Деген, Ион Лазаревич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ион Лазаревич Деген
יון דגן לאחר הנחת זר בטקס הזכרון בלטרון יום העצמאות ה - ס'ז.jpg
Дата рождения 4 июня 1925(1925-06-04)
Место рождения
Дата смерти 28 апреля 2017(2017-04-28)[1] (91 год)
Место смерти
Страна
Научная сфера травматология, ортопедия
Альма-матер Черновицкий медицинский институт
Учёная степень доктор медицинских наук
Научный руководитель Анна Ефремовна Фрумина, д. м. н.
Известен как поэт, танкист-ас
Награды и премии
Орден Красного Знамени Орден Отечественной войны I степени Орден Отечественной войны II степени Орден Отечественной войны II степени
Медаль «За отвагу» (СССР) SU Medal For the Defence of Kiev ribbon.svg Медаль «За оборону Кавказа» Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
SU Medal For the Capture of Koenigsberg ribbon.svg

Иностранные награды:

Орден «Virtuti Militari» (Польша) Орден Крест Грюнвальда I степени
Кавалер Командорского креста ордена Возрождения Польши
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
Images.png Внешние изображения
Image-silk.png
Ион Деген на 9 мая
Image-silk.png
Ион Деген и премьер-министр Израиля

Ио́н Ла́заревич Де́ген (4 июня 1925, Могилёв-Подольский, Украинская ССР28 апреля 2017, Гиватаим, Израиль) — советский и израильский писатель и мемуарист, пехотинец, фронтовой разведчик, танкист-ас во время Великой Отечественной войны, дважды представлен к званию Героя Советского Союза, неоднократно ранен, выжил и несмотря на инвалидность врач-хирург и доктор медицинских наук (1973) в области ортопедии, травматологии и магнитотерапии. Произвёл первую в мире реплантацию большой части конечности (предплечья). Поэт, одно из стихотворений которого «Мой товарищ, в смертельной агонии…» после первой публикации в романе "Жизнь и судьба" в 1980 году было признано и запомнившим его и выступление Иона Дегена в 1945 в Центральном доме литераторов Михаилом Дудиным, и даже не знавшими историю создания стихотворения и авторский вариант многими другими большими поэтами-фронтовиками России лучшим стихотворением о Великой Отечественной войне, но с существенными ошибками напечатано в антологии "Строфы века". Лауреат премии Федерации еврейских общин России «Скрипач на крыше 5774» в номинации «Человек-легенда»[2][3].

Биография[править | править код]

Ранние годы[править | править код]

Родился 4 июня 1925 года в городе Могилёве-Подольском одноимённого округа Украинской ССР (ныне Винницкой области Украины) в семье награждённого тремя орденами за русско-японскую войну фельдшера Лазаря Моисеевича Дегена (1868, Лучинец — 1928, Могилёв-Подольский). Мать, моложе отца на 36 лет, работала медсестрой в больнице. Оставшись без отца, в двенадцать лет начал работать помощником кузнеца. Увлекался военной подготовкой в пограничном отряде, литературой, а также зоологией и ботаникой[4].

15 июня 1941 года закончил девятый класс и приступил к работе вожатого в пионерском лагере, который располагался рядом с железнодорожным мостом через Днестр. По собственным словам[4], «рос юным фанатиком, беззаветно преданным коммунистическому строю». На фронте ему был вручён партийный билет члена ВКП(б).

Великая Отечественная война[править | править код]

В июле 1941 года сбежал из направлявшегося в эвакуацию поезда и добровольцем пошёл на фронт в истребительный батальон, состоящий из учеников девятых и десятых классов. Красноармеец. Воевал в составе 130-й стрелковой дивизии, стал командиром взвода. Был ранен в ногу при выходе из окружения, но сумел переплыть на спине Днепр, а крестьяне вывезли его за линию фронта. Попал в полтавский госпиталь; по счастливому стечению обстоятельств избежал ампутации ноги, так как по его просьбе его направили в госпиталь на Урал, где ногу сохранили, и он потом несмотря на раны смог воевать.

