Девлет-Гирей (сибирский царевич)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Девлет-Гирей
Девлеткирей Чюваков
Царевич Сибирский
Предшественник Аблай-Гирей
Наследник Сибирское ханство окончательно присоединено к Русскому царству

Смерть после 1665
Род Кучумовичи
Отец Чувек, сын хана Кучума
Супруга Кирейца
Дети Ишим-Чувек

Девлет-Гирей (ум. после 1665) — сибирский царевич, в 1662—65 руководил восстанием туземцев против русских. Это была последняя попытка реставрации Сибирского ханства[1]. Титул хана не принял, хотя с 1661 г. до его смерти Абылай султан (Аблай-Гирей) и его сыновья Абуга и Кучук султаны его признавали ханом.

Биография[править | править код]

Девлет-Гирей (Девлеткирей Чюваков) — сибирский царевич, сын Чувека[2] (Чувак султана)[3], третьего сына хана Кучума. Находился «в ближнем племянстве» с калмыцким тайшей Мергеном[4].

Во внешней политике Девлет-Гирей стремился опереться на соседних калмыцких тайш. Внешнеполитические связи скреплял брачными союзами: свою сестру он сосватал за торгутского хана Хо-Урлюка, дочь выдал «в чурасцы» (чурасцы — один из калмыкских родов) за сына одного из тарханов; в 1646 он сам поехал к тайше Кенделею «жениться». Эта политика дала реальные результаты: чурасцы «блиско царевича кочевать учали… и оберегают, и в войну ему людей своих в помочь дают». Калмыцкие тайши участвовали в набегах Девлет-Гирея и его братьев на русские слободы, оказывали содействие в ходе восстания 1662—1665 в их попытках возвратить себе Сибирское ханство.

Русская власть (Сибирский приказ) на территории бывшего Сибирского ханства была непопулярной из-за ясачных поборов, поэтому туземцы поддерживали стремления потомков хана Кучума в притязаниях на ханский престол.[источник не указан 432 дня]

Боевые действия 1631—1635 годов[править | править код]

В ноябре 1631 года царевичи Кучумова рода Аблай-Гирей и его двоюродный брат Девлет-Гирей со своими союзниками-калмыками (не более 150 калмыков из людей тайши Талая, носивших особое родовое наименование чурасцов) произвели нападение на Тарский уезд. С верховьев Ишима они достигли Вагая и даже Иртыша, откуда, после дерзкого набега, они поспешили уйти. Нападение произошло неожиданно и в такое время, когда всё здоровое и сильное мужское население было занято охотой в лесах, а дома оставались только старые и немощные с женщинами с детьми. Больше всего пострадали Тебендинская и Каурдацкая волости на Иртыше, в которых было перебито всё попавшееся калмыкам взрослое мужское население, женщины же и дети были уведены в плен; скот, который не мог быть уведён или съеден, перебит и оставлен в добычу диким зверям. Кречетникову и Капканинскую волости на Вагае постигла такая же участь. На Таре весть о происшедшем была получена из Ишимского острога в отписках приказного человека, а из Каурдацкого острога её привез татарский князец Бибахта. В ответ из Тобольска и с Тары были высланы служилые люди и татары. Соединившись и выяснив, что калмыки отправились в обратный путь к лесу у реки Ишима, именуемому Кош Карагай, и двигаются медленно, посылая своих людей в стороны, где предполагалось встретить находившихся на охоте татар, и оставляя свой обоз без достаточного прикрытия. Служилые люди под командованием Ерофея Заболоцкого разбили калмыков и захватили много пленных, которые были доставлены на Тару для продажи[5].

В октябре 1633 года Девлет-Гирей, имея с собой около 60 воинов, пришел на реку Исеть и разорил принадлежавшую к Уфимскому уезду Катайскую волость и татарскую деревню Баишевы юрты Тюменского уезда. На обратном пути Девлет-Гирей объявил, что уходит только на короткое время, чтобы по ту сторону у Тобола соединиться с царевичем Аблаем и оттуда с большей силой вновь напасть на Тюменский и Тарский уезды[6].

