Гомеостатические теории симптомообразования в психосоматике

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Гомеостатические теории симптомообразования в психосоматике — группа теорий, объясняющих психосоматические расстройства в рамках гомеостатических моделей личности. В гомеостатических теориях человек рассматривается как открытая система, стремящаяся к равновесию со средой. Болезнь в такой модели понимается как следствие психобиологической дисрегуляции, которая может появляться в любой части живой системы на любом уровне.

Теории патологии раннего развития[править | править код]

Сторонники данной группы теорий полагают, что психосоматическое заболевание появляется в результате нарушения социального развития ребёнка. К данной группе относят теории Холидея Дж. Л.(1948), предметом изучения которой стали конфликты раннего детства с последующими расстройствами в более зрелом возрасте.[1] Так же теория формирования различных способностей на основе развития органов Эриксон Э. Х., (1971).[2]

Теория «нарушения симбиоза»[править | править код]

Данный подход, предложенный Аммоном Х.(1981)[3], позволяет проследить последствия нарушений здорового симбиоза матери и ребёнка. Эти последствия приводят к первичному дефициту «Я». Идея заключается в том, что «психосоматогенная» мать реагирует либидозно (энергетически) только лишь на телесные потребности ребёнка. Также, она может обращать на него своё внимание исключительно в тех случаях, когда ребёнок болен. Для такой структуры отношений, взаимодействие ребёнка с матерью возможно лишь через психосоматический симптом. В процессе выстраивания детско-родительских отношений, ребёнок выступает, скорее — как вещь, а не как личность, и симптом здесь служит сигналом к необходимости контакта, заполняя дефицит образа «Я». Таким образом, психосоматическое заболевание несёт двойную функциональную нагрузку. С одной стороны, оно формирует между матерью и ребёнком такую структуру контакта, которая созвучна его бессознательным страхам и запросам. С другой — позволяет ребёнку, приспособившемуся к бессознательному конфликту матери, установить этот самый контакт. Как следствие — во взрослом возрасте психосоматическое заболевание становится бессознательно закреплённым средством контакта, являясь регрессией к раннему детскому опыту.[3]

Теория нарушения основных сфер жизнедеятельности семьи[править | править код]

Теория нарушения основных сфер жизнедеятельности семьи как источника психической травматизации личности была предложена Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. в1990[4]. Здесь в качестве источника психической травматизации личности, приводящего к психосоматическим заболеваниям, рассматривается нарушение основных сфер жизнедеятельности семьи, в которой растёт и развивается ребёнок. Авторами подчёркивается, что от типа отношений в родительской семье зависит появление различных психосоматических расстройств.[4]

Теория объектных отношений[править | править код]

Теория объектных отношений — психодинамическая теория, утверждающая, что основная мотивирующая сила поведения человека — взаимоотношения. Человек взаимодействовует с людьми (объектами). Нарушение этого взаимодействия приводит к образованию психосомотического расстройства.

Реакции сохранения или потери «ключевой фигуры»[править | править код]

Энгел Г. Л. (1962) предложил модель потери или угрозы потери объекта привязанности. В этом подходе объясняется возникновение соматических заболеваний (например, таких тяжёлых как лейкемия, язвенный колит у взрослых и детей и т. п.) таким фактором, как потеря «ключевой фигуры», то есть — того, кто играл наиболее значимую роль в жизни человека.[5] Автор предлагает идею о том, что психосоматические больные пользуются «ключевой фигурой» как жизненно необходимым средством, осуществляющим функцию успешной адаптации.[5]

Психобиотическая модель заболевания[править | править код]

Была предложена Тэйлор Г. в 1987. Согласно этой теории, физическое здоровье человека зависит от способности его тела регулировать сложные физиологические и биохимические процессы.[6]

Нейрогуморальные теории[править | править код]

В рамках данного подхода психосоматическая патология рассматривается как проявление общего неспецифического адаптационного синдрома. Психосоматические заболевания считаются следствием нарушения внутренней среды организма.

