Государственный капитализм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Государственный капитализм — соединение капиталистических монополий и аппарата буржуазного государства для извлечения высоких прибылей, сохранения власти и гнёта монополий. При диктатуре пролетариата государственный капитализм выступает как особая форма борьбы социализма c капитализмом и одновременно — сотрудничества с капиталистическими элементами в целях подготовки необходимых условий для их полной ликвидации и победы социализма.

Возникновение и развитие государственного капитализма[править | править вики-текст]

Государственный капитализм возникает на ранних стадиях капитализма, характеризующихся недостаточностью частнокапиталистического накопления. В этих условиях цель государственного капитализма — ускорение процесса капиталистического воспроизводства и укрепление позиций буржуазии. Как показал исторический опыт, главным содержанием государственного капитализма является государственная собственность на средства производства, государственные субсидии частным капиталистическим предприятиям, обеспечение их рабочей силой, государственное регулирование отношений между трудом и капиталом в интересах буржуазии, создание дополнительного источника накопления капитала путём колониального грабежа, защита национальной буржуазии от иностранной конкуренции. Государственный капитализм не представляет особой стадии капитализма, поскольку государство всегда активно воздействует на капиталистическую экономику. Вместе с развитием капитализма меняются формы государственного вмешательства в экономическую жизнь. Первоначально препятствием для развития капитализма являлись средневековая регламентация торговли и ремесла и наделение гильдий и цехов правами монополий. Поэтому все буржуазные революции сопровождались ликвидацией этих средневековых монополий, существовавших в рамках феодального общества, и провозглашением свободы конкуренции. Борьба буржуазии против государственной регламентации и монопольных прав гильдий и цехов была теоретически обоснована в трудах У. Петти и А. Смита, провозгласивших принцип laissez faire («полная свобода действий»), за которым скрывались «…ничем не стесняемая свободная конкуренция, освобождение промышленности от всякого государственного вмешательства, устранение монополий и т. д.» [1]. Но буржуазия, борясь с феодальным государством за неограниченную свободу конкуренции, в то же время добивалась от государства мероприятий, способствовавших росту её прибылей. Так, в Великобритании вплоть до 18 в. действовали законы против коалиций и нищенства, согласно которым запрещались союзы рабочих, а беднота заключалась насильственно в работные дома, служившие для фабрикантов местом получения дешёвой рабочей силы, эксплуатация которой не была ограничена никакими законами. «Нарождающейся буржуазии, — писал Маркс, — нужна государственная власть, и она действительно применяет государственную власть, чтобы „регулировать“ заработную плату, то есть принудительно удерживать её в границах, благоприятствующих выколачиванию прибавочной стоимости, чтобы удлинять рабочий день и самого рабочего держать в нормальной зависимости от капитала» [2]. На первых этапах своего развития буржуазия ещё не накопила в достаточной степени собственных капиталов для того, чтобы сооружать сравнительно крупные предприятия: рудники, металлургические, пороховые заводы. Поэтому государство вынуждено было взять на себя сооружение и эксплуатацию крупных предприятий, дорог, каналов или предоставлять для этой цели субсидии частным предпринимателям. Таким образом, в условиях недостаточного частнокапиталистического накопления государство выступает в качестве самого крупного капиталиста (например, в 17 в. во Франции при Кольбере, в России во времена Петра I и Екатерины II). В России рудники, железоделательные и медеплавильные заводы на Урале были построены главным образом за счёт средств государства. Пётр I создавал буржуазию по существу безвозмездной передачей государственных заводов в частные руки. Таково происхождение капиталистов Демидовых, Осокиных, Строгановых, Шуваловых, Яковлевых и др. Указом Анны Иоанновны в 1739 все государственные