Голицын, Сергей Владимирович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сергей Владимирович Голицын
Голицын Сергей Владимирович.jpg
Дата рождения 21 января 1897(1897-01-21)
Место рождения Осовец (крепость), Гродненская губерния
Дата смерти 3 ноября 1968(1968-11-03) (71 год)
Место смерти Воронеж
Страна
Научная сфера Ботаника
Место работы Заповедник Галичья Гора
Воронежский университет
Альма-матер Морской кадетский корпус
Научный руководитель Б. М. Козо-Полянский
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Систематик живой природы
Автор наименований ряда ботанических таксонов. В ботанической (бинарной) номенклатуре эти названия дополняются сокращением «Golitsin».
Список таких таксонов на сайте IPNI
Персональная страница на сайте IPNI

Сергей Владимирович Голицын (21 января 1897, Осовец Гродненской губернии — 3 ноября 1968, Воронеж) — ботаник, специалист в области изучения флоры Среднерусской возвышенности. Офицер из последнего основного выпуска Императорского Морского кадетского корпуса (30 июля 1916). Участник Первой мировой и Великой Отечественной войны. Директор и один из ведущих научных сотрудников заповедника Галичья Гора, чьими стараниями в начале 1950-х годов эта исследовательская база была сохранена. Доктор биологических наук, профессор Воронежского университета, действительный член Всесоюзного ботанического общества1953 года). Автор более 120 научных работ.

Биография[править | править код]

Сергей Владимирович родился в крепости Осовец в семье военного инженера Владимира Алексеевича Голицына и его жены Елизаветы Алексеевны урождённой Тыртовой. По семейному преданию род происходит от Онуфрия Голицына, жившего во времена Екатерины II. В потомственное дворянство был возведён, за «усердие и успехи в деле воспитания», его потомок, учитель рисования и черчения 3-го Московского кадетского корпуса Алексей Николаевичй Голицын — отец В. А. Голицына; А. Н. Голицын был отличным акварелистом. Под руководством и при участии Владимира Алексеевича Голицина были построены крепости в Брест-Литовске, Владивостоке и Батуми. Елизавета Алексеевна происходила из старинного русского дворянского рода Тыртовых, — дочь директора Воронежской Михайловской военной гимназии (1870—1878), Полоцкого кадетского корпуса (с 1878) генерал-лейтенента Алексея Петровича Тыртова (1834—1893), женатого на Елизавете Михайловне Плешковой. Братья и сестра Елизаветы Алексеевны: Владимир Алексеевич Тыртов (1863—1921) — военный юрист, генерал-лейтенант, служа по военно-судебому ведомству, заведовал военно-судебной частью многих округов империи, позднее — штаба Народной армии Комуча, — штабов Западного и Восточного фронтов, расстрелян большевиками; Михаил Алексеевич Тыртов (1864—?) — военный юрист, генерал-лейтенант, участник Русско-японской войны служил в разных военно-окружных судах, — дежурный генерал при «деловом кабинете» генерала Д. Л. Хорвата, у А. В. Колчака — командующий войсками Приамурского военного округа и других военных ведомств той поры на Дальнем Востоке (до апреля 1920), в эмиграции жил в Харбине (Китай); Ольга Алексеевна Тыртова (1871—1969) — жена генерал-лейтенанта Петра Генриховича Хейсканена (1860—1927), — мать Бориса Петровича Хейсканена (1897—1970), то есть двоюродного брата Сергея Голицына, одного с ним выпуска однокашника в ИМКК и соратника его по Моонзунду[1][2][3][4][5].

У Сергея Владимировича было два брата — Лев и Алексей[4].

В 1904 году В. А. Голицын, в связи с переводом в Батумскую крепость, продаёт свои родовые имения в Тверской губернии и под Полоцком и, купив в период с 1908 по 1912 год под Батуми около 4 десятин земли, переезжает туда с семьёй, строит дачу, а на площади около 2 гектаров разбивает цитрусовый сад и организует чайные и бамбуковые плантации. Последнее, волею судеб, в большей степени нежели причастность отца к труду ратному, впоследствии предопределит выбор жизни С. В. Голицина[4].