В 1634 году царевичи находились у речки Колоты, между Ишимом и Иртышом. На расстоянии полутора дней пути от них кочевал тайша Талай со своим сыном тайшой Аблаем, а в пяти днях пути дальше тайша Куйша, обещавший царевичам помощь. 12 сентября 1634 года калмыки напали на Тару. Почти все русские и татарские деревни, лежавшие близ города, были сожжены, а жители, не спасшиеся в город, попали в плен или были убиты. 13 октября 1634 года пришла из Тобольска подмога. Калмыки были отогнаны и настигнуты на обратном пути в 10 верстах от города, где над ними была одержана победа. Русские и татарские пленники были освобождены, а также было отбито 300 лошадей, что до некоторой степени возместило понесённые убытки. Говорили, что во главе калмыков были сыновья тайши Куйши — Онбо и Ялзы. Весьма вероятно, что в этом нападении принимали также участие Кучумовы царевичи[7].

11 ноября 1634 года перед городом Тюменью появились Кучумовы царевичи и калмыки из улуса Талая под командованием Тархан-батыра, обложившие его со стороны степи и угрожавшие ему приступом. Они ограничились разорением окрестных деревень. Через несколько дней калмыки ушли на Ишим. В погоню за ними Тюменским воеводой И. И. Милюковым были отправлены 300 служилых людей, но они не имели успеха, так как, не причинив значительного урона врагу, сами потеряли 50 человек убитыми в бою[8].

Весной 1635 года Девлет-Гирей и Аблай кочевали вместе у озера Чабтатлы, по ту сторону Ишима, около горы Итик[9].

17 июня 1635 года Верхне-Ницынская и Чубарова слободы одновременно подверглись нападению царевичей и калмыков. В обеих слободах сохранились остроги, однако все дворы, находившиеся вне их, были сожжены. Большая часть жителей была убита, их жены и дети захвачены в плен, а весь скот угнан. После этого на следующий же день царевичи и калмыки ушли обратно. В июле и августе того же года против царевичей и калмыков был предпринят поход. Цель похода не была достигнута. Царевичи вместе с разными калмыцкими тайшами, среди которых называли Шухтея и Мемритая, откочевали слишком далеко и, по имевшимся сведениям, имели с собой очень много людей, почему русские не могли что-либо предпринять против них. Ограничились тем, что разбили несколько передовых отрядов калмыков, стоявших около Кошкарагая на Ишиме, и забрали в плен оставшихся в живых[10].

3 октября 1637 года в Тюмени было получено известие, что жена Девлет-Гирея выехала навстречу своему мужу за полдня пути по ту сторону утеса Мунчак, но, по возвращении Девлет-Гирея, собирается снова направиться к озеру Акушлы. Поездка в Бухару имела будто бы целью отвезти туда к мужу сестру Девлет-Гирея. Передавали также, что в улусе с женой Девлет-Гирея только 40 семейств, а на охоте при царевиче всего 70 человек, к тому же и эти немногие люди состояли по большей части из татарских перебежчиков с Тюмени, Тары и из Уфы, которые, вследствие тяжёлых вин, покинули свои юрты и были ненавистны даже своим[11].

