Эта статья входит в число хороших статей

Дамаскин (Орловский)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Архимандрит Дамаскин
Имя при рождении Владимир Александрович Орловский
Дата рождения 26 декабря 1949(1949-12-26) (70 лет)
Место рождения
Страна
Род деятельности историк церкви, агиограф, писатель-документалист, священнослужитель
Награды и премии

Орден святого преподобного Серафима Саровского III степени Орден Преподобного Сергия Радонежского III степени
Макарьевская премия II степени (1997)

Сайт www.fond.ru

Архимандри́т Дамаски́н (в миру Влади́мир Алекса́ндрович Орло́вский; 26 декабря 1949, Москва) — советский и российский церковный историк, агиограф, доктор исторических наук (2017). Священнослужитель Русской православной церкви, архимандрит, клирик храма Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе в Москве[1].

Автор многочисленных книг, статей и других материалов, посвящённых новомученикам и исповедникам Церкви Русской. Автор статей и монографии по проблематике канонизации и почитания святых в Русской православной церкви. Составитель жизнеописаний около тысячи репрессированных лиц духовного звания, созданных им на основе архивных исследований десятков тысяч архивно-следственных дел[2] и сбора свидетельств очевидцев. Участник многочисленных научных конференций, посвящённых данной тематике. Член Синодальной комиссии Московского Патриархата по канонизации святых (c 1996). Ответственный секретарь Церковно-общественного совета при Патриархе Московском и всея Руси по увековечению памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской (c 2012). Научный руководитель Регионального общественного фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви», автор многочисленных биографических справок о новомучениках и исповедниках в Православной энциклопедии и член научно-редакционного совета по изданию данной энциклопедии[3].

Биография[править | править код]

Учился в Литературном институте имени А. М. Горького при Союзе писателей СССР; посещал семинар Михаила Лобанова[4]. Будучи студентом Литературного института, понял, что «история народа России XX века во всех её проявлениях по сути далека от господствующей официальной версии»[5]. По воспоминаниям Михаила Лобанова, «Писал рассказы с каждым предложением почти на целую страницу, что — то вроде „под Пруста“, за фразеологической сеткой не видны были герой, да и не ясно было, о чем идет речь. С таким текстом мало было шансов на защиту дипломной работы, вероятно, он и сам понимал это, взявшись наконец за тему более жизненную, позволившую ему полнее духовно выразить себя. Но всегда в выступлениях на семинаре, в замысловатых его иносказаниях чувствовалась духовность его интересов, и однажды, когда мы вечером после семинарского занятия в пустой аудитории говорили с ним о его дипломной работе, я был прямо атакован его спасительными назиданиями. Он уже не скрывал своей религиозности, и передо мною, грешным, опять возникла проблема: как бы он не пустился в такое же проповедничество на экзамене по марксизму-ленинизму»[6][7]. Ещё учась в Литературном институте, начал собирать сведения о судьбах людей, «которые в годы советских гонений пострадали за Христа от рук безбожников»[8].

Окончил Литературный институт в 1979 году. Устроился работать в учебно-методическом кабинете при Министерстве приборостроения СССР. В 1980 году его деятельность по сбору информации о подвиге новомучеников и исповедников приобрел систематический характер. С 1983 по 1986 год служил чтецом в Успенской церкви в Жилине в посёлке Томилино Московской области[3].

По собственному признанию, «то, что я занимался мучениками, накладывало определенные ограничения и направляло меня на особый путь, логически вело к тому, что в 1988 году я принял монашество»[9]. 7 апреля 1988 года в Преображенском кафедральном соборе города Иванова пострижен в мантию с именем Дамаскин в честь преподобного Иоанна Дамаскина[3]. 28 декабря 1988 года епископом Ивановским и Кинешемским Амвросием (Щуровым) рукоположён в сан иеродиакона, 29 декабря — в сан иеромонаха. Направлен служить в клир храма Воскресения словущего села Толпыгино Приволжского района Ивановской области[3], который не закрывался в советское время[10]. 29 декабря 1988 года награждён набедренником.

В 1991 году стал членом Синодальной комиссии по изучению материалов, касающихся реабилитации духовенства и мирян Русской православной церкви, пострадавших в советский период[3].

С 1993 года, будучи сотрудником Издательства Валаамского монастыря, трудился над изданием «Истории русской церкви»[11][12].

9 апреля 1996 года указом Патриарха Московского и всея Руси Алексия II назначен в клир храма Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе[3].

По преобразовании в сентябре 1996 года издательства Свято-Преображенского Валаамского монастыря в Церковно-научный центр «Православная энциклопедия» продолжил трудиться в последнем, став куратором редакции истории Русской Церкви XX века[11].

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе, клириком которой с 1996 года является архимандрит Дамаскин

27 декабря 1996 года решением Священного синода назначен членом Синодальной комиссии по канонизации святых Русской православной церкви[13].