Работал трактористом в Грузии, но 15 июня 1942 года был добровольцем зачислен в отделение разведки 42-го отдельного дивизиона бронепоездов, дислоцированного в Грузии. В дивизион, в составе которого были, в основном, бывшие танкисты, входило два бронепоезда — «Сибиряк» и «Железнодорожник Кузбасса» и штабной поезд. Боевой задачей дивизиона осенью 1942 года было прикрытие направления на Моздок и Беслан. Командир отделения разведки. Здесь ему сдалась оставшаяся без продовольствия рота дивизии "Эдельвейс". 15 октября 1942 года был ранен при выполнении разведзадания в тылу противника.

После выписки из госпиталя — курсант 21-го учебного танкового полка в городе Шулаверы. Затем переведён в 1-е Харьковское танковое училище (Чирчик). Весной 1944 года закончил училище с отличием[5] и получил звание младшего лейтенанта.

В июне 1944 года назначен командиром танка во 2-ю отдельную гвардейскую танковую бригаду, которой командовал полковник Е. Е. Духовный, участвовал в Белорусской наступательной операции 1944 года. Впоследствии — командир танкового взвода; командир танковой роты (T-34-85), гвардии лейтенант.

Мы… чувствовали себя «смертниками», и нам было глубоко плевать, где нас убьют, в танковой атаке в родной бригаде или в стрелковом строю штрафного батальона[4].

И. Л. Деген

Является одним из советских танковых асов: за время участия в боевых действиях в составе 2-й отдельной гвардейской танковой бригады экипажем Иона Дегена уничтожено 12 немецких танков (в том числе 1 «Тигр», 8 «Пантер») и 4 самоходных орудия (в том числе 1 «Фердинанд»), много орудий, пулемётов, миномётов и живой силы противника. Например, в одном из боёв, три его T34 уничтожили 18 танков противника, и он каждому экипажу начислил по 6 танков. При этом он потерял 4 танка: первый раз погиб один член экипажа, во втором танке погибло двое, в третьем - трое, в четвертом - четверо, не считая самого Дегена, ранение которого было смертельным и который чудом выжил.

При освобождении Вильнюса, когда танкисты боялись, что на узких улицах их танки уничтожат бойцы Армии Крайовой, и наступление танков затормозилось, он с двумя танками (его собственный подбили) въехал в город и помог пехотинцам Советской армии, Армии Крайовой и советского еврейского партизанского отряда Аббы Ковнера освободить его. За это впоследствии его наградили несколькими польскими орденами, в том числе, высшим военным орденом Польши, а одна из улиц Вильнюса называется улицей Дегена (Degenas).[6][7]

Перенёс ожоги и четыре ранения, в которых ему достались более двадцати осколков и пуль[8]. Когда погиб экипаж его танка 21 января 1945 года под Нестеровым, то, не зная, что он выжил, красноармейцы захоронили какие-то останки и поставили на могиле памятник с именами всех членов экипажа, хотя раненый осколком в мозг, потерявший часть нижней челюсти, с иссеченными пулями руками и изрезанными околками снарядов ногами Ион, вытащивший также умирающего наводчика-танкового аса Захария Калимуллина, и механик-водитель остались в живых. В танке, кроме останков, нашли также обгоревший планшет со стихами, и если его стихотворение "Товарищ, в смертельной агонии" разошлось ещё на фронте по разным частям, то, видимо, из-за этого планшета, полагает Деген, ранее читавший стихи только в своей части. Могилу эту Ион посещал после войны. В результате этого последнего тяжёлого ранения в его истории болезни рукой главного хирурга Красной Армии Бурденко написано: «Травма [мозга] несовместима с жизнью». Но он благодаря усилиям врачей, старавшихся спасти даже таких больных, выжил, причём Василий Дмитриевич Чаклин назначил ему очень дорогой тогда пенициллин несмотря на смертельность ранения и собственную уверенность, что Деген не выживет. Деген получил инвалидность. Хотя у него не работал палец правой руки и сильно повреждена левая рука, но после войны стал искусным хирургом. У него самого появился протез нижней конечности, поэтому ему были близки ортопедия и травматология.[9].

Был дважды представлен к званию Героя Советского Союза[10][нет в источнике][11].

Были случаи, когда по той же причине не получали эту награду воины, которых представляли к ней дважды и трижды. Командир танковой роты Ион Деген был представлен к званию Героя Советского Союза два раза, причём во второй раз в январе 1945 года его представлял командующий 3-м Белорусским фронтом генерал Черняховский — за успешную операцию в Восточной Пруссии. Оба раза он получал только ордена[10][нет в источнике].