Прибывший на Тару 29 октября 1637 года с 22 бухарскими купцами посол Девлет-Гирея Боян Буганаков обещал полную покорность царевича его царскому величеству и сообщил, что по этому же делу 4 других посла отправились в Москву через Уфу. Он просил, чтобы ему было разрешено остаться на зиму на Таре, потому что его лошади истощены и не в состоянии доставить его в зимнее время до улусов царевича. Однако этого ему не разрешили, так как считали его лазутчиком, и подозревали, что он хочет разведать в городе и уезде и подговорить к измене окрестных татар. По указу из Тобольска послу было объявлено, что если царевич, действительно, желает признать над собой русскую власть, то он должен сам, вместе с находящимися у него перебежчиками, приехать в Тобольск, на Тару или куда ему будет удобнее, чтобы удостоиться высокой царской милости. Ввиду представления посла, что он вместе со всеми людьми неизбежно погибнет во время пути и что это отвлечёт царевича от его доброго намерения, послу разрешили отсрочить его отъезд ещё на один месяц, считая с 25 декабря. Между тем посол и его свита строго охранялись с тем, чтобы они не могли ни с кем разговаривать, а при отъезде им были даны в провожатые люди, которым было приказано везти их через пустые, бездорожные, лесные места до самой степи и только там отпустить их ехать одних. Было решено не принимать впредь никаких посольств от Девлет-Гирея, если он не приедет сам. По сообщению посла, Девлет-Гирей кочевал у Нор-Ишима вместе с тарханом Баатырем, который уговаривал Девлет-Гирея произвести новый набег на русские пределы, но царевич не соглашался на это. Дальностью расстояния до Нор-Ишима посол хотел обезопасить своего господина от нападения русских и, вместе с тем, уверить, что он уже начал будто бы доказывать свою верность России[12].

В 1638 году Девлет-Гирей кочевал в 12 днях пути от Тюмени, по ту сторону реки Ишима, около речки Ратсидет, где с ним совсем не было калмыков, которые все ушли на войну с монголами[13].

Эмблема Сибирского царства как части России из Царского титулярника 1672 г. Титул Царь Сибирский входил в большой государев титул царя Алексея Михайловича.

В 1639 году Девлет-Гирей отправил в Москву посольство с просьбой принять его в русское подданство при условии возврата ему Сибирского юрта или его части: «Только, государь, меня пожалуешь юртой и улусом, и я на твою службу готов»[14]. Послы Девлет-Гирея, Капланда и Ишей, будучи в Москве, объясняли служащим Посольского приказа, что царевичи «приходят войною на государевы украины», «хотя тем свою бедноту пополнить».

Боевые действия 1640—1641 годов[править | править код]

Не ранее 10 октября 1640 года произведено нападение на Тарханский острожек. Девлет-Гирей появился перед острогом, имея при себе около ста человек в то время, как остальные его люди разоряли окрестные деревни. В Тарханском острожке было не более 40 тюменских годовальщиков. Несмотря на беспрестанные приступы Девлет-Гирея к острожку, они храбро защищались. В самое горячее время боя стоявшему во главе служилых людей Чеглокову удалось отправить нарочного на Тюмень. Вскоре после этого калмыки, испугавшись, что к русским придет помощь, отступили[15].

В 1641 году из Тюмени предпринят поход против царевича Девлет-Гирея. В нём участвовало не более 272 русских и татар. Во главе их был Илья Бакшеев. Очень много калмыков было убито, а другие были захвачены в плен. В числе пленных находились племянник и племянница тайши Урлюка, которые были доставлены на Тюмень. В августе 1641 года калмыки, улусные люди Урлюка и его сыновей Тайчина и Ильденея (до 700 человек) и Девлет-Гирей напали и разгромили тобольских служилых людей, во главе которых стоял Даниил Аршинский, который с 13 человеками прибежал в Тарханский острожек, а остальные рассеялись в разные стороны[16].

В 1645 году Девлет-Гирей показал своё миролюбие тем, что не только хорошо обошёлся с находившимися на охоте тюменскими татарами, встреченными им на реке Нижней Алабуге, но и торжественно заверял их в том, что он и впредь воздержится от всяких враждебных действий и подчинится царской власти, избежать чего он всё равно не может. К этому он добавил, что отправил в Тобольск посла с таким же заявлением[17].

В 1646 году голова конных казаков Гаврило Грозин вернулся в Тобольск из посольства к Девлет-Гирею. Он сообщил, что царевич Бугай намерен при помощи калмыков произвести во время жатвы нападение и что он призвал к совместным действиям Девлет-Гирея[18].