9 октября 1997 года с несколькими единомышленниками зарегистрировал Региональный общественный фонд «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви»[14].

9 января 2000 года возведён в сан игумена. 8 ноября 2000 года Патриархом Алексием II за труды в Синодальной комиссии по канонизации святых награждён медалью Русской Православной Церкви святителя Иннокентия Московского и Коломенского. 4 декабря 2003 года награждён палицей. 4 сентября 2007 года Патриархом Алексием II за труды в Синодальной комиссии по канонизации святых награждён медалью преподобного Серафима Саровского II степени. 20 апреля 2008 года в Храме Христа Спасителя Патриархом Алексием II был удостоен права ношения креста с украшениями[15]

6 октября 2008 года решением Священного синода включён в состав созданной тогда же рабочей группы для рассмотрения вопроса о почитании новомучеников и исповедников Российских XX века, канонизированных Русской православной церковью заграницей в период разделения[16].

15 января 2009 года по предложению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия избран делегатом от монашествующих Московской епархии на Поместный собор Русской православной церкви[17], прошедший 27—28 января 2009 года в Москве.

2 июня 2009 года Патриархом Московским и всея Руси Кириллом за труды в Синодальной комиссии по канонизации святых награждён медалью преподобного Сергия Радонежского I степени.

В феврале 2010 года включён в состав созданной тогда же Экспертной коллегии по научно-богословскому рецензированию и экспертной оценке Издательского совета Русской православной церкви, первое заседание которой состоялось 11 февраля 2010 года[18][19].

17 февраля 2011 года в Юго-Западном государственном университете в Курске защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата исторических наук на тему «Церковное служение и общественная деятельность епископа Гермогена (Долганёва) в условиях кризиса церковно-государственных отношений в России конца XIX — начала XX вв.»[20][21] (научный руководитель З. Д. Ильина; официальные оппоненты С. В. Мироненко и И. А. Анфертьев). Решением Учёного совета ИРИ РАН монография рекомендована к печати и ей присвоен гриф ИРИ РАН[2].

27 июля 2011 года решением Священного синода назначен секретарём Синодальной комиссии по канонизации святых[22].

25 декабря 2012 года назначен ответственным секретарём новообразованного Церковно-общественного совета при Патриархе Московском и всея Руси по увековечению памяти новомучеников и исповедников Церкви Русской. Кроме того, Синод поручил игумену Дамаскину к 1 марта 2013 года представить на рассмотрение Священного синода проект положения о Совете[23].

22 декабря 2013 года «во внимание к усердным трудам на благо Церкви Христовой и в связи с 25-летием служения в священном сане» награждён Патриархом Кириллом ордена преподобного Сергия Радонежского III степени[24].

22 октября 2015 года на заседании Священного синода освобождён от должности секретаря Синодальной комиссии по канонизации святых с оставлением в составе Комиссии согласно поданному им прошению[25].

1 ноября 2016 года Патриархом Кириллом включён в состав созданной тогда же Комиссии по исследованию подвига новомучеников и исповедников и увековечению памяти почивших священнослужителей города Москвы[26][27].

1 февраля 2017 года решением Священного Синода включён в состав образованного тогда же Организационного комитета по реализации программы общецерковных мероприятий к 100-летию начала эпохи гонений на Русскую Православную Церковь[28].

10 апреля 2017 года за Литургией в Малом Соборе Донском монастыре Патриархом Московским и всея Руси Кириллом был возведён в сан архимандрита[29].

15 июня 2017 года в Белгородском государственном национальном исследовательском университете успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора исторических наук на тему «Восстановление практики причисления к лику святых и канонизация новомучеников российских в контексте взаимоотношений Церкви и государства: 1970—2011 гг.» (научный консультант З. Д. Ильина; официальные оппоненты А. В. Апанасенок, И. Л. Бабич, В. В. Коровин)[30].

18 ноября 2019 года года Патриархом Кириллом «во внимание к усердным трудам на благо Святой Церкви и в связи с 70-летием со дня рождения» награждён орденом преподобного Серафима Саровского III степени[31].

Деятельность[править | править код]

Собирание материала[править | править код]

