Джеан Батлер

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Джеанн Батлер»)
Перейти к: навигация, поиск
Джеан Батлер
англ. Jehanne Butler
Пол Женский
Дата рождения 230 БГ
Дата смерти 182 БГ
Род занятий Лидер восстания Комоса против Ричеза,
лидер Батлерианского Джихада в 200-182 БГ.
Супруг Тет'р Батлер
Родители неизвестны
Дети не было
Первое появление упоминается в романе "Дюна"
Экранизации

Джеан Батлер (англ. Jehanne Butler) — вымышленная героиня в романе «Дюна» Фрэнка Герберта, лидер восстания Комоса против Ричеза, лидер Батлерианского Джихада в 200—182 БГ. Джеанн Батлер дала имя Батлерианскому Джихаду, самому длительному событию в истории человечества, описываемому в романе «Дюна». Как лидер восстания Комоса против Ричеза, а позже и джихада в течение первых двадцати лет, она оставила глубокий след в памяти своих последователей. Для тех, кто знал её, она была в немалой степени святой, и после своей смерти она осталась в памяти миллионов. Благодаря сведениям, полученным из раскопок на Ракисе, стало возможным отделить её жизнь от легенды и взглянуть на Джеанн, как на историческую личность.

Биография[править | править код]

Биография Джеан Батлер тесно связана с восстанием Комоса против Ричеза, который, в свою очередь, стал отправной точкой начала Батлерианского джихада, который был назван в честь героини.

Краткий обзор[править | править код]

Родилась на Комосе (Эридани А 4) в 230 году БГ. Родители неизвестны. Вышла замуж за Тет’ра Батлера в 205 году БГ. Детей не было.

Джеанн обучалась на Комосе в школе жриц, а также проходила обучение методам Бене Гессерит. Вместо того, чтобы стать жрицей, по своему решению или по решению ордена, она вышла замуж за Тет’ра Батлера, логистоса Зании, одного из десяти административных районов Комоса. В год своего замужества (205 БГ) Джеанн отправилась в больницу столицы Пилоса, чтобы родить ребёнка. Так как оба родителя вступили в брак довольно поздно по мерках их культуры, они особенно ждали этого ребёнка. Когда Джеанн очнулась после наркоза, ей сообщили, что она потеряла свою дочь Сару. В больнице объяснили, что ребёнок был очень больным и не мог выжить. Врачи были вынуждены произвести аборт.

Восстание Комоса против Ричеза[править | править код]

Контроль Джеанн над своим телом, которым в результате Бене Гессеритских тренировок обычно был автоматическим, позволил ей глубже понять протекание её беременности. Она была убеждена в невозможности того, чтобы ребёнок так плохо сформировался, как ей рассказали в больнице. Джеанн начала думать о том, что аборта можно было избежать. Воспользовавшись доступом к официальным записям при помощи положения Тет’ра как логистоса, в архивах больницы она обнаружила, что директор больницы — первая самопрограммирующая машина на Комосе — начал программу неоправданных абортов. Вооружившись этой информацией, она запросила поддержку жриц на Кубебе в движении против доминирования Ричеза.

Едва это предложение было отправлено жрицам, Джеанн и Тет’р начали формировать свою организацию. Используя административные возможности Тет’ра и ораторское искусство Джеанн, усиленное тренировками Бене Гессерит, они сформировали Движение за Прекращения Эксплуатации Комосиан.

Их движение, как и их просьба о помощи у жриц, имели стремительный успех. Вопреки некоторым циничным мнениям, позиция жриц хорошо поддерживалась обществом верующих. Жрицы подключились к борьбе по той же причине, что и остальные комосиане — их ужаснули факты, которые предоставила Джеанн относительно действий директора больницы, и они согласились, что пришло время для борьбы с Ричезом.

Удача на Комосе была первым примером гения организации Тет’ра Батлера и тактического триумфа Джеанн: выбор недели сборов налогов для начала осуществления плана, захват налогового флота для полёта на Ричез, выбор времени и выполнение длинного и сложного плана, который стал полным сюрпризом и принёс бескровную победу.

