Гриневская, Изабелла Аркадьевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Isabella Grinevskaya.jpg

Изабе́лла Арка́дьевна (Арка́диевна) Грине́вская (урождённая Бейла Авраамовна Фридберг, идишבײלע פֿרידבערג‏‎ — Бейлэ Фридберг[1], в замужестве — Изабелла Спектор[2][3], псевдоним — Изабелла; 3 (15) мая 1864, Гродно — 1942, Ленинград) — русский и еврейский драматург, прозаик, поэтесса, переводчица, публицист.

Публиковала художественную прозу на идише, стихи, пьесы, переводы и публицистику на русском языке.

Биография[править | править вики-текст]

Дочь еврейского писателя Авраама Фридберга (1838, Гродно — 1902, Варшава). Окончив гимназию, в конце 1880-х гг. приехала в Петербург, где обучалась на Высших женских (Бестужевских) курсах. Сотрудничала в «Энциклопедическом словаре» Ефрона. Начала писать на идише в 1880 годах в Санкт-Петербурге[4]. Первая публикация — рассказ «Дер йосем» (сирота) в первом номере журнала «Дер хойз-фрайнд» за 1888 год. За этой публикацией последовали рассказы «Ин дер фремд» (на чужбине, в «Дер хойз-фрайнд»), «Ништ ойсгехалтн» (невыдержанно, в «Юдише библиотек»). Повесть «Фун глик цум кейвер, а хосн аф ойсцолн» (от удачи к могиле, жених на выплате) вышла отдельным изданием в Варшаве в 1894 году, рассказ «Дер райхер фетер» (богатый дядя) — там же в 1895 году. Пользовалась литературным псевдонимом «Изабелла». Вышла замуж за еврейского писателя Мордхе Спектора (1858—1925), основателя журнала «Дер хойз-фрайнд», в котором она дебютировала как прозаик[1][5]. Позже начала писать также на русском и, согласно некоторым источникам, на польском языках.

В 1890-х годах поселилась в Одессе. Литературную деятельность на русском языке начала переводами, впоследствии печатала стихи, пьесы, рассказы, статьи, выпустила ряд книг, её одноактные пьесы ставились на столичных и провинциальных сценах. Сама играла на сцене (под псевдонимом Тамарина), преподавала сценическое искусство и декламацию. В 1891 году в журнале «Звезда» выходят несколько её статей, посвященных Востоку: Индии, Японии и Африке[6]. В 1897 году опубликовала перевод на русский язык романа А. де Сен-Кентена «Любовь бабиста» (A. de Saint-Quentin «Un amour au pays des mages» — «Любовь в стране магов», 1891). В 1897 году вышла также её брошюра «Выставка в Стокгольме». Сборник «Огоньки: Рассказы; Стихотворения; Пьесы» вышел в 1900 году. Сборник «Стихотворения» вышел в Санкт-Петербурге в 1904 году (СПб: Типо-литография Б. М. Вольфа, 1904) — самые ранние стихи в сборнике датированы 1897 годом.

Написала и опубликовала большое число произведений в различных жанрах, однако наибольшую известность принесли ей пьесы «Баб» (СПб, 1903, 1916; поставлена в театре Литературно-художественного общества в Петербурге в 1904 г.) и «Беха-Улла» (СПб., 1912), посвящённые основателям новейших религиозных учений современности — бабизма и бахаизма — Бабу и Бахаулле.

Начав работу над пьесой «Баб» как над исторической драмой, Гриневская сама оказалась привлечена его учением и впоследствии стала последовательницей учения бахаи (возможно, первой в России). Настроения накануне революции 1905 года в России были благоприятны для восприятия демократического социального учения Баба, что, помимо литературного качества пьесы, определило успех пьесы и постановки.

Но все мы, все тираны,
Ничтожнейший из нас
Над жертвою своею
Глумится в каждый час.
… Родятся люди в каждый час,
И каждый час тиранов зарождает, -
На тронах, в хижинах, в лачугах и дворцах,
И если захотим мы с мщением в сердцах
Тиранов всех низринуть,
Придется без конца потоки крови лить,
Пока останется один, что меч покинет.

«Ах, бросьте же мечи… Мечи свои вы спрячьте.»

В письме к Гриневской от 22 октября 1903 о пьесе «Баб» одобрительно отозвался Л. Н. Толстой (LXXIV, 207—08), сам глубоко интересовавшийся историей и учением Баба и Бахауллы.