Его деятельность как историка началась со сбора частным порядком сведений о подвижниках благочестия, пострадавших в гонениях против Церкви в XX веке. По собственному признанию, «Я занялся собиранием сведений о новомучениках потому, что считал это своим долгом. Долгом перед Русской Церковью, перед своим народом, среди которого Бог дал счастье родиться <…> Первоочередной задачей в начале этого поприща было для меня собирание устного предания — опросы, запись и изучение свидетельств очевидцев. В 1970—1980-е годы были последним отрезком времени, когда преклонного возраста свидетели были ещё живы, страх, который парализовал народ после прошедшего в стране террора, несколько ослабел, но был ещё достаточно силён, чтобы удерживать свидетелей от рассказывания „красивых“ историй, и отстранял множество людей, которые за безответственностью и безнаказанностью могли выдавать себя за свидетелей изучаемых исторических событий; таким образом, в те годы кто не знал, тот и не выдавал себя за знающего, а кто знал, тот хорошо осознавал значимость своего свидетельства — что оно есть не просто бытовой рассказ, а свидетельство о мученическом подвиге христианина и, в конечном счёте — свидетельство о Христе и Его Церкви»[32]. Как отмечала Наталия Бонецкая, к тому моменту «преследования Церкви как тема разговоров была строжайше табуирована; протоколы допросов мучеников хранились в засекреченных архивах госбезопасности; церковные газеты выдавались только в спецхране Ленинки… Нужно было не просто иметь особое дерзновение, чтобы в этих условиях, казалось бы, полной безнадежности, когда все каналы сведений были наглухо перекрыты и перед всяким церковно-историческим исследованием поставлена непроходимая стена, сделать собирание сведений о мучениках своей единственной, всепоглощающей жизненной целью»[33]. Кроме того «вряд ли деятельность Владимира Орловского была вне поля зрения КГБ, и Владимир прекрасно это сознавал»[8].

Стремясь собрать сведения о всех тех, кто был умучен за веру, совершал многочисленные поездки по самым разным по городам и деревням России. Весьма часто, приезжая в незнакомое место, Владимир знал лишь то, что здесь, в начале 1930-х годы служил священник, который в 1937-м был арестован и расстрелян. Но ему сопутствовала удача: «На незнакомой станции ему встречались именно те люди, которые имели то или другое отношение к данному исповеднику, через которых он попадал в дом, скажем, духовных детей святого, а то и его родственников; у них Владимир получал точнейшие сведения о жизни и подвиге святого, а также фотографии из семейного альбома»[33]. Как отмечал сам игумен Дамаскин в 2007 году: «На первоначальном этапе собирание предания имело результаты только потому, что была помощь Божия этому делу, которое пестовалось и созидалось Им. Легко ли в незнакомом городе, где живут десять тысяч человек, найти два десятка свидетелей прошлого, бережно сохраняющих его в своей памяти как величайшую святыню? Но Господь указывал именно их, Господь же и подсказывал им, как и о чём нужно поведать». Также ему удалось собрать письменные источники, то есть воспоминания, которые свидетели сами записали[32].

При этом «времени для опроса оставалось немного, каждый год уносил в мир иной всё больше свидетелей, так что, если на первом этапе задача собирания церковного предания ещё была осуществима, то в 1990-х годах это стало почти невозможным»[32], в связи с чем продолжать деятельность по изысканию необходимой информации он мог только в архивах. Изыскательскую деятельность как столичных, так и провинциальных архивах была начата им ещё в 1970-х годах. С началом эпохи гласности стал больше времени отдавать архивной работе[33]. Став в 1991 году стал членом Синодальной комиссии по изучению материалов, касающихся реабилитации духовенства и мирян Русской православной церкви, пострадавших в советский период, получил доступ к ранее недоступным исследователям архивным материалами, в частности, архивно-следственным делам КГБ[3]. Это позволило провести сравнительный анализ фактов устного церковного предания и документов архивов[32]. Стал первым церковным историком, который привлёк к исследованию исторических судеб и роли новомучеников ранее недоступные материалы из более чем 100-тысячного корпуса судебно-следственных дел за 1917—1950 годы, документы органов госбезопасности[34]. В дальнейшем проводил изучение также материалов Архива Президента РФ, ГАРФ, РГИА, архивов УФСБ по Москве и Московской области и прокуратуры Тверской области[3], иных местных архивов[34]. Найденная в архивах информация позволила проверить и дополнить информацию, полученную благодаря расспросам очевидцев[35]. Такое расширение источниковой базы исследований по новейшей истории Русской церкви позволило вывести их на качественно новый уровень[36]. При этом, как отмечала в 2000 году Наталья Бонецкая, «всю эту титаническую работу по собиранию и обработке данных совершает практически в одиночестве, без помощников и без какой бы то ни было стабильной материальной поддержки», при том, что «по масштабам, скажем, „нормального“ европейского исследователя то, что делал и делает игумен Дамаскин, под силу институту с солидным штатом и приличным финансированием»[35].

Входил в редакционную коллегию по изданию фундаментального труда по истории Русской православной церкви первой половины XX века: «Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти», изданного в 1994 году[37]. В сборник были включены найденные иеромонахом Дамаскином документы и сведения, которых не было у его составителя Михаила Губонина[38].