заводы были переданы в частные руки. При Екатерине II часть этих заводов, пришедших в упадок, была выкуплена казной, а другая — вновь возрождена за государственный счёт. Наряду с этим практиковались государственные субсидии частным лицам на постройку нужных государству заводов. Субсидии предоставлялись деньгами, земельными участками и государственными крепостными крестьянами. Формы эксплуатации оставались крепостническими. Важнейшим источником накопления капитала явились завоевания и превращение в колонии стран Америки, Азии и Африки. Эти завоевания, начавшиеся в эпоху первоначального накопления капитала, продолжались вплоть до конца 19 в. История европейского капитализма — это история не только насилия над собственной беднотой, но и самого беспощадного уничтожения и ограбления народов других континентов. Образование колониальных империй осуществлялось непосредственно государством и его армией. Маркс писал: «Эти методы отчасти покоятся на грубейшем насилии, как, например, колониальная система. Но все они пользуются государственной властью, то есть концентрированным и организованным общественным насилием, чтобы ускорить процесс превращения феодального способа производства в капиталистический и сократить его переходные стадии» [3]. Таким образом, государство играло огромную роль в процессе становления капитализма. В середине 19 в. в эпоху господства капитализма свободной конкуренции роль государства изменяется. Накопление и централизация капитала достигли таких размеров, что дальнейший рост промышленности происходил главным образом на частной основе. «Выполнение работ, требующих очень продолжительного рабочего периода и ведущихся в крупном масштабе, — писал Маркс, — целиком попадает в руки капиталистической промышленности лишь тогда, когда концентрация капитала уже очень значительна и когда, с другой стороны, развитие кредитной системы даёт капиталисту благоприятную возможность авансировать чужой капитал вместо своего собственного, а следовательно, и рисковать чужим капиталом» [4]. Выражением крупного накопления и централизации частного капитала явилось образование во 2-й половине 19 в. акционерных обществ, которые уменьшили значение государственного капитала в промышленности. Однако и в это время сооружение целого ряда крупнейших предприятий, требующих особенно больших инвестиций, производилось за счёт государства или при помощи государственных субсидий (например, сооружение каналов, гаваней и железных дороги в США). Каналы и гавани, сооружённые непосредственно за счёт государства, были оставлены в государственной собственности. В 19 в. федеральное американское правительство израсходовало на эти цели около 1 млрд долл. Железные дороги в США были построены при помощи государственных субсидий крупнейшим индивидуальным капиталистам в форме выделения в их распоряжение огромных земельных участков, превышавших потребности строительства. Всего на железные дороги была отведена площадь в 242 тыс. кв. миль, что больше территории, занимаемой в то время Германией и Францией. Помимо этого, железнодорожные магнаты получали дешёвые государственные кредиты и зачастую освобождение от налогов. В Германии, где развитие капитализма значительно отстало по сравнению с Великобританией, Францией и США, железные дороги были построены главным образом за государственный счёт и остались в государственной собственности. В 1875 в руках германских частных компаний находилось ещё 44 % общей длины железных дорог. Однако правительство Бисмарка выкупило их, и к началу 20 в. в руках частного капитала находилось лишь 7 % общей длины ширококолейных железных дорог. Выкуп во время экономического кризиса 1873 частных железных дорог представлял собой спасение за счёт государства обанкротившихся банков, спекулировавших железнодорожными акциями. В России почти вся сеть железных дорог была построена за государственный счёт и эксплуатировалась государством. Такую же роль играет государство в сфере кредита. За организацией государственных банков скрывалось льготное кредитование крупных частнокапиталистических предприятий. Государственные банки создавались в Германии, Австрии и России, отстававших в капиталистическом развитии. Подталкивая