Дзюбинский, Владимир Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Иванович Дзюбинский
Владиміръ Ивановичъ Дзюбинскій
Владимир Иванович Дзюбинский
Депутат III Думы. 1910
фотография «Рентц и Шрёдер», художественная фототипия
К. А. Фишер
Флаг
Депутат III Государственной Думы
1 (14) ноября 1907 — 9 (22) июня 1912
Монарх: Николай II
Флаг
Депутат IV Государственной Думы
20 ноября (3 декабря1912 — 6 (19) октября 1917
Монарх: Николай II
Преемник: должность упразднена
Флаг
Председатель
Сибирской парламентской группы Государственной Думы
20 ноября (3 декабря1912 — 6 (19) октября 1917
Монарх: Николай II
Преемник: должность упразднена
Флаг
Председатель
Трудовой парламентской группы Государственной Думы
1 (14) января 1908 — 21 июня (4 июля1917
Монарх: Николай II
Преемник: должность упразднена
Флаг
Комиссар Временного комитета Государственной думы и Временного правительства на Северном фронте
27 февраля (12 марта1917 — 6 (19) октября 1917
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
Флаг
Комиссар Временного комитета Государственной думы и Временного правительства на Юго-Западном фронте
15 (28) марта 1917 — 16 (29) марта 1917
Предшественник: должность учреждена
Флаг
Член Главного управления Российского общества «Красного Креста» от Временного комитета Государственной думы
27 февраля (12 марта1917 — 6 (19) октября 1917
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
Флаг
Член Главного организационного комитета Всероссийского крестьянского союза
12 (25) апреля 1917 — 1918
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
Флаг
Член исполнительного комитета Всероссийского Совета рабочих и крестьянских депутатов
4 (17) мая 1917 — 28 мая (10 июня1917
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
Флаг
Член Центрального комитета Трудовой народно-социалистической партии
21 июня (4 июля1917 — 1918
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
Флаг
Член Сибирского организационного комитета
1 (14) сентября 1917 — 1918
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
Флаг
Делегат Всероссийского Учредительного собрания по Тобольской губернии от Трудовой народно-социалистической партии
12 (25) ноября 1917 — 18 (31) января 1918
Предшественник: должность учреждена
Преемник: должность упразднена
 
Вероисповедание: православие
Рождение: 5 (18) сентября 1860(1860-09-18)
Каменец-Подольский, Подольская губерния, Российская империя
Смерть: 30 июня 1927(1927-06-30) (66 лет)
Москва, РСФСР, СССР
Место погребения: Введенское кладбище
Супруга: Ядвига Антоновна
Дети: Евгения
Партия: Народная воля
Конституционно-демократическая партия
Трудовая группа
Сибирская парламентская группа
Трудовая народно-социалистическая партия
Образование: Каменец-Подольская средняя духовная семинария
Киевский университет (не окончен)
Томском университете (не окончен)
Профессия: псаломщик, финансист, политик, публицист
 
Автограф: Автограф В. И. Дзюбинского.PNG

Влади́мир Ива́нович Дзю́бинский (5 [18] сентября 1860, Каменец-Подольский[1] — 30 июня 1927, Москва) — российский общественный и политический деятель, публицист, финансист, надворный советник, дворянин[2], член Государственной Думы Российской Империи III и IV созывов от Тобольской губернии. Член Конституционно-демократической партии. Член ЦК Трудовой народно-социалистической партии. Член Главного организационного комитета Всероссийского крестьянского союза. Член Всероссийского Учредительного собрания.

Вошёл в историю, как политик, революционер и активный общественный деятель. Входил в различные политические организации и общества. Участвовал в народовольческом движении. Являлся председателем Трудовой группы и руководителем Сибирской парламентской группы в Государственной думе Российской империи, при Временном правительстве комиссар. Активный участник всех основных революционных событий в России в начале XX века. Принадлежал к левым политическим силам. При большевиках отошёл от большой политики.

Биография[править | править вики-текст]

Общественная и революционная деятельность[править | править вики-текст]

Жизнь до ареста. «Народная воля»

Владимир Дзюбинский родился 5 [18] сентября 1860 в городе Каменец-Подольский Каменец-Подольского уезда Подольской губернии в семье священника Подольской епархии Ивана Дзюбинского, служившего в церкви села Сандраки Литинского уезда Подольской губернии. Позже семья по службе переехала в город Каменец-Подольский.

В 1880 году окончил Каменец-Подольскую среднюю духовную семинарию со званием студента богословия. В Каменец-Подольске активно участвовал в местной общественной жизни. Здесь вместе с графом Ф. Львовым и В. Т. Старынкевичем организовал народовольческую подольскую дружину с целью пропаганды среди рабочих и учащихся, освобождение заключённых и террористической борьбы. «Дружина» имела связь с Киевом и Ромнами.

В 1880 году после поступления на медицинский факультет Киевского университета вступил в местную народовольческую организацию. Вёл пропаганду. Поддерживал связь с подольским кружком и снабжал его последней революционной литературой.

В начале 1880-х годов служил псаломщиком в церкви села Радовцы Литинского уезда Подольской губернии.

4 июля 1882 года по доносу одного из подольских семинаристов, раскрывшему его роль в семинарской организации, был произведён обыск в Каменец-Подольске. В доме отца были найдены «Программа социалистической деятельности в малорусском селе», «Программа кружка малорусских народников» и другие рукописи революционного содержания. Был арестован и заключён в Каменец-Подольскую тюрьму и привлечён в числе 15 лиц к дознанию при Подольском жандармском управлении по делу о социалистической пропаганде среди воспитанников Каменец-Подольской духовной семинарии. При обыске в Твери у П. Ловицкого было обнаружено письмо Дзюбинского с выражением сочувствия социалистической деятельности и призывом к ней Ловицкого. Позже был отправлен в тюрьму города Киева[3].

Ссылка и Сибирь

16 февраля 1883 года по Высочайшему Его Императорского Величества Александра III повелению выслан в Западную Сибирь под гласным надзором полиции на 3 года. Весной находился в Московской пересыльной тюрьме.

23 апреля 1883 года отправлен в ссылку в Сибирь.

14 мая 1883 года при отправке из города Тюмени Тобольской губернии принял участие в протесте против бритья голов политическим каторжанам.

В июне 1883 года прибыл в Семипалатинскую область. Поселён в городе Семипалатинске. По окончании срока гласного надзора ему было воспрещено жительство в столицах, столичных губерниях, университетских городах и Подольской губернии.

С 1886 года жил в городе Омске Акмолинской области. Здесь принимал участие в общественной жизни города и области. Был членом совета общества попечения о народном образовании, заведовал воскресной школой и бесплатной народной библиотекой.

С 1888 года в городе Томске слушал лекции в открытом Первом Сибирском университете имени Его Императорского Величества Александра III, записавшись вольнослушателем по медицинскому факультету, но бросил учение в связи с переводом по службе в город Мариинск Томской губернии.

Позже по службе был переведён в город Петропавловск. Будучи по службе был одним из учредителей «Общества пособия бедным», при его содействии в этом же городе открыто реальное училище[4].

24 апреля 1899 года избран на трёхлетие членом по избранию попечительского совета Петропавловской четырёхклассной женской прогимназии[5].

В декабре 1901 года вместе с женой пожертвовал 3 рубля в пользу «Общества попечения об учащихся в уездном и начальных училищах города Тюмени» в замен праздничных визитов в Рождество и Новый Год[6].

7 апреля 1902 года избран секретарём «Общества попечения об учащихся» в Тюмени[7].

В 1904 году пожертвовал 63 рубля 52 копейки в попечительство Императрицы Марии Александровны о слепых по Тобольской губернии и Акмолинской области[8].

Интересовался организацией сельскохозяйственного производства и переселенческим делом, оказывал практическую помощь переселенцам. Участвовал в культурных просветительных обществах разных сибирских городов: в обществах начального образования, в воскресных школах, в библиотечных комитетах. Занимался общественной и литературной деятельностью, изучением Сибири и Степного края, стал специалистом в области туземных народностей, о чём писал статьи в разных изданиях. Многие годы был членом Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества.

Во время революции 1905 года, будучи в Омске, участвовал в организации антиправительственных выступлений. В период выступления черносотенцев вынужден был бежать в Москву. Однако, скоро вновь вернулся в Омск.

В 1907 году во время выборов во вторую Государственную думу был арестован и выпущен из заключения только после окончания выборов. Выслан из Омска в город Тару Тарского уезда Тобольской губернии с разрешением занять должность в акцизном управлении.

В 1907 году уполномоченным по Тобольской губернии и Акмолинской области попечительства Императрицы Марии Александровны о слепых, был назначен уполномоченным на вскрытие кружки для сбора пожертвования в казённых винных лавках, где собрал 3 рубля 32 копейки[9].

Владел домом в городе Ишиме Тобольской губернии.

В сентябре 1907 года был избран во второй съезд в Тобольское губернское избирательное собрание от города Тары. Относился к левым[10][11].

После избрания депутатом проживал в Санкт-Петербурге в доме по улице Таврической 15, а также официально в городе Таре.

В августе 1908 года прибыл поездом из Петербурга в Тюмень проездом в Тарский уезд, где пробыл несколько дней, дожидаясь парохода на Омск. В Тюмени Дзюбинский виделся со многими лицами. Живо интересовался вопросом о проведении железной дороги Тюмень-Омск. По этому вопросу говорил с А. И. Текутьевым и вообще собирал материалы для доклада. Дзюбинский был сторонником железной дороги Тюмень-Омск[12]. На пароходе «Ласточка» выехал в Тобольск, где познакомился с материалами, которые собрал губернатор по вопросу введения земства в Сибири. Дзюбинский сказал по этому поводу: «Этот вопрос живо интересует всю душу, не говоря уже и о Сибирской группе. Октябристы высказались за скорейшее осуществление законопроекта и он, по всему вероятию, пройдёт в предстоящую сессию. Вопросы народного образования в Сибири также разрабатываются Сибирской группой и будут внесены в эту сессию. Сибирью интересуется вся Дума, но члены её не сибиряки — имеют очень смутное о ней понятие, поэтому сибирским депутатам приходится, при всякой возможности, знакомить с Сибирью своих коллег»[13].

