Градообразующее предприятие

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Градообразу́ющее предприя́тие — производственное предприятие, на котором занята значительная или основная часть работоспособного населения города или посёлка. Такие населённые пункты называют моногородами, социальная и экономическая сфера в них напрямую зависит от ситуации на производственном комплексе[1][2].

Понятие[править | править код]

Нормативно-правовые акты дают противоречивые определения понятию «градообразующее предприятие»:

  • Правительство Российской Федерации в постановлении от 29 августа 1994 года относило к градообразующим предприятия, где трудилось не менее 30 % от общего числа работоспособного населения города либо на балансе которых имеются объекты социально-коммунальной сферы и инженерной инфраструктуры, обслуживающие не менее 30 % населения. Но указом президента от 2005 года это постановление фактически утратило юридическую силу[3][4].
  • В Федеральном законе от 2002-го «О несостоятельности (банкротстве)» зафиксировано, что градообразующими признаются юридические лица, численность сотрудников которых составляет не менее 25 % рабочего населения города[5][6]. Такие же критерии даёт акт «О внесении изменений в Федеральный закон „Об охране окружающей среды“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации».
  • В разных отраслях могут применять собственные нормативы. Например, в Отраслевом тарифном соглашении в электроэнергетике Российской Федерации, действовавшем по соглашению между Общероссийским объединением работодателей электроэнергетики и Всероссийским электропрофсоюзом до 2018-го, градообразующим признавалось предприятие, на котором занято не менее 30 % от общего числа работающих в городе (посёлке)[7].

Характеристики[править | править код]

Градообразующие предприятия тесно связаны с моногородами, которые строят вокруг производственных объектов для расселения рабочих. В таких поселениях градообразующие функции преобладают над градообслуживающими: слабо развита непроизводственная инфраструктура, её планировка подчинена особенностям рабочего процесса[8][9][10].

С середины XX века по всему миру формируется система взаимодействия градообразующих предприятий и городов. Если раньше для фабрик была характерна монопрофильная специализация, то к этому периоду развитие промышленности требовало создания научно-образовательных центров. В моногородах открывали исследовательские институты и научные организации. Под понятием «градообразующее предприятие» начали понимать не только отдельно стоящие заводы и фабрики, но и специализированные комплексы. В этот же период градообразующие предприятия начали участвовать в формировании социального сектора: с их помощью возводили дома культуры, театры, музеи, библиотеки. Органы местного самоуправления оказались полностью зависимыми от руководства градообразующего предприятия, а городской бюджет — от экономической ситуации на производстве[11][12][13].

На фото — территория бывшего флагманского завода General Motors в автостроительном кластере Buick City[en], некогда занимавшем 95 га в американском городе Флинт. Buick City функционировал с 1904 по 2010 год, был частично снесён в 2002 году.

Градообразующее предприятие оказывает прямое и опосредованное влияние на связанный с ним моногород. К опосредованному относят вспомогательные производственные структуры, которые параллельно функционируют самостоятельно. Например, ремонтные, транспортные, строительные бюро могут получать частные заказы. Такая практика способствует экономическому росту, размывает связь моногорода и завода[14]. Прямое взаимодействие проявляется в реализации экономических и социальных функций в городе. Фабричное руководство обеспечивает условия жизни населения. Например, в Советском союзе объекты коммунального хозяйства и жилые комплексы обычно находились на балансе предприятий. После перехода к рыночной экономике расходы на содержание социальной инфраструктуры включили в себестоимость продукции градообразующих предприятий, что сделало её неконкурентоспособной[15][16][17].

Традиционно градообразующие предприятия служили решению государственных задач. Их продукция может быть реализована на локальном, областном, межрегиональном, общенациональном и международном уровнях[18]. Но для большинства свойственна ориентация на федеральные источники спроса. В результате ситуация на производстве сильно зависит от макрофакторов (мировых кризисов, экспорта, информатизации производства и другое). Эксперты отмечают у таких заводов признаки «голландской болезни»[8]. Развитие науки и технологизация в постиндустриальном обществе негативно влияют почти на все монопоселения и их градообразующие предприятия. Исключениями являются наукограды, существующие на базе градообразующих научно-производственных комплексов[19].

