Демонизация врага

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Демонизация или дегуманизация врага (англ. demonization of the enemy, dehumanization of the enemy)[1] — это технология пропаганды, которая продвигает идею формирования общественного мнения посредством создания образа врага как агрессора, представляющего собой угрозу и преследующего только разрушительные цели[2]. Демонизация направлена на создание устойчивого стереотипа о личности, группе, идеологии или идее, целом государстве, а также на внушение ненависти к врагу, которая необходима для ведения борьбы с ним более простыми средствами, для объединения вокруг себя союзников и деморализации противника[3].

Основные критерии[править | править код]

В своей статье «Демонизация как феномен» В. Л. Топоров писал:

Слово «демонизация» пора включать в специальные словари. Прежде всего в политологические, но не только в них. Демонизация стала широко распространенной тактикой, обросла техникой, включила в свой репертуар разноликие сценарии[4].

Демонизация столь же иррациональна, но предельно конкретна: демонизируются люди, поступки, общественные организации; государства, народы, религии, секты; идеи, понятия; прошлое, настоящее и будущее. Демонизируются и общественные ожидания[4]. Частое неправильное использование данного термина не всегда позволяет проанализировать его должным образом. Американский политолог Юлис Бойкофф выделяет следующие критерии демонизации врага[5] :

  1. И СМИ, и государство используют рамки для изображения присущей врагу моральной природы.
  2. Характер противника и его природа изображены в соответствии с манихейским учением: борьба Света и Мрака, Добра и Зла. То есть противник представляет собой зло, с которым необходимо бороться.
  3. Государство выступает источником такого демонического изображения.

Демонизация врага больше стимулирует страх общества перед неизвестным, преследуя цель сплочения общества перед лицом врага. Лучший способ доказательства демонической природы врага — живые примеры зверств, желательно с участием женщин, детей, стариков, священников и монахинь[6] .

История[править | править код]

История преподносит близкое к бесконечному множество примеров применения технологий демонизации противника. В частности, Фукидид отмечал случаи демонизации врага в Древней Греции[7]. Филипп Найтли, английский журналист и писатель, считает, что демонизация противника (прежде всего лидеров вражеских стран и затем отдельных лиц) стала предсказуемым шаблоном, которому следуют западные СМИ[8]. Во время Второй мировой войны государственный департамент и другие госучреждения США выпустили документальные фильмы с элементами пропаганды: демонстрировались кадры с американским флагом, и одновременно власти демонизировали образ Японии. С помощью этих элементов пропаганды США стремились оправдать свои действия и показать, что в их основе лежал патриотизм и забота о нации.[9]

В нацистской Германии демонизировались евреи. В период войны Армении и Азербайджана за Нагорный Карабах в Азербайджане, по аналогии со знаменитыми представлениями о евреях, начали формировать образ армян[10].

Многими политиками демонизируются как образы России, США, стран «оси зла», так и образы Исламского государства и других террористических группировок.

По мнению телеканала BBC, Российские средства массовой информации ведут пропагандистскую политику в отношении Запада, основным оправданием для этого выставляя то, что Запад утратил свои христианские ценности, что это разлагающееся общество, которому российское руководство противопоставляет свои традиционные ценности: крепкая семья, православная вера и так далее[11].

Олицетворение и демонизация[править | править код]

Техника демонизации противника является наиболее важным элементом пропаганды, которую можно намного легче использовать и применять, если врага олицетворяет один человек[12].

«Не обязательно заставлять ненавидеть весь народ, — писал Понсонби. — Надо персонифицировать образ врага, показать своему населению, что глава, руководитель „других“ — это душевнобольной, свихнувшийся, продажный человек»[13]. Этот принцип активно используется и в современных информационных войнах и пропагандах. Демонизируются образы таких политических лидеров, как Слободан Милошевич, Саддам Хуссейн, Муаммар Каддафи, Фидель Кастро и других, преследуя цель доказать, что они представляют угрозу для всего цивилизованного мира[14].