29 августа 1908 года выступил в Тобольском губернском музее с докладом о законопроекте введение земства в Сибири[14].

4 сентября 1908 года в Таре в 7 часов вечера выступил с отчётом перед своими избирателями при огромном стечении публики. Самый большой в городе зал клуба не вместил желающих. Многие слушали с улицы у окон. Сообщение состояло из характеристики думских фракций, деятельности Думы по общим и сибирским вопросам и выяснений значения третьей Думы, затем говорилось о его личной деятельности в Думе. При последовавшем затем обмене мнений интересовались скорейшим упразднением усиленных охран, введением земства, поведением крестьянских депутатов. Выражено особое недовольство политикой Шварца и поведением большинства депутатов-крестьян. Личная деятельность Дзюбинского в Думе, его принадлежность к группе трудовиков и сибирской встретили общее одобрение[15]. Перед выступлением Дзюбинского в городе был вывешен анонс: «Граждане города Тары извещаются, что член Государственной думы Дзюбинский такого-то числа даст отчёт о своей деятельности в Государственной думе». Докладчик был награждён аплодисментами. Дзюбинский констатировал, что население Сибири осведомлено деятельностью Государственной думы[16].

11 сентября 1908 года проехал через Челябинск. Во время каникул он с разрешения властей устроил 2 собрания. Ознакомясь с переселенческим делом на местах расселения новосёлов вынес убеждение, что не смотря на пожелания высказанные Государственной думой при переходе к очередным делам постановка переселенческого дела на местах ничуть не изменилась к лучшему[17].

На 1 января 1909 года состоял иногородним действительным членом Тобольского губернского музея[18]

В марте 1909 года к Дзюбинскому обратились по телеграфу осужденные к смертной казне по делу об ограблении в Тюмени железнодорожного артельщика с просьбой ходатайствовать о смягчении их участи. Дзюбинский подал ходатайство через председателя Государственной думы перед министром внутренних дел Столыпиным[19]. Позже Дзюбинский передал телеграмму помощнику присяжного поверенного Б. П. Вальбергу, что поданная кассационная жалоба по делу об ограблении железнодорожного артельщика Маругина по отношению четырёх приговорённых к смертной казни через повешение уважена, и дело направлено в Омский военно-окружной суд для пересмотра в другом составе[20].

В июне 1909 года прибыл в Челябинск, где пробыл около суток. Осмотрел Челябинский переселенческий пункт. Наиболее нуждающимся переселенцам оказал материальную помощь. Позже отправился в Курган[21].

В июле 1909 года в городе Ишиме в местном отделе «Общества изучения Сибири», прочёл доклад о значении Тюмень-Омской железной дороги[22].

В августе 1909 года в своей поездке по Тобольской губернии присматривался в разных местах к условиям устройства приюта для сирот переселенцев, причём делались им предположения о необходимости устройства такого приюта, как центрального в городе Омске или Челябинске[23]. По инициативе Дзюбинского среди сибиряков возникла мысль основать в Петербурге «Сибирский клуб». Целью учредителей было объединение на нейтральной почве сибирскую колонию в Петербурге и создать основание для настоящего духовного общения оторванных от далёкой окраины земляков[24].[25].

В сентябре 1909 года получил ряд писем и телеграмм от железнодорожных служащих Сибирской железной дороги, в которых они просили ходатайствовать перед Министерством путей сообщения об отмене циркуляра об обязательном взимании платы за учение в железнодорожных начальных училищах[26].

В феврале 1910 года на его имя было получено много писем из Витебской, Волынской, Киевской губерний с просьбами ходатайствовать об отмене циркуляра, установившего норму в 15 % для приёма евреев в коммерческие училища[27].

В апреле 1910 года получил телеграмму от тюменского городского головы В. А. Копылова о выгодности шлюзования рек Туры и Тобола вместо постройки железной дороги[28].

В апреле 1910 года в Санкт-Петербурге присутствовал при открытии «Сибирского клуба», где при большом стечении публики, выступил со вступительной речью[29].

В июле 1910 года по совету врачей уехал для лечения на юг на один месяц. Находился в Швейцарии до августа. После чего прибыл в Сибирь для собирания более подробных сведений о планируемой железной дороги до города Тобольска и об условиях сдачи срочного пароходства вниз по реке Оби[30].

12 августа 1910 года после курса лечения выехал из Петербурга в Сибирь, где посетил Челябинск, Курган, Петропавловск, Ишим, Тюкалинск, Тару, Тобольск, Тюмень и другие города Сибири[31]. Цель поездки — ознакомиться с местными нуждами путём бесед с представителями разных слоёв населения, ознакомиться с местными кустарными промыслами и наметить пункты для устройства показательных кустарных учебных мастерских: деревообделочных, скорняжных, гончарных и др. Кредит на этот год на развитие кустарных промыслов впервые внесён правительством по настоянию сибирских депутатов. Кроме того посодействовать городам, где этого пожелают, разработке сети всеобщего обучения. В настоящее время только 3 города: Тюмень, Ишим и Курган представили проекты в Министерство народного просвещения о введении всеобщего обучения и уже в 1910 году, Дзюбинский сообщил, что получат от министерства пособия для оплаты жалованья учащим и пособия и ссуды на постройку здания для начальных школ. В Петербурге Дзюбинский задержался в ожидании вырешения окончательно вопросов об открытии в Кургане с 1911 года мужской гимназии и об ассигновании пособий городам Тобольской губернии на всеобщее обучения. 11 августа Дзюбинский был последний раз в министерстве и ему сказали, что из всех ходатайств сибирских городов будет внесена в смету гимназия мужская в Кургане и второе в городе Томске[32].

В конце августа 1910 года приехал в Курган, где остановился в номерах Васильева и пробыл здесь очень короткое время. Утром до 11 часов принимал всех желающих его видеть, а вечером, к 7 часам 20 августа, посетил общественное собрание[33]. Собравшиеся знакомые, после дружеской беседы, чествовали его ужином. После ужина затянувшегося до полночи, поблагодарив за сердечный приём, оставил собрание с тем, чтобы тотчас же отправиться на поезд для продолжения своей поездки. За время пребывания в Кургане, ознакомившись с экономическим состоянием Курганского уезда и постигшим его недородом хлеба и полным неурожаем трав, угрожающим пошатнуть молочное хозяйство, телеграфировал об этом председателю совета министров прося правительственной помощи на покупку сена и разрешения доставки его по льготному тарифу[34].

В сентябре 1910 года в Тюмень прибыл Дзюбинский, гражданином Тобольским губернатором ему было разрешено 12 сентября в воскресенье в зале приказчичьего клуба прочесть лекцию для граждан избирателей о думских работах[35]. В 7 часов вечера в клубе сделал сообщение о деятельности Государственной думы 3 сессии вообще и по сибирским вопросам в частности. Вход был бесплатный и общедоступный, за исключением учащихся и нижних воинских чинов[36].

В ноябре 1910 года написал письмо в Тобольск с сообщением, что: «Обсуждение вопроса о проведении Тавдинской дороги до реки Тавды в таком положении — Екатеринбург, Егоршино, Ирбит, Таборинское и Алапаевск-Егоршино-станция Богданович происходило 9, 10 и 13 ноября. На совещании удалось выход дороги повернуть к югу, к Саитковой, а не к Таборинскому. Теперь при таком направлении линии железной дороги, продолжение до Тобольска напрашивается сама собой. Концессионеры Фармаковский и Матвеев обещали мне, в случае утверждения линии Екатеринбург-Тавда произвести весной 1911 года обследование от Саитковой до Тобольска, а затем заявить концессию. В настоящее время я не вижу цели в поездке Тобольской депутации, а таковая нужна будет в январе, когда нужна будет сводкой данные, добытые летними изысканиями как по шлюзованию, так и по проведению железной дороги»[37].

В 1910 году состоял членом «Общества изучения Сибири» в Петербурге. 7 декабря Дзюбинский присутствовал на собрании общества, состоявшееся в связи со смертью Л. Н. Толстого[38].

В феврале 1911 года получил просьбу от крестьян Оськинского сельского общества Евсинской волости Ишимского уезда Тобольской губернии возбудить ходатайство об отпуске для сельской школы сколько нибудь денег, необходимых на уплату долга по постройке здания школы и на устройство при школе огорода, чтобы детишки могли познакомиться с практическим огородничеством[39].

1 июня 1911 года при его активном участии была открыта мужская гимназия в городе Кургане Тобольской губернии[40].

В июле 1911 года выехал в свою обычную каникулярную поездку по маршруту: Челябинск, Курган, Петропавловск, Ишим, Омск, Тюкалинск, Тара, Тобольск, Тюмень[41].

2 августа 1911 года во вторник в городе Таре в помещении мещанской управы выступил с докладом на темы: распространение земских учреждений в Сибирских губерниях и отчёт о деятельности 3-й Государственной думы. Доклад состоялся при многочисленной публике, переполнившей аудиторию. Доклад был выслушан с напряжённым вниманием, длился 2 ½ часа при перерыве в 15 минут. Докладчик был награждён дружными аплодисментами и множественными благодарностями отдельных лиц[42].

10 августа 1911 года на пароходе товарищества Западно-Сибирского пароходства прибыл в Тюмень. Здесь пробыл 2 дня в гостинице «Россия». Желающие могли застать его в гостинице до 11 часов утра. Читать доклад не стал по независящим от него обстоятельствам. В Тобольске также доклада не было[43]. С вечерним поездом 12 августа уехал в Петербург. В Тюмени посетил городскую управу, виделся со многими лицами. Интересовался положением населения губернии пострадавшего от неурожая, а также и мерами принятыми для помощи этого населения. Поэтому вопросу собрал обширный материал и готовый в Думе доклад[44].

В сентябре 1911 года скупо отреагировал на убийство Столыпина. Заявил о предполагающемся курсе после Столыпинской политики, который останется прежний: «уклонений ни в право ни влево не предвидится, несмотря на возможную перетасовку административных лиц, обычную в случаях ухода с арены политической деятельности крупной бюрократической величины»[45].

2 октября 1911 года в Петербурге присутствовал на заседании земельной комиссии «Общества изучения Сибири», посвящённое всецело постановке продовольственного дела в неурожайных местах Сибири. На заседании сделал подробный доклад о размерах неурожая в Тобольской губернии и о мерах предпринятых для борьбы с голодом[46].