После войны[править | править код]

В 1945 году, несмотря на протез и костыли служа в Москве в резерве бронетанковых войск, пытался отстоять авторские права погибшего однополчанина гвардии лейтенанта Комарницкого на музыку популярной тогда песни "На полянке возле школы стали танки на привал", исполнявшейся, в том числе, оркестром Эдди Рознера (по воспоминаниям Михаила Дудина, Деген целенаправленно сам хотел также поступать в Литературный институт, что Деген отрицал, так как в Литературный институт против его желания ему рекомендовал поступать Константин Симонов), читал и свои стихи в, как он называл, Комитете по защите авторских прав. После этого, узнав, что он хороший поэт, замполит его полка предложил выступить с чтением стихов в Центральном доме литераторов в Москве.

Случайный рейд по вражеским тылам.
Всего лишь танк решил судьбу сраженья.
Но ордена достанутся не нам.
Спасибо, хоть не меньше, чем забвенье.

За наш случайный сумасшедший бой
Признают гениальным полководца.
Но главное — мы выжили с тобой.
А правда — что? Ведь так оно ведётся.

Сентябрь 1944

В этом стихотворений, как он объяснял, он для рифмы назвал командира своей танковой бригады "полководцем" - а в это время так в стихах можно было называть только Сталина (даже маршалов можно было называть только военачальниками), и не имел в виду, что генералиссимуса Сталина случайно признали гениальным полководцем. Одно из его многих стихотворений - "Мой товарищ, в смертельной агонии" - категорически не понравилось не знавшему историю создания стихотворения Константину Симонову как обвинение РККА в мародёрстве. Симонов немедленно прекратил выступление Дегена. Но, как вспоминает Михаил Дудин, Деген ушёл со сцены только после того, как экспромтом сочинил и прочитал стихотворение о том, что его стихи, в отличие от других, не оплачиваются Литфондом. После объяснения Константин Симонов смягчился, но разъяснил, что если бы он сам не раскритиковал Дегена за это стихотворение и не закончил этим его выступление, то и его, и Дегена особенно ожидали бы большие неприятности и выступления многих присутствовавших, передача дела в НКВД. Вспоминая об этом эпизоде, Симонов впоследствии рассказывал о реакции Сталина на выступление Дегена в доме литераторов : «Сталин сказал мне: «Так что, для этого танкиста комбриг — полководец?» И на мой утвердительный жест ответил снисходительной улыбкой: «Он, сидя в своем танке, небось, и генерала живого не видал». Симонов предложил Дегену даже поступать в Литературный институт, но чуть позже, когда И. Л. Деген больше не будет писать таких стихов, а, главное, присваивать славу генералиссимуса Сталина комбригам, и рекомендовал ему, раз И. В. Сталин лично заинтересовался Дегеном, пока быть подальше от столиц. Тогда выходец из семьи медиков Деген решил стать врачом в провинциальном вузе.[12][13][14][15] Считалось, что одно из лучших стихотворений о войне написал погибший танкист. А этот танкист выжил и стал уникальным хирургом

Видя благородный подвиг врачей, спасающих жизни раненых солдат, я решил тоже стать доктором. И о выборе своей профессии в будущем никогда не сожалел.[4]

Ион Деген

Поступил в медицинский институт в Киеве, но с костылями не мог передвигаться между рассредоточенными в большом Киеве аудиториями, перевёлся в Черновцы, где год всё же пролежал в больнице, в 1951 году с отличием окончил Черновицкий медицинский институт[4] и три недели был в ординатуре на кафедре ортопедии и травматологии военно-полевой хирургии Киевского института усовершенствования врачей, но из-за драки с директором был переведен ортопедом-травматологом в Институте ортопедии в Киеве, где проработал только до 1954 года, при этом был под следствием как руководитель буржуазно-националистической организации. Это ему устроил его благодарный пациент из НКВД, так как за руководителем организации нужно было долго наблюдать до ареста, а обычных националистов сразу арестовывали. После смерти Сталина этот пациент вообще прекратил уголовное преследование Дегена, написавшего большую поэму на смерть Сталина, так как несмотря на весь свой жизненный опыт оставался ещё сталинистом. Позже, до 1977 года, работал ортопедом-травматологом в больницах Киева. 18 мая 1959 года осуществил первую в мировой медицинской практике[16] реплантацию конечности — предплечья. До этого считалось, что отрезанные части тела человека пришить на место невозможно.