В 1650 году к царевичу Девлет-Гирею был отправлен из Москвы посол, которого он почти до смерти заморил голодом, выдавая ему и его людям не более одного барана на месяц. В то же самое время сопровождавший посла уфимский татарин содержался в довольстве и с избытком снабжался продовольственными припасами. Этот уфимский татарин рассказал царевичу, что брат его Аблай умер в Москве, а в Уфе делаются приготовления, чтобы воевать его самого и его двоюродных братьев[19]. С этого времени калмыцкие тайши и Кучумовы царевичи стали серьезно готовиться к войне. Несколько тобольских и тарских служилых людей, бывших на посольстве у Кунделен-тайши и у тайши Талая Убаши, привезли в августе 1651 года вести, что Тайчин-тайша, сын Урлюка, Кунделен-тайша, Дойен-Онбо и царевичи Девлет-Гирей и Бугай грозят нападением. Из Уфы пришла весть, что царевичи и калмыцкие тайши имеют до 3000 человек воинов.

Боевые действия 1651—1653 годов[править | править код]

В сентябре 1651 года одновременно произвели два набега: один — на Тарский уезд (царевич Бугай, имея с собой не более 30 человек), а другой — на реку Исеть, где сожгли Далматовский Успенский монастырь. 7 сентября к монастырю неожиданно подошли 100 воинов царевичей Девлет-Гиреея и Кучука, разграбили и пожгли монастырь, убили трёх старцев и 17 человек монастырских служек и увели с собой 20 человек[20]. Основатель монастыря, преподобный Далмат Исетский отсутствовал в это время в монастыре. По преданию, Далматская икона не пострадала от огня.

18 ноября 1651 года, калмыки во главе с Девлет-Гиреем произвели новое нападение на татарскую деревню Чиплиярову, лежавшую на Таре. С Девлет-Гиреем был его сын, не названный по имени, и зять Гуру Багашаев. Захватив жителей и их имущество, они подожгли деревню и поспешили возвратиться вверх по Иртышу. Для преследования их высланы служилые люди и татары под начальством ротмистра Андрея Кропотова, проявившего довольно рвения и, вероятно, достигшего бы цели, если бы неповиновение собственных людей не помешало ему в этом. Перед выступлением служилые люди не получили жалованья. Поход обещал быть долгим. Возможно, что для пропитания служилых людей не было взято довольно припасов. Вскоре 50 человек одновременно покинули своего начальника, и у Кропотова осталось не более 80 человек русских и 30 человек татар. Это произошло в урочище Карташев Яр, на восточном берегу реки Иртыша, где впоследствии было построено село Карташев погост. Кропотов хотел всё же продолжать свой путь, но, придя к Серебряному острову, получил предостережение от калмыцких послов, отправленных тайшою Аблаем в Тару, что перед своим походом на Тару Девлет-Гирей оставил повыше этого острова свой кош, а их послов заставил до своего возвращения оставаться там же, чтобы на Таре не узнали о его намерении. Теперь же он возвратился из похода и стоит в полной готовности. Получив такие вести, Кропотов возвратился обратно, а непослушные казаки, которые, кроме того, во время похода чинили насилия татарскому населению Аялынской волости, понесли заслуженное наказание[21].

В конце ноября 1651 года на проходившее мимо стана Девлет-Гиреея калмыцкое посольство, отправленное вдовой Куйша-тайши и его старшим сыном, Абатур-тайшой, вместе с несколькими бухарскими купцами, напали люди царевича, заставили их не только бросить всех лошадей, весь рогатый скот, овец и все товары, которые были с ними, но даже покинуть несколько раненых бухарцев[22].

В 1653 году из Тюмени были отправлены 350 человек к реке Ишиму против царевичей Девлет-Гиреея и Канзуяра. В связи с отсутствием хороших проводников служилые люди сбились с пути и возвратились, ничего не сделав. Во главе этого похода были казачий и стрелецкий голова Никита Янцов и татарский голова Афанасий Бибиков[23].