В 1990-е годы вместе с единомышленниками создал фонд «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви» (зарегистрирован в 1997 году) с целью изучения всех проблем, касающихся новомучеников, а также изучения архивных документов, имеющих общеисторический характер и касающихся взаимоотношений Церкви и государства в советский период, архивно-следственных дел, непосредственно имеющих отношение к мученикам[32], публикации их наследия. Созданные на основе комплексного изучения сотен тысяч выявленных и впервые введённых в научный оборот источников, труды Фонда составили документированную основу для принятия Юбилейным Архиерейским собором в августе 2000 года решений о канонизации более тысячи мучеников и исповедников Русской православной церкви[3]. К 2007 году был изучен фонд, состоящий из девяноста шести тысяч архивно-следственных дел и послуживший основой для подготовки к включению в Собор новомучеников Российских — новомучеников Московской епархии, то есть арестованных в Москве и Московской области[32].

Принципы составления житий новомучеников[править | править код]

Написание сборников житий новомучеников поставило вопрос о составлении канона современного агиографического жанра, а так как автор ставил перед собой цель продолжить прерванную традицию русской агиографии, то перед ним стал выбор между более ранней написания сборников житий святых по типу Пролога, характеризующейся краткостью и изложением фактической, документальной стороны событий, и более поздней традицией написания житий, характеризующихся публицистичностью, авторским переосмыслением событий и литературно-художественной обработкой[39]. Иеромонах Дамаскин, начиная публикацию житий, предпочёл следовать принципам раннехристианской агиографии, когда жития создавались на основе официальных документированных источников («мученические акты»[40]) и устных свидетельств[3]. Сам он отмечал в 2004 году «В современных обстоятельствах, мне кажется, лучше писать жития по типу пролога или летописи — то есть просто излагать ход событий. Документальный текст дает возможность как раз опыту научиться — как вести себя в таких обстоятельствах. <…> В документах больше конкретных подробностей, больше практических вариантов, с максимальным приближением к жизни, не опосредованной литературой»[39]. По мнению Наталии Бонецкой: «В самой сложнейшей практике, выросшей из жизни и опирающейся на его собственную философию агиографии, сложился Орловский как историк. А будучи профессиональным писателем, игумен Дамаскин внёс неоценимый вклад в развитие житийного жанра: опять-таки, он ориентировался на древнерусскую агиографическую традицию, творчески прививая ей новые черты»[35]. В итоге по мнению Евгении Макаренко, «канонические жития последних десятилетий в большинстве своём представляют собой историко-документальный текст, который существует на стыке литературы и исторического факта»[39]. В написанных им житиях велика роль текстов документов и относительно невелик процент текста самого автора[41]. Так, в кратком житии священноисповедника Романа (Медведя), опубликованном во втором томе «Житий новомучеников и исповедников Российских XX века Московской Епархии» (2003) доля авторского текста составляет 38 %, а в полном житии, вышедшем отедьным изданиям в 2006 году — 37[42]. Но несмотря на это, «повествование оказывается пронизанным авторской интонацией, духовное присутствие автора ощущается постоянно»[41].

Отмечал, что «Мы живем в век изобилия письменных документов и свидетельств, и потому житие должно являться выверенным научным исследованием. Мы пишем о жизни святого, но эта жизнь проходила в реальных исторических обстоятельствах, с реальными скорбями, искушениями. <…> Выбросив те или иные факты из жизни святого, мы не только возведем клевету на него, но и введем в опасное заблуждение стремящихся ко спасению читателей, которые, читая жития, будут иначе представлять жизнь спасающегося, нежели она была. <…> Лакируя действительность, мы изменяем и Евангелию, ибо от страдающего Богочеловека до апостолов, мучеников и преподобных, крест и страдания сопровождают жизнь человека, и путь спасения не есть механический переход из класса в класс или шествие по карьерной лестнице»[43]. Тем не менее, историк Сергей Фирсов в 2012 году отмечал, что в публикациях игумена Дамаскина «исторические факты, опирающиеся на архивные документы, перемежаются там с ничем не подтвержденными преданиями и рассказами»[44].

Критерии канонизации[править | править код]

Выступает за максимально строгий подход к каждой конкретной канонизации[45]. Настаивает на необходимости максимально полного изучения следственных дел перед тем как причислять всякого кандидата на канонизацию к лику святых: «Например, арестовывают священника в 1937 году, по протоколам допросов мы видим, что он держится мужественно, не идёт на компромиссы, не лжесвидетельствует, чтобы облегчить свою участь, не уступает давлению следователей. Если мы здесь остановим изучение, то у нас не останется сомнений в исключительно исповеднической жизни его — но в действительности, если мы ознакомимся со всем архивным фондом, всё может оказаться иначе. За два года до последнего ареста сотрудники НКВД вызвали этого священника как свидетеля и потребовали, чтобы он оговорил собрата, а иначе он из свидетеля может превратиться в обвиняемого — и он согласился дать показания против собрата, способствуя юридическому оформлению приговора того к осуждению. Поскольку картотека ведётся по фамилиям обвиняемых, а не свидетелей, то найти обвиняемого, который выступил и в качестве свидетеля, можно, лишь изучив весь фонд архивно-следственных дел»[32].