В 1965 году в ЦИТО (Москва) защитил кандидатскую диссертацию на тему «Несвободный костный трансплантат в круглом стебле». В 1973 году в хирургическом совете 2-го Московского медицинского института защитил докторскую диссертацию на тему «Лечебное действие магнитных полей при некоторых заболеваниях опорно-двигательного аппарата» — первая в мире [17] докторская диссертация по магнитотерапии.

Ион Деген увлекался гипнозом, широко применяя его в своей врачебной практике[18].

Автор 90 научных статей и книги "Магнитотерапия". Был единственным на Украине доктором медицинских наук, который никогда не преподавал в вузе, не имел учёных званий. Хотя ему предложили заведование кафедрой в очень престижном медицинском вузе в Томске, в котором учился его лечащий врач Бурденко, но в 1977 году репатриировался в Израиль, где более двадцати лет продолжал работать врачом-ортопедом[11].

Член редколлегии популярного журнала «Голос инвалида войны», постоянный консультант в «Бейт алохем» — Клубе инвалидов Армии обороны Израиля, знаток Торы, Танаха и современной философии. Единственный советский танкист, зачисленный в Общество израильских танкистов, отмеченных за героизм.

Кроме медицины на досуге увлекался литературой. Автор книг «Из дома рабства», «Стихи из планшета», «Иммануил Великовский», «Портреты учителей», «Война никогда не кончается», «Голограммы», «Невыдуманные рассказы о невероятном», «Четыре года», «Стихи», «Наследники Асклепия», рассказов и очерков в журналах Израиля, России, Украины, Австралии, США и других стран[19].

Жил в Гиватаиме (Израиль)[20].

9 сентября 2014 года в мемориальном центре бронетанковых войск израильской армии в Латруне состоялась премьера фильма российских режиссёров Михаила Дегтяря и Юлии Меламед «Деген», посвящённого Иону Дегену[21].

Умер 28 апреля 2017 года в Израиле[22][23].

В конце прошлой недели ушёл из жизни Ион Деген, писатель, поэт, учёный и врач. Деген скончался между Днями памяти и праздничными днями – Днём Независимости и Днём Победы, каждая из этих дат повлияла на его жизнь. В 16 лет Деген вступил в ряды Красной Армии, чтоб воевать с нацистами. В юном возрасте он стал командиром танкового взвода и легендой среди танкистов по всему миру. За свои подвиги он дважды был представлен к званию Героя Советского Союза, но из-за еврейской национальности не был удостоен высших наград. На войне Ион Деген видел столько ужасов, страданий и боли, что свою жизнь решил посвятить спасению жизни других. В 1977 году он репатриировался в Израиль и продолжил заниматься медициной и литературой. Да будет благословенна его память[24]

Биньямин Нетаниягу, Премьер-министр Израиля

Похоронен на кладбище Кирьят-Шауль в Тель-Авиве.

Семья[править | править код]

  • Жена Люся, сын, внуки.
  • Единокровные брат от первого брака отца Фалик (1890—1981, инженер-связист, выпускник Тулузского университета) и сестра Бетя. Племянник — Михаил Фёдорович Дейген, доктор физико-математических наук, член-корреспондент АН УССР[25].
  • Троюродная сестра (внучка брата деда) — американский психолог Фрэнсис Деген Хоровиц (англ. Frances Degen Horowitz), автор трудов по раннему развитию детей и педагогической психологии.

Любимое стихотворение Дегена собственного сочинения[править | править код]

Воздух вздрогнул.
Выстрел.
Дым.
На старых деревьях обрублены сучья.
А я ещё жив.
А я невредим.
Случай?

