Голицын, Дмитрий Михайлович (1665)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Князь
Дмитрий Михайлович Голицын
Князь Дмитрий Михайлович Голицын (1665 — 1737).jpg
1726 — 1730
1727 — 1730
Предшественник Нарышкин, Александр Львович
Преемник Нарышкин, Александр Львович
1718 — 1722
Предшественник должность учреждена
Преемник Герасим Иванович Кошелев

Рождение 3 (13) июля 1665(1665-07-13)
Смерть 14 (25) апреля 1737(1737-04-25) (71 год)
Род Голицыны
Отец Михаил Андреевич Голицын
Мать Прасковья Никитична Кафтырёва
Супруга Анна Яковлевна Одоевская
Дети Сергей Дмитриевич Голицын
Алексей Дмитриевич Голицын
Деятельность дипломат
Награды

Князь Дмитрий Михайлович Голицын (3 [13] июля 1665, Москва — 14 [25] апреля 1737, Шлиссельбург) — русский государственный деятель, сподвижник Петра I, действительный тайный советник, после смерти Петра I — член Верховного тайного совета.

После смерти императора Петра II стал одним из лидеров Верховного тайного совета и вдохновителем первой попытки установления в России конституционной монархии.

Составитель «Кондиций», призванных ограничить самодержавную власть императрицы Анны Иоанновны.

Биография[править | править код]

Сын стольника Михаила Андреевича Голицына и Прасковьи Никитичны, урождённой Кафтырёвой. Старший брат Михаила Старшего, Петра и Михаила Младшего Голицыных.

При Петре I[править | править код]

В 1686 году стал комнатным стольником царя Петра Алексеевича. В 16941697 годы служил в Преображенском полку в звании капитана, участвовал в Азовских походах. В 17011704 годы был послом в Константинополе и был заключён в Семибашенную крепость.

В январе 1707 года возглавил Белгородский разряд, которому также подчинили русский гарнизон в Киеве, при этом Д. М. Голицыну приказано именоваться воеводой Киевским[1]. Основной заботой Д. М. Голицына в ожидании шведского нападения на Россию стала модернизация имевшихся крепостей с русскими гарнизонами в Киеве, Переяславле, Чернигове и Нежине.

С 1711 года являлся Киевским губернатором[2].

С 1718 года — глава Камер-коллегии и член Сената, заведовал финансовыми вопросами. Пользовался большим доверием Петра I, который часто обращался к нему с разными просьбами (например, о переводе тех или иных книг), был, по свидетельству современников, честным и неподкупным.

Тем не менее, в 1723 году Голицын был арестован по делу П. П. Шафирова, однако помилован по ходатайству императрицы.

При Екатерине I и Петре II[править | править код]

После смерти Петра I Голицын поддерживал партию сторонников правления его внука Петра II Алексеевича, однако согласился на воцарение Екатерины I в обмен на место в Верховном тайном совете. В 1726 году участвовал в переговорах о заключении русско-австрийского союза. 1 января 1727 года получил от императрицы орден Святого Андрея Первозванного и орден Святого Александра Невского.

Император Пётр II назначил князя главой Коммерц-коллегии. Д. М. Голицын отменил ряд государственных монополий и снизил таможенные тарифы. Тогда же ввёл в Верховный тайный совет своего брата Михаила, ставшего главой Военной коллегии.

Воцарение Анны Иоанновны[править | править код]

В 1730 году Д. М. Голицын предложил пригласить на престол курляндскую герцогиню Анну Иоанновну.

Анна слыла женщиною очень умною, отличалась серьезностию поведения, величественною, царственною наружностию; приезжая в Петербург и в Москву из Митавы, всегда с просьбами о помощи, о поддержке, она старалась заискать расположение всех и потому оставляла после себя приятное воспоминание.

Голицын убедил членов тайного Совета в необходимости навсегда ограничить самодержавное правление в России. С целью реализации замысла, 19 января 1730 г. Верховный тайный Совет направил новоизбранной императрице письмо с документом конституционного содержания — Кондициями, который должна была подписать Анна. 28 января 1730 г. в Митаве Анна Иоанновна подписала Кондиции с припиской : «По сему обещаю все без всякого изъятия содержать».