Последствия[править | править код]

Стратегия демонизации противника неизбежно приводит к замкнутом кругу действий по эскалации напряжённости, исключает возможность дипломатического решения и неизбежно ведёт к ухудшению отношений или войне[15]. Другим последствием изображения врага как демона является восприятие в равной степени демоническим всего населения, политического аппарата или страны, а не только лидера «других».

Критика[править | править код]

Технику демонизации врага часто критикуют за то, что она эффективна только при пропаганде в отношении своего населения или народов дружественных и нейтральных стран, однако при воздействии на противника она действует не всегда. Представление оппонента в невыгодном свете часто приводит к тому, что любые пропагандистские нападки на страну или на её лидера не деморализуют общество оппонента, а наоборот сплачивают его и усиливают лояльность тех, кто ещё не вполне отождествляет себя с государственной системой.

Более того, страны, прибегающие к демонизации врага, часто критикуются другими странами за фальсификацию информации, преувеличение недостатков и оправдание военных действий.

Критики акцентируют внимание также и на том, что эта тактика маскирует реальную проблему и свидетельствует о внутренней неуверенности и страхе перед ближайшим окружением, гнев которого необходимо направить против врага, чтобы укрепить лояльность к себе и снять с себя всю ответственность за происходящее[10].

Проявления в искусстве, культуре и средствах массовой информации[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Dower, Nigel (7 July 2009). The Ethics of War and Peace. Polity. p. 91. ISBN 978-0-7456-4168-3.
  2. Danielle Rowell (October 2011). The Power of Ideas: A Political Social-Psychological Theory of Democracy, Political Development and Political Communication. Universal-Publishers. p. 162. ISBN 978-1-61233-769-2.
  3. Conserva, Henry T. (1 February 2003). Propaganda Techniques. AuthorHouse. p. 3. ISBN 978-1-4107-0496-2.
  4. 1 2 Топоров, Виктор Демонизация как феномен. Это когда пугают евреев, интеллигентов, допризывников…. М.: Независимая газета, № 5 (39) (12 мая 1999). Дата обращения 2 января 2016. Архивировано 15 октября 2015 года.
  5. Jules Boykoff (2007). Beyond bullets: the suppression of dissent in the United States. AK Press. p. 192. ISBN 978-1-904859-59-8.
  6. Гимн ненависти: каноны пропаганды в Первую мировую войну
  7. Jonathan J. Price (19 July 2001). Thucydides and Internal War. Cambridge University Press. p. 127. ISBN 978-1-139-42843-9. Retrieved 29 August 2013.
  8. Steve Thorne (12 April 2006). The Language of War. Routledge. p. 93. ISBN 978-0-203-00659-7. Retrieved 6 December 2013.
  9. Scott, Ian (1 January 2006). In Capra’s Shadow: The Life and Career of Screenwriter Robert Riskin. University Press of Kentucky. p. 169. ISBN 0-8131-7135-0. Retrieved 24 December 2013.
  10. 1 2 Армянофобия в Азербайджане. А. Элибегова, А. Адибекян (недоступная ссылка). stophatespeech.net. Дата обращения 16 октября 2015. Архивировано 6 марта 2016 года.
  11. Что нужно, чтобы россияне перестали считать Запад врагом?. Би-би-си (15 октября 2015). Дата обращения 2 января 2016. Архивировано 2 января 2016 года.
  12. Heretz, Leonid (28 February 2008). Russia on the Eve of Modernity: Popular Religion and Traditional Culture under the Last Tsars. Cambridge University Press. p. 204. ISBN 978-1-139-47066-7.
  13. Принципы военной пропаганды. psyfactor.org. Дата обращения 16 октября 2015.
  14. Сороченко В. «Принципы военной пропаганды»
  15. Hall Gardner (2005). American Global Strategy and the 'war on Terrorism'. Ashgate Publishing, Ltd. p. 16. ISBN 978-1-4094-9589-5. Retrieved 29 August 2013.
  16. Propaganda and Conflict: Evidence from the Rwandan Genocide