Гянджинский мятеж (1920)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Гянджинский мятеж
Дата 26 мая3 июня 1920
Место Гянджа
Итог Подавление восстания частями Красной Армии
Противники

Азербайджан Гянджинский гарнизон

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Красная Армия

Командующие

Мамед Кули Мирза Каджар
Джавад-бек Шихлинский
Теймур-бек Новрузов
Джангир-бек Кязимбеков

Великанов, М. Д.

Силы сторон

3-й Гянджинский полк,
Учебная команда 3-го Шекинского конного полка,
1 арт. батарея,
Всего ок. 1 800 бойцов

3-я бригада(ок. 2 000 бойцов):
178-й стрелковый полк,
179-й стрелковый полк(с 29 мая),
180-й стрелковый полк,
батальон связи,
20-я конная бригада,
1 арт. дивизион, 30 пулемётов,
18-я конная дивизия(с 28 мая),
гаубичный дивизион(с 28 мая),
8 бронепоездов,
57 тяжёлых пушек,
2-я бригада(Войцеховский)(с 30 мая):

  • 175-й стрелковый полк,
  • 176-й стрелковый полк,
  • легкий артиллерийский дивизион,

бронеавтодивизион(с 30 мая),
армянская горная батерея(с 30 мая)

Потери

ок. 1 000 солдат убитыми

920 солдат убитыми (по другим данным 1500 на начальной стадии восстания)

Гянджинский мятеж (азерб. Gəncə üsyanı) — вооружённое антисоветское выступление в Гяндже (Азербайджан), произошедшее 26 мая — 3 июня 1920 года. После его подавление, старая азербайджанская армия была расформирована, а взамен неё началось формирования Азербайджанской Красной армии.

Предшествующие события[править | править код]

В ночь с 27 на 28 апреля 1920 года большевики подняли восстание в Баку, предъявив азербайджанскому правительству два ультиматума о сдачи власти. Практически одновременно с восстанием, границу пересекли четыре бронепоезда Советской России, следом за которой двигались главные части XI Красной Армии. Если в столице некоторые воинские части перешли на сторону большевиков, то бронепоездам Советской России в нескольких местах было оказано небольшое сопротивление. Созванный на экстренное заседание парламент, большинством голосов проголосовал за передачу власти Азербайджанской коммунистической партии (большевиков) (англ.) «АКП(б)» при одном из условий, что новое правительство не допустит вступление частей Красной Армии с боем в Баку, после чего самораспустился. Азербайджанские большевики образовали Азербайджанский Временный Революционный Комитет (азерб.) (Азревком) и организовали Совет Народных Комиссаров (азерб.) (правительство), объявив о своей готовности вступить в тесный союз с Советской Россией. Таким образом, на смену парламентской Азербайджанской Демократической Республики пришло государство с новой формой государственного устройства — социалистический Советский Азербайджан.

В своём постановлении от 29 апреля Азревком распорядился подчинить азербайджанскую армию в оперативном отношении командованию XI Красной Армии, чтобы «переформировать её на основах Рабоче-Крестьянской Красной армии в соответствующие численному составу части, сохранив название „азербайджанских“»[1]. Через несколько дней, 7 мая, Азревком принял решение «в оперативном, административном, организационном, а также в отношении снабжения всеми видами довольствия» подчинить переименованную к тому времени армию и флот командованию XI Красной Армии и Волжско-Каспийской военной флотилии[1].

Советизация Азербайджана и доступ к его нефтяным ресурсам значительно ослабили заинтересованность большевиков в установлении советской власти в соседних регионах. Этот фактор, наряду с проводимыми новой властью реквизицией провизии и антирелигиозной пропагандой, вызвал недовольство азербайджанцев. Антисоветские настроения в народе провоцировались и политическими организациями сторонников АДР, эмигрировавших в тогда ещё независимую Грузию или ушедших в подполье. К ним присоединились и азербайджанские военнослужащие, недовольные реформами азербайджанских отрядов по модели Красной Армии, в результате которых было уволено много офицеров.[2]

Положение сторон[править | править код]

Гянджа (царский Елизаветполь) располагается на самом западе Азербайджана и представляет из себя крупный город. Его гарнизон состоял из частей как 20-й стрелковой дивизии, так и некоторых частей 1-азербайджанской пехотной дивизии.

XI Красная Армия[править | править код]

Два стрелковых полка (178-й и 180-й) 20 дивизии дислоцировались в юго-восточном (армянском) районе, а батальон связи и комендантская команда штаба 3-й бригады Таманской кавалерийской дивизии располагались в северо-западном (мусульманском) районах города. Части 3-й бригады, которой командовал Ширмахер, располагали численным составов около 2 тысяч бойцов при 30 пулемётах и один легкий артиллерийский дивизион[3][4].

