Дисбактериоз

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Дисбактериоз
МКБ-10 В некоторых странах относят к K63 («другие заболевания кишечника») или R19.8[1]
МКБ-9 В некоторых странах относят к 579.8 («другое указанное расстройство кишечного всасывания»)
DiseasesDB 29209
MedlinePlus 000222
eMedicine med/198 

Дисбактерио́з (сходное понятие — дисбио́з) (от др.-греч. δυσ- — приставка, означающая нарушение чего-то + «бактерии» + окончание -оз (невоспалительное заболевание, связанное с количественными/качественными изменениями[2]) или «дис-» + «биоз» («жизнь» с греческого, биом (в плане нормально сложившейся микрофлоры), биоценоз + -оз)) представляет собой состояние микробного дисбаланса на теле или внутри него. При этом сам по себе дисбактериоз не является болезнью[3], но может являться следствием какой-либо болезни или иного вмешательства (например, болезней органов пищеварения, иммунодефицитных состояний, болезней обмена веществ, лекарственных воздействий, кишечных инфекций, наличия гельминтов, стресса, нездорового образа жизни и т. д.)[4]. В свою очередь, дисбактериоз может способствовать развитию других заболеваний в силу снижения защитных и других функций нормальной микрофлоры[5].

В русскоязычной литературе чаще всего употребляется исторически сложившееся название «дисбактериоз», хотя правильней было бы «дисбиоз», так как в составе нормальной микрофлоры человека и животных есть не только бактерии[6]. Дисбактериоз может быть представлен:

  • общим снижением количества микроорганизмов (в лабораторных условиях вплоть до гнотобиоза (гнотобиоты));
  • общим увеличением количества микроорганизмов;
  • изменением нормального количественного соотношения микроорганизмов с угнетением одних и ростом других, в том числе патогенных (в лабораторных условиях вплоть до получения гно­то­био­то­фо­ров), при этом общее количество может быть как в пределах нормального, так быть уменьшенным или увеличенным;
  • перемещением тех или иных микроорганизмов в несвойственные им места обитания[4].

В России под дисбактериозом обычно[7][неавторитетный источник?] понимают дисбактериоз кишечника[источник не указан 192 дня], определённый в приказе Минздрава 2003 года как «клинико-лабораторный синдром, связанный с изменением качественного и/или количественного состава микрофлоры кишечника»[8].

Понятие «дисбактериоз» подвергается критике. Многие врачи, особенно за рубежом, не применяют термин «дисбактериоз кишечника», указывая вместо него конкретные клинические ситуации, связанные с нарушениями кишечной микрофлоры (синдром избыточного бактериального роста, антибиотик-ассоциированная диарея и т. п.)[⇨].

В РФ при лечении пациентов с диагнозом «дисбактериоз кишечника» часто назначаются пробиотики и энтеросорбенты. Однако врачи, придерживающиеся принципов доказательной медицины, сходятся во мнении, что при лечении микробного дисбаланса кишечника пробиотики неэффективны. Пробиотические микроорганизмы, поступающие в кишечник извне в составе препаратов-пробиотиков, неизбежно отторгаются постоянно присутствующей в кишечнике микрофлорой[⇨].

История[править | править код]

Слово «дисбактериоз» как термин популязировал в 1916 году Альфред Ниссле[de][9][10].

Дисбактериоз и дисбиоз кожи[править | править код]

Дисбактериоз и дисбиоз влагалища[править | править код]

Дисбактериоз и дисбиоз ротовой полости[править | править код]

Дисбактериоз и дисбиоз верхних дыхательных путей[править | править код]

Дисбактериоз и дисбиоз кишечника[править | править код]

В норме у взрослого человека микрофлора кишечника представлена более полутысячей разновидностей микроорганизмов, видовое и количественное распределение их по кишечнику разное в зависимости от его отделов. Так, в проксимальных участках тонкой кишки содержится в среднем 102 — 104 КОЕ[en]/мл, в её дистальных отделах 105 — 109 КОЕ/мл, микрофлора же толстой кишки представлена в основном анаэробами в количестве до 1012 КОЕ/мл. Общий вес этой микрофлоры свыше 2,5 кг, количество около 1014 КОЕ. В среднем в течение суток человеком в составе кала выводится из организма около 17 триллионов микробов[10][64], составляя до 30 % сухой массы[en] кала[6]. Микрофлора всего желудочно-кишечного тракта человека, то есть кишечника и других отделов (ротовая полость, глотка, пищевод), в среднем достигает 75 % от всей микрофлоры организма, к тому же она участвует в процессе пищеварения[65] и, возможно, в других процессах в организме[66], отсюда более пристальное внимание к ней.