Критиковался за излишнее доверие к следственным делам, в том числе в них признаниям собственной вины в инкриминируемых преступлениях[46][47]. Так, Юлия Данилова пишет: «Нам представляется, что отношение исследователей к следственным документам, авторами которых были сотрудники ЧК, ГПУ, НКВД и т. п., должно быть не просто осторожным, оно должно быть гиперкритическим. По-видимому, все же нельзя уравнивать римских дознавателей и истязателей с их советскими коллегами. Ревнители религии большинства (тогда это было язычество), римские гонители христиан не боялись огласки, не стремились скрыть результаты и методы своей деятельности. В отличие от них чекисты стремились искоренить религию подавляющего большинства и, опасаясь народных волнений, максимально засекречивали, а то и просто уничтожали следственные документы. Широко практиковалась и простая подделка документов в интересах следствия. Многие документы заставляют исследователей подозревать, что показания были сфабрикованы следователем, а подпись подследственного либо получена в полусознательном состоянии, либо поставлена вообще посторонним лицом»[40].

Критиковал стремление канонизировать Ивана Грозного и Григорий Распутина, видя в этом «инструмент для достижения тех или иных политических целей», полагая, что «в тех случаях, когда канонизация имеет нецерковные цели, она становится средством разрушения Церкви»[48]

Митрополит Коломенский и Крутицкий Ювеналий (Поярков), характеризуя игумена Дамаскина, которого он избрал делегатом Московской областной епархии на Поместный собор 2009 года, отметил: «Как член Синодальной комиссии по канонизации святых, игумен Дамаскин исследует подлинники мученических актов, которыми являются следственные дела. В работе он отличается принципиальностью. <…> Бывали случаи, когда, только благодаря позиции отца Дамаскина, мы переносили рассмотрение вопроса, который, как он считал, недостаточно изучен, на следующее заседание. По своему личному желанию он собрал огромные сведения о новомучениках и исповедниках Российских и, не испрашивая средства в Патриархии, нашёл возможность издать несколько томов их житий. Батюшка отличается скромностью и личным смирением»[17].

Публикации трудов и их оценки[править | править код]

Наступившая свобода печати дала иеромонаху Дамакину (Орловскому) возможность публиковать свои труды. С 1992 по 2002 годы было издано 7 составленных им сборников «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия», содержащих около 900 житий[3]. По словам автора: «Всё издание вначале планировалось, исходя из двух критериев. Первый критерий — это епархиальный принцип. <…> Епархиальный принцип был избран для того, чтобы церковному читателю была ясна взаимосвязь этих святых хотя бы на одной территории. И чтобы можно было ясно проследить связь: кто был духовный отец, каких они держались мнений, суждений церковных. <…> второй принцип <> это — „Месяцеслов“, дни памяти святых по датам». Первый том был посвящён подвижникам Нижегородской епархии, второй — Иваново-Вознесенской и Пермской епархий, третий — Тверской епархии[49]. Жизнеописания сопровождаются уникальными, сохранившимися в большинстве случаев в единственном экземпляре фотографиями, развёрнутыми авторскими предисловиями[50], документальными публикациями, авторские историко-источниковедческими обзорами, календарём памяти мучеников и исповедников, прославленных Русской православной церковью на архиерейских соборах 1989, 1997, 2000 годов. Специфика агиографического жанра поставила автора перед необходимостью поиска адекватного археографического оформления архивной информации: в первых двух книгах автор не сопровождая текст ссылками на источник; в третьей — применяются археографические правила оформления, в том числе полные шифры каждого привлечённого источника, что затрудняет пользование текстами житий тем, кому они прежде всего адресованы, — простым читателям; в последующих книгах автор ограничив состав сведений в ссылках наименованием библиографических изданий и архивов[51]. Некоторые жития, вошедшие в эти тома, издались отдельно в виде брошюр, а также печатались в периодических изданиях как статьи.

Этот труд принёс автору известность и составил основу агиографического и исторического фундамента канонизации мучеников и исповедников XX века в 2000 году[5]. 19 сентября 1997 года за вышедшие к тому времени первый и второй тома[3] был награждён Макариевской премией второй степени в номинации «История Православной Церкви»[52] (Премия вручалась впервые после её возрождения[53]). В 2002 году[3] был награждён премией Союза писателей России «Имперская культура» им. Эдуарда Володина за многотомное исследование судеб пострадавших за веру в XX веке[54]. Председатель Союза писателей России Валерий Ганичев в 2003 году написал про цикл книг: «Двадцать пять лет работы при разной степени допуска к архивам и материалам, тысячи бесед и судебных дел, свидетельств, представлявших более 800 житий новомучеников, причисленных к лику святых, сделают этот труд произведением мирового порядка, ибо он воссоздает впервые духовно-нравственный облик нашего народа, его стойкость, его душу, которая и сохранила нам до сего времени Русь и её Веру»[55]. В 2005 году Зинаида Иноземцева в журнале «Отечественные архивы» высоко оценила семитомный труд «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия. Жизнеописания и материалы к ним» (1992—2002), назвав его «уникальным агиографическим трудом <…>, который получает всё более широкое признание научной общественности как знак нового времени в истории России на её пути к истокам традиционной культуры в общественно-религиозной жизни»[51].