Историк С. М. Соловьев в своих исследованиях так описал мотив, побудивший князя Голицына Д. М. к идее ограничения самодержавной власти. Голицын Д. М. — гордый, умный, представитель знатной династии не имел при самодержавном правлении возможности влиять на принятие государственных решений, так как люди «худородные», «фавориты», умеющие угождать источнику власти, постоянно «оттесняли» его. Голицын Д. М. к «фавору» «не чувствовал никакой способности». Он понимал, что возведя императрицу на трон,

сначала будут благодарны, сначала поласкают человека, неспособного быть фаворитом, а потом какой-нибудь сын конюха, русского или курляндского, через фавор оттеснит первого вельможу на задний план. Вельможество самостоятельного значения не имеет; при самодержавном государе значение человека зависит от степени приближения к нему. Надобно же покончить с этим, надобно дать вельможеству самостоятельное значение, при котором оно могло бы не обращать внимания на фаворитов

С.М. Соловьев. История России с древнейших времен, Москва: Издательство «Э», 2017. -1024 с., стр. 653

Историк В. О. Ключевский в своих исследованиях писал, что Голицын выработал и обсудил с Верховным тайным советом план настоящей конституции. По этому плану императрица могла распоряжаться только своим двором. Верховная власть переходила к Верховному тайному совету в составе 10 или 12 членов из знатнейших фамилий; в этом Совете императрице отводилось только два голоса. Под Советом предполагалось действие трех учреждений:

  • Сената из 36 членов, предварительно обсуждающий все дела, решаемые Советом;
  • Шляхетской камеры (палаты) из 200 членов по выбору шляхетства охраняет права сословия от посягательств со стороны Верховного тайного совета;
  • Палаты городских представителей, которая заведует торговыми и промышленными делами и оберегает интересы простого народа.

В итоге: «императрица — царствует, а знатнейшие фамилии управляют». И в то же время:

шляхетские представители наравне с купеческими обороняются и обороняют народ от этого правления.

В.О. Ключевский. Курс русской истории, лекция LXXI

Однако, через несколько дней после коронации Анна Иоанновна нарушила принятые на себя обязательства и 25 февраля 1730 г. разорвала, ранее подписанный документ — Кондиции. В свою очередь, члены Верховного тайного Совета не смогли выполнить последний пункт Кондиций «а буде чего по сему обещанию не исполню, то лишена буду короны российской» и лишить Анну Иоанновну короны .

Несмотря на то, что Голицын возглавлял «конституционную» партию, после упразднения Верховного тайного совета он, в отличие от Долгоруких, не был сослан. Возможно, сыграло роль то, что инициатива призвания Анны Иоанновны на престол исходила от него. Сохраняя звание сенатора, он жил в подмосковном имении Архангельском, где собрал богатейшую коллекцию (около 6 тысяч томов) европейской литературы.

Вскоре, однако, репрессии коснулись его зятя, за поддержку которого семидесятилетний князь в 1736 году был арестован, обвинён в подготовке заговора и брошен в Шлиссельбургскую крепость, где вскоре умер (возможно, насильственной смертью) — в апреле 1737 года (принято считать днём кончины 14 апреля, но на месте погребения в Шлиссельбурге, «у приписной к собору Никольской церкви» надпись: «месяца апреля 10-го дня, на 74 году»[3]).

Семья[править | править код]

С 1684 года был женат на княжне Анне Яковлевне (ум. 1750), дочери князя Якова Никитича Одоевского.

Дети:

  • Сергей (1696—1738) — губернатор Казани, дипломат;
  • Алексей (1697—1768) — сенатор, пострадал вместе с отцом по делу о разделе наследства Кантемиров;
  • Анастасия (1698—1747) — с 1724 года супруга св. кн. Константина Кантемира (1703—47), сына молдавского господаря Дмитрия Кантемира. Брак бездетный.

Отзывы современников[править | править код]

В своих записках испанский посол герцог Лирийский рассказывает о нём:

Князь Дмитрий Голицын, министр Верховного совета, был одним из числа тех стариков, которые, покачивая головою, всегда говорили: «К чему все сии затеи? Разве мы не можем жить так, как живали наши отцы и деды, которые не пускали к себе иноземцев!» Впрочем, он был человек сведущий, но чрезвычайно злой, несносно тщеславен и до невероятности горд[4].

Историческое значение[править | править код]

Дмитрия Михайловича Голицына можно считать первым в истории не только России, но и большинства существовавших в ту пору государств (кроме Англии) автором конституционной реформы, а Кондиции – едва ли не первой в истории писаной Конституцией, ограничивавшей власть монарха (в Великобритании, такого писаного документа нет до сих пор)[5].

Предки[править | править код]

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]