         Октябрь 1942

Стихотворение «Мой товарищ»[править | править код]

Написано в декабре 1944 года, но, как впоминал один ветеранов в "Новой газете" 8.05.2008, оно было ему известно на фронте. Его считали стихотворением погибшего в 1942 году неизвестного лейтенанта-танкиста. Но в печати впервые это стихотворение было использовано в 1960 году как расказываемое одним заключённым другому стихотворение анонимного автора Василием Гроссманом в его романе «Жизнь и судьба» и опубликовано после смерти Гроссмана сначала в 1980 г. в Швейцарии, а затем в СССР в 1988 г. в журнале «Октябрь» (№ 2, С. 68). Так же цитировалось стихотворение и в романе Виктора Астафьева "Прокляты и убиты". Стихи, как объяснил Ион Деген, хотя и с незначительными иcкажениями, во время его выступления в Центральном доме литераторов в 1945 году записал литературный критик Тарасенков, прочёл его Семену Липкину, а тот, в свою очередь, — Гроссману. Гроссман решил не упоминать автора, чтобы автора опять не обвиняли в пропаганде мародёрства в РККА. После устного чтения автором в Доме литераторов в 1945 году, а особенно после публикации романа Гроссмана в 1980-х — начале 1990-х годов долгое время переписывалось и передавалось устно с многочисленными искажениями (или в разных неавторских вариантах). Даже ещё не зная историю создания этого стихотворения и его автора, которого, кроме запомнившего автора и его стихи по выступлению в Центральном доме литератора летом 1945 Михаила Дудина, обычно считали анонимным погибшим фронтовиком, многие большие поэты — фронтовики — Александр Межиров, Борис Слуцкий, Евгений Михайлович Винокуров, Михаил Александрович Дудин, Михаил Кузьмич Луконин – называли эти строки лучшим военным стихотворением.[26][27]). В 1942 году летом, когда валенки не носили, товарищ Иона Дегена Георгий Куликов, которого он перевязывал, разорвав свою рубашку, просил: не рви рубашку, лучше отдай её живым, и умер. В память об этом, а вовсе не о случаях использования крови и мародёрства вещей ещё живых товарищей, как можно было подумать и как это было воспринято вначале Константином Симоновым, а затем Евгением Евтушенко и Юрием Колкером [28], он и написал стихотворение в 1944 году. При этом сапоги он снимал не с мёртвого и не на поле боя, а с офицера, который не выдал другому его товарищу сапоги, много позже случая с Куликовым. Он был поражён, что офицер не выдал его, неожиданно оказался настоящим товарищем, его не отдали под трибунал, и образ офицера слился с образом Гоши Куликова. О мародёрстве он почему-то не подумал, когда писал это стихотворение, не отражавшее реальный случай, хотя однажды до написания стихотворения его чуть не расстреляли за мародёрство, когда он на Кавказе пытался обменять патоку с разрушенного завода на вино. По сути из очень большого поэтического наследия Дегена именно это не совсем удачное даже в авторском варианте[29] стихотворение приобрело народный характер, причём не во время войны, а только в 1980-х годах. Оно имело много неавторских вариантов, ещё более неудачных, но Константин Симонов в 1945 году считал клеветой на Красную армию и воспеванием мародёрства даже прочитанный в Доме литераторов авторский вариант, когда валенки снимают для наступления сейчас и здесь, а не для войны вообще, и, видимо, в наступление боец возьмёт с собой и погибающего: хоть он и убит, но пока не умер, его агония смертельная, но вдруг не предсмертная, и его во время наступления передадут санитарам: вдруг всё же выживет, как выжили убитые на войне А. К. Коренев и Ион Деген. Деген поэтому до 1980-х годов не вспоминал о своём авторстве[30][31][32][33]. Об авторстве Дегена вновь стало широко известно только в конце 1980-х годов, и тогда живой Александр Кириллович Коренев никаких претензий не выдвигал[34][35][36][37].

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит.

[38] Евгений Евтушенко назвал восемь строк Дегена гениальными, ошеломляющими по жестокой силе правды[39]: В Антологии «Строфы века» 1995 года Евгения Евтушенко, впервые опубликовавшего эти стихи в журнале «Огонёк» в 1988 году как лучшие стихи о войне, отобранные другом Евтушенко и поэта А. К. Коренева Михаилом Лукониным как стихи анонимного автора.[40], есть такой неавторский вариант:

Мой товарищ в предсмертной агонии.
Замерзаю. Ему потеплей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Что с тобой, что с тобою, мой маленький?
Ты не ранен - ты просто убит.
Дай-ка лучше сниму с тебя валенки.
Мне ещё воевать предстоит.