Продолжением этого труда стали «Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии» в пяти томах (Тверь, 2002—2005) под общей редакцией митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова); в 2005—2006 годы были допечатаны 4 дополнительных тома[56]. Часть тиража была бесплатно роздана храмам и монастырям Московской епархии[57].

В 2005 году началось издание полного собрания «Житий новомучеников и исповедников Российских XX в.» в соответствии с их церковной памятью по месяцам; на настоящий момент изданы жития за январь (2005), февраль (2005), март (2006), апрель (2006), май (2007), июнь (2008), июль (2016; в двух томах)[58]; кроме того, в эти сборники включены жития тех святых, чья память празднуется только в Соборе новомучеников и исповедников[3]. Это было не переиздание семитомника «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия», а минеей с дополненными и уточнёнными сведениями о святых[43]

В 2010 году переработал ранее написанную им биографию епископа Гермогена (Долганёва) в кандидатскую диссертацию[59] и 17 февраля 2011 года успешно её защитил[20]. В том же году его кандидатская диссертация издана отдельной монографией. 12 сентября того же года за данную монографию удостоен Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский» второй степени[60][61][62]. Доктор исторических наук Владимир Лавров дал высокую оценку этой монографии: «Автор избрал идеальный путь для объективного воссоздания личности и деятельности епископа Гермогена. С одной стороны, он дал собственный анализ и оценку этого выдающегося иерарха Русской православной церкви, с другой — вынес на самостоятельный суд читателей тексты проповедей епископа, его переписку с духовными и светскими лицами, письма к императору Николаю II, многочисленные свидетельства современников о воздействии епископа Гермогена и его проповедей на паству. Перед читателями впервые предстаёт живой образ епископа Гермогена, исключительно обаятельного, высококультурного и чуткого человека, получившего фундаментальное светское и духовное образование, образ человека с высокоразвитым патриотическим чувством». Также он отметил, что монография «способствует восполнению фрагментарности научного знания о взаимоотношениях Церкви и государства в период, завершившийся крахом Российской империи»[2]. Однако секретарь учёного совета Общецерковной аспирантуры и докторантуры кандидат исторических наук А. И. Мраморнов дал в том же году отрицательную оценку монографии, назвав её образчиком не очень качественной исследовательской работы. Основные моменты, критикуемые в монографии: обильные цитирования источников, уже ранее введённых в научный оборот; основной текст книги базируется на узком круге источников, несмотря на большое заявленное их количество; монография фактически представляет собой слабоизменённый текст ранее написанного игуменом Дамаскином жития епископа Гермогена 2008 года издания, расширенный в основном за счёт большого количества пространных цитат; замалчивание отрицательных последствий административной деятельности епископа Гермогена. Кроме того, Мраморнов отмечает: «Нельзя не пожелать, чтобы в обновленной Синодальной комиссии по канонизации святых исчезла бы странная монополия одного автора на создание агиографических текстов»[59].

С 2008 года является постоянным автором журнала «Фома», в каждом номере которого традиционно публикуется одно из составленных им житий новомучеников. По словам Владимира Легойды: «в редакции журнала „Фома“ мы решили, что статьи о новомучениках должны быть в каждом номере. Во многом это решение удалось претворить в жизнь, благодаря поддержке игумена Дамаскина, ставшего нашим постоянным автором»[63]. При этом игумен Дамаскин не просто перепечатывал в журнале ранее составленные им тесты, а адаптировал под формат журнала, сокращая каждый из них в объёме[64], снабжая авторским предисловием, выбирая для заглавия яркую цитату и т. д.[65]. В 2015 году составленные для «Фомы» литературные биографии вышли отдельной книгой[64].

Неоднократно выступал на различных конференциях с докладами по важнейшим вопросам, касающимся канонизации святых. Опубликовал ряд статей посвящённых истории и критериями канонизации святых в Русской православной церкви. По данной тематике им была написана монография «Слава и трагедия русской агиографии. Причисление к лику святых в Русской Православной Церкви: история и современность», изданная в октябре 2018 года[66]. Это первый в своём роде труд, в котором глубоко и всесторонне рассматриваются сложные вопросы о причислении к лику святых в Русской Православной Церкви[45].