На расстоянии 20 км к юго-западу от Гянджи, в с. Зурноабад дислоцировалась 20-я кавалерийская бригада (450 сабель) с одной конной батареей и 8 пулемётами, а в 5-6 км к югу от города, в немецкой колонии Еленендорф находился штаб артиллерии дивизии и двухорудийная батарея[3].

Бывшая армия АДР[править | править код]

К моменту восстания части 1-й азербайджанской пехотной дивизии бывшей азербайджанской армии ещё не были реорганизованы по советскому образцу. Они состояли из 3-го Гянджинского стрелкового полка, учебной команды 3-го Шекинского конного полка, одной артбатареи и комендантской команды штаба дивизии, общая численность которых доходила до 1800 бойцов. Сохранялся и начальствующий состав. Например, генерал-майор Мамед Мирза Каджар не только служил начальником снабжения дивизии, но до 20 мая являлся даже комендантом города[3][4].

Мятеж[править | править код]

Подготовка[править | править код]

23 мая из штаба XI Армии в город с группой командного состава прибыл новый начальник одной из дивизий (согласно Кадишеву — Азербайджанской дивизии, а по версии Дарабади — 20-й дивизии)[3][4]. Коренным образом планировалось реорганизовать управление и обновить личный состав дивизии, что заставило азербайджанских солдат пойти на дальнейшие действия[3][5].

К восстанию тщательно готовились. Так, мятежники заблаговременно организовали в городе тайные склады оружия. Вооружённые отряды из местных жителей стянулись в окрестные сёла. Под руководством начальника военного гарнизона, генерал-майора Джавад-бека Шихлинского и командира Гянджинского пехотного полка, полковника Джахангир-бека Кязимбекова, группа военных составила оперативный план восстания. Бывшему коменданту Гянджи, генерал-майору Мамед Мирзе Каджару предстояло соорудить оборонительные укрепления вокруг города и его окрестностей. Как вспоминал Д. Кязимбеков, руководители восстания с помощью фактора внезапности планировали быстро разоружить красноармейцев в городе, затем соединиться с азербайджанскими частями, которые находились в Карабахе и сражались с армянами, и грузинскими войсками, чтоб совместно освободить страну. Офицеров штаба 1-й азербайджанской дивизии отправили в Грузию и Карабах, намереваясь согласовать предстоящие действия. В Агдаме и Тертере располагался 3-й Шекинский конный полк (командир, полковник Токаев), на который бунтовщики также возлагали надежды[6].

В преддверии восстания, вооружённая группировка во главе с Гачаг Гамбаром и Сары Алекпером сконцентрировалась в 20 км к западу от Гянджи, в районе Нюзгер, располагая значительными силами, двумя полевыми орудиями и пулемётами. 22 мая состоялось тайное совещание, на котором полковник Д. Кязимбеков согласовал с этими командирами организацию предстоящих действий. Они сводились к тому, что командирам этих отрядов надлежало ворваться в армянскую часть города и поспособствовать азербайджанским частям в захвате важнейших государственных объектов, таких как почта, телеграф, военные склады и т.д.[7]. В оперативной сводке штаба XI Красной Армии от 1 июня говорилось, что

« дальнейшие действия восставших были направлены на то, чтобы обеспечить за собой город и выйти на железную дорогу, дабы прервать железнодорожное сообщение Баку — Агстафа и тем лишить связи центр Азербайджана с мирной делегацией, которая вела переговоры с грузинской мирной делегацией на ст. Пойлы[7]. »

Ход восстания[править | править код]

Комендант города за 2-3 часа до начала восстания узнал о готовящемся выступлении и потому азербайджанских солдат решили снять с караулов, их казармы оцепить, но предупреждение удалось передать лишь частям 20-й стрелковой дивизии[8]. В 3 часа, в ночь с 25 на 26 мая азербайджанские артиллеристы открыли огонь, но перед этим городское электричество было отключено. В течение ночи мятежники смогли закрепиться в мусульманской части Гянджи. Они овладели артбатареей 20-й дивизии, арестовали и отправили в тюрьму многих штабных работников и красноармейцев, в том числе командира 3-й бригады А. Г. Ширмахера, освободив при этом заключённых; населению роздали оружие[9][8]. В бою отличился комиссар военного отдела Гянджинского губкома Мамед Сафар Агаев. Он застрелил двух мятежников и нескольких ранил, но и сам погиб[10]. Если в мусульманской части города мятежники добились успехов, то в армянской части им сопутствовала неудача. Бойцов 3-го Гянджинского полка выбили отсюда и они ушли в мусульманскую часть, а река Гянджачай, таким образом, стала разделять обе стороны[8].

27 мая в 10 утра советские войска переходят в наступление со стороны Еленендорфа на юго-западную часть города. Однако, 1-й батальон Гянджинского восстания контратакует противника, обращает его в бегство. В 4 часа дня началось наступление советских частей со стороны Шамхора на северо-западную часть города, однако и это наступление было отбито. В 7 вечера советские части начинают артиллерийский обстрел города и позиций восставших. Во время этого обстрела был контужен генерал Шихлинский. Ответный артиллерийский обстрел батареи восставших под командованием подполковника Станкевича заставляет умолкнуть артиллерию противника.