Государственная поддержка неконкурентоспособных градообразующих предприятий обычно неэффективна, случаи её применения в мировой практике ограничены[5]. Для выхода из кризисного положения власти совместно с руководством предприятий разрабатывают стратегии по диверсификации моногородов, модернизации производства, создании наукоёмких центров[20].

Классификация[править | править код]

Градообразующие предприятия разделяют на производственные и непроизводственные. В первую группу входят промышленные (предприятия лёгкой, нефтегазовой, химической, лесной, пищевой, угольной промышленности, машиностроения, чёрной и цветной металлургии) и инфраструктурные объекты (электростанции). К непроизводственным относятся научно-исследовательские центры и ЗАТО, инфраструктурные объекты (транспортные узлы)[21].

Юридически градообразующие предприятия могут принадлежать государству или коммерческим структурам. В первом случае руководство фабрик традиционно более социально ответственно перед жителями и получает прямое государственное финансирование. В моногородах с коммерческими градообразующими предприятиями ситуация зависит от функциональных особенностей производства. Корпорации бо́льше заинтересованы в высоком уровне жизни в поселениях, где сосредоточены базовые активы. Города, где находятся второстепенная инфраструктура, получают меньше дотаций. Ситуация ухудшается, если штаб-квартира корпорации находится за пределами моногорода. В этом случае интересы местного самоуправления могут не совпадать с политикой компании в целом[17][15][16].

Благополучие моногородов напрямую зависит от ситуации на градообразующих предприятиях, которые разделяют на три типа: относительно благополучные (предприятия ВПК, нефте- и газодобывающие фабрики), малоперспективные (инвестиционно привлекательные фабрики, пригодные к смене собственника и перепрофилированию производства), неперспективные (находятся в наиболее плачевном состоянии)[22][9]. По другой классификации выделяют заводы с необратимым и обратимым кризисом. В первом случае моногород практически не имеет перспектив развития. Во втором — градообразующая фабрика переживает временные трудности, которые способна решить грамотная государственная поддержка[16]. В зависимости от структуры производства выделяют три типа моногородов[11]:

  • К монофункциональным городам относят поселения, с ограниченным числом предприятий. Формально они могут относиться разным отраслям, но взаимосвязаны единой производственной цепочкой или обслуживают один и тот же рынок.
  • В моноотраслевых городах действуют несколько предприятий ведущей градообразующей отрасли.
  • Моноцентрическими называют город с единственным градообразующим заводом.

Градообразующие предприятия России[править | править код]

Монопрофильные поселения, связанные с градообразующим предприятием, начали строить в России только во время первой промышленной революции. В основном они относились к металлургической и горнодобывающей отраслям и располагались на Урале. Производственные комплексы полностью контролировали социальные процессы в городе. Органы местного самоуправления в таких поселениях появились только в 1785-м, но фактически руководство предприятий продолжало управлять городами, финансируя их из собственного бюджета[23][24].

В течение XIX века активное строили предприятия с прилегающими к ним городам, благодаря чему сформировались топливная и металлургическая базы страны[25][24]. В центральной части империи получили распространение предприятия лёгкой промышленности (например, Шуя, Орехово-Зуево, Красновишерск)[26].

«Норильский никель» — градообразующее предприятие для города Норильска

После Октябрьской революции встал вопрос перевооружения и механизации Красной армии. Правительство стремилось создать изолированный, автономный и самодостаточный промышленный комплекс. Основной задачей государства стала активизация ресурсодобычи и сельскохозяйственного производства. Началось строительство крупных заводов на малоосвоенных территориях Урала, Сибири и Дальнего Востока[27]. Для переселения рабочих ресурсов вокруг фабрик закладывали города, численность населения которых определялась масштабами производства. Именно в этот период в научной литературе получил распространение термин «градообразующее предприятие»[28][29][27].

В 1960-х годах по инициативе первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва началась новая волна индустриализации. Под руководством правительства активно строили моногорода машиностроения, лесной и деревообрабатывающей, нефте- и газодобывающей промышленности. Особенностями советских градообразующих предприятий были: связь нескольких фабрик в единую производственную цепочку плановой экономики, отсутствие свободных мощностей и загрузка предприятий заказами[30][31]. Доля городов и рабочих посёлков, полностью ориентированных на обслуживание одного производства, достигла 30—40 % от всех поселений страны[32].