Список публикаций[править | править код]

Литература[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Духовенство Храма на официальном сайте Храма покрова пресвятой Богородицы на Лыщиковой горе
  2. 1 2 3 Лавров, 2011, с. 295—302.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Дамаскин // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2006. — Т. XIII. — С. 693—694. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-022-6.
  4. Михаил Лобанов. Литературоведение: Тысячелетнее русское слово // Роман-журнал. XXI век. — 2004. — № 10.
  5. 1 2 Петрова З. Агиографический труд игумена Дамаскина (Орловского) о мучениках и исповедниках XX века – исторический источник по истории народа России. Русское воскресение (21.07.2003). Дата обращения: 10 декабря 2016.
  6. Молодая гвардия: ежемесячный литературно-художественный и общественно-политический журнал. 1995. — Выпуски 10-12. — С. 207
  7. Михаил Лобанов. В сражении и любви. Опыт духовной биографии. — Москва: Ковчег, 2003. — С. 113. — 624 с. — ISBN 5-94741-035-8.
  8. 1 2 Бонецкая, 2000, с. 318.
  9. Вера. Подвижники во времена гонений // Россия, Выпуск 1 Российское информационное агентство «Новости», 1995. — С. 38
  10. Приход храма Воскресения словущего села Толпыгино. Официальный приходской сайт.
  11. 1 2 Кравец С. Л. Церковно-научный центр «Православная энциклопедия» // Журнал Московской Патриархии. — 2007. — № 4. — С. 54—65.
  12. К 10-летию выхода 1-го тома «Православной энциклопедии» // Вестник церковной истории. 2010. — № 1—2 (17—18). — С. 325.
  13. Определения Священного Синода [1996.12.27: иеромонаха Дамаскина (Орловского) назначить членом Синодальной комиссии по канонизации святых]. // Журнал Московской Патриархии. — 1997. — № 2. — С. 5—6.
  14. Региональный общественный фонд «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви». checko.ru. Дата обращения: 21 августа 2020.
  15. Предстоятель Русской Православной Церкви удостоил ряд клириков московских храмов богослужебных наград. официальный сайт ОВЦС (21 апреля 2008). Дата обращения: 27 января 2017.
  16. Журналы заседания Священного Синода Русской Православной Церкви от 6 октября 2008 года // Патриархия.ru, 6 октября 2008
  17. 1 2 Выборы делегатов на Поместный Собор от города Москвы // Московские Епархиальные Ведомости. 2009. — № 1—2
  18. Московская епархия — Официальные документы.
  19. В Издательском Совете Русской Православной Церкви состоялось первое заседание Коллегии по рецензированию и экспертной оценке. // Патриархия.ru.
  20. 1 2 Фотографии и горстка писем. Православный журнал «Фома».
  21. Орловский, Владимир Александрович (игумен Дамаскин) — Церковное служение и общественная деятельность епископа Гермогена (Долганева) в условиях кризиса церковно-государственных…
  22. ЖУРНАЛЫ заседания Священного Синода от 27 июля 2011 года. Патриархия.ru (27 июля 2011).
  23. Журналы заседания Священного Синода от 25—26 декабря 2012 года // Патриархия.ru, 26 декабря 2012
  24. Патриаршее служение в Зачатьевском монастыре в день престольного праздника обители. Новости // Московская епархия Русской православной церкви.
  25. Ректор ПСТГУ протоиерей Владимир Воробьев назначен секретарем Синодальной комиссии по канонизации святых, ПСТГУ (23 октября 2015). Архивировано 20 декабря 2016 года. Дата обращения 16 декабря 2016.
  26. Комиссия по исследованию подвига новомучеников и исповедников и увековечению памяти почивших священнослужителей // moseparh.ru
  27. Образована Комиссия по исследованию подвига новомучеников и исповедников и увековечению памяти почивших священнослужителей — Московская городская епархия Русской Православной Церкви. moseparh.ru (22 декабря 2016).
  28. Журналы заседания Священного Синода от 1 февраля 2017 года. // Патриархия.Ru, 1 февраля 2017
  29. В Великий Понедельник Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию Преждеосвященных Даров в Донском ставропигиальном монастыре. // Патриархия.Ru, 10 апреля 2017
  30. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО СОВЕТА Д 212.015.11 НА БАЗЕ ФГАОУ ВО «БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ПО ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК
  31. Святейший Патриарх Кирилл вручил церковные награды духовенству Московской городской епархии — Московская городская епархия Русской Православной Церкви. moseparh.ru (18 ноября 2019).
  32. 1 2 3 4 5 6 7 Верина А. Открывающие небо // Фома : журнал. — 2007. — № 10 (54). — С. 30—36.
  33. 1 2 3 Бонецкая, 2000, с. 319.
  34. 1 2 Безшлеева Н. Ю. Проблема новомученичества в исследованиях современных историков. — № 4. — 2016. — Краснодар: Хорс, 2016]. — С. 102—105.
  35. 1 2 3 Бонецкая, 2000, с. 320.
  36. Мазырин Александр, иерей. Высшие иерархи о преемстве власти в Русской Православной Церкви в 1920-х — 1930-х годах / науч. ред. прот. Владимир Воробьёв. — М.: Изд-во ПСТГУ, 2006—444, [16] с. — (Мат-лы по новейшей истории Русской Православной Церкви). — С. 43