В. А., Е. А. Голицыны и П. Г., О. А. Хейсканены с детьми. В центре Сергей Голицын. 1902

В качестве 3-го вахтенного офицера мичман Сергей Голицын числился 1 января 1917 года в составе экипажа крейсера «Баян» — участвовал в Моонзундском сражении (октябрь 1917). Как сказано в автобиографии С. В. Голицына: «В октябре 1917 г. крейсер участвовал в бою с германскими линкорами в Моонзунском проливе, получил пробоину и в середине октября стал на ремонт в Гельсинфорсе». 19 октября 1917 года С. Голицын выехал в отпуск в Тифлис к семье, где и остался, поскольку железнодорожное сообщении Кавказа с севером было прервано. В декабре — прикомандирован к штабу Кавказского фронта[3][7].

  • 1918 — в феврале, как эксперт по морским делам в составе мирной делегации Закавказского сейма, С. В. Голицын был в Трапезунде; в мае того же года, после образования Грузинской Республики, перешел на службу в её генеральный штаб; в июле С. В. Голицын перенёс тяжёлую форму тифа, после чего был демобилизован, и выехал в Батум, оккупированный турками, где с лета находилась семья отца, который к тому времени уже в чине генерала инженерных войск вышел в абшит (отставку). В братоубийственной войне ни тот ни другой не участвовали и об эмиграции не помышляли[4][7].
  • 1918—1924 — работает на чайно—мандариновой плантации, уже хорошо развитой его отцом в Аджарии, в селе Цихис—Дзири под Батуми.
  • 1920 — с начала года принят в сельскую милицию, где числится вплоть до августа, когда Аджаристан был занят Грузией.
  • 1921 — в марте, сразу после вступлении в Цихис-Дзири Кавказской дивизии, Сергей Голицын с отцом и братом Алексеем Голицыным, бывшим мичманом Беломорской флотилии[1], был арестован, а после того как отца отпустили домой, этапирован в Москву в ВЧК, и далее — в Новопесковский лагерь в Москве.
  • 1922 — после установления «полной непричастности к какой-либо антисоветской работе и отсутствия родственных связей с княжеской фамилией Голицыных», Сергей Владимирович вернулся в Батум, где находилась в семье отца его жена и дочь; избран в сельсовет, в конце 1923 года — заместитель председателя.
  • 1924 — организовал туристическое общество для «исследование природы этой страны (в том же году устав Клуба Туристов Аджаристана был утвержден правительством республики)».
  • 1926 — мобилизован на проведение курса допризывной подготовки моряков портов Батума, Поти и Сухума.
  • 19251930 — коллектор Кабинета дендрологии НКЗ АССР Аджаристана.
  • 19271929 — проводит работы по заданию Института прикладной ботаники и других, в том числе центральных и местных, научных учреждений; в 1929 году руководил изучением диких родичей плодовых в пределах Юго-Западного Закавказья, работал по направлению Сухумского субтропического отделения ВИРа.
  • 1930 — в феврале вновь арестован вместе с отцом и братом (хозяйство отца, сдававшего летом комнаты в наём, сочли кулацким); несмотря на то, что самостоятельное хозяйство С. В. Голицына не было причислено к таковым и он «прав голоса не лишался», после полугодового следствия в Батуме и Тифлисе, так и не получив никакого конкретного обвинения, они с братом были отправлены в концлагерь на 3 года (В. А. Голицын уже в марте был отпущен в Цихис-Дзири). Однако сразу после высылки из Закавказья, дело было пересмотрено ЦИКом ЗСФСР, и в декабре из Кандалакши они переехали в Воронеж.
  • 19311942 — препаратор на кафедре морфологии, систематики и географии растений Воронежского университета, затем — лаборант и старший лаборант; научный сотрудник второго разряда научно-исследовательского института биологии Воронежского университета (по совместительству); 1936—1942 — старший научный сотрудник заповедника «Галичья гора»; 1941—1942 — и. о. директора.
  • 1942—1945 — участник Великой Отечественной войны; после ранения, находясь в Волжской военной флотилии (Ульяновск), начал исследования местной флоры.
  • 1945—1953 — старший научный сотрудник Ботанического сада ВГУ, затем — заместитель директора по науке и одновременно старший научный сотрудник заповедника «Галичья гора».
  • 19461948 — ботаник Воронежского государственного заповедника.
  • 1953—1962 — старший научный сотрудник агробиостанции «Галичья гора»; 1962—1966 — директор.
  • 1966 — присуждена ученая степень доктора биологических наук.
  • 1967 — утверждён в ученом звании профессора по кафедре физической географии ВГУ, научный руководитель агробиостанции «Галичья гора».