Что сделал стих Иосифа Дегена?
Разрезал он острее автогена
всё то, что называется войной,
треклятой, грязной, кровной и родной.

Существует не авторский, а другой вариант, найденный составителем сборника поэта Александра Коренева среди бумаг поэта после его смерти. Поэты часто пишут для себя варианты стихов другого поэта. Тем более, что похожи только только последние 6 строчек стихотворения Коренева, причём на вариант, опубликованный в антологии и ходивший как фольклорный в 80-х—90-х годах XX века. Но при своей жизни Коренев это стихотворение никогда не публиковал и, работая на радио и выбирая стихи для чтения, никогда это стихотворение не выбирал. Коренев был очень хорошо знаком с Евтушенко и Лукониным, но никогда в разговорах с ними даже устно не претендовал на стихи, опубликованные Евтушенко по рекомендации Луконина как лучшие стихи о войне и стихи Дегена. Впервые претендовал на авторство Коренева только М. М. Красиков, составитель его посмертного сборника "Чёрный алмаз", вышедшего через 5 лет после смерти Коренева в 1994, и для рекламы включившего это стихотворение "Вьюга. Ночь" "из стола писателя" со строками, признанными лучшими о войне и с датой 1942 год...

Вьюга, ночь… Поле, полное мёртвых.
Поле боя метель замела.
Кровь фонтанами так и замёрзла
На окоченевших телах.
На мальчишеских трупах застывших
Стынут конусы красного льда.
Мой товарищ, ты стонешь, ты жив ещё,
Что ползёшь через поле сюда?
Мой товарищ, спасти тебя поздно мне,
Ты в крови, ты людей не зови.
Дай-ка, лучше, таща тебя по снегу,
Отогрею ладони свои
Над дымящейся кровью твоей.
Что с тобой, что с тобою, мой маленький?
Ты не ранен — ты просто убит.
Дай-ка лучше сниму с тебя валенки.
Мне ещё воевать предстоит.

[41][42] М. М. Красиков утверждает: «За Дегена спасибо. Я преклоняюсь перед ним как личностью, ценю как писателя, но считаю автором ″Валенок″ Коренева, о чем написал статью, которую не хотел публиковать при его (Дегена. ― Ф.Р.) жизни. Со временем опубликую». Но никакая статья не появилась. Значит, доказать авторство Коренева и, тем более, в 1942 году, М. М. Красиков не может.[43]

Публикации[править | править код]

Интервью[править | править код]

Награды[править | править код]

Советские
Иностранные

Примечания[править | править код]

