Гулая, Инна Иосифовна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Инна Гулая
I gulaya.jpg
Имя при рождении:

Инна Иосифовна Гулая

Дата рождения:

9 мая 1940(1940-05-09)[1]

Место рождения:

Харьков, Харьковская область, Украина

Дата смерти:

28 мая 1990(1990-05-28) (50 лет)

Место смерти:

Москва, РСФСР, СССР

Гражданство:

Flag of the Soviet Union.svg СССР

Профессия:

актриса

Карьера:

1960—1990

Награды:

Заслуженный артист РСФСР — 1976

IMDb:

ID 0347667

И́нна Ио́сифовна Гу́ла́я[К 1] (9 мая 1940, Харьков, Украинская ССР — 28 мая 1990, Москва) — советская актриса театра и кино. Заслуженная артистка РСФСР (1976).

Биография[править | править вики-текст]

Воспитывалась матерью, Людмилой Константиновной Генфер, без отца, жили очень бедно, мама подрабатывала портнихой.

По окончании средней школы не поступила в театральный институт и занималась в студии при Центральном детском театре. В 1962—1964 годах училась в Театральном училище им. Щукина.

В 1960 году дебютировала в кино, исполнив роль Оли Рыжковой в фильме Василия Ордынского «Тучи над Борском». В 1961 году сыграла в фильме Льва Кулиджанова "Когда деревья были большими" самую значительную свою роль — деревенскую девушку Наташу, доверчиво принявшую за своего отца, пропавшего без вести на войне, случайного человека. Игра молодой актрисы отличалась высоким психологизмом и глубоким погружением в образ персонажа.

После этой работы Инна Гулая сыграла роль подруги Ярослава Гашека в совместном чехословацко-советском фильме «Большая дорога», и в 1965 году в фильме Михаила Швейцера и Софьи Милькиной «Время, вперёд!» актриса сыграла Шурочку, девушку начала 1930-х годов, захваченную пафосом гигантского строительства, новыми человеческими отношениями. Хотя в этих ролях не было достаточного материала для драматического развития, актриса открыла новую сторону своего таланта — тонкое чувство юмора[6].

Служила в московском Театре юного зрителя[7]. В 1966 году стала актрисой Театра-студии киноактёра. В том же году вышел фильм «Долгая счастливая жизнь» — единственная режиссёрская работа мужа актрисы сценариста и поэта Геннадия Шпаликова. В этом фильме Инна Гулая сыграла свою последнюю главную роль, по выражению Любови Аркус, «русскую Джельсомину из заплёванного райцентра»[8]. В СССР картина прошла малозамеченной. По мнению киноведа Валерия Фомина, картина Шпаликова стала финальной точкой в развитии кинематографа оттепели[9]. У Шпаликова начался период творческой невостребованности. И Инна Гулая стала получать мало предложений сниматься в кино. Отсутствие работы осложняло и без того непростую семейную жизнь[10]. По воспоминаниям кинодраматурга Натальи Фокиной, жены Льва Кулиджанова,

[Талант] Инны, который был её тяжёлым бременем и игом, порабощал и мучил её и её близких. Она распространяла беспокойство и дискомфорт, что потом проявилось в семейной драме Инны и Гены Шпаликова. Какая-то в ней была «чёрная дыра», которую с первого взгляда не угадаешь. Было что-то обманчивое в её привлекательной внешности, бездонных выразительных глазах. В работе Инна была беспощадна к себе, не боялась быть некрасивой, морщила нос и волочила ноги[11].

По мнению писателя и журналиста Александра Нилина,

…уже первая роль — сектантки в картине Ордынского «Тучи над Борском» очень болезненно ударила по её психике (сами обстоятельства, предлагаемые ролью[12], оказались очень вредны для неё), на что вовремя никто не обратил внимания[13].

В 1974 году Геннадий Шпаликов повесился, а через 16 лет, 28 мая 1990 года, покончила жизнь самоубийством и сама Гулая. Обстоятельства её смерти до сих пор доподлинно неизвестны. Актриса страдала от невостребованности в кино[14]. По одной из версий, причиной стала передозировка снотворного[15].

Похоронена на Домодедовском кладбище под Москвой (участок 38).

Оценки творчества[править | править вики-текст]

Александр Нилин: «Но со всеми своими капризами она <…> так играла в пьесе Шварца «Тень» Юлию-Джулию, что, по словам служившей одновременно с ней первой жены Бори Ардова, это становилось событием для их театра, из чьей труппы тогда не ушли ещё ни Инна Чурикова, ни Лия Ахеджакова, а героинь играла очень талантливая Тамара Дегтярёва»[13].

Оценки характера[править | править вики-текст]

  • Анатолию Эфросу приписывается выражение «Непосредственная, как Гулая»[13].
  • Александр Нилин: «Инна была одарённее Люси Марченко, обладала лучшими внешними данными и человеком была намного хуже, чем Люся, что в профессии давало ей преимущество»[13].