капиталистическое развитие, государство одновременно охраняло национальную буржуазию от иностранной конкуренции, прежде всего от английской. Отсюда протекционизм, то есть высокие таможенные тарифы, ставшие всеобщим явлением в последней четверти 19 в. Расцвет свободы капиталистической торговли относится к 50-70-м гг. 19 в. Эти годы характеризуются отменой таможенных пошлин в Великобритании, которая нуждалась в привозном сырье и как наиболее развитая промышленная страна не боялась иностранной конкуренции. Вслед за ней на путь отмены или значительного снижения таможенных тарифов становятся Франция, Германия, Италия, Испания, Австрия и Россия. Мировой экономический кризис 1873, вызвавший обострение конкуренции на мировых рынках, положил конец выгодному Великобритании фритредерству. В США усиление протекционизма началось сразу же после Гражданской войны. В Германии в 1879 Бисмарк установил протекционистский тариф. Под защитой высоких таможенных пошлин оказались германская металлургия, текстильная, кожевенная, стекольная, химическая и другие отрасли промышленности. За Германией следуют Россия и Австрия, которые ввели протекционистские тарифы в 1881-82. Италия встала на путь протекционизма в 1887. США в 1890 ввели так называемый тариф Мак-Кинли, Франция оградилась высокими таможенными пошлинами в 1892. Под прикрытием протекционистских таможенных тарифов ускорилось развитие национальной промышленности в капиталистических странах Европы и Америки. Характеризуя протекционизм, Маркс писал, что он является «…искусственным средством фабриковать фабрикантов…, насильственно ускорять переход от старого способа производства к современному» [5]. Буржуазия стала прибегать к помощи государства во время экономических кризисов. Не говоря уже о спасении обанкротившихся капиталистов путём предоставления дешёвых государственных кредитов, субсидий или же скупки обанкротившихся предприятий по высоким ценам, как это делал Бисмарк в Германии, государство организует во время кризисов общественные работы. О таких работах для содействия торговле писал Смит. Во время хлопкового кризиса 1861-65 в Великобритании, вызванного Гражданской войной в США и повлёкшего за собой закрытие английских хлопчато-бумажных фабрик и большую безработицу, были организованы общественные работы: дренаж, проведение дорог, дробление камней, мощение улиц. Однако там, где общественные работы вызывали недостаток рабочей силы на частных предприятиях и поэтому способствовали повышению заработной платы, эти работы прекращались. Таким образом, освободившись от государственной регламентации торговли и ремёсел в эпоху феодализма, буржуазия требовала государственных субсидий и налоговых льгот для строительства крупных предприятий, выполняемых непосредственно государством. Чем меньше были размеры частного капиталистического накопления, тем больше были размеры государственной собственности на средства производства, транспорта и связи. Буржуазия пользовалась не только государственными субсидиями, но и дешёвым государственным кредитом. С помощью государства она создала колониальные империи и грабила народы Азии, Африки и Латинской Америки. По требованию буржуазии государство установило систему протекционизма. В интересах класса буржуазии в целом оно вынуждено было обеспечить минимальные условия для воспроизводства рабочей силы и пойти на рабочее законодательство и весьма ограниченное социальное страхование. Вместе с ростом государственных расходов возникают государственные монополии по производству и сбыту тех или иных потребительских товаров. Эти монополии преследуют чисто фискальные цели (государственные монополии на производство и сбыт спирто-водочных изделий, игральных карт и т. п.). Все эти экономические мероприятия в эпоху капитализма свободной конкуренции составляют содержание государственного капитализма. В. И. Ленин писал, что «…государственный капитализм есть налицо — в той или иной форме, в той или иной степени — всюду, где есть элементы свободной торговли и капитализма вообще» [6]. В условиях капитализма свободной конкуренции государственное вмешательство в экономическую жизнь сводится к минимуму и носит эпизодический характер.

