Гор, Геннадий Самойлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Гор.
Геннадий Самойлович Гор
Гор ГС.jpg
Дата рождения 15 (28) января 1907(1907-01-28)
Место рождения Улан-Удэ
Дата смерти 6 января 1981(1981-01-06) (73 года)
Место смерти
Гражданство (подданство)
Род деятельности писатель, поэт
Жанр фантастика, проза, поэзия
Язык произведений русский
Дебют 1925
Награды Орден «Знак Почёта»  — 1967
Произведения на сайте Lib.ru

Генна́дий Само́йлович Гор (Гдалий Самуилович; 15 (28) января 1907 — 6 января 1981) — русский советский прозаик, поэт, писатель-фантаст.

Биография[править | править код]

Родился в 1907 году в городе Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) в еврейской семье. Первый год жизни провёл в читинской тюрьме, куда были заключены за революционную деятельность его родители. Впоследствии Гор вспоминал о детстве, прошедшем среди бурятов и эвенков: «Куперовой и Майнридовой Америки уже давно не существовало, и только мне повезло в двадцатом веке каждый день видеть край, еще более первобытный, чем исчезнувшие миры Купера и Майна Рида».

В 1923 году переехал в Петроград, где поступил на литературное отделение факультета языка и материальной культуры Ленинградского государственного университета и примкнул к литературной группе «Смена». В 22 года написал «сверхлевый»[1] роман «Корова»[2], после чего был отчислен из университета и полностью посвятил себя литературной деятельности.

В 1933 году в Ленинграде вышла первая книга его рассказов «Живопись», навлёкшая на молодого автора обвинения в пристрастии к кубизму и экспрессионизму[3]. После покаяния Гор был принят в Союз советских писателей (1934). В последующие годы ездил в редакционные командировки на Сахалин, Алтай и Крайний Север, собирая материалы для рассказов об ужасах Гражданской войны в несоветизированной Сибири.

В начале Великой Отечественной войны вступил в народное ополчение. В первую блокадную зиму находился в Ленинграде. После войны занялся коллекционированием живописи авангардистов и северных примитивистов. «Это благообразный, коротко остриженный лысеющий человек в очках, очень-очень-очень культурных пристрастий в области литературы, живописи и вообще искусства; был за это столь часто и строго наказываем, что вид имеет всегда неуверенный, глаза вопрошающие», — писал о нём Евгений Шварц.

В 1960-е годы возглавлял Центральное литературное объединение Ленинграда и способствовал формированию нового поколения ленинградских модернистов. Сергей Довлатов вспоминал:

«Центральное ЛИТО возглавил Геннадий Гор, писатель огромной культуры, владелец одной из лучших в Ленинграде библиотек. По складу своему это был человек довольно робкий, раз и навсегда запуганный сталинскими репрессиями, так что протекции он оказывать не умел, но его духовное и культурное влияние на своих, так сказать, воспитанников было очень значительным. Достаточно сказать, что из его литобъединения вышел самый, быть может, яркий писатель-интеллектуал наших дней — Андрей Битов. В этом же ЛИТО, в очень насыщенной культурной атмосфере формировались такие писатели, как Борис Вахтин и Валерий Попов.[4].»

Кавалер ордена «Знак Почёта» (09.02.1967). Похоронен на Комаровском кладбище (фото могилы). Могила является памятником культурно-исторического наследия (Wiki Loves Monuments logo - Russia - without text.svg Объект культурного наследия № 7802626000№ 7802626000).

Творчество[править | править код]

Творческая манера Гора складывалась в 1920-е годы под влиянием ленинградской «остранённой» прозы (К. Вагинов, Л. Добычин). Ряд рассказов того периода, имеющих фантастический характер, вошёл в сборник «Живопись» (1933), подвергшийся жесткой критике за «формализм». Рассказы о Гражданской войне часто «оборачиваются каскадами немотивированного насилия»[5]. Центральное произведение довоенного периода — экспериментальный роман «Корова» (1929): «повествование о коллективизации, написанное по следам газетных передовиц и затрагивающее все насущные вопросы политики и хозяйства: обострение классовой борьбы, искоренение религиозных пережитков, строительство нового быта — вплоть до проблем свиноводства и пчеловодства»[1].

В 1942—1943 годах в эвакуации (после зимы, проведенной в блокадном Ленинграде) Гор написал большой цикл стихотворений, отмеченных влиянием поэтики ОБЭРИУ и опосредованно отразивших состояние человека, живущего в постоянном ожидании смерти[6]. В XXI веке запоздалая публикация этих стихов «для многих моментально изменила картину русской поэзии ХХ века»[1]. В частности, Полина Барскова заявила, что у блокады появился свой Пауль Целан[5].

После войны Гор продолжал писать жанрово и тематически разнообразную прозу (хотя существенно более традиционную, чем радикальные рассказы конца 1930-х). В нормативистском романе «Университетская набережная» (1959) сложно переплетены судьбы трех представителей науки: физика-атомщика, химика и агронома-опытника. В повести «Пять углов» (1977) художник Петров-Водкин сопоставляется с писателем, в образе которого проявляются черты автора, ставится проблема взаимосвязи между стилем и биографией художника.