После распада Советского Союза и отказа от центрального планирования экономики градообразующие предприятия столкнулись со спадом производства. Негативная ситуация на фабриках стала главной причиной кризиса моногородов 1990-х годов. Согласно исследованию Экспертного института РФ, к 1999-му градообразующие предприятия 83 % монопоселений являлись финансово неблагополучными, возросла социальная напряжённость и уровень безработицы. Правительство начало процесс модернизации существующих производств, субсидировало капитальный ремонт и реконструкцию объектов ЖКХ в моногородах, списывало безнадёжные долги по региональным налогам, предоставляло льготные условия кредитования. Многие градообразующие предприятия проводили политику оптимизации и высвобождения избыточной рабочей силы. Чтобы снизить уровень безработицы и активизировать мобильность трудовых ресурсов, переселенцам предоставляли компенсации. Тем не менее построенные в советский период заводы и фабрики требовали существенной реновации и перепрофилирования[33][34].

Во время кризиса 2008 года сворачивание инвестиционных программ, резкое снижение стоимости экспортной продукции и спроса на неё привели к сокращению прибыли градообразующих предприятий. Большинство моногородов столкнулось с ростом социальной напряжённости и безработицы. К 2010-му проблемы градообразующих предприятий приобрели стратегическое значение для страны[22]. Министерство регионального развития запустило инновационные и долгосрочные целевые программы. При поддержке Внешэкономбанка в 2014-м основали Фонд развития моногородов (ФРМ), который провёл меры по диверсификации экономики монопоселений[35][36][37][38]. Тем не менее программы фонда были прекращены 1 января 2019 года после критики председателя Счётной палаты Алексея Кудрина. Он сомневался в перспективности существовавших проектов по реновации градообразующих предприятий[39][40]. Позднее Министерство экономического развития и Министерство финансов приступили к разработке новой программы[41][42].

Несмотря на ряд проблем, в 2018 году градообразующие предприятия составляли базу промышленного потенциала России[31]. Они влияли на экономическую структуру страны, их модернизация во многом определяла инновационное развитие регионов[10].

Градообразующие предприятия других стран[править | править код]

Одна из угольных шахт Дортмунда, одного из центров Рурской области

В XIX—XX веках градообразующие предприятия концентрировались по большей части в горно-металлургическом регионе Руре (Германия), центральных и южных Аппалачах (США), центральной Шотландии (Великобритания). Они переживали экономический подъём, моноспециализация ускоряла формирование отраслей, ориентированных на национальный и международный рынки[24]. Во второй половине XX века градообразующие предприятия большинства развитых стран переживали кризисы, вызванные устареванием технологий, перенасыщением рынков, Великой депрессией 1930-х годов, нефтяным кризисом 1973-го и переносом производств в регионы с дешёвой рабочей силой. В Великобритании, Германии, Франции, США закрывались нерентабельные шахты, оборудование заводов изнашивалось, возрастала безработица и социальная напряжённость[43][34]. Опыт модернизации кризисных моногородов в США показал, что поддержка градообразующего предприятия не даёт положительного эффекта. Для решения проблем моногородов руководство предприятий и органы местного самоуправления проводили комплексные меры. Они модернизировали «старые» отрасли и промышленные территории, создавали технологические музеи на базе предприятий[43].

