Гипотеза неолитической креолизации

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Гипо́теза неолити́ческой креолиза́ции, которую впервые выдвинул британский археолог чешского происхождения Марек Звелебил[1] в 1995 году[2], касается вопроса индоевропейской прародины. Данная гипотеза рассматривает Северную Европу эпохи неолита как своеобразный плавильный котёл культур пришельцев — неолитических земледельцев с коренными мезолитическими охотниками и собирателями, в результате чего возникли индоевропейские языки.

Содержание[править | править вики-текст]

Данная гипотеза рассматривает лингвистическое и культурное влияние неолитических земледельцев как намного более существенное, чем влияние их генов. По мнению М. Звелебила, лингвистическое влияние автохтонных охотников и собирателей оказалось более сильным, тогда как другие археологи, такие, как Марек Новак[3], скорее высказываются в поддержку анатолийской гипотезы К. Ренфрю, согласно которой ведущая лингвистическая роль приписывается пришлым земледельцам.

Изучение изотопа стронция по раскопкам поселений неолитических земледельцев на юго-западе Германии показало, что первые земледельцы культуры линейно-ленточной керамики брали себе в жёны женщин с достаточно обширной территории, в том числе и у своих соседей, мезолитических охотников и собирателей.[4] Появление мезолитических мотивов на первых изделиях керамики культуры воронковидных кубков, как и других элементов материальной культуры, также свидетельствует в пользу этого вывода.[5]

Согласно гипотезе указанные смешанные браки представителей разных культур привели к распаду социальной и культовой структры раннеземледельческих культур линейно-ленточной керамики и Лендьел и последующему развитию нового общества, основанном на земледельческом натуральном хозяйстве, археологически идентифицированного как культура воронковидных кубков, в результате сочетания культурных традиций раннего натурального и земледельческого хозяйства вследствие креолизации. На Польской равнине указанная традиция существовала на протяжении 2,5 тыс. лет в период 4400 — 1800 гг. до н. э., пока последние общины охотников-собирателей не были поглощены горизонтом шаровидных амфор и шнуровой керамики, что создало культурную структуру, более близкую для местного мезолитического охотничье-собирательского населения, со смешением мезолитических и неолитических традиций. Культурное разнообразие горизонта культуры воронковидных кубков и более поздних культур шаровидных амфор и шнуровой керамики, как предполагается, было частично обусловлено указанным процессом.

Некоторые антропологические данные могут свидетельствовать в пользу «окультуривания» местных земледельческих общин пришлыми скотоводами.[6] Исследования выявили низкие палеодемографические показатели у земледельцев культуры линейно-ленточной керамики и культуры шнуровой керамики. Наибольшие значения соответствуют скотоводческим популяциям культуры шнуровой керамики.[7]

Гипотеза, которую выдвинул Фредерик Кортландт, учитывает типологическое сходство между праиндоевропейским и западно- и северокавказскими языками. Предполагая, что данное сходство могло быть обусловлено ареальными факторами, Кортландт рассматривает индоевропейские языки как ветвь урало-алтайских, которая претерпела трансформацию под влиянием кавказского субстрата.[8] В гипотезе Кортландта многое спорно; в частности, гипотеза урало-алтайского родства в настоящее время отвергается большинством специалистов. К сходным выводам приходит Петер Схрейвер[9], который пишет о влиянии на протоиндоевропейский язык неких языков со сложной глагольной структурой, как в современных кавказских языках, которые он связывает с культурой линейно-ленточной керамики.

Связь с другими гипотезами[править | править вики-текст]

Гипотеза догерманского субстрата, выдвинутая в 1930-е гг. лингвистом З. Файстом, в значительной мере совпадает по своим положениям с гипотезой неолитической креолизации. Сторонники гипотезы предполагают, что ряд особенностей германских языков, не свойственных индоевропейским языкам, объясняются тем, что прагерманский язык был по своей природе креольским, то есть результатом наложения индоевропейского и доиндоевропейского языковых слоёв.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Our Staff
  2. Marek Zvelebil — Indo-European origins and the agricultural transition in Europe. In M.Kuna, N.Venclová (eds.), Whither Archeology? Papers in Honour of Evžen Neustupny. Institute of Archeology, Academy of Sciences of the Czech Republik, Praha: 172—203, 1995.
  3. [1] Transformations in East-Central Europe from 6000 to 3000 BC: local vs. foreign patterns — Marek Nowak, Institute of Archeology, Jagiellonian University, Krakow, Poland, Documenta Praehistorica XXXIII, 2006, Neolithic Studies 13
  4. Bentley R. A., Chikhi L. and Price T. D. — The Neolithic transition in Europe: comparing broad scale genetic and local scale isotopic evidence. Antiquity 77(295): 63-66, 2003
  5. [2] Marek Zvelebil — Homo habitus: agency, structure and the transformation of tradition in the constitution of the TRB foraging farming communities in the North European Plain (ca.4500-2000 BC), Department of Archeology, University of Sheffield, UK, Documenta Praehistorica XXXII (2005) p.87-101 — © 2005 Oddelek za arheologijo, Filozofska fakulteta — Univerza v Ljubljani, SI
  6. Interactions between hunter-gatherers and farmers in the Early and Middle Neolithic in the Polish part of the North European Plain — Arkadiusz Marciniak. In D. Papagianni & R. Layton (eds.), Time and Change. Archaeological and Anthropological Perspectives on the Long-Term in Hunter-Gatherer Societies, 115—133. Oxbow: Oxford, 2008 (approved)
  7. Cultural adaptive strategies in the Neolithic in central Europe within the context of palaeodemographic studies — Arkadiusz Marciniak, Journal of European Archaeology (JEA),1,1993/1, p.141-151
  8. [3] Frederik Kortlandt-The spread of the Indo-Europeans, 1989
  9. アーカイブされたコピー. Проверено 3 января 2008. Архивировано 26 сентября 2007 года. Peter Schrijver. Keltisch en de buren: 9000 jaar taalcontact, University of Utrecht, March 2007.