В конце октябре 1911 года обратился к председателю продовольственного отдела В. Э. Фришу с просьбой понизить для пострадавших от неурожая местностей Сибири цену на сено заготовленное для неурожайных губерний и отпускать нуждающемуся населению сено для прокорма скота без задатка. На это обращение Фриш сообщил Дзюбинскому, что продовольственный отдел нашёл возможным удовлетворить ходатайство о понижении цены пуда сена до 20 копеек, но отпускать сено без задатка не счёл возможным и определил задаток в размере 5 копеек с пуда[47].

10 ноября 1911 года в телеграмме сообщил в редакцию газеты «Сибирский листок» о том, что земская комиссия громадным большинством приняла законопроект о земстве в Сибири. При этом представители правительства отсутствовали[48].

В конце ноября 1911 года через Дзюбинского «Вольным экономическим обществом» было переведено Тюменскому городскому управлению 500 рублей на устройство врачебно-питательного пункта в Тюмени[49].

После 1912 года в Санкт-Петербурге состоял членом «Литературного общества». Был инициатором создания «Санкт-Петербургского сибирского собрания». Принимал участие в работах других научных и общественных организаций. За активную общественно-полезную деятельность возведён в дворянство, однако не любил афишировать этот факт.

В 1913 году публично объявил об отказе участвовать в праздновании 300-летнего юбилея царственного Дома Романовых.

В 1914 году, после начала Великой войны, помог «Союзу Сибирских маслодельных артелей». Пообещал своё содействие в деле устройства Союза для поддержки местного населения по случаю расстройства операций с маслом и широкого кредита в Государственном Банке[50].

19 сентября 1914 года лично прибыл в город Курган и посетил «Союз Сибирских маслодельных артелей»[51]. Организовал в Кургане отделение «Сибирского общества для подачи помощи раненым воинам», в которое входил в состав комитета. Для этих целей Дзюбинскому от «Союза Сибирских маслодельных артелей» было выделено 5000 рублей[52].

Пасхальные подарки В. И. Дзюбинского
сибирским солдатам на фронте.
Февраль 1917 год

В феврале 1915 года обратился к Омскому городскому голове с письмом, в котором сообщил, что 2 февраля в Москве в комитете Всероссийского Союза городов обсуждался вопрос о мероприятиях по борьбе с заразными болезнями и вырабатывалась смета на осуществление этих мероприятий. В проект сметы не была включена Сибирь, так как отсутствовали необходимые данные. Дзюбинский высказал предложение, что как только данные будут отправлены, будут выделены необходимые средства на борьбу с заразными болезнями. По затронутому вопросу городская дума решила созвать областной съезд[53].

В мае 1915 года выбран от Государственной думы уполномоченным в Пятый сибирский отряд Всероссийского городского союза для отправки на Западный фронт[54].

В 1916 году был членом ревизионной комиссии Всероссийского союза городов помощи больным и раненым воинам.

В начале февраля 1917 года В. И. Дзюбинский организовал для 14000 нижних чинов сибиряков на фронте разговение — пасхальные подарки, на средства пожертвованные «Союзом Сибирских маслодельных артелей», членами которого были и некоторые солдаты[55].

Революция и жизнь после неё

Активно участвовал в февральской революции 1917 года.

25 февраля 1917 года с целью восстановления общественного порядка в Петрограде выезжал на Казанскую площадь, где произошло столкновение между демонстрантами и солдатами Волынского и Литовского полков, и к Николаевскому вокзалу, где демонстранты столкнулись с полицией.

27 февраля 1917 года участвовал в частном совещании членов IV Государственной думы в Полуциркульном зале Таврического дворца, где предлагал совещанию и представителям фракций взять власть в свои руки и объявить Государственную думу Учредительным собранием.

Во время февральской революции сотрудничал с Временным правительством. Был приглашён для работы в разработке крестьянской политики Временного правительства. Был избран членом исполнительного комитета Всероссийского съезда крестьянских депутатов. Регулярно встречался по рабочим вопросам с А. Ф. Керенским, с которым был знаком лично.

5 марта 1917 года возглавлял комиссию Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, созданную для урегулирования отношений между командным составом и нижними чинами Павловского военного училища.

6-10 марта 1917 года был комиссаром Временного комитета Государственной думы (ВКГД) и Временного правительства на Северном фронте.

12 марта 1917 года стал членом Главного управления Красного Креста от Временного комитета Государственной думы.

15 марта 1917 года получил полномочия комиссара Временного комитета Государственной думы и Временного правительства на Юго-Западном фронте, но от командировки отказался.

С конца марта 1917 года был членом комиссии Красного Креста для приёма учреждений бывшей Императрицы Марии Фёдоровны и Императрицы Александры Фёдоровны.

Вошёл в Главный организационный комитет Всероссийского крестьянского союза, где 12 апреля подписал опубликованное воззвание «Ко всему русскому крестьянству» об организации этого союза[56].

В начале мая 1917 года был избран членом и товарищем секретаря особого совещания по созыву Всероссийского Учредительного собрания, как лицо осведомлённое с местными условиями Сибири[57].

4-28 мая 1917 года участвовал в 1 Всероссийском съезде Советов крестьянских депутатов в Петрограде.

Был членом Исполкома Всероссийского Совета рабочих и солдатских крестьянских депутатов.

21-26 июня 1917 года был делегатом 1 Всероссийского съезда Трудовой народно-социалистической партии в Петрограде, где избран в состав её ЦК[58].

После активной революционной деятельности заболел и был отправлен на Кавказ для лечения.

Летом 1917 года переехал в город Пятигорск Пятигорского уезда Терской области, где работал в городской управе и в местном городском банке.

В сентябре 1917 года стал кооптированным членом Сибирского организационного комитета[59].

Был выбран членом в Учредительное собрание по Тобольской губернии в Тобольском избирательном округе от трудовой партии[60][61].

После установления советской власти на Кавказе назначен заведующим статистическим ликвидационным бюро финансового отдела ревкома на Кавказе.

С 1920 года работал управляющим Лефортовского архива в городе Москве[62].

С 1924 года работал в Наркомате финансов.

Владимир Иванович Дзюбинский умер 30 июня 1927 года в Москве от рака. Похоронен на Введенском кладбище.

Гражданская служба[править | править вики-текст]

С 1886 года жил в городе Омске, где 10 мая поступил на службу в акцизное управление младшим нештатным контролёром IV акцизного округа Западной Сибири.

17 января 1887 года переведён младшим штатным контролёром V акцизного округа Западной Сибири[63].

28 августа 1889 года переведён делопроизводителем управления VI акцизного округа Западной Сибири в Омске[64].

1 марта 1894 года переведён для пользы службы помощником бухгалтера управления акцизными сборами Западной Сибири в город Омск[65][66].

В 1898 году был старшим помощником надзирателя 3 участка III акцизного округа Тобольской губернии и Акмолинской области в городе Петропавловске.

23 января 1901 года был переведён старшим помощником надзирателя в 1 участок III акцизного округа Тобольской губернии и Акмолинской области[67].

В 1903 году был переведён старшим помощником надзирателя во 2 участок III акцизного округа Тобольской губернии и Акмолинской области.

22 января 1904 года был переведён старшим помощником надзирателя в 5 участок I акцизного округа Тобольской губернии и Акмолинской области[68].

27 марта 1906 года для пользы службы переведён из 5 участка 1 округа Тобольско-Акмолинского акцизного управления во 2 участок 5 округа старшим помощником акцизного надзирателя[69].

В 1907 году после ареста и высылки водворён в город Тару Тарского уезда Тобольской губернии с разрешением занятия должности старшего помощника акцизного надзирателя с содержанием 3100 рублей в год.

20 августа 1907 года по собственному прошению уволен с должности старшего помощника надзирателя 8 участка 1 округа Тобольско-Акмолинского акцизного управления[70]. По другим данным уволен Тобольским губернатором Н. Л. Гондатти в связи с делом о манифестации на похоронах политического ссыльного[71].

По гражданскому ведомству имел чины:

Депутатская деятельность[править | править вики-текст]

В третьей Думе

«В настоящую Думу 3-го созыва сибирские депутаты не имели возможности приехать ко времени её открытия, благодаря распоряжению администрации о назначении выборов в одну из последних очередей, именно 25 октября; по некоторым же губерниям выборы членов Государственной Думы не назначены и до сих пор. Выбранные депутаты отдалённой Сибири не успели ещё прибыть. Я прибыл кажется, в единственном числе. Моя обязанность, нравственный долг, напомнить о существовании далёкого края...».

Из первого выступления В. И. Дзюбинского в Думе
5 ноября 1907

25 октября 1907 года стал депутатом III Государственной думы от Тобольской губернии из города Тары по избирательным разрядам 1 и 2 съездов городских избирателей. В Думе был избран товарищем председателя Трудовой группы, а затем возглавлял эту группу до 1917 года. Также вошёл в Сибирскую парламентскую группу. Работал в комиссиях: о гимназиях и подготовительных училищах, бюджетной, переселенческой, по местному самоуправлению, библиотечной, по исполнению государственной росписи доходов и расходов, по направлению законодательных предположений.

Подписал законопроекты: «Об изменении законов о взимании и отправлении земельных и натуральных повинностей крестьян», «О введении земства в Сибири», «О порто-франко в портах Оби и Енисея», «Об учреждении землеустроительных комиссий в степных областях», «Правила приёма в высшие учебные заведения», «Об отмене смертной казни» и т. д. От имени Трудовой группы высказался против передачи в особую комиссию законопроекта об ассигновании средств на церковные школы.

Несколько раз избирался в согласительную комиссию, создаваемую для улаживания споров между Государственной думой и Государственным советом по поводу различных законов. Выступал в защиту украинских интересов. В зале заседания Думы имел кресло под № 87.

Свободное время от думской работы лето проводил в Тобольской губернии, объезжая местные города (Тобольск, Тюмень, Тара, Ишим, Курган) и выступал с отчётностью по думской работе с особыми докладами.

5 ноября 1907 года во втором заседании выступил с речью о защите интересов Сибири и Сибирской парламентской группы в Думе[73], а также просил оставить в секретариате одно место для представителей Сибири[74].