В ночь со 2 на 3 ноября 1968 года Сергей Владимирович Голицын ушёл из жизни.

Научная деятельность[править | править код]

Основные направления[править | править код]

Сергеем Владимировичем Голицыным развивалось два основных, традиционных направления исследований:

  • фундаментальное — теоретические вопросы генезиса флоры и растительности;
  • прикладное — с перспективной реализацией в растениеводческой практике:
    • изучение и классификация сорно-полевых растений;
    • культивирование новых видов кормовых;
    • интродукция декоративных экзотов и др.

Учёный занимался ботанико-географическими исследованиями по большей части в двух регионах: в Юго-западном Закавказье и на Среднерусской возвышенности.

В то же время, тема истории флоры и растительности Среднерусской возвышенности является средоточием всего научного творчества С. В. Голицына.

География этих исследований простирается на Воронежскую, Орловскую, Тульскую, Курскую, Белгородскую, Липецкую и северные части Ростовской, Луганской, Харьковской и Донецкой областей. Им описан новый вид для Западного Закавказья — Dryopteris liliana, и два — с известняковых склонов бассейна Верхнего Дона — Rosa kujmanica и Cotoneaster alaunicus.

На самом раннем этапе С. В. Голицын начинает ботанические (дендрологические) исследования Прибатумского края. С 1924 по 1929 как член-учредитель горного туристического клуба проходит по множеству пешеходных маршрутов в нагорной Аджарии, собирая коллекции: дендрологическую (около 1000 образцов древесины); гербарий цветковых растений Западной Грузии (около 2500 листов); гербарий папоротников Грузии (около 800 листов). В 1928 и 1929 годах он возглавляет экспедицию Сухумского отделения Всесоюзного института прикладной биологии, занятую изучением дикорастущих плодовых и масличных растений Западной Грузии.

В 1930 году учёный, не вполне по своей воле, как показывает хронология, переезжает в Воронеж и в октябре 1931 зачисляется препаратором на кафедру высших растений Воронежского университета (ВГУ), возглавляемую Б. М. Козо-Полянским. Он выполнял в институте функции препаратора, лаборанта, лекционного ассистента, заведующего гербарием и музеем кафедры. По совместительству — старший научный сотрудник заповедника Галичья Гора, который впоследствии стал агробиостанцией ВГУ.

В 1945, после демобилизации, в ботаническом саду ВГУ — старший научный сотрудник и заместитель директора, продолжая совмещать должность с работой на Галичьей Горе. В 1953 году полностью перешел на агробиостанцию, будучи сперва старшим научным сотрудником, в 1962—1966 — её директором.

На кафедре он всегда был самым активным и неутомимым исследователем. Через год после прихода в ВГУ С. В. Голицын публикует справочник «Деревья и кустарники Центральной чернозёмной области». Собранный им гербарий центральной чернозёмной полосы насчитывает 8000 листов. За годы на Галичьей Горе под его руководством и его личными в значительной степени сборами создан гербарий Средне-русской возвышенности — 30 000 листов.

В годы Великой Отечественной войны в Волжской флотилии в Ульяновске он постоянно изучает дикорастущую и аддитивную флору города и окрестностей. Часть собранных материалов ляжет впоследствии в основу статей.