Специфика и размещение градообразующих предприятий варьируются в зависимости от расположения. Так, в Казахстане в 2012 году к монопрофильным относили примерно треть городов страны, где действовали предприятия по добыче угля, нефти и газа; обрабатывающей промышленности; производству электроэнергии[44]. Градообразующие предприятия Беларуси традиционно строили либо в пределах существовавших поселений, либо рядом с крупными городами. К 2017-му более 80 % находилось в собственности государства[45] и характеризовалось ограниченным экономическим потенциалом. Наиболее проблемными регионами являлись Витебская, Минская и Могилевская области[46]. Большинство моногородов Германии к 2019-му было сконцентрировано в западной части страны. Это связано с тем, что после объединения ФРГ и ГДР крупные комбинаты восточных регионов не справились с конкуренцией, и были реструктурированы[47]. Для градообразующих предприятий Японии характерна высокая степень социальной ответственности из-за практики пожизненного найма работников[43].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. За переезд на Дальний Восток государство готово приплачивать. NEWSru.com (13 ноября 2013). Дата обращения 6 января 2019.
  2. Заушицина, 2015, с. 8—11.
  3. Указ Президента Российской Федерации от 02.02.2005 г. № 116 О приведении некоторых актов Президента Российской Федерации в соответствие с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». Администрация президента России (2 февраля 2005). Дата обращения 6 января 2019.
  4. Ускова, 2012, с. 34.
  5. 1 2 Ильина, 2013, с. 1—10.
  6. Тургель, 2014, с. 58—59.
  7. Отраслевое тарифное соглашение в электроэнергетике Российской Федерации на 2013-2015 годы (7 декабря 2014). Дата обращения 6 января 2019.
  8. 1 2 Тургель, 2014, с. 81.
  9. 1 2 Пыткина, 2013, с. 124—129.
  10. 1 2 Иваньковский С. Л., Былинская А. А., Иваньковская Н. А. Моногорода в народном хозяйстве страны: развитие, проблемы, перспективы // Вестник Нижегородского университета имени Н. И. Лобачевского. — 2011.
  11. 1 2 Ильина, 2013, с. 8—18.
  12. Тургель, 2014, с. 178—182.
  13. Ускова, 2012, с. 32—34.
  14. Тургель, 2014, с. 204.
  15. 1 2 Ускова, 2012, с. 5—18.
  16. 1 2 3 Аналитический доклад по вопросам управления развитием моногородов. Институт экономики города (2020). Дата обращения 6 января 2019.
  17. 1 2 Кирилл Янков. Моногорода с проблемами и без. Ведомости (9 ноября 2019). Дата обращения 6 января 2019.
  18. Ускова, 2012, с. 32—33.
  19. Ускова, 2012, с. 30—40.
  20. Ильина, 2013, с. 80—90.
  21. Ускова, 2012, с. 20—30.
  22. 1 2 Крюкова, 2010, с. 80—87.
  23. Ускова, 2012, с. 6—16.
  24. 1 2 3 Тургель, 2014, с. 119—129.
  25. Куликов, 2018, с. 76—90.
  26. Верещагина, 2015, с. 172—176.
  27. 1 2 Меерович, 2018, с. 53—60.
  28. Меерович, 2014, с. 31—37.
  29. Меерович М. Г., 2018, с. 260—267.
  30. Ускова, 2012, с. 16—26.
  31. 1 2 Меерович, 2018, с. 60—64.
  32. Выставки и достижения. Коммерсантъ (7 июня 2007). Дата обращения 6 января 2019.
  33. Ускова, 2012, с. 35—45.
  34. 1 2 Урожаева, 2016, с. 35—39.
  35. Наталия Красникова. Закрыть нельзя диверсифицировать. Газета.Ru (7 августа 2015). Дата обращения 4 января 2020.
  36. Моногорода спустя 4 года: а воз и ныне там. Интерфакс (16 ноября 2013). Дата обращения 4 января 2020.
  37. Осипов, 2016, с. 50—54.
  38. Л. Востокова. Моногорода не одиноки. Известия. Дата обращения 4 января 2020.
  39. Выжутович В. Моногород: всё сначала. Российская газета (28 ноября 2019). Дата обращения 4 января 2020.
  40. Ускова, 2012, с. 4.
  41. Многопроблемные моногорода. РБК (25 июля 2019). Дата обращения 4 января 2020.
  42. Нацпроекты командируют в моногорода. Коммерсантъ (28 июня 2019). Дата обращения 4 января 2020.
  43. 1 2 3 Кулай С.В. Зарубежный опыт модернизации и реструктуризации экономики моногородов // Государственное управление. Электронный вестник. — 2019.
  44. Каримова, 2016, с. 58—62.
  45. Антипова, 2017, с. 19—23.
  46. Белорусские моногорода: введение в проблему. Международный Центр Гражданских Инициатив «Наш дом» (2020). Дата обращения 4 февраля 2019.
  47. А. Гурков. Моногорода в Германии либо успешны, либо перестают ими быть. Deutsche Welle (23 мая 2016). Дата обращения 4 февраля 2019.

Литература[править | править код]