В 1908 году разочаровавшись в партии Кадетов, перешёл в Трудовую группу, объяснив это следующим образом:

«Я беспартийный прогрессист и как таковой в первое время в Думе предпочитал присоединиться к кадетам, в общем отвечающим моим политическим взглядам, но близкое знакомство с ними, а также совместная думская работа показали мою ошибку. Тактика к.д. идёт по наклонной плоскости к октябристам и стоящим даже правее от октябристов ряду каких-то таинственных соображений. Милюков приказывает кадетам подать руку октябристам и идти рука об руку по таким-то и таким-то вопросам. И они, если не все, исполняют приказание центрального комитета, то есть Милюкова. Непонятна и двойственность партии, с мнением которой когда-то считалась страна. К трудовикам я примкнул благодаря сходству моих взглядов с ними в аграрном вопросе, решение которого правительством нам сибирякам, пришлось испытывать особенно сильно. Сибирякам надолго памятна будет политика князя Васильчикова. Сибиряки крестьяне испытали на собственных плечах переселенческую горячку, которая стоила им много. Отобранные арендные земли, по мнению князя Васильчикова, излишество, а по нашему мнению, почти единственное достояние сибиряков-крестьян. Вся эта правительственная затея, обошедшаяся в миллион рублей, не оправдала ожидаемых надежд и лишь запутала этот Гордиев узел так крепко, что нужны такие же меры, как меч Александра Македонского. Конечно, трудовики по своей малочисленности сделать что-либо основательное в этой области не могут, но лучше работать с ними, чем с кадетами. Кроме того, я работаю и в сибирской группе в которой мы, сибиряки, объединились на защиту сибирских интересов, а в частности и земельных прав сибирских крестьянах, страдающих от политики князя Васильчикова»[75].

В январе 1908 года выступил в думе как член бюджетной комиссии, о том что миллион рублей внесённый в смету будущего года на приступ к работам по постройке Тюмень-Омской дороги, бюджетной комиссией предположено вычеркнуть, так как этот расход являлся немотивированным[76].

В феврале 1908 года, как и вся Трудовая группа, отказался присутствовать на аудиенции с Императором в Царском Селе.

29 марта 1908 года в Думе подробно остановился на вопросе о положении переселенцев в Сибири, всесторонне освящая его многочисленными примерами из местной жизни[77].

1 апреля 1908 года голосовал против постройки Амурской железной дороги[78].

10 мая 1908 года выступил в Думе с речью, что введение винной монополии в Сибири пагубно отразилось развитием пьянства на золотых приисках и среди инородцев. Ограничил свою речь точкой зрения сметы, пытаясь доказать, что при современных условиях казённое хозяйство не могло быть целесообразным[79].

23 мая 1908 года принимал участие в обсуждении вопроса о введении земства в Сибири и подписав это заявление, передал председателю Думы для оглашения[80].

16 июня 1908 года, как и вся Трудовая группа голосовал против государственного займа, утверждая, что если бы большинство Думы шло за Трудовой группой в деле сокращения непроизводительных расходов росписи, никакого дефицита не было бы. Его речь была воспринята аплодисментами слева и в центре[81].

20 июня 1908 года выступает в Думе о необходимости немедленного поземельного устройства коренного, особенно киргизского, населения Акмолинской области[82].

В октябре 1908 года дал интервью «Сибирской торговой газете». Рассказав, что вопрос об единении всех крестьянских депутатов в одну крестьянскую группу уже назрел и близок к разрешению. Против этого объединения не пойдут даже и правые крестьяне, услышавшие со стороны своих избирателей во время летних каникул много нареканий. Приехавшие депутаты рассказывают, что крестьяне Юго-Западного края перестали надеяться на Государственную думу, и всё их внимание поглощено устройством местных дел. Сибирские крестьяне, напротив, очень интересуются Государственной думой и в особенности постановкой в ней переселенческого вопроса[83].

2 ноября 1908 года директором департамента земледелия Н. А. Крюковым был приглашён на совещание по вопросу о сельско-хозяйственных школах в Сибири[84].

3 ноября 1908 года выступая в Думе, изложил историю возникновения и развития церковных школ. Пришёл к выводу, что законопроект об ассигновании четырёх миллионов, является ничем не обоснованным в корне подрывает план всеобщего обучения предлагаемый Министерством народного просвещения и что до пересмотра положения о церковно-приходских школах новые ассигнования на них невозможны. Как и вся Трудовая группа проголосовал против этого законопроекта[85].

15 ноября 1908 года после выступления в Думе Главноуправляющего землеустройством заявил, что его речь не внесла ничего нового. Приведя подробные статистические выкладки, освещающие, по его мнению, данные главноуправляющего, с другой стороны приходит к выводу, что прежде правительство стремилось поддерживать малоземельность, а отныне по-видимому будет стремиться поддержать только сытых земледельцев. Защищая в дальнейшей части своей речи трудовую норму указал, что закон 9 ноября не удовлетворяет не только возможность рассчитывать на осуществление этой нормы, но он и не соответствует и правым взглядам на землю. Личная собственность это война всех против каждого и потому закон 9 ноября не внесёт ни успокоения ни богатства в крестьянскую среду. Далее Дзюбинский процитировал полученные им с мест письма и ответы на предпринятую им анкету, пришёл от имени Трудовой группы к заключению, что закон 9 ноября подрывает материальную устойчивость трудового населения империи, разрушает общину, открывает путь к узаконенному хищению общественной земли, выбрасывает общину, окончательно её обесценивая. Трудовая группа остаётся верной своей программе. Закончил речь чтением земельной программы руднильной программы Трудовой группы. Речь была воспринята рукоплесканием слева и шумом справа[86].

19 ноября 1908 года выступил в Думе против цифровых выкладок отца Генецкого. Отказался от предоставленного ему слова[87].

24 ноября 1908 года на заседании Думы именем Трудовой группы попросил исключить статью первую закона 9 ноября[88].

В декабре 1908 года на последнем заседании Сибирской группы обсуждался вопрос о местном суде. От Сибирской группы Дзюбинскому было поручено собрать материал по вопросу о закрытии просветительных обществ в Сибири[89].

В январе 1909 года Дзюбинский получил уведомление от председателя совета министров о том, что закрытые по распоряжению местной администрации общества народного образования во многих городах Сибири будут вновь открыты с января. Выяснилось, что донос одного из исправников, на котором Енисейский губернатор обосновал закрытие обществ, оказался ложным[90].

20 января 1909 года выступил в Думе с удивлением, что через 3½ года после манифеста 17 октября даровавшего свободу слова вносился законопроект о представлении этой свободы не всему населению, а только Думе. Также указал на тяжёлое положение печати и предложил от имени Трудовой группы следующую формулу: принимая во внимание, что печать вообще должна быть свободна; всякое следствие печатного слова ложится тяжёлым гнётом на духовную жизнь народа, в частности, стеснения печати облегчают возможность укрывательства всякого рода преступлений, свобода должна распространяться одинаково как на русскую, так и заграничную печать; свобода печати была торжественно обещана манифестом 17 октября, следовательно всякий цензурный просмотр книг, журналов и газет нарушает обещание этого манифеста[91].

В феврале 1909 года сообщил в Тюмень, что Думе подсчёты технических изысканий и расчёты постройки железной дороги Тюмень-Омск инженером Глезером закончены и представлены в Министерство путей сообщения для поверки. Текст с таблицами уже был составлен и, по отпечатании, в феврале предполагалось внести в Министерство путей сообщения[92]. В это же время к Дзюбинскому обратились крестьяне-старожилы Тарского уезда Тобольской губернии с просьбой ходатайствовать перед надлежащими инстанциями о скорейшем их устройстве на земле, так как арендованные ими в течение 7 лет казённые участки земли отбирались в пользу переселенцев. Числящихся за старожилами по наделу леса лесным ведомством вырубались и земли передавались в ведение землеотводной комиссии. «Таким образом — заканчивали крестьяне свою просьбу, — несколько тысяч душ рисковали погибнуть от голода и холода в пустыне». Дзюбинский передал это ходатайство в Главное переселенческое управление и в лесное ведомство[93].

13 февраля 1909 года выступил в заседании Думы и указал, что речь председателя совета министров не удовлетворила трудовиков, ибо она не дала ответа на запрос. Также Дзюбинский пришёл к убеждению, что бюрократический строй виновен в том, что не может обойтись без провокаторства и шпионства, но от этого бюрократического гнёта страна освободится, ибо так хотел русский народ[94].

26 февраля 1909 года выступил в Думе о том, что почтово-телеграфное ведомство не шло на встречу к нуждам страны, и даже несколько отстало от них[95].

28 февраля 1909 года выступил в Думе о том, что крестьянский банк при современной его постановке служил целям дворянства и крупного землевладения, а не интересам трудового населения в особенности малоземельных и безземельных масс, аграрный вопрос очевидно с помощью крестьянского банка не мог быть разрешён, для этого должны были быть изысканы другие пути. На эту речь раздались рукоплескания слева[96].

3 марта 1909 года не касаясь общих вопросов в Думе остановился на хозяйственной стороне винной монополии, и винил ведомство в отсутствии планомерности его действиях[97].

7 апреля 1909 года поддержал поправку Лихницкого, предлагавшую сузить круг родственников, к которым могло переходить авторское право после смерти автора, но данная поправка была отклонена[98].

19 ноября 1909 года участвовал во втором заседании земской подкомиссии Государственной думы по вопросу о земстве в Сибири, где указал, что громадное преобладание казённых и крестьянских земель в Сибири препятствовало торговопромышленному классу обзаводиться недвижимостью[99].

26 ноября 1909 года участвовал в заседании земской подкомиссии Государственной думы, где указал, что сибирские депутаты, внося предложение о распространении положения 1890 года на Сибирь, исходили именно из мысли, что таким только путём возможно будет провести законопроект быстро в Думе и присоединился к мнению князя Голицина[100].

8 февраля 1910 года выступил в Думе с утверждением, что Дума не может утверждать уже произведённых расходов как по причинам формальным, так и существу[101].

