Государственный капитализм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Госуда́рственный капитали́зм — политико-экономический термин, имеющий различные значения:

  • Общественный строй, в котором государственный аппарат управления страной играет роль капиталистов. Такая трактовка госкапитализма породила направление в политико-экономической мысли, которое считало, что экономика СССР с 1930-х годов была именно такой моделью. Наиболее последовательно эту теорию обосновал Тони Клифф. В 1947 г. он написал книгу «Государственный капитализм в России»[1], в которой утверждал, что возможен капитализм с одним капиталистом — государством, при котором господствующим классом, который присваивает прибавочную стоимость, является высшая государственная и партийная номенклатура: крупные госчиновники, директора и администрация предприятий.
  • Модель капитализма, при котором происходит сращивание государства и капитала, проявляется стремление власти взять под контроль крупный частный бизнес. Такое понимание связано с понятием этатизм[2].

В марксизме-ленинизме также выделялся государственно-монополистический капитализм, форма монополистического капитализма, для которой характерно соединение ресурсов капиталистических монополий с мощью государства[3].

Современный государственный капитализм[править | править код]

Государственный сектор экономики существует во всех странах. Об этом свидетельствует, в частности, величина ВВП, перераспределяемая и концентрируемая в руках государства. В конце 1980-х и начале 1990-х годов она стояла на уровне 33,9 процента стоимости ВВП в Японии, 37,0 процента — в США, 45,2 процента — в Великобритании, 47,3 процента — в ФРГ, 53,6 процента — во Франции. В 1991 году, когда в СССР был ликвидирован Госплан, во Франции осуществлялся «XI план экономического и социального развития страны»[4].

После кризиса 2008—2009 годов многие исследователи и аналитики отмечают возросшую роль крупных государственных корпораций в экономиках развитых стран. Заговорили о том, что «госкапитализм возвращается»[5].

Правительства, а не частные акционеры, уже владеют крупнейшими мировыми нефтяными компаниями и контролируют 75 % общемировых запасов энергоносителей. 13 крупнейших нефтяных компаний мира (по оценке их запасов) находятся в собственности государств и управляются государствами. К ним относятся Saudi Aramco (Саудовская Аравия), National Iranian Oil Company (Иран), Petroleos de Venezuela (Венесуэла), «Газпром» и «Роснефть» (Россия), China National Petroleum Corporation (Китай), Petronas (Малайзия) и Petrobras (Бразилия).

В некоторых развивающихся странах многие крупные компании, которые остаются в частном владении, зависят от покровительства государства, которое выражается в форме кредитов, контрактов и субсидий. Государство видит в них средство для ведения конкурентной борьбы с чисто коммерческими иностранными соперниками, позволяя таким компаниям играть доминирующую роль во внутренней экономике и на экспортных рынках.

Задача финансирования этих компаний частично возложена на фонды национального благостостояния (ФНБ). Они представляют собой государственные инвестиционные фонды с портфелями, состоящими из иностранных валют, государственных облигаций, недвижимости, ценных металлов, а также долей в уставном капитале отечественных и иностранных фирм (иногда они являются и их основными собственниками). Самые крупные ФНБ находятся в эмирате Абу-Даби (ОАЭ), Саудовской Аравии и Китае[6].

Государственный капитализм в России[править | править код]

Основную роль в российской экономике играют государственные компании (Газпром, Роснефть, Сбербанк, ВТБ, Ростелеком и другие)[7].

В первое десятилетие XXI века в России усилилась роль государственного сектора экономики. Усилилась и тенденция к ужесточению государственного контроля над экономикой через укрупнение государственных хозяйственных структур, что негативно сказалось на прибыльности в частном бизнесе[8].

По оценке Федеральной антимонопольной службы, доля государства в экономике России составляла 70 % на 2016 год[9]. Этой же оценки в 2014 году придерживался и Международный валютный фонд[10], но уже в 2016 году оценил участие государства в 33 %, поскольку изменил метод подсчёта[11][12].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Тони Клифф. Государственный капитализм в России Архивная копия от 13 ноября 2020 на Wayback Machine — [Б. м.: б. и.], 1991
  2. Е. А. Шушканова. Государственный капитализм в России: модель экономического роста или утопия?. Дата обращения: 23 января 2016. Архивировано 1 февраля 2016 года.
  3. БСЭ. Дата обращения: 16 декабря 2012. Архивировано 30 января 2016 года.
  4. Черников Г., Черникова Д. Кто владеет Россией? М., 1998. С. 210, 213
  5. Владимир Кондратьев. Государственный капитализм на марше.. Дата обращения: 16 декабря 2012. Архивировано 16 октября 2012 года.
  6. Бреммер Иэн. Государственный капитализм достиг совершеннолетия. Дата обращения: 23 января 2016. Архивировано 30 января 2016 года.
  7. Юрий Корчагин. Госкапитализм по-российски. — Воронеж: ЦИРЭ, 2012.. Дата обращения: 18 декабря 2012. Архивировано 20 апреля 2013 года.
  8. А. Радыгин, Ю. Симачев, Р. Энтов Государство и разгосударствление: риски и ограничения «новой приватизационной политики». Вопросы экономики 2011. № 9. С. 4—26
  9. ФАС России | ФАС заявила о контроле государства над 70% российской экономики. fas.gov.ru. Дата обращения: 24 сентября 2019. Архивировано 24 сентября 2019 года.
  10. Russian Federation : Fiscal Transparency Evaluation (англ.). IMF. Дата обращения: 24 сентября 2019. Архивировано 24 сентября 2019 года.
  11. The Russian State’s Size and its Footprint: Have They Increased? (англ.). IMF. Дата обращения: 24 сентября 2019. Архивировано 24 сентября 2019 года.
  12. МВФ оценил долю государства в российской экономике в 33%. РБК. Дата обращения: 24 сентября 2019. Архивировано 22 сентября 2021 года.

Литература[править | править код]