В июле 1657 года Чечен-тайша, внук Талай-тайши, велел своим посланцам сообщить тюменскому воеводе, что Девлет-Гирей и его родные и двоюродные братья стоят на Иртыше в полной боевой готовности с 600 людей. Повод к войне Девлет-Гирей видел в том, что в августе от него сбежали на корабли, пришедшие к Ямышеву за солью, 22 татарина, взятые им в 1651 году в плен в Тарском уезде. Он послал требование об их выдаче, угрожая в противном случае идти под государевы города. Подобные угрозы продолжались также в 1658 году, однако ничего не произошло. Кучумовы царевичи старались получить помощь людьми от тайши Аблая, но он отказывал им[24].

Боевые действия 1661—1665 годов[править | править код]

Летом 1661 года у Девлет-Гирея было 200 воинов[25].

В 1661 году состоялся поход тобольских служилых людей на кочевья Девлет-Гирея и Бугая, после которого под власть России вернулось 8 татарских семей и 214 семей башкир. Среди них были не только семьи, насильно захваченные Кучумовичами, но оказавшиеся у них по собственному желанию «государевы изменники». Возможно, что «государевы изменники» по указанию Кучумовичей и начали вести подрывную работу среди башкирского населения. Вскоре вспыхнуло Башкирское восстание (1662—1664). Башкиры «забыв бога, шерть свою и прадедов, и дедов, и отцов своих преступили и нарушили, великому государю изменили … и пристали к Сюлтюку и Кучуку салтану, иные и отъехали к нему». Сибирский царевич Кучук находится среди башкир Сибирской дороги.

Восстание башкир было частью скоординированных действий антирусских сил. Главными инициаторами войны с Россией и подстрекателями бунта нерусских народов края, были часть калмыцких тайшей и их вассалы-кучумовичи[26]. Причиной восстания калмыков стало ужесточение условий русского подданства. Требования шерти 1661 года вызвали раскол среди тайшей, антирусски настроенная часть которых объединилась вокруг верховного тайши Дайчина, а оставшиеся верными договорам с Россией — вокруг его сына Мончака.

В 1662 году вся Западная Сибирь восстала при первом же слухе, что «поднялся на Русь наш царь»: пышминские, епанчинские татары, верхотурские и пелымские вогулы, все «руки подавали царевичам». Движение нашло отзвук даже на далёком севере: «ссылка о той измене» имела место с берёзовскими остяками. Договорились на том, что «быть-де царевичу Кучумову в Тобольску, и владеть ему всею Сибирью, и ясак-де платить со всех сибирских городов тому царевичу Кучумову». В коалицию были вовлечены практически все волости Березовского уезда: Ляпинская, Кодская, Сосьвинская, Казымская, Куноватская, Естыльская и Подгородная, прежде бывшие самостоятельными княжествами. Казымские остяки должны были контролировать дорогу из Берёзова в Тобольск.

В начале 1663 года русскими схвачен сосьвинский остяк Умба, который рассказал, что берёзовские остяки уговорились подняться ещё весной 1662 года, по полой воде, но затем не пришли под Берёзов, что не могли призвать с собой в измену самоедов; но теперь они сговорились с самоедами и со всеми остяками, чердынскими и пелымскими, и порешено идти на Берёзов весною 1663 года. По указанию Умбы допросили других остяков и открыли обширный заговор: в 1661 году остяки снеслись с царевичем Девлет-Гиреем, и решили, что летом 1663 года идти под все сибирские города, царевичу прийти под Тобольск с калмыками, татарами и башкирцами; когда возьмут города и перебьют русских людей, царевичу сесть в Тобольске и владеть всею Сибирью, со всех городов брать ясак, а в Берёзове владеть обдорскому князьку Ермаку Мамрукову да Ивашке Лечманову. Они были схвачены, привезены в Березов, пытаны, повинились и повешены с 14 другими заговорщиками по распоряжению березовского воеводы А. П. Давыдова. Тобольский воевода князь Иван Андреевич Хилков написал Давыдову: «Ты учинил не по государеву указу, что березовских лучших остяков перевешал без вины, для своей бездельной корысти, норовя ворам, березовским ясачным сборщикам. По государеву указу велено было тебе разведывать в остяках измены и, которые из них объявятся в изменном деле, прислать ко мне в Тобольск, а самому не казнить»[27].