9 марта 1910 года в заседании Думы во время выступления остановился специально на положении низших служащих на обеспечение труда и улучшения условий службы, которых министерством обращается слишком мало внимания: «во многих отношениях настоящее министерство не только не пошло вперёд, но пошло назад; Дума и страна стремятся к широкому развитию народного просвещения, министерство правилами 13 января 1909 года ввело в начальных железнодорожных училищах плату, удерживая известный процент содержания служащих; естественно многие дети взятые в школы, ушли; например на Сибирской железной дороге из 17 школ ушло 330 детей, многие остались лишь до конца учебного года». В заключении Дзюбинский высказывается за скорейшее улучшение положения низших железнодорожных служащих, обеспечение их старости[102].

10 марта 1910 года выступил в заседании Думы с критикой циркуляра от 6 декабря 1909 года отменившего 57 % норму евреев в коммерческих училищах до 50. Указывал, приводя мнения педагогических и попечительных советов, последствием этого циркуляра явится закрытие коммерческих школ. Предложил министру отменить циркуляр предшественника[103].

17 марта 1910 года выступил в Думе и ссылаясь на ряд официальных данных, пришёл к выводу, что переселение ведётся нецелесообразно, не преследует целей колонизации. В заключении указал, что мысль созданий института земельной собственности не нова, возникла несколько лет назад и до сих пор лишь терпела фиаско. На речь раздались рукоплескания слева[104].

29 марта 1910 года участвовал по приглашению директора Департамента железных дорог Министерства путей сообщения в заседании комиссии о новых железных дорогах, которая рассмотрела вопрос о строительстве железнодорожных линий в Западной Сибири и Туркестане.

31 марта 1910 года выступая в Думе заметил, что причины ненормального положения сахарной промышленности лежит во всей политике министерства финансов, покровительствующей крупной промышленности, вообще в том числе и сахарной[105].

28 апреля 1910 года выступил в Думе с речью по вопросу о нормальном отдыхе служащих в торгово-промышленных предприятиях[106].

19 мая 1910 года выступил в Думе и указал на обременение сибирских крестьян податями, ибо на них, кроме денежной подати, лежат ещё натуральные повинности, и на неудовлетворительность данных, на которых построен законопроект, высказался против него, настаивая на сохранение прежнего размера оброчной подати[107].

7 декабря 1910 года в заседании Думы выступил с объявлением, что трудовики голосуют против аграрного проекта, видя в нём произвольную раздачу земель. Также выступил против распространения на Туркестан положения действующее в Степном крае, ибо Туркестан находился совершенно в иных условиях. Права представляемые Главному управлению землеустройства в настоящем законопроекте могли крайне вредно отразиться в интересах местного населения. Желание правительства провести законопроект объяснил стремлением Переселенческого управления брать земли там, где это легче сделать, в случае принятия проекта предложил добавление о том, чтобы посевные поля, виноградники, искусственно орошённые земли не подлежали отчуждению. На речь раздались рукоплескания слева[108].

19 января 1911 года выступая в Думе внёс пожелание о необходимости скорейшего научного обследования чумной эпидемии на Восточно-Китайской железной дороге, которая постоянно гнездилась в Китае, Монголии, Маньчжурии[109].

24 января 1911 года в заседании настаивал на увеличении, во избежании нравственного одичания переселенцев и старожилов, кредитов на школьное дело в Сибири. Также отметил необходимость с точки трения развития школьного дела скорейшего введения в Сибири земства[110].

Выступление В. И. Дзюбинского в Думе

17 февраля 1911 года во время прения по законопроекту о волостном управлении выступил с заявлением, что трудовики будут голосовать за переход к постатейному чтению, к которому внесут ряд необходимых поправок. Полагал, что в результате реформа должна дать мелкую земскую единицу, без сословную самооблагающуюся, независимую от администрации, близкую к населению, самоуправляющуюся, построенную на основных привлечениях к самоуправлению всего местного населения без различия вероисповедывания, национальности, пола и имущественной состоятельности. Недостатками проекта являлось право участия в решении местных дел не человека, не гражданина, а его имущества, предание чистохозяйственное мелкой земской единице административных функций, в силу чего земской начальник явится прямым начальником волостным самоуправлением. В заключении Дзюбинский настаивал на предоставлении мещанам полного равенства, то есть право замещать выборные должности по волостному самоуправлению (на речь раздались рукоплескания слева). Во время оглашения запроса трудовиков об устранении петербургским градоначальником из списка ораторов в публичном собрании вольноэкономического общества в память 19 февраля Анненского, Пешехонова и Мякотина в виду непредставления конспектов речей этих лиц, Дзюбинский, подписавшийся первый, поддержал спешность запроса, полагая, что объединённое правительство стремится проникнуть во все сферы общественной, политической и государственной жизни, желая чтобы она протекала не свободно направлялась по избранному правительством руслу. Дзюбинский закончил словами: «Правительству важно не предавать гласности истину, а важно держать общество во тьме, чтобы оно думало как думает правительство; при таких условиях празднование 19 февраля не может превратиться в торжество всего многомиллионного русского народа»[111].

9 марта 1911 года выступил с докладом, что видел в понижение переселенческой волны подтверждение предостережение сибирских депутатов по поводу неправильной переселенческой политики. Также заметил об неправильном ведении лесных заготовок, монополизированных Переселенческим управлением. Объяснял массовое стремление киргизов закреплять землю исключительно желанием закрепить хоть что нибудь. Протестовал против распродажи в частную собственность по дешёвым ценам государственных земель, могущих послужить будущим фондом для обеспечения крестьян[112].

11 мая 1911 года от имени трудовой группы внёс предложение, чтобы по смете Министерства двора и собственных Его Величества канцелярий, равно назначение платежа по государственным долгам, подлежали обсуждению Думы на общих основаниях[113].

3 октября 1911 года сделал подробный доклад о размерах неурожая в Тобольской губернии и о мерах предпринятых для борьбы с голодом. Также указал в докладе, что настоящий неурожай в Тобольской губернии являлся по счёту третьим подряд, поэтому последствия его громадны. Неминуема голодовка. Борьба с голодом в губернии в течение этих лет велась неудачно. Сено было заготовлено по дорогим ценам, а общественные работы обставлены очень плохо. Собрание Сибирской группы единогласно приняло резолюцию. Сибирская группа по этому вопросу созвала заседание[114].

17 октября 1911 года в заседании Думы Дзюбинский подчеркнул, что бедствия неурожая сделались хроническим явлением, при этом раскритиковав правительственные мероприятия последнего времени, ссылаясь на личные впечатления по обозрению сибирских губерний и придя к выводу, что необходимые для борьбы с неурожаем меры были приняты правительством несвоевременно[115].

9 ноября 1911 года выступая с речью заявил, что видел главную причину хронических голодовок постигших Россию в обеднении крестьянства, вследствие чрезмерного роста государственного бюджета, размеры бедствия уменьшаются правительством, цифры правительственной помощи по отношению к Сибирским губерниям малы до крайности. Общественные работы вследствие низкой оплаты не достигают цен. На основании многочисленных материалов полученных с мест, констатировал, что положение старожилого населения Сибири крайне тяжёлое, ещё хуже положение переселенцев[116].

12 ноября 1911 года выступил против статьи 51 со знаком 13 Устава о наказаниях, указывая, что продававшие вино из казённых винных лавок будут тогда вечно находиться под угрозою быть привлечёнными к суду[117].

15 ноября 1911 года голосовал против статьи 4 Устава акцизных сборов относительно продажи крепких напитков, во время обсуждения законопроекта[48].

В конце ноября 1911 года выступил в Думе с предложением исключить статью первую, ограничивающую право свободного перехода из русского подданства в другое для лиц, достигших пятнадцатилетнего возраста, до отбытия воинской повинности. Также высказал мнение, что в армию должны идти лишь признающие себя русскими подданными. Удерживать даже в военных целях насильственно не желающих оставаться в русском подданстве, едва ли целесообразно[118].

В ноябре 1911 года по окончании работы Государственной думы третьего созыва, деятельность Дзюбинского выразилась в следующих цифрах:

  • 1 сессия — избран в 2 комиссии (бюджетную, по переселенческому делу), говорил 24 раза, сделал 1 заявление, имел 2 замечания председателя Думы, прерывал ораторов 2 раза, выступал докладчиком 1 раз;
  • 2 сессия — член 2 комиссий, избран в 4 комиссии (библиотечную, по местному самоуправлению, согласительную, бюджетную), выступал докладчиком бюджетной комиссии 1 раз, говорил 21 раз, сделал 1 заявление, имел 1 замечание председателя Думы, прерывал ораторов 2 раза[119];
  • 3 сессия — член 2 комиссий, избран в 4 комиссии (по исполнению государственной росписи, библиотечную, переселенческую, согласительную), говорил 28 раз, выступал с заявлениями от трудовой группы 2 раза, выступал докладчиком 3 раза, имел три замечания от председателя Думы, сделал 6 возгласов с места;
  • 4 сессия — член 3 комиссий, избран в 4 комиссии (библиотечную, для рассмотрения законопроекта о гимназиях и подготовительных училищах, согласительную, по проекту государственной росписи), говорил 25 раз, получил 1 замечание председателя Думы, сделал 1 возглас с места[120].

2 декабря 1911 года во время обсуждения по законопроекту об изменении Устава о воинской повинности, высказал свою точку зрения и полагал, что не комплект армии вызван искусственным повышением контингента новобранцев, увеличенным в годы войны до 100000, что касается второй причины не комплекта, которую усматривал в усиленной браковке новобранцев отдельными войсковыми частями, это происходило не в виде приёмных комиссий будто бы принимающих на службу не пригодных людей, а объявляются общим санитарным состоянием русской армии. Законопроект представлен в сыром виде, в нём имеется масса противоречий, неясностей, что даёт народу минус по сравнению с 1874 годом. Облегчить несение тяжёлой воинской повинности было бы возможным, если бы военное министерство пошло по пути системы территориальности, было бы приноровлено к местностям, из которых призываются новобранцы[121].

В четвёртой Думе

В 1912 году был повторно избран членом IV Государственной Думы от Тобольской губернии. Также входил в Трудовую группу, где был председателем. Заседания группы проходили на его квартире. Руководил Сибирской парламентской группой.