В 1930-е голы по договорам с земельными органами («Госземтрест») он ряд лет систематически был занят изучением сорные растения в колхозах Тамбовской, Орловской, Воронежской, Курской областей. В 1932 и 1934 годах совместно с Н. Ф. Комаровым возглавляет экспедиции по изучению сорных. В 1936 и 1937 годах С. В. Голицын с Р. Е. Левиной проводит трудоёмкие и методически очень сложные исследования влияния комбайноуборки на засорённость полей. С Н. П. Виноградовым вводит в культуру кормовой злак — пырей мочковатый (Roegneria fibrosa Nevski), внедряют его после испытаний и в стандарт ряда областей.

Много учёный занимался культурой чуфы — полезного растения, результатом этих исследований стал ряд публикаций, аккумулированных в монографии «Чуфа и её культура» (1957; в рукописи).

Из практических работ следует назвать активное участие в создании дендрологического отделения ботанического сада ВГУ. К 1957 коллекция его насчитывала уже 653 вида и 440 форм древесно-кустарниковых растений, из которых 60 пород рекомендовано для широкого использования в парках и садах центрального черноземья.

Ботанико-географические исследования: Юго-западное Закавказье и Среднерусская возвышенность[править | править код]

Ранний период, 1920-е и первая половина 1930-х годов, выразился важными принципиальными обобщениями, которые были изложены в 2-х работах: «Опыт ботанико-географического картирования Юго-западного Закавказья с дендрологической точки зрения» (1935) и «Шкэриани — кустарниковые фитоценозы влажных лесистых гор Аджарии» (1939). Первую работу М. Б. Козо-Полянский расценивал как достаточную для защиты кандидатской диссертации.

Вторая работа дала основание для выявления ранее неизвестного в русской ботанической литературе присутствия в ценозах средней зоны горной Аджарии типа кустарников, вероятно, характерного для высокогорных тропических и субтропических стран. С. В. Голицын предлагает относить эти группировки к третичному возрасту[8] (1948) и отрицает гипотезу андрогенного их происхождения. Он выступил с инициативой создания Кабардино-Балкарского высокогорного запоаведника.

Работами по истории флоры и растительности Среднерусской возвышенности С. В. Голицын с большим увлечением занимался 40 лет, им принадлежит основное место в его научном наследии.

Эти исследования включают Воронежскую, Орловскую, Курскую и Липецкую области, а также северные районы Донецкой, Ростовской, Харьковской и Луганской областей. Они послужили материалом для многих самостоятельных и совместных с воронежскими авторами работ. 40 работ посвящено флоре и растительности, характерным для выходов мела и известняка Среднерусской возвышенности.

Им установлены явные фитоценотические отличия растительности «сниженных альп» и тимьянников, называемых им иссопниками. Ряд его работ классифицирует «сниженные альпы» как кальцефитностепные группировки, в основном разнотравно-низкоосочковые, с преобладанием дерновинных осок Corex humilis и C. pediformis и с обилием реликтовых видов. Такого рода сообщества практически не встречаются южнее границ лесостепи, для которой они характерны. Учёный показал, что иссопники, сближаемые им с горными ксерофитами более южных районов (Средней Азии, Закавказья, Средиземья), наоборот, свойственны степной зоне, а в лесостепи отсутствуют в типичной выраженности.

Совместно с Н. П. Виноградовым Голицын установил точную северную и западную границы распространения «сниженных альп», что ранее сделано не было. Несколько неизвестных науке расположений таких группировок, среди которых и наиболее северные в районе девонских известняков, впервые найдены и описаны С. В. Голицыным. Пересмотрев мнение Б. М. Козо-Полянского, он установил, что распространение в Среднерусской возвышенности «сниженных альп» не ограничивается зонами максимального оледенения, но их присутствие наблюдается в местностях прежнего расположения ледников. Изданные АН СССР «Карта растительности европейской части СССР» (1948) и «Геоботаническая карта СССР» (1956) показывают «сниженные альпы» уже согласно сведениям С. В. Голицына.