Фантастика Геннадия Гора[править | править код]

Начиная с 1960-х годов Гор приобрел известность как автор фантастических произведений. Эти произведения представляют собой характерный пример «мягкой» (гуманитарной) фантастики, затрагивающей «вечные темы» литературы: человек и Время, творец и его искусство, поиски истины и определение своего места в мироздании. По характеристике Андрея Муждабы:

«Гор едва ли был мастером увлекательных историй. Его письмо по преимуществу строится как последовательности сцен, «картин» или кадров, которые связываются достаточно схематичными взаимодействиями достаточно условных персонажей, — и всё самое интересное случается там, где недостаток нарратива не приходится так или иначе компенсировать[5].»

В повести «Докучливый собеседник» выдержки из дневника застрявшего на доисторической Земле космического пришельца позволяют автору столкнуть представителей различных исторических эпох и наблюдать психологическую ломку основных понятий и критериев; реальный слой повествования соединяется с утопическим и с романом о романе[7]. Тот же приём — земная жизнь, увиденная глазами живущего на Земле инопланетного ребёнка, — использован в повести «Мальчик» (1965). Через год появилось её продолжение — повесть «Глиняный папуас».

В повести «Странник и время» (1962) традиционный научно-фантастический мотив «спящий просыпается», вопреки традиции советской фантастики, не влечёт за собой экскурсии по коммунистической утопии. В ней, как и в повести «Уэра» (1964), картины далекого будущего нужны автору прежде всего для исследования духовного мира наших потомков. В рассказе «Ольга Нсу» (1965) и повести «Гости с Уазы» (1963) обсуждаются, соответственно, проблемы бессмертия и продления памяти человека. В сознании героя повести «Электронный Мельмот» (1964) сосуществует бессмертная искусственная личность, синтезированная в машине.

Тесное переплетение реальности и фантастики, различных эпох и соответствующих им психологий составляет фон таких повестей Гора, как «Минотавр» (1967) и «Синее окно Феокрита» (1968). Важное место в фантастическом творчестве Гора занимает тема художника и его творения, создания творцом новой реальности, а также различных философских парадоксов, связанных с взаимодействием её с реальностью «старой». Герой рассказа «Великий актёр Джонс» (1966), «перевоплотившийся» в личность Эдгара По, посещает Санкт-Петербург XIX века. Художник, герой повести «Геометрический лес» (1973), силой мысли также переносится в прошлое и будущее, сливается, переходит в своё творение. Аналогичные темы подняты в повести «Имя» (1968) и рассказах — «Художник Вайс» (1966), «Сад» (1968).

Новая история Пигмалиона и Галатеи, богатая философскими и поэтическими аллегориями, составляет сюжет единственного крупного по объёму фантастического произведения писателя — романа «Изваяние» (1971), герой которого — инопланетянин, живущий на Земле, путешествует из далекого будущего в 1920-е годы, постоянно встречая (и теряя) загадочную женщину — музу, символ романтического творчества.

Произведения Геннадия Гора переведены на английский, болгарский, венгерский, грузинский, китайский, корейский, монгольский, немецкий, польский, румынский, сербскохорватский, словацкий, французский, чешский, японский языки.

Библиография[править | править код]

Книги[править | править код]

  • Живопись (1933)
  • В городке студеном (1936)
  • Ланжеро (1938)
  • Неси меня, река (1938)
  • Синее озеро (1939)
  • Большие пихтовые леса (1940, 1968)
  • Дом на Моховой (1945)
  • Остров будет открыт (1946)
  • Неизвестный ключ (1949, 1950)
  • Алтай (1951)
  • Юноша с далекой реки (1953, 1955)
  • Ошибка профессора Орочева (1955, 1957)
  • Василий Иванович Суриков (биография из серии ЖЗЛ, 1955)
  • Однофамилец (1956)
  • Университетская набережная (1960)
  • Победители пространства и времени (1960)
  • Докучливый собеседник (1961)
  • Глиняный папуас (1966)
  • Скиталец Ларвеф (1966)
  • Кумби (сборник, 1968)
  • Ненецкий художник К. Панков (1968)
  • Фантастические повести и рассказы (1970)
  • Изваяние (1972)
  • Повести и рассказы (1973)
  • Геометрический лес (1975, 1980)
  • Волшебная дорога (1978)
  • Синее окно Феокрита (1980)
  • Пять углов (сборник, 1983)
  • Корова. М.: Независимая газета, 2001.
  • Blockade / Блокада / Gedichte/Стихи. / Aus dem Russischen übersetzt und herausgegeben von Peter Urban // Edition Korrespondenzen, Wien 2007.
  • Стихотворения. 1942—1944. — Москва, Гилея. — 2012.
  • Обрывок реки. (Избранная проза: 1929—1945; Блокадные стихи: 1942—1944). СПб: Изд-во Ивана Лимбаха, 2021.