  1. http://newsru.co.il/arch/israel/28apr2017/degen803.html
  2. Ион Деген — человек-легенда
  3. Церемония вручения премии Федерации еврейских общин России «Скрипач на крыше 5774»
  4. 1 2 3 4 5 Деген И. Автобиографическое интервью // Я помню. 14 марта 2007.
  5. «Цепочка» привела к встрече с писателем Ионом Дегеном Архивная копия от 26 сентября 2013 на Wayback Machine
  6. Владимир Нордвик. Ион Деген: Вечером учил меня водитель, как правильно танцуют падеспань. Поразительная фронтовая судьба танкиста-поэта, ушедшего на войну 16-летним мальчишкой и закончившего ее под Кенигсбергом ...//Родина. 01.06.2015
  7. Ион Деген. Вильнюс.
  8. Коваль Л. История болезни его правой ноги // Lib.ru. 27.5.2008. Проверено 16 сентября 2013.
  9. Деген И. Жизнь и судьба Иона Дегена. Война никогда не кончается. — Израиль, 1995.
  10. 1 2 Деген И. Жизнь и судьба Иона Дегена // Natura.peoples.ru. 9.01.1997.
  11. 1 2 Проценко Л. Навели «Гешер» // Российская газета. 10.06.2013
  12. [http://litbook.ru/article/10932/ В. Жук. К истории публикации публикаций стихотворения «Мой товарищ, в смертельной агонии». Ион Деген VS Евгений Евтушенко.//Семь искусств, №11 • 28.11.2017
  13. Жизнь и судьба Иона Дегена.
  14. «Ты не ранен, ты просто убит».//Новая газета. 08.05.2008
  15. [http://7x7-journal.ru/posts/2014/04/29/intervyu-ion-degen-poet-as Е. Лосев. Ион Деген - поэт-ас. 29.04.2014]
  16. Юрий Солодкин. Слово об Ионе Дегене
  17. [1] // МЫ ЗДЕСЬ — Публикации. 31 мая-6 июня 2012
  18. Юнаков, 2016, с. 40.
  19. Михаил Глуховский. «Дай на память сниму с тебя валенки» Архивная копия от 28 июня 2012 на Wayback Machine // Литературная газета, 15.05.2011
  20. Авторы и персонажи // Иерусалимский журнал. 2008. № 28.
  21. «Деген»: премьера фильма о любви и героизме. Репортаж // Newsru.co.il 10.09.2014.
  22. Умер Ион Деген — поэт, врач, легендарный танкист Второй мировой
  23. В Израиле скончался Ион Деген /Цензор.Нет, 28.04.2017/
  24. Нетаниягу выразил сочувствие в связи с кончиной героя-фронтовика
  25. Александр Гордон «Стало меньше света»
  26. [http://litbook.ru/article/10932/ В. Жук. К истории публикаций стихотворения «Мой товарищ, в смертельной агонии». Ион Деген VS Евгений Евтушенко.//Семь искусств, №11 • 28.11.2017
  27. Степанов Е. Теза и антитеза восьмистиший // Дети Ра. 2010. № 5 (67).
  28. Юрий Колке. Мародёр в законе. Сетевая словесность.//2008-2019 Колкер заменил "нам" на "мне"
  29. С пассажем, который можно понять как новый вариант "кровавого навета": для согревания рук.
  30. Спивак П. Имена и даты: краткие хронографические наблюдения. 4 июня Архивная копия от 27 сентября 2013 на Wayback Machine // Независимое военное обозрение. 4.06.2009.
  31. Быков Д. Булат Окуджава. Главы из книги. Вступительная заметка автора // Дружба народов. 2008. № 11.
  32. 1 2 Солодкин Ю. Слово об Ионе Дегене // Заметки по еврейской истории. 2012. № 5.
  33. Лазарев Л. Советские поэты, павшие на Великой Отечественной войне // Вопросы литературы. 2006. № 5.
  34. Деген И. Без моих опусов литература не обеднеет // Новая газета. 27.06.2005.
  35. Ты не ранен, ты просто убит // Новая газета. 8.05.2008.
  36. Кукулин И. Регулирование боли (Предварительные заметки о трансформации травматического опыта Великой Отечественной / Второй мировой войны в русской литературе 1940—1970-х годов) // Неприкосновенный запас. 2005. № 2-3 (40-41).
  37. Лейдерман Н. Тема не закрыта // Урал. 2010. № 8.
  38. Здесь под нам имеется в виду автор стихотворения вместе с погибающим. Возможно, в ходе наступления автор всё же попытается сдать погибающего санитарам...Именно такой случай произошёл 20 июля 1943 года с поэтом Александром Кирилловичем Кореневым, которого все считали наверняка погибающим. И если бы он написал стихотворение о своём случае, то мог его написать только после 1943 года, а не в 1942...
  39. Е. Евтушенко. У победы лицо настрадавшееся. // Новая газета № 33, 12 мая 2005
  40. Ион Деген. без моих опусов литература не обеднеет. Новая газета. 27.06.2005
  41. Ю. Солодкин. Слово об Ионе Дегене.
  42. Виктор Жук. Ветеран, которого обвинили в плагиате //Частный корреспондент. — 21.01.2018
  43. Виктор Жук. Ответ на статью Ф. Рахлина «Что есть истина?»0 Заметки по еврейской истории, №10 • 15.11.2018
  44. Цебаковский С. Автор пятой поправки для планеты земля // Континент. 2002. № 113.
  45. Периодика / Сост. А. Василевский, П. Крючков // Новый мир. — 2007. № 8.
  46. Горький Г. Как он был от нас далёк // Politкорректность. Выпуск. 2. Проверено 16.09.2013.
  47. Лосев Е. Ион Деген: поэт-ас // Искусство войны. 15.07.2011.

Ссылки[править | править код]