием нормы нагрузки у врача: имела место необоснованная психиатрическая диспансеризация детей психически здоровых, но отстающих в учёбе[9]. В постсоветское время критике подвергается, в частности, избыточная диагностика умственной отсталости у детей, которые вследствие этой диагностики необоснованно признаются необучаемыми и помещаются пожизненно в психоневрологические интернаты[10][11].

В США особенно тревожным фактором является рост диагностики и лечения психических расстройств у детей[12]. Как отмечала в 2011 году известный американский врач М. Анджелл (англ.), десять процентов десятилетних мальчиков в США каждый день принимают стимуляторы для лечения СДВГ, а 500 000 детей принимают нейролептики[12]. Проблемой также является гипердиагностика в западных странах клинической депрессии[13][14]. По данным британской общественной организации Mind (англ.), занимающейся проблемами психического здоровья, количество рецептов на антидепрессанты, выписанных в Великобритании в 2006 году, достигло 31 миллиона[13]. В книге The Loss of Sadness («Утрата печали») американского профессора социологии А. Хорвица и профессора психиатрии Дж. Уэйкфилда говорится о неоправданно широкой диагностике депрессии и о медикализации (англ.) простых человеческих чувств: волнения, печали, скорби, застенчивости[14].

По мнению научного редактора журнала «АВС», врача-терапевта высшей категории А. Водовозова, гипердиагностика более характерна для стран с развитой системой добровольного медицинского страхования, в России же, по его мнению, пока преобладает гиперлечение в виде полипрагмазии (одновременного назначения большого количества лекарственных препаратов, часто без учёта их совместимости)[15].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Гипердиагностика //Словарь медицинских терминов.
  2. Мизитова А.М., Бакаева Н.А., Таращенко В.М., Шевцович Е.П., д.м.н. Мареева Т.Г. О гипердиагностике гипертензионного синдрома.
  3. Гипердиагностика остеохондроза. // Вейн А. М. Болевые синдромы в неврологической практике
  4. Бакшеев С.Н. Страшилки об инфекциях или гипердиагностика как коммерция в медицине.
  5. Иванюшкин А.Я., Игнатьев В.Н., Коротких Р.В., Силуянова И.В. Глава XII. Этические проблемы оказания психиатрической помощи // Введение в биоэтику: Учебное пособие / Под общ. ред. Б.Г. Юдина, П.Д. Тищенко. — Москва: Прогресс-Традиция, 1998. — 381 с. — ISBN 5898260064.
  6. Garrabé J. Histoire de la schizophrénie. — Paris: Seghers, 1992. — 329 p. — ISBN 2232103897. На русском: Гаррабе Ж. История шизофрении / Пер с фр. М.М. Кабанова, Ю.В. Попова. — М., СПб., 2000.
  7. Reich W. (January 30 1983). «The World of Soviet Psychiatry». The New York Times (USA). Перевод: Мир советской психиатрии. Архивировано из первоисточника 11 февраля 2012.
  8. Костюкова Е.Г., Мосолов С.Н. Современная диагностика и терапия биполярного аффективного расстройства: от доказательных научных исследований к клинической практике // Биологические методы терапии психических расстройств (доказательная медицина — клинической практике) / Под ред. С.Н. Мосолова. — Москва : Издательство «Социально-политическая мысль», 2012. — С. 491—528. — 1080 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-91579-075-8.
  9. Алмазов Б.Н. Особенности правового статуса детей с психическими расстройствами в российском законодательстве // Права человека и психиатрия в Российской Федерации: доклад по результатам мониторинга и тематические статьи / Отв. ред. А. Новикова. — Москва: Московская Хельсинкская группа, 2004. — 297 с. — ISBN 5984400073.
  10. Альтшулер Б.. Комиссару ООН по правам человека рассказали о проблемах детей в России (24/02/11). Проверено 8 января 2012.
  11. Точка невозвращения: диагноз в возрасте четырех лет // Под опекой государства: дети страдают от жестокости и пренебрежения в государственных приютах. — Хьюман Райтс Вотч.
  12. 1 2 Angell M. The Illusions of Psychiatry. The New York Review of Books (14 января 2011). Архивировано из первоисточника 2 июня 2012.
  13. 1 2 Врачи подсадили британцев на антидепрессанты (14 мая 2007). Проверено 9 января 2012.
  14. 1 2 «Утрата печали» Аллана Хорвица и Джерома Уэйкфилда // Голос Америки. — 28 ноября 2007.
  15. Иванова А. Американцы страдают от гипердиагностики, а русские – от гиперлечения.