Комосиане пришли на Ричез, думая лишь об успешной революции. Там они поняли, в какой мере директор их больницы оказался отражением состояния общества: такого общества, которое они не могли даже вообразить. Комосиане не могли даже представить ту степень контроля машин над населением Ричеза и то, насколько жители изменили эмоциональные и мыслительные особенности населения за несколько столетий. Многие из них совершенно не верили тому, что увидели там.

Батлерианский джихад[править | править код]

Разоблачения на Ричезе вызвали джихад, но возник он не по решению Джеанн. Жрицы Кубебе были той решающей силой, что стояла за кадровыми изменениями в командовании мятежников. Мотивом для них служили допросы главных программистов и учёных Ричеза, многие из которых были добровольными участниками в действиях машин по видоизменению населения Ричеза. Возможно, критическим моментом в этих допросах оказался допрос доктора Г. Демлина главной жрицой Комоса Уранией.

Демлин был насколько высокомерным человеком без капли раскаяния, чьё презрение к интеллекту своих коллег было сопоставимо лишь с его уважением к своему собственному интеллекту и к интеллекту его машин. Когда его безмерная гордость вкупе с рассказы о своей работы на Ричезе всем осточертели, Урания была охвачена своими чувствами, которые, несмотря на её тренировки, отразили презрение на её лице. В конечном счёте, даже Демлен заметил это и прекратил поток самовосхвалений, чтобы узнать, что же её так расстроило. Урания ответила ему, что его работа оскверняет фундаментальные принципы уважения к человеческой жизни, не говоря уже о нарушении поклонения Богини.

При упоминании о Богине Демлен взорвался в припадке гнева и в ярости заявил, что скорее стоит почитать его машины, чем поклоняться «предполагаемой богине», выдуманной группой деревенщин на задворках планеты. Затем он повернулся к иконе Кубебе, как будто собираясь плюнуть на неё. Но он не успел совершить осквернение — Урания убила его своим церемониальным ножом.

В эту ночь жрицы встретились на совете и на следующее утро начали проповедовать джихад верующим людям Комоса. Так началась борьба против «мыслящих машин и всех, кто находит богов среди них».

Далеко не жаждущая этого, Джеанн приводила свои доводы «против». Её заявления, насколько можно их представить предугадали многое из того, что случилось в последующие годы: возрастающая беспощадность крестоносцев, жестокость, смерть множества ни в чём не повинных людей. Но отговорить жриц было невозможно. Не то, чтобы они не верили в реальность таких вещей. Скорее, они решились на джихад назло этим убеждениям. Их ужас от открытий на Ричезе и их уверенность в том, что такое могло произойти и на других планетах, их глубоко укоренившийся гнев за оскорбления их Богини и религии — всё это вызвало их непреклонность. Множество исследователей истоков джихада игнорировали эту мотивацию — люди Комоса верили в свою религию. Так же, как и Джеанн, но её вера была смягчена милосердием и дальновидностью, что отличало её от других жриц.

Джеанн не могла быть смещена с поста лидера движения, даже если кто-то этого желал. Но с этого момента в руководстве джихада начались трения. По одну сторону баррикады стояла Джеанн, призывающая к милосердию и сдержанности, а по другую — Урания, целью которой было полное уничтожение даже намёков на господство машин над людьми и которая была готова пожертвовать очень многим, чтобы достичь этой цели. На Карфагосе спор был разрешён в пользу Урании.

После смерти[править | править код]

Джеан умерла в 182 БГ. Трансформация Джихада после смерти Джеанн в подробностях обсуждалось в различных исторических записях движения. Суть этих обсуждений была сосредоточена на возрастающей беспощадности крестового похода, и при этом во внимание не принимали определённые изменения в тактике, которые прямо касаются вопроса участия Джеанн как лидера.

Литература[править | править код]

  • Уиллис И. Макнелли «Энциклопедия Дюны». — изд.: Berkley Books, 1984. — 526 с. // Перевод: Дюна: Пряный мир, thedune.ru, 2006 (Общая редакция перевода — Dicramack Воронов Дмитрий; дополнительная редакция отдельных статей: рReMкN и ChVA Виталий Чихарин). // См. стр. 16.