Гоцинский, Нажмудин

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Нажмудин Гоцинский[1]
Nadschmuddin Gotzinski.jpg
Дата рождения 1859(1859)
Место рождения аул Гоцо, Аварский округ, Дагестанская область
Дата смерти 28 сентября 1925(1925-09-28)
Место смерти Ростов-на-Дону, РСФСР, СССР

Нажмудин Гоцинский (1859 — 28 сентября 1925) — политический деятель и духовный лидер. Председатель Духовного совета (муфтий) Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана. Был избран имамом северо-кавказских горцев. Один из руководителей контрреволюционного движения в Дагестане в 1917—1921 годах. Аварец по национальности.

Ранние годы, юность[править | править код]

Нажмудин Гоцинский родился в 1859 году в селении Гоцо Аварского округа Дагестанской области. Его отцом был Доного Мухаммад, который был наибом у Имама Шамиля, а затем перешёл на сторону русских, после чего был произведен в офицеры и награждён землями. Мать — кумычка, родом из Нижнего Дженгутая[2]. С детства Нажмудин изучал арабские книги, сделался муталимом (ученик мусульманской религиозной школы). По окончании учёбы Нажмудин поступает в конный конвой к губернатору, затем назначается членом Дагестанского Народного Суда, и наконец, становится наибом Койсубулинского участка. После смерти отца и брата получает большое наследство: около 10 тысяч баранов, горные и равнинные пастбища. По этому поводу Гоцинский говорил: «Люди говорят о моих землях и кутанах. Верно, у меня есть земли, согласно шариату перешедшие ко мне от отца. Отец мой не взял ни у кого эти земли силой, он купил их у мусульман, имевших на руках законные документы. Если есть человек, желающий оспаривать у меня эти земли, пусть придёт, согласно шариату, с нужными документами, и я ему их отдам»[3].

В период гражданской войны на Кавказе[править | править код]

Избрание Нажмудина Гоцинского Имамом в Анди. Художник Халил Бек Мусаев

После Февральской революции 1917 года, Гоцинский вошёл в состав Дагестанского Временного областного исполнительного комитета Советов, созданного 9 марта в Темир-Хан-Шуре. В мае 1917 года, на I съезде горских народов, который проходил во Владикавказе, Гоцинский был избран муфтием Северного Кавказа и вошёл в состав сформированного Центрального комитета Союза объединённых горцев Кавказа[4]. После избрания муфтием Гоцинский выступил с посланием к населению Северного Кавказа, призывал народы Кавказа к единению и обещал самые суровые меры в отношении нарушителей предписаний шариата[5].

На II съезде горских народов, который проходил в августе 1917 года в дагестанском ауле Анди, Гоцинский был провозглашён имамом Северного Кавказа. После избрания он обратился к народам Кавказа: «Остерегайтесь преступлений, запрещённых Аллахом: убийства, воровства, разбоя, грабежа. Подчиняйтесь своим алимам, соберите войска, способные охранять свободу и шариат. Дайте свободу вероисповедания всем христианам и другим иноверцам и не причиняйте вреда русским войскам, давшим нам эту свободу».[6].

Очевидцем этого события был художник Халил Бек Мусаев, который выразил свои впечатления в многофигурной композиции: «Избрание имамом Нажмудина Гоцинского в Анди»[7].

Нажмутдин Гоцинский вместе со своими сподвижниками

В январе 1918 года отряды Гоцинского заняли столицу Дагестана того времени Темир-Хан-Шуру (ныне город Буйнакск), штаб его войска в зиму 1918 года находился в Нижнем Казанище[8], сам он со своими наибами и телохранителем Али-Клычем Хасаевым два месяца жил в доме сельского старшины Тонаева Джалава. После бунта казанищенцев из-за невозможности выполнения ежедневных обязательств по обеспечению его войск продовольствием Гоцинский ушёл из села[9]. В марте 1918 года войска имама захватили город Порт-Петровск (ныне Махачкала), свергнув Советскую власть[10]. Однако в апреле 1918 года Нажмудин Гоцинский был вынужден оставить Порт-Петровск, и отступить в горные районы Дагестана. К лету 1918 года обстановка в Дагестане ухудшается, созванный ещё в конце мая в Гунибе по инициативе Н. Гоцинского, Н. Тарковского, Узун-хаджи, М. Халилова, Х.-М. Арацханова, К. Алиханова, М. Джафарова и других горских лидеров так называемый «Народный съезд» образовал правительство Дагестана во главе с Н. Гоцинским, который, мобилизовав тысячи горцев, начал борьбу с Советской властью.

Весной 1920 года, после установления Советской власти на Северном Кавказе, эмигрировал в Грузию.

В сентябре 1920 года в горных районах Дагестана при участии Гоцинского был поднят антисоветский мятеж, который был подавлен в мае 1921 года.

Закат деятельности, арест, расстрел[править | править код]

После подавления мятежа Гоцинский бежал в Чечню. С 1921 года вплоть до ареста он скрывался на территории Чечни и Хасавюртовского округа.