Государственный капитализм — не социализм[править | править вики-текст]

Главное в государственном капитализме — это государственная собственность на крупные предприятия. Сочетание государственной собственности на средства производства, которая в условиях развитого капитализма является высшей формой обобществления производства, с такими реформами, как рабочее законодательство и социальное страхование, дало основание некоторым буржуазным экономистам вроде К. Родбертуса-Ягецова и реформистам типа Ф. Лассаля трактовать государственный капитализм как государственный социализм. Современные реформисты дают такую же трактовку государственно-монополистическому капитализму. Однако до тех пор, пока государственная власть находится в руках буржуазии, государственная собственность представляет собой одну из форм капиталистической собственности. Ф. Энгельс подчёркивал, что «…ни переход в руки акционерных обществ, ни превращения в государственную собственность не уничтожают капиталистического характера производительных сил» [7]. Энгельс самым решительным образом выступил против трактовки государственного капитализма как социализма. Касаясь этого вопроса, он писал: «Это чисто корыстная, манчестерски-буржуазная фальсификация называть „социализмом“ всякое вмешательство государства в свободную конкуренцию — покровительственные пошлины, гильдии, табачную монополию, огосударствление отдельных отраслей промышленности, Seehandlung, королевский фарфоровый завод. Мы должны подвергать это критике, а не принимать на веру» [8]. Вместе с тем Энгельс всегда подчёркивал двойственную природу государственной капиталистической собственности. Государственная собственность при капитализме не разрешает конфликта между производительными силами и производственными отношениями, но «…она содержит в себе формальное средство, возможность его разрешения» [9]. Он указывал, что передача промышленных и коммерческих функций в руки государства может в зависимости от обстоятельств иметь прогрессивный характер, означая шаг вперёд к коммунизму [10].

Различие между государственным капитализмом и государственно-монополистическим капитализмом[править | править вики-текст]

Государственный капитализм принципиально отличен от государственно-монополистического капитализма. Если первый возникает на ранних стадиях, то последний завершает развитие капитализма. Если в основе первого лежит недостаточность накопления капитала, то базой второго являются огромное накопление капитала, концентрация производства, господство монополий, превращение капитализма свободной конкуренции в монополистический капитализм. Главное в первом — государственная собственность, во втором — сращивание, переплетение, слияние частных монополий с государством. Функция государственного капитализма заключается в подталкивании капиталистического развития, функция государственно-монополистического капитализма — сохранение во что бы то ни стало перезрелого капитализма в условиях его общего кризиса. Ленин трактовал монополистический и государственно-монополистический капитализм как переходную к более высокому общественному строю форму капитализма. Государственно-монополистический капитализм представляет собой полнейшую материальную подготовку для такого перехода. Самый переход обеспечивается завоеванием власти рабочим классом. Тогда господство монополий ликвидируется, а такие материальные рычаги воздействия на экономику, присущие государственно-монополистическому капитализму, как огосударствление, регулирование производства и распределение, учёт и контроль, становятся в условиях диктатуры пролетариата средствами перехода от капитализма к социализму. Эти положения лежат в основе ленинского учения о государственном капитализме как форме перехода от капитализма к социализму. «Ибо социализм, — писал Ленин, — есть не что иное, как ближайший шаг вперёд от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией» [11]. Таким образом, государственный капитализм как переходная форма от капитализма к социализму имеет своим предшественником государственно-монополистический капитализм, а не тот государственный капитализм, который существовал на ранних стадиях капитализма и в условиях свободы конкуренции в 19 в.

Государственный капитализм в экономике переходного периода от капитализма к социализму[править | править вики-текст]