Используя в своих трудах термин Б. М. Козо-Полянского «сниженные альпы», С. В. Голицын, тем не менее, доказал отсутствие признаков их альпийской природы, подтвердив справедливость своих выводов тем, что группировки эти множеством своих видов представлены как типичные растения каменистых склонов приподнятых равнин Евразии.

Большая работа проведена учёным для выявления ареалов растений «сниженных альп» и иссопников Среднерусской возвышенности. Помимо карт этих группировок, в трудах 1954, 1858 и 1960 годов (с Н. П. Виноградовым) авторами даётся указание многочисленных территорий расположения относящихся к ним видов.

Несколько очень интересных и ценных флористических находок сделано С. В. Голицыным в, казалось бы, хорошо изученной Среднерусской возвышенности. Он констатировал, сопровождая картографическим документированием, на выходах мела юга Среднерусской возвышенности широкое распространение растения, обычного для монгольских и сибирских луговых степей, — Carex pediformis C. A. Mey. Был показан значительный локальный участок его ареала.

Им обнаружены новые для Среднерусской возвышенности виды, в северном известняковом её районе: Corex Obtusata Liljebl., представленный сильно разорванным ареалом, а также восточно-сибирский вид мятлика Poa attenuata Trin., его ареал в западной части — дизъюнктивный.

С. В. Голицыным описано два новых вида с известняковых склонов бассейна Северного Дона: Rosa kujmanica S. Golic. (1954) и Cotoneaster alaunica S. Golic. (1964).

По совокупности работ, составивших в обобщенной форме доклад «„Сниженные альпы“ и меловые иссопники Среднерусской возвышенности», в марте 1966 года в Ботаническом институте АН СССР Сергей Владимирович Голицын защитил диссертацию, которая оценена была одновременным присвоением степеней кандидата и доктора биологических наук.

В ноябре 1966 года Голицын избран профессором кафедры физической географии Воронежского университета. Читает спецкурсы: «История растительного покрова Среднерусской лесостепи» и «Ботанико-географическая характеристика Центрального Черноземья». Продолжает руководить курсовыми и дипломными работами, до конца своих дней остаётся научным руководителем агробиостанции.

Экспедиции[править | править код]

Семья[править | править код]

Сергей Александрович Голицын был женат на Лидии Николаевне Максимовой (1902—1988). Они знали друг друга с раннего детства — оба из семей офицеров гарнизона знаменитого Осовца; её отец, Николай Сергеевич Максимов (1870—после 1932) [1] — полковник, начальник штаба реорганизации обороны крепости (1903—1905), впоследствии (октябрь 1917) — генерал-лейтенант, во время Первой мировой и Гражданской войн состоял в командном составе и возглавлял разные воинские подразделения вплоть до армии; ранен, в советское время (с 1922) — делопроизводитель МУВУЗа. Мать Лидии происходила из обрусевших шведских немцев — старинного военного рода Баумгартенов, — тоже дочь военного инженера, начальника Осовецкого крепостного инженерного управления Фёдора Фёдоровича Баумгартена, Лидия Фёдоровна (по материнской линии — фон Гершельман) — этнограф, фольклористка, художница — собирательница народных песн и сказок, организовала народный хор, шила национальные костюмы. Она, конечно, повлияла на духовный строй мировосприятия дочери, и не без этого влияния та впоследствии обратилась к философской поэзии. В Санкт-Петербурге Сергей вновь встретил Лидию, тогда уже — воспитаницу Смольного института. Родители рады были их взаимному выбору и, благоразумея время на поверку чувств, намечали свадьбу двумя годами позже, но молодые обвенчались тайно[4][5].