Входил в комиссии: бюджетную, библиотечную (а затем её секретарь), переселенческую, о путях сообщения, для выработки законопроекта о собраниях, о шлюзовании порожистой части реки Днепр, земельную, по исполнению государственной росписи доходов и расходов, распорядительную, по военным и морским делам. Отстаивал интересы крестьянства, выступал по вопросам развития Сибири. Поддерживал идею автономии Украины.

Встреча Дзюбинского с А. Ф. Керенским у Таврического дворца. 1916

После начала войны российские промышленники обвили его в поддержке интересов германских винокуренных заводчиков в русской Государственной думе[122].

По вопросам войны в Думе занимал «защитную позицию»[123].

В 1914 году был исключён во 2 сессии на 15 заседаний[124].

В 1915 году выступая в Думе заявил, что пора прекратить тяжёлую борьбу с украинской народностью, пора и нашему правительству признать за живым украинским языком все права гражданства, отменить всякие стеснения для украинского устного и печатного слова[125].

В апреле 1916 года выступает с докладом в Думе о том, что вводить земское самоуправление необходимо не только в Тобольской и Томской губерниях, а во всей Сибири[126].

В декабре 1916 года выступил в Думе против распространения на Сибирь закона о ликвидации немецкого землевладения, доказывая, что в Сибири нет места землевладению, которое подходило бы под признаки, установленные правительством при ликвидации земель[127].

Семья[править | править вики-текст]

Старший брат Климент родился в 1854 году в селе Сандраки. Занимался также революционной деятельностью. В 1886 году получил медицинское образование и стал врачом. Работал врачом в Подольской и Полтавской губерниях, а затем на Юго-Западной железной дороге[4]. На 1924 год работал глазным врачом в Каменец-Подольском[128].

Был женат. Жена Ядвига Антоновна Дзюбинская. На 1925 год проживала в Москве по улице Генеральской 34[129].

В семье была одна дочь Евгения. 30 мая 1917 года Евгения Владимировна, как представитель женской организации, была выбрана заместительницей в особое совещание для изготовления проекта положения о выборах в Учредительное Собрание[57]. В 1918 году состояла сотрудником журнала «Вольная Сибирь» и писала свои публикации под псевдонимом «Евг. В.»[130]. На 1930 год была членом коллективной защиты проживала в Москве по адресу Коровий Брод 1, квартира 22, телефон 4-47-11[131]. Вышла замуж за преподавателя Московского государственного университета Сергея Николаевича, который взял её фамилию.

Публицистика[править | править вики-текст]

Сотрудничал со многими периодическими изданиями. Являлся автором ряда статей, посвящённых различным аспектам жизни России и Сибири, которые публиковались в газетах и журналах «Сибирском листке» (Тобольск), «Омском вестнике» (Омск), «Сибирских вопросах» (Санкт-Петербург), «Северные записки» (Санкт-Петербург), «Сибирской торговой газете» (Тюмень), «Голосе Приуралья» (Челябинск), «Сибирской жизни» (Томск), «Утро Сибири» (Томск), «Сибирская новь» (Томск→Ново-Николаевск), «Народной газете» (Курган→Омск) и других. Одним из часто используемых псевдонимов был «Д-ский»[130].

Принимал участие в российских журналах и газетах издававшихся на русском языке в США (Нью-Йорк), Франции (Париж).

С января 1910 года участвует в составлении «Писем депутатов» в одном из столичных корреспондентских бюро. Эти циркулярные письма, освещавшие весь ход думских работ в их истинном виде, начали рассылаться всем клиентам корреспондентского бюро. По мнению бюро эти письма, проводя общие взгляды оппозиции в думскую деятельность, были чужды, однако, узкой партийности[132].

Некоторые из публикаций:

  • Дзюбинский В. И. Из работ бюджетной комиссии (рус.) // «Сибирская торговая газета» : газета. — Тюмень: Типография «Сибирской торговой газеты» (А. А. Крылова), 1909. — 14 октября (№ 218).
  • Дзюбинский В. И. Письма депутатов (рус.) // «Сибирский листок» : газета. — Тобольск, 1909. — № 132.
  • Дзюбинский В. И. Письма депутатов (рус.) // «Сибирская торговая газета» : газета. — Тюмень: Типография «Сибирской торговой газеты» (А. А. Крылова), 1909. — 13 ноября (№ 242).
  • Дзюбинский В. И. Местный суд (рус.) // «Сибирская торговая газета» : газета. — Тюмень: Типография «Сибирской торговой газеты» (А. А. Крылова), 1910. — 16 января (№ 12).
  • Дзюбинский В. И. Итоги сессии (рус.) // «Сибирская торговая газета» : газета. — Тюмень: Типография «Сибирской торговой газеты» (А. А. Крылова), 1910. — 22 января (№ 17).
  • Дзюбинский В. И. Итоги сессии (окончание) (рус.) // «Сибирская торговая газета» : газета. — Тюмень: Типография «Сибирской торговой газеты» (А. А. Крылова), 1910. — 27 января (№ 21).
  • Дзюбинский В. И. Бюджет и Государственная дума (рус.) // «Сибирская торговая газета» : газета. — Тюмень: Типография «Сибирской торговой газеты» (А. А. Крылова), 1910. — 29 января (№ 23).
  • Дзюбинский В. И. Переселенческая смета на 1910 год (рус.) // «Сибирская торговая газета» : газета. — Тюмень: Типография «Сибирской торговой газеты» (А. А. Крылова), 1910. — 12 февраля (№ 34).
  • Дзюбинский В. И. Приказчичий вопрос в Государственной думе. (Статья члена Государственной думы В. Дзюбинского) (рус.) // «Сибирская торговая газета» : газета. — Тюмень: Типография «Сибирской торговой газеты» (А. А. Крылова), 1910. — 27 мая (№ 113).
  • Дзюбинский В. И. Итоги третьей сессии Государственной думы (рус.) // «Сибирская торговая газета» : газета. — Тюмень: Типография «Сибирской торговой газеты» (А. А. Крылова), 1910. — 27 июня (№ 138).
  • Дзюбинский В. И. Из сметы Министерства народного просвещения на 1911 год (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 36. 30 сентября. — С. 14-18.
  • Дзюбинский В. И. Сибирское земство по работам думской подкомиссии (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Альтшулера, 1910. — Вып. № 1. 8 января. — С. 13-17.
  • Дзюбинский В. И. Письмо члена Государственной думы Дзюбинского в редакцию «Омского вестника» (рус.) // «Сибирская торговая газета» : газета. — Тюмень: Типография «Сибирской торговой газеты» (А. А. Крылова), 1911. — 22 июля (№ 156).
  • Дзюбинский В. И. Смета Переселенческого управления на 1912 год (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Альтшулера, 1911. — Вып. № 37-38-39. 8 октября. — С. 72-76.

Память[править | править вики-текст]

В его честь был назван переселенческий посёлок «Дзюбинский» в Акмолинской области.