Государственный капитализм в экономике переходного периода от капитализма к социализму — один из общественно-экономических укладов, который допускается и регулируется пролетарским государством. Существует в форме концессии иностранного капитала, аренды государственных предприятий внутренним частным капиталом, смешанных акционерных обществ в сфере производства и обращения, торговли на комиссионных началах, кооперации. При характеристике государственного капитализма в переходный период главными являются анализ производственных отношений в ведущем, определяющем укладе экономики страны и правильная оценка классовой природы государства. Если во главе государства становится революционно-демократическое правительство, то государственный капитализм неминуемо является шагом вперёд к социализму, а в условиях диктатуры пролетариата он, по выражению В. И. Ленина, представляет собой ¾ социализма [12]. Государственный капитализм в переходный от капитализма к социализму период выражает определённые общественные отношения, в основе которых лежат сосуществование и борьба социалистических и капиталистических отношений, определяемых формами собственности на средства производства. В результате обобществления решающих средств производства уничтожается экономическое господство свергнутых эксплуататорских классов. Пролетарское государство овладевает главными и решающими командными высотами народного хозяйства и создаёт для себя прочную экономическую базу. Становление общественной собственности на средства производства обусловливает возникновение социалистической формы хозяйства, социалистического уклада. В случае аграрного характера экономики страна, вступающая в полосу переходного периода от капитализма к социализму, испытывает определённые трудности в связи с наличием в качестве преобладающей формы хозяйства мелкотоварного производства, способствующего стихийному, массовому росту частнохозяйственного капитализма. В таких экономических условиях Ленин считал целесообразным использовать государственный капитализм для успешной борьбы социалистического уклада против частного капитализма. Государственный капитализм как форма хозяйства по сравнению с социализмом является низшей формой, но по сравнению с предшествующими ему формами хозяйства — частнохозяйственным капитализмом, мелкотоварным и патриархальным производством — это более высокая и прогрессивная форма хозяйства. Государственный капитализм связан с крупным производством, базируется на современной технике и его развитие легче направляется в необходимую для пролетарского государства сторону. Роль, характер и природа государственного капитализма в экономике переходного периода коренным образом меняются. В этом случае границы и пределы государственного капитализма устанавливаются пролетарским государством, в руках которого сосредоточены решающие экономические рычаги для воздействия на государственный капитализм в интересах построения социализма. Такой государственный капитализм является совершенно необычным: «…это — капитализм… неожиданный, никем абсолютно не предвиденный…» [13]. Во всех своих произведениях, статьях, заметках, пометках, в которых даётся оценка государственного капитализма после победы пролетарской революции, Ленин нигде и никогда не характеризует его как обычный капитализм. Своеобразие, необычность государственного капитализма в СССР состояли не только в том, что он не занимал господствующего положения, был подчинённым укладом, находился под непосредственным воздействием и контролем пролетарского государства, но также в том, что в государственных капиталистических предприятиях соединялись две противоположные формы собственности: социалистическая и капиталистическая. Пролетарское государство как собственник предприятия получало часть прибыли (деньгами и долей продукции), устанавливало объём и ассортимент производства, контролировало деятельность капиталиста в целях обеспечения им выполнения договорных обязательств. Капиталист, получивший от государства в аренду предприятие, вёл производство на собственные средства, применяя капиталистические методы организации производства. Ленин неоднократно требовал от работников, которые вели переговоры с иностранными капиталистами о концессиях, ни в малейшей степени не допускать «…ослабления того принципа, что мы являемся собственниками всех национализированных предприятий и складов… От своего права собственности мы никогда не можем отказаться» [14]. Ленин разъяснял: «Арендатор не есть собственник… Аренда — договор на срок. И собственность и контроль за нами, за рабочим государством» [15]. Капиталист работал как контрагент, как арендатор социалистических средств производства. Передача концессионерам-арендаторам государственного предприятия означала передачу им только управления предприятием. Собственностью концессионера-арендатора оставались только оборотный капитал, готовая продукция, денежные средства. Основные же фонды (здания, оборудование, сооружения и земля), не только переданные Советским государством капиталисту, но и завезённые либо вновь построенные последним, не составляли его собственности в том смысле, что концессионер-арендатор не имел права продать, заложить или передать их другому лицу, а финансовые органы не могли взыскивать долги с концессионера-арендатора за счёт основных производственных фондов. В случае же расторжения концессионного или арендного договора при его нарушении все основные и оборотные производственные фонды оставались за Советским государством, и арендаторы не вправе были на них претендовать. Отношения между капиталистами и рабочими были отношениями наёмного труда и капитала, рабочая сила являлась товаром, сохранялась