Литература о жизни и творчестве[править | править код]

  • Машкин С. И. Неутомимый исследователь флоры Центрального Черноземья: к 70-летию со дня рождения С. В. Голицына // Край черноземный. – Воронеж, 1968. –С. 75-77.
  • Лавренко Е. М. Памяти Сергея Владимировича Голицына / Е. М. Лавренко, Р. Е. Левина // Ботанический журнал. – 1970. – Т. 55, № 4. – С. 594-600.
  • Машкин С. И. Памяти Сергея Владимировича Голицына / С. И. Машкин, Н. А. Прозоровский // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отдел биологический. – 1971. – Т. 76, вып. 2. – С. 151-153.
  • Данилов В. И. Сергей Владимирович Голицын // Галичья гора / В. И. Данилов. – Воронеж: Центр.-Чернозем. кн. изд-во, 1975. – С. 57-60.
  • Данилов В. И. Сергей Владимирович Голицын / В. И. Данилов. – Воронеж: ВГУ, 1988. – 80 с. - (Ученые Воронежского университета).
  • Михно В. Б. Географический аспект реликтовой гипотезы меловой флоры в трудах С. В. Голицына // Проблемы реликтов Среднерусской лесостепи в биологии и ландшафтной географии: материалы науч. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения С. В. Голицына. – Воронеж : Воронеж. гос. ун-т, 1997. – С. 9-11.
  • Хмелев К. Ф. Сергей Владимирович Голицын (1897-1968) : к 100-летию со дня рождения // Ботанический журнал. – 1997. – Т. 82, № 8. – С. 140-142.
  • Сарычев В. Природный талант исследователя : [к 100-летию со дня рождения С. В. Голицына] // Липецкая газета. – 1997. – 10 янв. – С. 4.
  • Климов С. Как мичман знаменитым биологом стал // Золотой ключик. – 2003. – 29 июля. – С. 9.
  • Раков Н. С. Р. Е. Левина и С. В. Голицын – инициаторы изучения урбанофлоры Ульяновска // История ботаники в России: к 100-летнему юбилею РБО : сб. ст. Междунар. науч. конф. Тольятти, 14-17 сентября 2015 г. – Тольятти: Кассандра, 2015. – Т. 2. Ботанические научные школы и лидеры. – С. 319-320.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Список старшинства офицерских чинов Флота и Морского Ведомства. Часть I. — СПб.: Издание Главного Управления по делам личного состава Флота. 1917
  2. 1 2 РГА ВМФ, ф. 432, оп. 1, д. 8072, лл. 56—58 — Последний основной выпуск ИМКК (произведённые в мичмана 30 июля 1916 года)
  3. 1 2 3 Мельников P. M. Броненосные крейсера типа «Адмирал Макаров» (1906—1925). — СПб.: Издатель М. А. Леонов, 2006 ISBN 5-902236-28-2 — Wunderwaffe. История мировых войн. Боевые корабли мира
  4. 1 2 3 4 5 Громова Н. Ф. Нальчик и нальчане. — Нальчик: Б. у. и. 2006
  5. 1 2 Всероссийское Генеалогическое Древо
  6. Следует отметить, что первым по праву выбора морей, вне общего списка, был, в числе определённых по жребию, и затем выбранных директором Корпуса с разрешения Морского Министра, Владимир Колчак. Из числа 150-ти других гардемаринов, произведённых в мичмана в тот день, учившиеся в одой роте корпуса с Сергеем Голицыным — граф Илья Толстой и Михаил Шульц — отцы Никиты Толстого и Михаила Шульца; — скульптор В. Я. Боголюбов. Сын В. А. Колчака, М. В. Александров (Колчак) — старший лейтенант флота, кандидат географических наук, гидрограф, исследователь Арктики и Антарктики — член редколлегии и заместитель главного редактора изданий: первого комплексного Атласа Антарктики (1966), Атласа Арктики (1985) и нового «Атласа океанов. Антарктика» (2004)
  7. 1 2 Автобиография С. В. Голицына (1938) — Лавренко Е. М., Левина Р. Е. Памяти Сергея Владимировича Голицына // Ботанический журнал, 1970, 55, № 4, с. 594—600
  8. Голицын С. В.(1948) К вопросу об истории шкэриани Южной Колхиды. / Доклады АН Армянской ССР. 8 (3). С. 135—138.