20 ноября 1923 года в селении Кахиб Гунибского округа состоялся съезд горских племён Дагестана, в котором приняли участие несколько сот делегатов, в том числе шейхи, кади. По результатам работы съезда была принята резолюция, которой Гоцинский объявлен врагом «мусульман всего Дагестана, и заслуживающим самой суровой кары»[11]. В то же время ОГПУ совместно с частями Красной Армии начали одновременно сжимать кольцо вокруг Гоцинского. Его отряд с боями отошёл в лесистые места горной Чечни. 30 августа 1925 года под хутором Ведучи произошёл бой, в результате которого отряд Гоцинского отступил в Дайское ущелье, а затем в течение четырёх дней был разгромлен. 5 сентября группой высокопоставленных чекистов был арестован Гоцинский и несколько его сподвижников.

Житель селения Гаквари — Абдурахманов Сажид — рассказывал, что «советские власти обещали большое вознаграждение тому, кто укажет место, где скрывался имам Нажмудин. В конце концов, по наводке некоторых местных предателей на хутор „Чай“, где скрывался имам Нажмудин, послали посредников с предложением сдаться… имам ответил, что он готов принять условия, если „советы“ освободят 16 чеченцев из заключения, арестованных из-за него. Большевики согласились и выпустили задержанных»[12].

Абдурахманов, который также был очевидцем выхода Гоцинского к чекистам, так описал происходящее: «Здесь же на берегу реки он сделал омовение, совершил намаз в два раката, прочитал молитву (дуа), хорошенько подтянул обвисший из-за похудения живот, обвязав его полотенцем. Бросив взгляд в сторону предателей, имам сказал по-аварски: „С вами я буду говорить в день Страшного суда“»[12].

Однако, с 1924 года Гоцинский пытается сотрудничать со своим непремиримым врагом — большевиками. В письме Нажмутдина его брату Зайнутдину Доного, датированным маем 1924 года, он пишет: «…Посылаю Вам пакет с нарочным и нотой в 12 пунктах… …доставьте эту ноту Когану для вручения Правительству Советской Власти в Москве… …Теперь надеюсь, что мы согласились на полезные дела для меня, а также для Советской Власти»[13].

28 сентября 1925 года в Ростове на Дону Нажмудин Гоцинский расстрелян по решению представительства ОГПУ Северо-Кавказского края.

Высказывания современников[править | править код]

«К моменту переворота Нажмудину было около 60 лет, лицо его было довольно интересное и напоминало лицо старого орла: взгляд суровый, властный и редко улыбавшийся. Фантазия и воображение были к его услугам, так как, по словам его знающих, он был и не дурным поэтом на арабском языке и его стихи ходили по рукам». (Алибек Тахо-Годи)[14].

«Я люблю его за то, что он враг большевиков. А то, что народ его не любит, так это несчастье народа» Кайтмаз Алиханов (интервью турецкому эмиссару)[15].

«…Если вы прогоните Гоцинского, врага трудящихся Дагестана, то тем самым оправдаете доверие, которое оказывает высшая Советская власть, давая автономию Дагестану.» И. В. Сталин Соч., Т. 4 С. 394—397.

«Н. Гоцинский всегда являлся объектом самой беспощадной критики не только в советской историографии, но и со стороны некоторых влиятельных представителей дагестанского духовенства, в том числе и Узуна Хаджи, но в одном ему надо отдать должное: с самого начала своей общественно-политической деятельности и до самой смерти он являлся непримиримым противником большевизма, чьей жертвой он, в конце концов, и стал». (Х.-М. Доного)[16][значимость факта?].

Семья[править | править код]

Через 12 лет после расстрела самого Гоцинского его 16-летний сын [источник не указан 531 день] и две дочери были расстреляны[17].

Чопанова-Гоцинская Патимат родилась в 1900 г., Дагестан, Хунзахский р-н, с. Гоццо; её сестра Чопанова-Гоцинская Саидат родилась в 1905 г., Дагестан, Хунзахский р-н, с. Гоццо; обе приговорены к ВМН тройкой НКВД ДАССР 17 октября 1937 г., обв.: приказ НКВД № 00447.[18]

Примечания[править | править код]

  1. В чеченской историографии последним имамом на Кавказе принято считать Моцу Шуанинского, который руководил восстанием 1932 года на территории Чечни
  2. http://rostov.kavkaz-uzel.ru/articles/15740/ (недоступная ссылка)
  3. Журнал Ахульго 1999, № 3, С. 5.
  4. Постановление съезда горцев (недоступная ссылка)
  5. Послание муфтия Гоцинского
  6. istrodina.com. Х.-М. Доного. Последний имам. Журнал «Родина». № 1/2000.
  7. Газават.ру :: История-Открытая статья.
  8. Кумыкский мир | Из истории села Нижнее Казанище. Проверено 30 января 2013. Архивировано 3 февраля 2013 года.
  9. Архивированная копия (недоступная ссылка — история). Проверено 11 октября 2012. Архивировано 5 ноября 2014 года..
  10. Кавказский Узел.
  11. Об отношениях между Советской властью и мусульманами.
  12. 1 2 Нажмутдин Гоцинский. Хаджи-Мурад Доного. CHECHEN.ORG.
  13. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 65, оп. 1, Д. 142, л. 4.
  14. «Революция и контрреволюция в Дагестане». Махачкала, 1927 год, с. 26—29.
  15. Gazavat.ru. Х.-М. Доного. «Жизнь и смерть Кайтмаза Алиханова».
  16. .http://www.gazavat.ru/history3.php?rub=22&art=150
  17. Журнал «Родина»: Последний имам
  18. Сайт правозащитной организации «Мемориал». Жертвы политического террора в СССР

Ссылки[править | править код]