противоположность классовых интересов, происходила классовая борьба, но её форма, условия коренным образом изменились в пользу рабочего класса, так как права рабочих строго охранялись советским трудовым законодательством. Как уклад экономики переходного периода государственный капитализм при определённых условиях может сыграть огромную роль в решении основной социально-экономической задачи переходного периода — в социалистическом обобществлении производства. Социалистическое обобществление производства, осуществляемое посредством использования государственного капитализма, предполагает сохранение на определённый срок капиталистической собственности и постепенное, последовательное преобразование её в социалистическую собственность. Ещё накануне Великой Октябрьской социалистической революции Ленин сформулировал позиции пролетариата по отношению к капиталистам после завоевания государственной власти: «…отдельных капиталистов и даже большинство капиталистов пролетариат не только не намерен „раздевать“…, не только не намерен лишать „всего“, а, напротив, намерен приставить к полезному и почетному делу — под контролем самих рабочих» [16]. Ленин учил, что не всегда и не при всяких обстоятельствах уместна «красногвардейская» атака на капитал: «Мы побеждали методами подавления, мы сумеем побеждать и методами управления. Методы борьбы против врага надо уметь изменять, когда изменяются обстоятельства» [17]. Марксистско-ленинское положение о необходимости ликвидации капиталистической собственности на средства производства и замены её общенародной собственностью составляет общую закономерность для всех стран, строящих социализм. Но формы, методы и темпы осуществления такой ликвидации могут быть различными. Как указывал К. Маркс, при определённых условиях рабочему классу, завоевавшему политическую власть, в интересах мирной победы социализма целесообразнее и дешевле было бы откупиться от буржуазии и парализовать её упорное сопротивление социалистическим преобразованиям. Ленин, отстаивая и развивая это положение Маркса, пришёл к выводу, что в интересах облегчения перехода к социализму, недопущения расстройства всего общественного производства целесообразно «…хорошо заплатить капиталистам, выкупить их, ежели… обстоятельства сложатся так, что заставят капиталистов мирно подчиниться и культурно, организованно перейти к социализму на условии выкупа» [18]. Перевод частного капитализма на рельсы государственного капитализма позволяет использовать в народном хозяйстве культурнейших, талантливейших, организаторски наиболее способных капиталистов, готовых идти на службу Советской власти и добропорядочно помогать налаживанию крупного и крупнейшего производства [19]. Рабочий класс к моменту победы социалистической революции не располагает необходимыми кадрами для управления всеми сторонами сложного механизма общественного производства и распределения материальных благ. Поэтому он заинтересован в использовании культурных и технических знаний буржуазии и её интеллигенции, чтобы поставить их на службу социалистическому строительству. Вот почему сразу после Октябрьской революции Советское правительство поддерживало стремление отдельных групп капиталистов сотрудничать с ним в организации производства. Такое сотрудничество с капиталистами, по оценке Ленина, создавало благоприятные условия для того, чтобы рабочий класс на практике обучался умению налаживать крупное производство у капиталистов-организаторов, у инженеров-руководителей, у техников-специалистов. Государственный капитализм оказался целесообразной формой не только для обобществления внутреннего частного капитала, для экономического сотрудничества пролетарского государства с теми капиталистическими элементами, которые не сопротивлялись мирным условиям социалистического преобразования, но и для привлечения иностранного капитала в концессии, смешанные акционерные общества в сфере производства и обращения и в другие формы соединения в одном предприятии западно-европейского капитала и средств пролетарского государства. Это была форма известного сотрудничества и борьбы первого и единственного в мире пролетарского государства с мировым капитализмом. Отношения с иностранными капиталистами осуществлялись на основе признания суверенитета Советского государства, национализации земли, промышленности, транспорта, монополии внешней торговли, юрисдикции советских судов, советских законов о труде и социальном обеспечении, советской тарифной, таможенной политики. На иностранных капиталистов распространялся непосредственный контроль пролетарского государства. Социально-экономическая природа государственного капитализма в экономике переходного периода не изменяется в зависимости от страны, но неодинаковые экономические условия внутри страны, различное соотношение классовых сил на мировой арене, при котором происходит переход к социализму, порождают разные формы, в которых он выступает. Помимо СССР, государственный капитализм существовал в других странах социалистической