28 мая утром кавалерийская дивизия Красной армии предприняла штурм города, однако была разгромлена и практически уничтожена. В 12 часов дня также была отбита попытка пехоты красной армии проникнуть в город. В 4 часа дня город начинает непрерывно обстреливаться тяжелой артиллерией. В помощь красным частям была направлена 18-я конная дивизия под команованием П.Курышко, снятая с позиций на грузинской границе, гаубичный дивизион и четыре бронепоезда. Все силы поступили под командование командира 20-й дивизии Великанова.

В ночь с 28 на 29 мая восставшие получают известие о заключении перемирия между Советами и Грузией.

На рассвете 29 мая русские открывают ураганный огонь по городу. На помощь советским частям подходит 179-й стрелковый полк, переброшенный с границы с Арменией. Около 8 часов утра красная армия переходит в наступление со стороны Еленендорфа. В ходе ожесточённых боёв восставшим удаётся сохранить свои позиции, однако Красная армия заняла дорогу, ведущую в Хачбулаг и Балчылы. В этот день погибают командир батальона капитан Мири-заде, подполковник Станкевич и полковник Гаузен (командир 2-го батальона). С грузинской границы на помощь частям Красной армии была снята и переброшена 2-я бригада в составе 175-го и 176-го полков и одного легкого артиллерийского дивизиона под командованием Войцеховского. Из Баку в Гянджу направили бронеавтодивизион и армянскую горную батарею. 30 мая под непрерывным давлением наступающих частей красной армии, восставшие вынуждены оставить армянскую часть города.

Понимая безвыходность восставших, 1 июня восставшими было решено 2 июня отступить из города, эвакуировав его жителей.

В результате проведённой операции, восставшие сумели эвакуировать жителей и сами отступить из города. В ночь с 2 на 3 июня партизанские отряды и остатки Гянджинского полка были распущены.

Последствия[править | править код]

«Татарское население Елизаветполя было вырезано большевиками с брутальной дикостью»

При Революционном военном совете XI армии был создан особый отдел для ведения следствия по Гянджинскому восстанию. Был образован Гянджинский губернаторский революционный трибунал.

По приказу командированного в Гянджу наркома внутренних дел Азербайджана Гамида Султанова, в городе было публично казнено несколько сотен человек. 23 офицера (включая 6 генералов) были немедленно вывезены на остров Наргин и расстреляны на следующий день вместе с 57 другими ссыльными. По приказу командования XI Красной Армии контроль за потенциальными очагами восстания по всей республике был значительно усилен. Был дан приказ изымать у населения оружие, а отказывавшихся его сдавать расстреливать на месте. Добровольно сдававшим оружие было назначено вознаграждение.[2]

По сообщениям Western Gazette[11] и Cheltenham Chronicle[12] большевики при взятии города вырезали 15,000 мусульман, в том числе детей и женщин. Многие женщины были вырезаны, а весь город, за исключением армянского квартала, был в руинах.

Гянджинский мятеж 1920 года привёл к цепной реакции региональных мятежей по всей республике, как то июньские мятежи в Шуше под руководством Нури-паши и в Закаталах под руководством Моллы Хафиза Эфендиева. Начиная с сентября 1920 года новые волны антисоветских мятежей охватили азербайджанские регионы: Кубу (вместе с Дагестаном), Карабулаг, Шамхор и Ленкорань. И хотя эти волнения продолжались вплоть до 1924 года, ни один из мятежей по силе и значению не превзошёл Гянджинский.[2]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Дарабади, 2013, с. 267.
  2. 1 2 3 Swietochowski, Tadeusz. Russian Azerbaijan, 1905—1920: The Shaping of National Identity in a Muslim Community. Part III. New York : Columbia University Press, 1995
  3. 1 2 3 4 5 Кадишев, 1960, с. 294.
  4. 1 2 3 Дарабади, 2013, с. 269.
  5. Дарабади, 2013, с. 270.
  6. Дарабади, 2013, с. 270-271.
  7. 1 2 Дарабади, 2013, с. 271.
  8. 1 2 3 Кадишев, 1960, с. 295.
  9. Дарабади, 2013, с. 272.
  10. Токаржевский Е. А. Из истории иностранной интервенции и гражданской войны в Азербайджане. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1957. — С. 279.
  11. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок :0 не указан текст
  12. 15,000 massacred // Cheltenham Chronicle. — 1920. — 2 июня. — С. 4.

Литература[править | править код]

  • Дарабади П. Военно-политическая история Азербайджана (1917—1920 годы). — Баку: Изд. дом «Кавказ», 2013.
  • Кадишев А. Б. Интервенция и гражданская война в Закавказье. — М.: Воениздат, 1960.