Галерея[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Ныне Хмельницкая область Украина
  2. Государственный архив в городе Тобольске. Ф. и463. Оп. 1. Д. 16.
  3. Деятели революционного движения в России, 1934, столбец 1150.
  4. 1 2 Деятели революционного движения в России, 1934, столбец 1151.
  5. Памятная книжка Западно-Сибирского учебного округа, заключающая в себя список учебных заведений, с указанием времени открытия, источников содержания, числа учащихся и личного состава служащих. — Издание 6-е, канцелярии Попечителя. — Томск: Паровая типолитография П. И. Макушина, 1900. — С. 89.
  6. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1901. — 25 декабря (№ 285).
  7. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1902. — 10 апреля (№ 82).
  8. «Тобольские губернские ведомости». — Тобольск, 1905. — 6 февраля (№ 6).
  9. «Тобольские епархиальные ведомости». — Тобольск, 1908. — 16 марта (№ 6).
  10. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1907. — 26 сентября (№ 209).
  11. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1907. — 3 октября (№ 213).
  12. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 26 августа (№ 187).
  13. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 28 августа (№ 189).
  14. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 7 сентября (№ 197).
  15. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 14 сентября (№ 202).
  16. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 3 октября (№ 216).
  17. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 16 сентября (№ 203).
  18. Ежегодник Тобольского губернского музея. — Выпуск XVIII. — Тобольск: Типография епархиального братства, 1910.
  19. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 15 марта (№ 60).
  20. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 26 апреля (№ 90).
  21. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 3 июля (№ 141).
  22. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 15 июля (№ 151).
  23. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 6 августа (№ 167).
  24. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 11 августа (№ 170).
  25. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 13 августа (№ 172).
  26. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 24 сентября (№ 204).
  27. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 23 февраля (№ 43).
  28. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 9 апреля (№ 80).
  29. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 11 апреля (№ 82).
  30. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 6 июля (№ 144).
  31. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 17 августа (№ 176).
  32. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 27 августа (№ 185).
  33. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 24 августа (№ 182).
  34. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 26 августа (№ 184).
  35. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 10 сентября (№ 196).
  36. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 12 сентября (№ 198).
  37. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 30 ноября (№ 260).
  38. «Голос Сибири». — Иркутск, 1910. — 10 декабря (№ 1).
  39. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 1 марта (№ 47).
  40. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 29 апреля (№ 92).
  41. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 15 июля (№ 151).
  42. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 9 августа (№ 168).
  43. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 11 августа (№ 170).
  44. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 14 августа (№ 173).
  45. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 18 сентября (№ 199).
  46. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 12 октября (№ 216).
  47. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 26 октября (№ 226).
  48. 1 2 «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 17 ноября (№ 244).
  49. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 27 ноября (№ 252).
  50. «Народная газета». — Курган, 1914. — 6 августа (№ 27).
  51. «Народная газета». — Курган, 1914. — 26 сентября (№ 37).
  52. «Народная газета». — Курган, 1914. — 23 ноября (№ 52).
  53. «Народная газета». — Курган, 1915. — 28 февраля (№ 9).
  54. «Новости». — Париж, 1915. — 6 мая (№ 229).
  55. «Народная газета». — Курган, 1917. — 18 февраля (№ 7).
  56. А. Б. Николаев, 2006, с. 163-164.
  57. 1 2 Сборник указов и постановлений Временного правительства / Составлен управлением кодификационной части. — Выпуск 2. Часть I. Отделы I—VIII. — Петроград: Первая государственная типография, 1918. — С. 22, 24.
  58. Игнатьева И. Наши разногласия с социалистами-революционерами по земельному вопросу. — Издание Тобольского комитета партии. — Тобольск: Типография М. Н. Костюриной, 1917. — С. 14.
  59. Список кооптированных членов Сибирского организационного комитета (рус.) // «Известия Сибирского организационного комитета». — Томск: Губернская типография, 1917. — 8 сентября (№ 1). — С. 19.
  60. «Тобольские губернские ведомости». — Тобольск, 1917. — 31 октября (№ 44).
  61. Трудовая народно-социалистическая партия. Листок. Список № 1. Петроград. 1917.
  62. Отдел I. Центральные учреждения // Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1923 год (с приложением плана города Москвы). — Москва: Издание Государственного издательства, 1923. — Стб. 12
  63. «Томские губернские ведомости». — Томск, 1887. — 26 февраля (№ 9).
  64. «Томские губернские ведомости». — Томск, 1889. — 14 сентября (№ 36).
  65. «Тобольские губернские ведомости». — Тобольск, 1894. — 9 марта (№ 10).
  66. II. Гражданское ведомство // Справочная книжка на 1895 год о должностных лицах правительственных и общественных установлений Омского военного округа и Степного генерал-губернаторства. — Омск: Типография окружного штаба, 1894. — С. 9.
  67. «Тобольские губернские ведомости». — Тобольск, 1901. — 6 февраля (№ 6).
  68. «Тобольские губернские ведомости». — Тобольск, 1904. — 2 марта (№ 9).
  69. «Тобольские губернские ведомости». — Тобольск, 1906. — 11 апреля (№ 15).
  70. «Тобольские губернские ведомости». — Тобольск, 1907. — 16 октября (№ 42).
  71. Хроника. Из Тары сообщают... (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Альтшулера, 1907. — Вып. № 21. 19 августа. — С. 36.
  72. «Томские губернские ведомости». — Томск, 1890. — 15 ноября (№ 45).
  73. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1907. — 27 ноября (№ 256).
  74. «Сибирская жизнь». — Томск, 1907. — 7 ноября (№ 158).
  75. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 11 января (№ 9).
  76. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 24 января (№ 19).
  77. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 1 апреля (№ 75).
  78. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 4 апреля (№ 78).
  79. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 13 мая (№ 104).
  80. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 13 июня (№ 128).
  81. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 20 июня (№ 134).
  82. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 25 июня (№ 138).
  83. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 8 октября (№ 220).
  84. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 19 ноября (№ 253).
  85. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 5 ноября (№ 242).
  86. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 18 ноября (№ 252).
  87. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 21 ноября (№ 255).
  88. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 26 ноября (№ 258).
  89. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 11 декабря (№ 270).
  90. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 6 января (№ 4).
  91. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 22 января (№ 17).
  92. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 1 февраля (№ 26).
  93. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 5 февраля (№ 28).
  94. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 15 февраля (№ 36).
  95. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 28 февраля (№ 47).
  96. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 3 марта (№ 49).
  97. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 6 марта (№ 52).
  98. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 10 апреля (№ 77).
  99. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 9 декабря (№ 262).
  100. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 23 декабря (№ 274).
  101. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 10 февраля (№ 32).
  102. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 11 марта (№ 56).
  103. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 12 марта (№ 57).
  104. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 20 марта (№ 64).
  105. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 2 апреля (№ 74).
  106. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 18 мая (№ 106).
  107. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 23 мая (№ 111).
  108. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 9 декабря (№ 267).
  109. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 22 января (№ 17).
  110. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 26 января (№ 20).
  111. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 19 февраля (№ 40).
  112. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 11 марта (№ 56).
  113. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 14 мая (№ 103)
  114. «Обская жизнь». — Ново-Николаевск, 1911. — 10 октября (№ 223).
  115. «Обская жизнь». — Ново-Николаевск, 1911. — 19 октября (№ 226).
  116. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 11 ноября (№ 240).
  117. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 16 ноября (№ 243).
  118. «Утро Сибири». — Томск, 1911. — 9 декабря (№ 1).
  119. Сибирские депутаты (немного статистики): Дзюбинский В. И. (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Альтшулера, 1911. — Вып. № 40-41. 22 октября. — С. 49, 51.
  120. Сибирские депутаты (немного статистики): Дзюбинский В. И. (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Альтшулера, 1911. — Вып. № 42-43-44. 10 ноября. — С. 97, 100.
  121. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 4 декабря (№ 258).
  122. Доклад Совета съездов о шоссейном строительстве // Съезд представителей промышленности и торговли. — Санкт-Петербург, 1914. — С. 95.
  123. Gurko V. I. Features and figures of the past. Government and opinion in the reign of Nicholas II / Stanford university. — California: Stanford university press, 1939. — С. 674.
  124. Учреждение Государственной Думы 20 февраля 1906 года. Глава VI. О порядке производства дел в Государственной Думе. Статья 38. В случае нарушения порядка членом Государственной Думы он может быть удалён из заседания или устранён на определённый срок от участия в собраниях Думы. Член Думы удаляется из заседания по постановлению общего собрания Думы, либо её отдела или комиссии по принадлежности, а устраняется от участия в собраниях Думы на определённый срок не иначе как по постановлению общего её собрания (рус.). Тихоокеанский государственный университет. Проверено 1 июня 2017. (СС 4.0)
  125. Мельниченко В. Михайло Грушевський: я оснувався в Московi, Арбат 55. — Москва: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. — С. 174. — 448 с. — ISBN 5-224-04966-0.
  126. «Народная газета». — Курган, 1916. — 16 апреля (№ 11-12).
  127. «Сибирский свет». — Томск, 1916. — 21 декабря (№ 4).
  128. Список медицинских врачей СССР (на 1 января 1924 года). — Москва: Издание Народного комиссариата здравоохранения РСФСР, 1925. — С. 369.
  129. Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1925 год с приложением нового плана города Москвы. — Издание Московского совета РК и КД. — Москва: Типография МКХ имени Ф. Я. Лаврова, 1924. — С. 403.
  130. 1 2 Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, учёных и общественных деятелей. — Москва: Издательство Всесоюзной книжной палаты, 1960. — Т. 4. Новые дополнения к алфавитному указателю псевдонимов. Алфавитный указатель авторов. — С. 163. — 558 с.
  131. Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1930 год с приложением нового плана города Москвы. — Издание 6. — Москва: Мосрекламправиздат. — С. 326.
  132. «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 16 января (№ 12).

Источники[править | править вики-текст]

Книги[править | править вики-текст]

На русском языке
  • Зиновьев Г. В. И. Дзюбинский // Сочинения. — Ленинград: Государственное издательство, 1926. — Т. IV. Борьба за большевизм из эпохи «Звезды» и «Правды» (1913-1914 годы). — 622 с.
  • Меницкий И. В. Дзюбинский // Революционное движение военных годов. — Москва: Издательство коммунистической академии, 1924. — Т. 2. Конец 1915 года (Москва).
  • Ольшанский Н. Дзюбинский В. И. // 3-й созыв Государственной Думы: портреты, биографии, автографы. — Санкт-Петербург, 1910.
  • Попов И. Владимир Иванович Дзюбинский // Каторга и ссылка. Историко-революционный вестник / Под общей редакцией Ф. Я. Кона. — Выпуск № 7. Книга сорок четвёртая. — Москва: «Всесоюзное общество политических каторжан и ссыльно-поселенцев», 1928.
  • Сидоров А. Л. Дзюбинский // Финансовое положение России в годы Первой мировой войны. — Москва: Издательство академии наук СССР, 1860.
  • Солженицын А. И. Дзюбинский // Красное колесо. — Москва, 1993. — Т. 11, 14, 16.
  • Тютюкин С. В. В. И. Дзюбинский // Александр Керенский. Страницы политической биографии (1905-1917 годы) / Институт российской истории РАН. — Москва: РОССПЭН, 2012. — 309 с. — (Люди России). — ISBN 978-5-8243-1688-9.
  • Шиловский М. В. Дзюбинский // Первая мировая война 1914-1918 годов и Сибирь / В. П. Зиновьев, Российская академия наук Сибирское отделение Институт истории СО РАН. — Новосибирск, 2015. — 329 с. — 300 экз. — ISBN 978-5-9906983-3-8.
  • Дзюбинский // Государственный архив Российской федерации. Путеводитель / С. В. Мироненко, Г. Л. Фриз, Федеральная архивная служба Российской Федерации, Государственный архив Российской Федерации. — Москва: Благовест, 2001. — Т. 5. Личные фонды Государственного архива Российской Федерации (1917-2000 гг.). — 651 с. — ISBN 5-8243-0276-6.
  • Дзюбинский // Национальный вопрос в Государственных думах России / В. Ю. Зорин, Д. А. Аманжолова, С. В. Кулешов. — Москва: Русский мир, 1999. — 501 с. — ISBN 5-85810-048-1.
  • Дзюбинский В. И. // Деятели революционного движения в России. Био-библиографический словарь: От предшественников декабристов до падения царизма / Под редакцией В. Виленского-Сибирякова, Ф. Кона, А. А. Шилова. — Москва: «Всесоюзное общество политических каторжан и ссыльно-поселенцев», 1934. — Т. 3. Восьмидесятые годы. Выпуск 2. Г-З.
  • Дзюбинский В. И. // Промышленность и торговля в законодательных учреждениях. — Санкт-Петербург: Типография товарищества «Электро-типография Н. Я. Стойковой», 1912. — Т. 4. 1907-1912 годы: доклад Совета съездов представителей промышленности и торговли VI очередному съезду. — 529 с.
  • Дзюбинский В. И. // Государственная Дума III созыв — 4-я сессия. Справочник 1911 год. (дополнение к «Справочнику» 1910 года) / Составлен Приставской частью Государственной Думы. — Выпуск третий. — Санкт-Петербург: Государственная типография, 1911.
  • Дзюбинский В. И. // Члены Государственной думы: портреты и биографии. Четвёртый созыв, 1912—1917 годы / Составил М. М. Боиович. — Москва: Типография товарищества И. Д. Сытина, 1913.
  • Дзюбинский В. И. // Региональный парламент: становление и развитие представительной власти Тюменской области / С. В. Кондратьев и др., Тюменская областная дума, Тюменское отделение Российского исторического общества. — Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2016. — 471 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-400-01158-0.
  • Дзюбинский В. И. // Сводный каталог русской нелегальной и запрещённой печати XX века / С. С. Левина, Д. А. Барабтарло, Л. Н. Петрова, М. Д. Дворкина. — Часть 3. Приложения. Вспомогательные указатели. Список источников. — Москва: Государственная библиотека СССР имени В. И. Ленина, 1982. — 244 с.
  • Дзюбинский Владимир Иванович // Энциклопедия города Омска / А. П. Михеев, Ю. П. Родионов. — Омск: Издатель-полиграфист «Лео», 2011. — Т. 3. Омск в лицах. — С. 343-344.
  • Дзюбинский Владимир Иванович // Омский историко-краеведческий словарь / П. П. Вибе, А. П. Михеев, Н. М. Пугачёва. — Москва, 1994.
  • Дзюбинский Владимир Иванович (18.09.1860-30.06.1927) // Государственная Дума России, 1906—2006: энциклопедия / А. Б. Николаев. — Москва: РОСПЭП, 2006. — Т. 1. Государственная Дума Российской империи: 1906—1917. — С. 163-164. — ISBN 978-5-8243-1031-3.
  • Отдел II. Деятели Сибири. Галерея деятелей Сибири (биографии и портреты): В. И. Дзюбинский // Сибирский торгово-промышленный календарь на 1911 год. С приложением портретов: Его Императорского Величества и Государя Императора Николая Александровича и в Бозе почивающего Императора Александра II, массой рисунков и портретов, четырьмя планами городов и двумя географическими картами. — Санкт-Петербург: Типография Э. Ф. Мекс, 1911. — С. 34.
На других языках
  • Енциклопедія українознавства. В 10 т. / Гол. ред. В. Кубійович. — Париж; Нью-Йорк: Молоде Життя, 1954—1989.  (укр.). Словникова частина. — Перевидання в Україні. — Т. 2.— Львів, 1993. — С. 509.
  • Fisher H. H. Out of my past. The memoris of count Kokovtsov. Russia minister of finans, 1904-1914. Chairman of the Council of ministers, 1911-1914 / Translated by Laura Matveev. — California: Stanford university press, 1935. — (Hoover war library publications - №. 6).
  • Richard Abraham. Alexander Kerensky: The First Love of the Revolution. — Columbia: Columbia university press, 1990. — ISBN 9780231061094.