В августе 1662 года восставшие разгромили слободы на реках Исети, Пышме, Режу, Утке, Нейве с деревнями их округи, выйдя таким образом в старо заселённое центральное Зауралье. Разбросанные малочисленные поселения русских не смогли остановить натиски восстания. Восставшие разрушили Катайский острог, первые селения Далматовского монастыря — Служнюю слободу и поселение на Нижнем Яру, недавно построенный Петропавловский монастырь с церковью на правом берегу Синары, при впадении её в Исеть. Нападениям подверглись слободы Барнёвская, Мехонская и Царёво Городище. Из Тюмени были отправлены отряды Ивана Павлова (сына воеводы М. Д. Павлова), казачьего и стрелецкого головы Самойла Блудова и «новоприбраных» рейтар майора Ульриха Сниттера, присланных из Тобольска. Войска дошли до Далматовского монастыря и Катайского острога, затем до озера Маян в район реки Течи, но «воры» уже ушли за пределы досягаемости русских войск.

Правительство царя Алексея Михайловича 29 сентября 1662 года послало тобольскому воеводе князю И. А. Хилкову указ «О чинении поисков над башкирцами». Осенью 1662 года русские ввели в район большую часть Тобольских и Тюменских служилых людей, включая два регулярных полка Дмитрия Полуехтова (Полуектова). На озере Иртяш башкиры были разбиты, но после обильного снегопада кочевники ушли от разгрома.

Переговоры зимой 1662—1663 годов о примирении сторон не увенчались успехом. В это время самоеды сожгли Пустозерский острог, воеводу и всех служилых людей убили, а в Мангазее убили ясачных сборщиков и промышленных людей. Рейтары во главе с Иваном Коряковым подавили мятеж туринских ясашных татар.

В июне 1663 года татары царевича Кучука и башкиры Урасланбека Бактыева (Баккина) (более 1000 человек) разгромили деревни по реке Режу, осадили Арамашеву слободу и Невьянский монастырь. Из Невьянского острога на помощь осаждённым был высланы рейтары под командованием майора Ольфера Иванова и солдаты под командованием капитан Макария Галасеина. Отряд попал в окружение. Положение спас своевременный подход войск полковника Д. Полуектова. Торгоутский тайша Дайчин в 1663 году неожиданно рассорился с башкирами и совершил на их кочевья набег. Осенью 1663 года султан Кучук сорвал общее выступление восставших башкир всех четырёх дорог, не появившись в месте общего сбора в районе болота Кочевань.

Большие потери, особенно в конном составе, понесённые отрядом Д. Полуехтова в 1662 году, вынудили придерживаться его оборонительной пассивной тактики, заключавшейся в рассредоточении сил по слободам, что привело к поражению отряда Д. Полуехтова 9 октября 1663 года на речке Березовке, в 15—20 км южнее Киргинской слободы, где он сам получил 3 ранения. Раненный Д. Полуектов был отозван в Тобольск, а его временно заменил рейтарский подполковник Василий Бланк (Бланка, Планка).

Весной 1664 года войска Д. Полуехтова разгромили восставших башкир в верховьях реки Миасса у озера Чарги, там был убит глава башкир Зауралья Урасланбек. Царевичи Кучук, Асан и Чучелей с отрядом в 300 человек, узнав о разгроме войсками Д. Полуектова в башкирских кочевьях, спешно откочевали из района верховий реки Уй на юг в район Яика. После этого многие башкиры с повинной вернулись обратно в российское подданство.