Семья[править | править вики-текст]

Фильмография[править | править вики-текст]

Год Название Роль
1960 ф Тучи над Борском Оля Рыжкова
1960 ф Шумный день Фира Канторович
1961 ф Когда деревья были большими Наташа
1962 ф Большая дорога Шура, жена Гашека
1964 ф Пятый тополь Имя персонажа не указано
1965 ф Время, вперёд! Шура Солдатова
1966 ф Долгая счастливая жизнь Лена
1969 кор Фронт за околицей Анна
1971 ф Если ты мужчина… Маша
1971 ф Пристань на том берегу Маруся
1975 ф Бегство мистера Мак-Кинли секретарша
1977 мтф Хождение по мукам Елизавета Киевна Расторгуева
1979 мтф Маленькие трагедии Царица ночи
1984 мтф Мёртвые души эпизод
1987 ф Крейцерова соната дама с лорнетом (эпизод)

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Распространена традиция употребления фамилии актрисы в несклоняемой форме (Инны Гулáя и т. д.), отступающая от литературной нормы. Ср.:
    Склоняемость-несклоняемость фамилий, пишущихся с буквой я на конце, зависит только от места ударения и происхождения фамилии. Несклоняемы фамилии французского происхождения с ударением на конце: Золя, Труайя. Все прочие фамилии на я склоняемы; таковы Головня, Зозуля, Сырокомля, Гамалея, Гойя, Шенгелая, Данелия, Берия[2].

    Предлагаемая составительницей словаря ударений «Собственные имена в русском языке» Ф. Л. Агеенко модель словоизменения Гулáя, Гулáи (как свáя, Данáя)[3] оспаривается российским лингвистом В. И. Беликовым:

    Актрису Инну Гулую я склоняю как Татьяну Толстую, не задумываясь, но и не чувствуя себя уверенным. Предлагаемая Ф. Л. Агеенко модель словоизменения <…> вызывает недоверие, но как неспециалист я обращаюсь к периодике. «Кодифицированный» вариант в базе СМИ «Интегрум» вообще не встретился, «мой» — в пяти публикациях, но в двадцать раз чаще фамилия просто не склоняется. Любопытно, впрочем, что Людмила Чурсина, по версии газетчиков, говорит по-разному:
    (1) …познакомилась с Шукшиным, Юрой Никулиным, Инной Гулой, Лёнечкой Куравлёвым… (Вести, Санкт-Петербург; 29.07.2006),
    (2) Мы с Инной Гулая жили в избе, сплошь завешанной иконами и различными травами (Российская аграрная газета; 31.03.2006),
    — так что мнение подлинных знатоков просто так не узнаешь: тексты явно редактировались. Учитывая частотность украинской фамилии Гýлый[4] (а родилась актриса в Харькове), правильной по-прежнему считаю свою словоизменительную модель[5].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Person Profile // Internet Movie Database
  2. Еськова, Н. А. Трудности словоизменения существительных : учеб.-метод. материалы к практ. занятиям по курсу «Язык современной печати» / Госкомитет печати СССР, Всесоюзный институт повышения квалификации работников печати ; отв. ред. М. В. Шульга. — М. : ВИПК работников печати, 1990. — 13.1. Склонение фамилий (п. 13.1.12).
  3. Агеенко, Ф. Л. Собственные имена в русском языке : слов. ударений. — М. : Издательство «НЦ ЭНАС», 2001. — С. 89. — ISBN 5-93196-107-0.
  4. Ср. укр. гýлий ‘безрогий’.
  5. Беликов, В. И. Стереотипы в понимании литературной нормы // Стереотипы в языке, коммуникации и культуре : сб. ст. — М. : Издательский центр РГГУ, 2009. — С. 50. — ISBN 5-7281-1071-1.
  6. Фокина, Н. Инна Гулая // Актёры советского кино. — М., 1967. — Вып. 3.
  7. Она была создана для классического тюзовского репертуара: не перевоплощаясь, а лишь воплощая себя саму, могла играть и кристально-честных отличниц, и беззаветно любящих своих суженых юных принцесс. Она была удивительно органична. Её наивность, искренность, открытость и распахнутость миру позволяли вписаться в любой вымышленный мир.
  8. Аркус, Любовь. Новейшая история отечественного кино. — СПб. : Сеанс, 2004. — Т. V : 1986—2000. Кино и контекст.
  9. Фомин, Валерий. Кинематограф оттепели // Материк. — М., 1996.
  10. Мурзина, Марина. История любви Геннадия Шпаликова и Инны Гулая. Аргументы и факты (14 февраля 2008). Проверено 3 сентября 2013.
  11. Фокина, Наталья. Когда деревья были большими. Посвящается Льву Кулиджанову // Искусство кино. — 2003. — № 11.
  12. сектанты изуверскими радениями доводят девушку до полубезумного состояния, и совершают попытку распять её на кресте
  13. 1 2 3 4 Нилин, А. П. Станция Переделкино: поверх заборов : роман частной жизни. — М. : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2015. — ISBN 978-5-17-087072-1.
  14. Дарья Шпаликова. Завещание отца. 7 дней.ru (январь 2012). Проверено 29 августа 2013.
  15. Инна Гулая. Как они умерли. Проверено 31 августа 2013.

Литература[править | править вики-текст]

  • Полухина, Л. С. Инна Гулая и Геннадий Шпаликов. — М. : Алгоритм, 2007. — 224 с. — (Кинофестиваль). — ISBN 978-5-9265-0392-7.

Ссылки[править | править вики-текст]