Теории вегетативного сопровождения эмоций[править | править код]

Теории вегетативного сопровождения эмоций была предложена Кеннон У. Б. в 1932. Кеннон считал, что эмоции в эволюционном аспекте, представляют собой психофизиологическую реакцию на стрессовое событие, подготавливающую организм к одному из двух типов реакции: a)борьбы (при гневе), b)бегства (при страхе).[7] До настоящего времени, эмоциональные реакции не претерпели каких-либо изменений, но при этом — полностью лишились своего моторного компонента. В поведенческой картине современного человека они представлены в виде переживаний и соматовегетативных реакций. А соматовегетативные реакции, в свою очередь, могут быть источником нарушений со стороны внутренних органов.[7]

Концепция «общего неспецифического синдрома адаптации»[править | править код]

Селье Г. в 1953 предложил концепцию «общего неспецифического синдрома адаптации».[8] Ранее здесь был описан симптомокомплекс (У. Кеннон), соответствующий первой стадии развития стресса по Г. Селье — стадии тревоги. Г. Селье рассматривал стресс как общий синдром адаптации, выраженный в неспецифической реакции организма на любой значимый раздражитель. В структуре развития этой реакции можно отметить три стадии:

  1. Стадию тревоги (или непосредственной реакции на воздействие);
  2. Стадию резистентности (то есть — эффективного сопротивления стрессору и/или адаптации к его воздействию)
  3. Стадию истощения (нарушения адаптации вследствие истощения адаптационно-компенсаторных ресурсов).

Селье в своей концепции описал характерные нейроэндокринные изменения, возникающие на каждой из стадий.[8][9] Что касается современности -

теория Г.Селье трансформировалась в структурное описание взаимодействия следующих систем:

  • Симпатоадреналовая система (отвечающая за реакцию «борьбы-бегства»). Активация симпатической нервной системы приводит к мобилизации организма, даёт возможность подготовиться к активным действиям. При резком увеличении концентрации катехоламинов в случае активации симпатической нервной системы, происходит сужение сосудов кожи и почек, а также -расширение коронарных сосудов, сосудов скелетных мышц, гладкой мускулатуры внутренних органов и т. п.[8];
  • Гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальная ось (система «гипоталамус-гипофиз-кора надпочечников»), которая активизируется при более длительном стрессогенном воздействии и определяет более сложные нейрогормональные изменения. Окончательный продукт реакций по этой оси — глюкокортикоиды и минералокортикоиды.[8] Важнейшую роль в развитии стрессовой реакции играет глюкокортикоид — кортизол («гормон стресса»). Он обладает катаболическим действием, стимулирующим превращение белков в углеводы, а также приводит к повышению концентрации глюкозы в крови, и он же — регулирует образование и распределение жиров, способствуя гиперлипидемии и гиперхолестеринемии, подавляет клеточный и гуморальный иммунитет.[8] И здесь важно помнить, что хронический стресс оказывает негативное влияние на функциональное состояние организма. Это приводит к повышению вероятности развития соматических заболеваний.[9]

Теория процессов совладания, или копинг-механизмов[править | править код]

Лазарус Р.С.(1976)[10] представлял расстройство как результатат взаимодействия личности и окружения. Лазарусом было отмечено, что характер и выраженность психосоматических нарушений определяются структурой личности, а также — её системой ценностей, мотивационными факторами и способностями.[9] Ожидания и результаты действий могут быть по-разному пережитыми, в зависимости от восприятия собственных возможностей. На состояние человека, по мнению автора, влияют факторы удовольствия, получаемого в процессе выполняемой деятельности, сопряжённых с предпринимаемыми действиями переживаний ожидания награды, социальной оценки и т. п.[10] Факты совладания с ситуацией (копинг-процессы) — это совокупность процессов, происходящих в личности и направленных на достижение адаптации к стрессу, сохранению деятельности на фоне стресса. Они определяются особенностями личности, а также личностными ситуативными смыслами. Процессы совладания входят в структуру аффективной реакции. Именно от них зависит сохранение эмоционального гомеостаза.[10]

«Бегства в тело»[править | править код]

Пезешкиан Н предложил в 1977 концепцию психосоматических расстройств как результата односторонней переработки конфликта через реакцию «бегства в тело».[11]

Теория «системных психосоматических циклов»[править | править код]

Коркина М. В., Марилов В. В.(1998) предложили теорию «системных психосоматических циклов».[12] Ведущий механизм развития психосоматического заболевания, в данном подходе, это — формирование через психосоматические реакции моно- и полисистемных психосоматических циклов, которые ответственны за образование первичных и вторичных психосоматозов (в рамках единого психосоматического континуума). На начальном этапе формирования первичного психосоматоза, фоном для которого служит невротическая депрессия — происходит количественное увеличение психосоматической патологии.[12] Далее, в ходе трансформации моносистемного психосоматического цикла, постепенно заменяющегося полисистемным циклом, и вследствие проявления феномена «послестрессовой психологической беззащитности» — формируется вторичный психосоматоз, который включает в себя психосоматическую патологию других органов и систем.[12]

Физиологические теории[править | править код]

Данная группа теорий видит причины психосоматических заболеваний в физиологических механизмах.