Летом 1664 года рейтары и ратные люди под командованием подполковника Видима Филиппа Фальзенца (Вилима Филиппова) сорвали попытку царевича Асана, сына Девлет-Гирея, разорить русские поселения близ Невьянского монастыря.

В сентябре 1665 года царевич Кучук организовал набеги на Беляковскую, Киргинскую слободы и Мехонский острог. Он разорил окрестности, но взять их не смог, так как в них, помимо вооружённых жителей слобод, находилось около 700 служилых людей. В августе 1667 года царевич Кучук совершил набег на Тарский уезд. В этом же году кучумовичи тревожили мелкими набегами и Исетский рубеж, где находились рейтары под командованием майора Ивана Стефановича Волкова. Осенью 1667 года тайша Аблай взял у царевича Кучука аманатов для того, чтоб он без его указу воевать никуда не ходил.

После подавления восстания в 1665 году следы Девлет-Гирея теряются.

В 1660—1680-х гг. царевич Асан, сын Девлет-Гирея, осуществлял набеги на ясачное население.

Государственное устройство при Девлет-Гирее[править | править код]

Девлет-Гирей создал в своей «урге» подобие ханского двора. У него при приёме посланников из Тобольска фигурировал в качестве церемониймейстера особый «тархан», и обряд встречи и приёма подражал в деталях посольским обычаям Русского царства. Для сношений с иностранными государствами Девлет-Гирей имел канцелярию, откуда в Тобольск и в Москву отправлялись грамоты, скреплённые тамгой, «писаны татарским письмом» и исходили ярлыки, даровавшие те или иные иммунитеты. Возглавляли канцелярию духовные лица — «хафизы» (абызы).

Литература[править | править код]

  • Миллер Г. Ф. История Сибири. — М.-Л.: Акад. Наук СССР, 1941. — Т. 2. — 638 с. — 6000 экз.
  • Миллер Г. Ф. История Сибири. — М., 2005. — Т. 3.
  • Бахрушин С. В. Восстание в Западной Сибири в 1662—1665 гг. // Отечественная культура и историческая мысль XVIII—XX вв.. — Брянск, 1999.
  • Огородников В. И. Из истории инородческих волнений в Сибири // «Вестник Просвещения». — Чита, 1922. — Вып. 1.

Примечания[править | править код]

  1. Девлет-Гирей // Сибирская Советская Энциклопедия. — 1929. (недоступная ссылка). Дата обращения 12 октября 2013. Архивировано 14 октября 2013 года.
  2. Богуславский В. Девлет-Гирей
  3. Чингизиды-кучумовичи как альтернатива российскому подданству — Башҡорт форумдары (недоступная ссылка). Дата обращения 28 июля 2019. Архивировано 4 марта 2016 года.
  4. Васьков Д. А. Потомки Кучума в XVII в. и их роль в организации антирусских выступлений на Южном Урале и в Западной Сибири
  5. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 45—46
  6. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 60
  7. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 62—64
  8. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 66
  9. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 67
  10. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 68—69
  11. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 75
  12. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 76
  13. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 77
  14. ПОСОЛЬСКИЕ КНИГИ конца XV — начала XVIII вв. РГАДА. Ф.119. Оп.1. Д.2. 181 л.
  15. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 81
  16. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 82
  17. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 88
  18. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 9. § 89
  19. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 10. § 54
  20. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 13. § 32
  21. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 10. § 59
  22. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 10. § 60
  23. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 10. § 65
  24. Миллер Г. Ф. История Сибири. Глава 10. § 67
  25. Отписка из Катайского острога Ильи Бакшеева верхотурскому воеводе стольнику Ивану Камынину — Акты исторические 1661 г. — Памятники Сибирской истории
  26. Зыков А. П., Манькова И. Л. Рейтарский шлем XVII в. из Далматовского Успенского монастыря: к событиям 1662—1667 гг. в Южном Зауралье
  27. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Книга VI. 1657—1676. том 11