Публикации[править | править вики-текст]

На русском языке
  • Николаев А. Б. Комиссары Временного комитета Государственной думы (февраль — март 1917 года): персональный состав (рус.) // «Из глубины времён» : альманах. — Санкт-Петербург, 1995. — № 5. — С. 46-74.
  • Николаев А. Б. Комиссары Временного комитета Государственной думы в апреле 1917 года: персональный состав (рус.) // «Из глубины времён» : альманах. — Санкт-Петербург, 1997. — № 8. — С. 26-46.
  • Родионов И. Сибирские депутаты III Государственной Думы: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург, 1908. — Вып. № 5. 7 февраля. — С. 24-25.
  • Беседа с депутатом Государственной думы Дзюбинским (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 4 августа (№ 165).
  • Беседа с депутатом Государственной думы Дзюбинским (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 19 августа (№ 176).
  • Вопросы о всеобщем обучении в освещении сибирских депутатов: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1911. — Вып. № 12. 30 марта. — С. 43-50.
  • Государственная дума (мнение Дзюбинского) (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 21 февраля (№ 43).
  • Доклад депутата В. И. Дзюбинского в губернском музее о законопроекте введения земства в Сибири (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 7 сентября (№ 197).
  • Доклад члена Государственной думы В. И. Дзюбинского в Омске (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 4 августа (№ 165).
  • Законопроект о волостном управлении (Выписка из стенограммы из речи члена Государственной думы В. И. Дзюбинского) (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 28 апреля (№ 91).
  • Законопроекты сибирской группы (беседа В. И. Дзюбинского о работе сибирской группы) (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1908. — 26 января (№ 22).
  • Из портфеля депутата (жалоба Дзюбинскому от киргиз Кулуджунской волости Усть-Каменогорского уезда Семипалатинской области) (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Альтшулера, 1909. — Вып. № 3. 23 января. — С. 37-39.
  • Ишим. Начались каникулы в Государственной думе и депутаты поехали по местам (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 26 июля (№ 159).
  • Нормальный отдых приказчиков. (Речь депутата В. И. Дзюбинского в Государственной думе 28 апреля) (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 22 мая (№ 110).
  • Оброчная подать по Тобольской губернии. (Из думского заседания) (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 16 июня (№ 128).
  • Речи В. И. Дзюбинского, В. А. Караулова и Т. О. Белоусова в Государственной думе (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1909. — Вып. № 9. 7 марта. — С. 43-46.
  • Речи В. И. Дзюбинского и Т. О. Белоусова в Государственной думе (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1909. — Вып. № 4. 31 января. — С. 40-42.
  • Речи В. И. Дзюбинского, Т. О. Белоусова и В. А. Караулова в Государственной думе (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1909. — Вып. № 12. 29 марта. — С. 29-34.
  • Речи Н. В. Некрасова и В. И. Дзюбинского в Государственной думе (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1909. — Вып. № 10. 15 марта. — С. 32-35.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1909. — Вып. № 22. 16 июня. — С. 37-39.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1909. — Вып. № 29. 7 августа. — С. 41-42.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 8-9. 12 марта. — С. 91-94.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 12. 6 апреля. — С. 45-48.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 16. 6 мая. — С. 37-46.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 17. 14 мая. — С. 40-50.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 28-29. 8 августа. — С. 72-77.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 30. 16 августа. — С. 54-56.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 31-32. 1 сентября. — С. 81.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 34-35. 24 сентября. — С. 89-97.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 37-38. 16 октября. — С. 85-89.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 45-46. 14 декабря. — С. 88-96.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1910. — Вып. № 48-49. 26 декабря. — С. 84-85.
  • Речи сибирских депутатов в Государственной думе: В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1911. — Вып. № 9-10. 14 марта. — С. 62.
  • Речь В. И. Дзюбинского в Государственной думе (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1909. — Вып. № 6. 16 февраля. — С. 37-45.
  • Речь В. И. Дзюбинского в Государственной думе (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Ф. Н. Альтшулера, 1909. — Вып. № 15. 24 апреля. — С. 51-63.
  • Сибирские депутаты (немного статистики): Дзюбинский В. И. (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Альтшулера, 1911. — Вып. № 40-41. 22 октября. — С. 49.
  • Сибирские депутаты (немного статистики): Дзюбинский В. И. (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Альтшулера, 1911. — Вып. № 42-43-44. 10 ноября. — С. 97, 99-102, 104-105.
  • Сибирские депутаты в Государственной думе (речь В. И. Дзюбинского в Думе о церковно-приходских школах) (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Альтшулера, 1908. — Вып. № 39-40. 16 ноября. — С. 70-72.
  • Сибирские депутаты в Государственной думе (речь В. И. Дзюбинского в Думе по поводу закона от 9 ноября) (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография Альтшулера, 1908. — Вып. № 43-44. 30 ноября. — С. 54-57.
  • Список № 1. В. И. Дзюбинский (биография) (рус.) // Трудовая народно-социалистическая партия : Листок. — Петроград, 1917.
  • II. Типичная волокита (обращение к В. И. Дзюбинскому ходока села Лисье Кривинской волости Курганского уезда Тобольской губернии) (рус.) // «Сибирские вопросы» : периодический сборник. — Санкт-Петербург: Типография И. Флейтмана, 1908. — Вып. № 35-36. 31 октября. — С. 56-57.
  • У члена Государственной думы В. И. Дзюбинского (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 17 августа (№ 174).
  • Хроника. В. И. Дзюбинский (биография) (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1907. — 2 ноября (№ 237).
  • Хроника. Доклад депутата Государственной думы В. И. Дзюбинского в приказчичьем клубе 12 сентября… (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 14 сентября (№ 199).
  • Хроника. У В. И. Дзюбинского (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 13 августа (№ 172).
  • Хроника. Член Государственной думы в Тюмени (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1910. — 16 сентября (№ 200).
  • Член Государственной думы В. И. Дзюбинский пробыл в Тюмени несколько дней… (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1909. — 1 сентября (№ 186).
  • 5 июля в Курган прибыл член Государственной думы от Тобольской губернии В. И. Дзюбинский (рус.) // «Сибирская торговая газета». — Тюмень, 1911. — 20 июля (№ 155).
На других языках
  • Паравійчук А. Г. Кам’янець-Подільський у минулому і сучасному (укр.) // «Інформаційний вісник». — Кам’янець-Подільський: Подільське братство, 1995. — № 4. — С. 25.

Архивы[править | править вики-текст]

  • ГА в городе Тобольске. Ф. и463. Оп. 1. Д. 16.
  • ГИАОО. Ф. 2200. Оп. 1. Д. 572.
  • РГИА. Ф. 560. Оп. 20. Д. 251.
  • РГИА. Ф. 560. Оп. 20. Д. 433.
  • РГИА. Ф. 1278. Оп. 9. Д. 232.
  • РГИА. Ф. 1278. Оп. 9. Д. 233.
  • РГИА. Ф. 1278. Оп. 9. Д. 1348. Л. 9.
  • ЦХАФ Алтайского края. Ф. 219. Оп. 1. Д. 60. Л. 195-196.
  • ЦГАОР. Ф. 122. Оп. 1. Д. 795. Л. 18.

Специальная литература[править | править вики-текст]

  • Государственная дума. Четвёртый созыв. Стенографические отчёты 1912-1913 годы. Сессия первая. — Часть I. Заседания 1-30 (с 15 ноября 1912 года по 20 марта 1913 года). — Санкт-Петербург: Государственная типография, 1913.
  • Государственная дума. Четвёртый созыв. Стенографические отчёты 1913 год. Сессия первая. — Часть III. Заседания 55-81 (с 27 мая по 25 июня 1913 года). — Санкт-Петербург: Государственная типография, 1913.

Ссылки[править | править вики-текст]