  37. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917—1943 : сб. : в 2 ч. / сост. М. Е. Губонин. — М.: Братство во Имя Всемилостивого Спаса, 1994. — 1064 с. — (Мат-лы по истории Русской Православной Церкви). — С. 3.
  38. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917—1943 : сб. : в 2 ч. / сост. М. Е. Губонин. — М.: Братство во Имя Всемилостивого Спаса, 1994. — 1064 с. — (Мат-лы по истории Русской Православной Церкви). — С. 10
  39. 1 2 3 Макаренко Е. К. Жанровое своеобразие «Жития святого праведного старца Феодора Томского»: К проблеме современного агиографического канона часть I // Вестник Томского государственного педагогического университета. — 2014. — № 9 (150). — С. 114—120
  40. 1 2 Житие и жизнь. Разговор о специфике житийной литературы мы начинаем с беседы с одним из современных составителей жизнеописаний святых — игуменом Дамаскином (Орловским) // Нескучный сад : журн. — 29.04.2005.
  41. 1 2 Бонецкая, 2000, с. 321.
  42. Суровцева Е. В. Жанр жития новомучеников и исповедников в современной русской литературе: на материале двух вариантов жития священномученика Романа Медведя // Гуманитарный трактат. 2019. — № 45 — С. 7-13.
  43. 1 2 Лакируя действительность, мы изменяем Евангелию. Елизавета Киктенко о книге: Игумен Дамаскин (Орловский). Жития новомучеников и исповедников российских ХХ века. Май. — Тверь: Издательство «Булат», 2007. — 448 с. // Фома. — 2007. — № 12 (56) — С. 122—123.
  44. XXIII ежегодная богословская конференция ПСТГУ // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 1: Богословие. Философия. Религиоведение. 2013. — С. 129—146
  45. 1 2 Наталья Богатырёва Слава и трагедия русской агиографии // Фома. 2018. — № 12 (188). — С. 88.
  46. Алексей Федотов. Дискуссия о возможности деканонизации новомучеников: первые итоги (недоступная ссылка). богослов.ру (16 октября 2014). Дата обращения: 21 декабря 2016. Архивировано 1 марта 2017 года.
  47. Федотов А. А. Значение подвига новомучеников и исповедников российских для современной церковной жизни // spbda.ru
  48. Игумен Дамаскин (Орловский) заявляет о недопустимости причисления к лику святых в политических целях / Новости / Патриархия.ru
  49. Главное событие в истории Русской Церкви Беседа с игуменом Дамаскиным (Орловским) // «Русское воскресение», 2000
  50. Хвалите Бога во святых Его — Подвижники благочестия // РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ
  51. 1 2 З. П. Иноземцева. Игумен Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия. Жизнеописания и материалы к ним. // Отечественные архивы. — 2005. — № 1. — С. 116—129. Архивировано 19 января 2017 года.
  52. Лауреаты 1996-1997. Фонд по премиям памяти митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова). Дата обращения: 17 декабря 2016.
  53. ЛАУРЕАТЫ ПРЕМИЙ МИТРОПОЛИТА МАКАРИЯ 1884—1917 гг
  54. Международная премия «Имперская культура» им. Эдуарда Володина — РГБ (недоступная ссылка). Дата обращения: 7 декабря 2016. Архивировано 22 ноября 2016 года.
  55. Публицистика: Месяц в России // сайт Союза писателей России, 2.06.2003
  56. Региональный Общественный Фонд «ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ»
  57. Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий: «Прославление новомучеников Российских открыло новый период церковной жизни в России» // Патриархия.ru, 19 июня 2008
  58. Региональный Общественный Фонд «ПАМЯТЬ МУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ».
  59. 1 2 Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 8 декабря 2016. Архивировано 20 декабря 2016 года. Рец. на:] Дамаскин (Орловский), игумен. Епископ Гермоген (Долганёв). — М., 2010. — 400 с. — Тираж 1000 экз]. Богослов.Ru, 13 апреля 2011
  60. Книга издательства «Кучково поле» — лауреат Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский»
  61. В Петербурге прошла церемония награждения лауреатов премии «Александр Невский» // «Российский писатель»
  62. Книга издательства «Кучково поле» — лауреат Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский» // kpole.ru, 26 сентября 2011
  63. Владимир Легойда Сознательно избрать добро. Вместо предисловия // официальный сайт Оптиной пустыни. 24 июля 2015
  64. 1 2 Книга «Избранные Жития мучеников и исповедников Русской Православной Церкви» Игумен Дамаскин (Орловский)
  65. см. примеры публикаций на официальном сайте журнала «Фома»
  66. 05.10.2018 Опубликована монография архимандрита Дамаскина (Орловского) «Слава и трагедия русской агиографии. Причисление к лику святых в Русской Православной Церкви: история и современность».
  67. Павел Григорьевич Проценко Посмертная судьба новых мучеников // ng.ru, 2003-04-16

Ссылки[править | править код]