В процессе работы над пьесой Гриневская изучала труды историков и востоковедов (в качестве своих источников она называет А. Казембека, М. А. Гамазова и А. Г. Туманского). Тем не менее исторические реалии оказываются у неё сознательно искажёнными: Баб растёт в доме отца Гуррат-уль-Айн, оказывается её молочным братом, между ними развивается роман, Баб проповедует в Ширазе на базаре и т. д. Того обстоятельства, что, согласно установлениям бахаи, Явители религий вообще не могут изображаться на сцене (не только Баб и Бахаулла, но и, например, Будда или Иисус), Гриневская в период работы над пьесой «Баб», очевидно, не могла знать. Когда несколько лет спустя Абдул-Баха познакомился с текстами пьес Гриневской, он сделал для неё беспрецедентное исключение.

Акценты в пьесе «Беха-Улла» развивают идеи ненасильственного, духовного преобразования общества, начатые в первой из пьес. Бахаулла объявляет себя тем посланцем Бога, о котором пророчествовал Баб:

…Я слышу зов Аллаха.
Идите все за мной, возстанем мы из праха.
Я смерти не боюсь! Пойдём, друзья, за Ним!
Аллах зовёт — я с Ним, друзья, непобедим!
Вот тучи пронеслись. Прошло, прошло затменье -
Там солнце пурпуром и золотом горит.
Я с Ним непобедим. Смотрите же: терпенье -
Оно мой щит,
Прощенье -
Моё копье. Любовь — мой меч, вот все
Моё вооруженье!

В 1910 году Гриневская в качестве паломника бахаи удостаивается встречи с Абдул-Баха, который находился тогда в окрестностях Александрии в Египте. Абдул-Баха высказал одобрение литературной деятельностью Гриневской и спросил её о её желаниях. Гриневская ответила, что желала бы видеть её пьесы «Баб» и «Беха-Улла» переведёнными на немецкий и французский языки. Абдул-Баха сказал, что её желания сбудутся. Перевод пьесы «Баб» на немецкий пера Фридриха Фидлера действительно существовал, но неизвестно, сохранился ли. Велась работа и над французским переводом (переводчица Гальперина), относительно судьбы которого ничего не известно. По сообщению Марты Рут, Абдул-Баха предсказал Гриневской также, что эти пьесы будут однажды поставлены и в Тегеране.

Примерно до 1915 г. Гриневская работала над рукописью «Путешествие в страну солнца» о Вере Бахаи. Этот манускрипт, общим объёмом более 500 страниц, никогда не был опубликован.

Мало что известно из жизни Изабеллы Гриневской после революции 1917 года. Единственная её книжка за всё послереволюционное время — сборник стихов «Павловск», датирована 1922 годом.

Несмотря на запрет деятельности групп бахаи в Советской России уже начиная с конца 1920-х годов, ленинградский домашний адрес Гриневской продолжает открыто публиковаться в качестве контактного во всех выпусках Bahá'í World в тридцатых и сороковых годах, вплоть до кончины Гриневской в 1942 году. В начале июня, в июле и в августе 1937 года обращалась с ходатайствами к Е. П. Пешковой с просьбой о помощи в облегчении участи арестованных Екатерины Сергеевны и Дмитрия Николаевича Веселовских[7]. По этому же поводу написала письмо начальнику Севостоклага.

В 1930-е годы жила в Ленинграде по адресу: Проспект Нахимсона, дом № 10, квартира № 32. Умерла от голода в блокаду. Блокадные записи И. А. Гриневской были опубликованы посмертно (Ежегодник рукописного отдела Пушкинского Дома, 2014).

Имела дочь[8].

Литература[править | править вики-текст]

  • Гриневская, Изабелла. Баб. Драматическая поэма из истории Персии. В 5 действиях и 6 картинах. Издание 2-е. Петроград, 1916.
    • На сервере электронной библиотеки ImWerden: [1]
  • И. Ш. Отзывы печати о драматической поэме «Баб» (из персидской жизни) Изабеллы Гриневской. СПб, 1916
  • Root, Martha. Russia’s Cultural Contribution to the Bahá'í Faith. The Bahá'í World, 1934—1936, vol. VI, p. 707—712.
  • Momen, Moojan. The Bábí and Bahá'í Religions, 1844—1944. Some Contemporary Western Accounts. George Ronald: Oxford, 1981. ISBN 0-85398-102-7, p. 50-51.
  • Гриневская, Изабелла Аркадьевна. Павловск / И. А. Гриневская. — Пг. : Изд. Павловского отд. Общества изучения, популяризации и художественной охраны Старого Петербурга и его окрестностей, 1922. — 32 с.

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]