Список научно-фантастических произведений[править | править код]

  • Аппарат Аристотеля. Фант. рассказ
  • Большие пихтовые леса. Рассказ
  • Великий актёр Джонс. Фант. рассказ
  • Волшебная дорога. Фант. рассказ
  • Волшебный берет. Фант. рассказ
  • Геометрический лес. Фант. повесть
  • Глиняный папуас. Фант. повесть
  • Горячий ручей. Рассказ
  • Гости с Уазы. Фант. повесть
  • Деревянная квитанция.
  • Детство Смита. Фант. рассказ
  • Докучливый собеседник. Науч.-фант. повесть
  • Замедление времени.
  • Изваяние. Фант. роман
  • Имя. Фант. повесть
  • Капитан Кук. Фант. рассказ
  • Картины. Фант. рассказ
  • Контора слепого.
  • Кумби. [Гости с Уазы] Фант. повесть
  • Лес на станции Детство. Фант. рассказ
  • Летающие кочевники. Повесть-буриме.
  • Лифт. Фант. рассказ
  • Мальчик. Фант. повесть
  • Минотавр. Фант. повесть
  • Нездешний старичок. Фант. рассказ
  • Необычайная история. Фант. рассказ
  • Однофамилец. Повесть
  • Ольга Нсу. Фант. рассказ
  • Ошибка профессора Орочева. Повесть
  • Пила. Рассказ
  • Рисунок Дороткана. Фант. повесть
  • Сад. Фант. рассказ
  • Сетурлю.
  • Синее окно Феокрита. Фант. повесть
  • Скиталец Ларвеф. Науч.-фант. повесть
  • Скульптор. Фант. рассказ
  • Старуха. Рассказ
  • Странник и время. Фант. повесть
  • Университетская набережная. Роман
  • Уэра. Фант. повесть
  • Художник Вайс. Фант. рассказ
  • Чайник. Фант. рассказ
  • Человек без привычек. Фант. повесть
  • Электронный Мельмот. Фант. повесть

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Шепотом и криком – Weekend – Коммерсантъ
  2. Опубликован в 2000 году в журнале «Звезда», № 10.
  3. К примеру, Валентин Стенич писал, что «на Горе модный в своё время столичный пиджак Шкловского превратился в наивную провинциальную кацавейку»
  4. Сергей Довлатов. Мы начинали в эпоху застоя.
  5. 1 2 3 «Гор не только может показаться неровным, но и был неровным писателем» | Colta.ru
  6. Некоторые стихотворения из цикла были опубликованы в 2002 году в журнале «Звезда», № 5, полностью — в 2007 году, в двуязычном русско-немецком издании (Gennadij Gor / Геннадий Гор. Blockade / Блокада / Gedichte/Стихи. / Aus dem Russischen übersetzt und herausgegeben von Peter Urban // Edition Korrespondenzen, Wien 2007.), а затем в России в издании: Геннадий Гор. Красная капля в снегу. Стихотворения 1942-1944 годов. М.: Гилея, 2012
  7. Рецензию на эту книгу дал в письме к своему переводчику Дмитрию Брускину польский фантаст и философ Станислав Лем: «Книга Гора очень отличается от пафоса всех „обычных“ фантастических романов, от того большинства, которые у вас издаются. Но не только это определяет успех в литературе. Как я уже написал Гору, концепция, идея, весь скелет художественного произведения остроумно задуманы и интересны. Обещают много. К сожалению, обещают больше, чем дает реализация этой идеи. Если бы Гор захотел узнать, что я на самом деле ожидал после этих разговоров Путешественника с роботом, то можно сказать ему, что я ожидал такой отважности в обработке проблем, которую можно найти в „Записках из подпольяДостоевского. Если уж писатель почти 80 лет назад был настолько мужествен, а наш возраст далек от дряхлости, то мы должны стартовать там, где он окончил. И не надо ссылаться на то, что этого бы не напечатали. И если не получается написать так, как бы хотелось, а потом прочитать все это в печати, то лучше не браться за такую тему вообще. Только подумайте: „суперчеловек“ (потому что этот Путешественник — это ведь „сверхчеловек“, представитель цивилизации более высокой, чем наша!) общается с электронным мозгом-роботом — поэтому хотелось бы ожидать интеллектуальных откровений, а не банальностей, содержащихся в книге. Конечно, Гор, впрочем, разумно и остроумно, построил текст не как реальный документ, а как композицию, создаваемую Тамарцевым, одним из героев книги. Тамарцев к тому же написал плохой фантастический роман, и не стоило большими кусками цитировать его в книге Гора». См.: С. Лем. О "Докучливом собеседнике" Гора. newmilkyway.litgraf.com. Литературно-публицистический журнал «Млечный Путь» (21 апреля 1964). Дата обращения: 22 февраля 2021.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]