Теория рефлекторной основы психической деятельности[править | править код]

Теория рефлекторной основы психической деятельности была предложена Павловым И. П. в 1903. Изучение Павловым И. П. механизмов пищевого рефлекса позволило проследить влияние факторов внешней среды на вегетативные функции через ЦНС и послужило началом для возникновения концепции условно-рефлекторного моделирования психосоматических заболеваний.[13]

Гипотеза кортико-висцерального происхождения психосоматических расстройств[править | править код]

Быков К. М. в 1947 предположил, что внутренняя органная сигнализация может включаться в общие механизмы условно-рефлекторной интегративной деятельности мозга.[14] А в 1960 Быков К. М., Курцин И. Т. выдвинули гипотезу кортико-висцерального происхождения психосоматических расстройств.[15] К. М. Быков и И. Т. Курцин экспериментально доказали влияние интерорецепции на функции коры и ствола головного мозга.[15] Они предположили, что пусковым механизмом психосоматических заболеваний являются факторы и внешней, и внутренней среды.[15] А также, на появление психосоматической симптоматики влияют нарушения экстеро- и интерорецепции, приводящие к дисбалансу в процессах возбуждения и торможения головного мозга[15].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. J. L. Halliday. Psychosocial medicine. — W. W. Norton & Co. — New York: W. W. Norton & Co, 1948. — 278 с.
  2. Some ego functions associated with delay of gratification in male delinquents.
  3. 1 2 Ammon H, Handel M. Crataegus, toxicology and pharmacology.. — 1981.
  4. 1 2 Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия. — Москва: Медицина, 1990. — 192 с.
  5. 1 2 American Journal of Medicine. Дата обращения: 22 декабря 2016. Архивировано 23 декабря 2016 года.
  6. Пособие "Основы психосоматической медицины" - кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им. И.П. Павлова. www.s-psy.ru. Дата обращения: 21 декабря 2016. Архивировано 14 декабря 2016 года.
  7. 1 2 Walter B. Cannon. Wisdom of the Body. — W. W. Norton & Company. — 1932.
  8. 1 2 3 4 5 SELYE H. The general adaptation syndrome and the diseases of adaptation. Дата обращения: 22 декабря 2016. Архивировано 24 декабря 2016 года.
  9. 1 2 3 Бройтигам В., Кристиан П., Рад М. Психосоматическая медицина.. — ГЭОТАР МЕДИЦИНА. — 1999.
  10. 1 2 3 Lazarus R.S. Patterns of adjustmen. — McGraw-Hill. — New York.
  11. Peseschkian, N. Positive Psychotherapie: Theorie und Praxis einer neuen Methode.. — Frankfurt, 1977.
  12. 1 2 3 Коркина М.В., Марилов В. В. Варианты психосоматического развития личности при заболеваниях желудочно-кишечного тракта // Журнал неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — № 6. — 1995.
  13. В.В.Николаевой, П.Д.Тищенко. Телесность человека: междисциплинарные исследования. — Философское общество СССР. — 1993.
  14. К.М. Быков. Кора головного мозга и внутренние органы. — 2-е изд. — Медгиз, 1947. — С. 284.
  15. 1 2 3 4 Быков К.М., Курцин И.Т. Кортико- висцеральная патология.. — «Медгиз». — 1960.

Литература[править | править код]

  • Арина Г. А. Психосоматический симптом как феномен культуры, Психосоматика: телесность и культура, Москва, Академический проект, 2009.
  • Карвасарский Д. Б. Медицинская психология. Л.: Медицина, 1982.
  • Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. М.: Изд-во Моск-.. ун-та, 1987.
  • Лурия А. Р. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. М.: Медицина, 1977
  • Хрестоматия по патопсихологии / Сост. Б. В. Зейгарник и др. М.: Изд-во Моск. ун- та, 1980.
  • Николаева В. В., Арина Г. А. От традиционной психосоматики к психологии телесности // Вести. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1996
  • Николаева В. В., Арина Г. А. Клинико-психологические проблемы психологии телесности // Психологический журнал. 2003.
  • Психиатрия, психосоматика, психотерапия / Под ред. К. П. Кискер, Г.Фрайбергер, Г. К. Розе, Э.Вульф. М.: Алетейя, 1999
  • Телесность человека: междисциплинарные исследования / Под ред. В. В. Николаевой, П. Д. Тищенко. М.: Философское общество СССР, 1993.
  • Тхостов А. Ш. Психология телесности. — М., Смысл, 2002
  • Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику. М.,1987
  • Бройтигам В., Кристиан П., Рад М. Психосоматическая медицина. М.: ГЭОТАР МЕДИЦИНА, 1999