системы. Возникновение его там было вызвано, как и в СССР, многоукладностью экономики, необходимостью преодоления мелкобуржуазной стихии и частного капитала. Вместе с тем особенности народно-демократических революций обусловили существенные различия в проявлении государственного капитализма в этих странах. Всесторонняя помощь Советского Союза позволила им приступить к восстановлению народного хозяйства без привлечения иностранного капитала, поэтому, в отличие от Советского государства, все формы государственного капитализма возникали на основе соглашения с национальным частным капиталом. Основной формой государственного капитализма в ГДР, КНР и ДРВ выступили смешанные государственно-частные предприятия. Они возникали двумя путями: либо государство вкладывало в частнокапиталистические предприятия средства и становилось таким путём их совладельцем, либо оно конфисковало часть акционерного капитала, принадлежавшую проимпериалистической компрадорско-бюрократической буржуазии, не затрагивая при этом капитал национальной буржуазии. Смешанные государственно-частные предприятия — высшая форма государственного капитализма. Они являются совместной собственностью капиталистов и государства и образуют особый, собственно государственно-капиталистический сектор народного хозяйства. Участие в смешанном предприятии даёт государству возможность прямо и непосредственно вмешиваться в сферу капиталистического производства, овладеть им и не просто подчинить своему контролю, но в корне преобразовать его и тем самым уничтожить окончательно капиталистические производственные отношения в стране, обеспечить победу социализма. Несмотря на принципиальное тождество, смешанным государственно-частным предприятиям в разных странах присущи свои национальные особенности. В ГДР, например, они приняли форму коммандитных обществ, где один владелец ведёт все дела предприятия и несёт полную ответственность за него, а другие — лишь вносят пай и не имеют прямого отношения к управлению предприятием. Государство, хотя и участвует своим капиталом в коммандитном предприятии, но не принимает непосредственного участия в его текущей оперативной деятельности. Однако вся деятельность и направление работы предприятия находятся под контролем и наблюдением государства. Прибыль в коммандитных обществах распределяется между участниками соответственно внесённому капиталу и не ограничивается определённым процентом. Смешанные государственно-частные предприятия в странах социалистической системы отличаются от смешанных обществ, которые имели место в СССР. Смешанные государственно-частные предприятия там возникли как этап в процессе постепенного преобразования капиталистической экономики, в то время как смешанные общества в СССР представляли собой акционерные предприятия, имевшие целью привлечение иностранных капиталов для заготовки экспортных товаров внутри страны, сбыта их за границей и для ввоза в страну предметов, необходимых для восстановления народного хозяйства и внутреннего товарообмена. Такие предприятия не отличались существенно от концессий, создание которых в экспортно-импортных операциях и отраслях промышленности, работающих на экспорт, например в лесной промышленности, было затруднено из-за монополии внешней торговли, из-за боязни иностранных соискателей не получить достаточной прибыли и т. д. Образованию смешанных государственно-частных предприятий предшествовало большое распространение менее развитых, т. н. низших, форм государственного капитализма. К ним относятся такие капиталистические предприятия, которые ещё остаются в рамках капиталистического сектора, но их производственная или коммерческая деятельность находится под прямым экономическим контролем и регулированием государства (путём системы государственных заказов на переработку сырья и изготовление готовой продукции, централизованных закупок и гарантированного сбыта на договорных началах продукции частных предприятий и т. п.). В большинстве европейских стран социалистической системы формы государственного капитализма возникли в первый период развития народно-демократических революций (до 1949), когда в их экономике проводились в основном демократические преобразования. Это были преимущественно формы контроля и регулирования деятельности частных предпринимателей. Имели место также государственно-частные предприятия (например, в Румынии), государственно-частные внешнеторговые объединения (в Болгарии), аренда государственных предприятий частными предпринимателями (в Румынии и Польше). Однако во всех европейских социалистических странах уже на первом этапе революции буржуазия оказывала сильное сопротивление социальным преобразованиям. В дальнейшем, на социалистическом этапе революции, она встала на путь активного саботажа и прямой борьбы с новым строем. Это ускорило окончательную национализацию всей промышленности и ограничило возможность дальнейшего использования государственного капитализма.

Примечания[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]