Ряд экзогенных и эндогенных факторов могут приводить к качественному и количественному изменению кишечной микрофлоры и к нарушению нормобиоценоза, которое носит название дисбактериоза или дисбиоза кишечника. Дисбактериоз кишечника является не болезнью, а только отклонением одного из параметров гомеостаза и во всех случаях вторичен, хотя порой может представлять собой и начальный этап формирования заболеваний либо утяжелять их течение[4].

В Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) рубрика для обозначения диагноза «дисбактериоз кишечника» отсутствует[4][10][67][68][69][70]. Кроме того, диагноз «дисбактериоз» не упоминается в нормативном документе Министерства здравоохранения РФ «Стандарты (протоколы) диагностики и лечения болезней органов пищеварения»[71]. Понятие «дисбактериоз» подвергается критике. Многие врачи, особенно за рубежом, не применяют термин «дисбактериоз кишечника», указывая вместо него конкретные клинические ситуации, связанные с нарушениями кишечной микрофлоры (синдром избыточного бактериального роста, антибиотик-ассоциированная диарея и т. п.)[4].

Термин «дисбактериоз кишечника» означает клинико-лабораторный синдром (а не нозологию), для которого характерно изменение качественного и/или количественного состава нормальной кишечной микрофлоры, перемещение тех или иных её представителей в несвойственные им места обитания и связанные с этим метаболические и иммунные нарушения, сопровождающиеся у части пациентов клиническими симптомами. Существует также более широкий термин — «дисбиоз кишечника», под которым подразумеваются нарушения функционирования и механизмов взаимодействия организма человека, его микрофлоры (не только микробов, но и грибов, простейших и т. д.) и окружающей среды[4].

Дисбактериоз может присутствовать длительно либо возникать периодически, не во всех случаях имеет клинические проявления, а слабо выраженные вре́менные колебания количества отдельных микроорганизмов устраняются, как правило, самостоятельно[4].

Одним из вариантов развития дисбиоза кишечника является синдром избыточного бактериального роста в[en] тонкой кишке, но только им все варианты дисбиоза кишечника не ограничиваются[6][72]. К клиническим ситуациям, ассоциированным с нарушением состава и функций микрофлоры, относятся также диарея путешественников, антибиотик-ассоциированная диарея, псевдомембранозный колит. Каждое из этих заболеваний имеет свои причинные факторы, свои клинические проявления, течение и др.[4]

Причины и факторы риска[править | править код]

Экзогенные[4]
Эндогенные[4]

Стадии[править | править код]

Деление дисбактериоза на стадии более чем условно, так как, согласно российскому ОСТ 91500.11.0004-2003, «Параллелизм клинических проявлений и степени выраженности дисбиотических изменений имеется не всегда. В ряде случаев при выраженных нарушениях в микрофлоре кишечника никаких клинических проявлений нет, и наоборот — выраженные клинические проявления сопровождаются незначительными изменениями в микрофлоре». Сам стандарт не содержит чёткого определения стадий[8].

Симптомы[править | править код]

Современные методы диагностики[править | править код]

Наиболее применяемые в российской медицинской практике методы диагностики состояния микробиоценоза (дисбактериоза) — рутинное бактериологическое исследование кала, ПЦР-диагностика, хромато-масс-спектрометрия и биохимическое исследование микробных метаболитов[73]. Эти методы имеют серьёзные недостатки. Так, результаты бактериологического анализа не могут точно отобразить состав кишечной микрофлоры, потому что 80 % бактериальной микрофлоры человека, в том числе свыше 50 % доминантной флоры, не может быть культивировано in vitro. Информативность ПЦР-диагностики в случае бактериологического исследования кала низкая, поскольку лишь некоторые из микробов выявляются с помощью ПЦР. Газо-жидкостная хроматография и масс-спектрометрия содержимого кишечника или фекалий для определения концентрации продуктов жизнедеятельности микробов имеют такие недостатки, как высокая стоимость, высокие требования к оборудованию и к расчётам, а биохимическое исследование микробных метаболитов хоть и даёт представление о метаболической активности кишечной микрофлоры, но позволяет получить лишь приблизительное представление о её составе, так как в большинстве случаев в образовании одних и тех же метаболитов принимают участие различные виды микроорганизмов[4].

Лечение[править | править код]

В Российской Федерации протокол ведения пациентов с дисбактериозом регламентировался стандартом ОСТ 91500.11.0004-2003, введённым в действие Приказом Минздрава РФ от 09.06.2003 № 231[74]. Утверждения обо всех предлагаемых способах лечения дисбактериоза (например, об их способности восстанавливать микрофлору) имеют уровень доказательности C: «Достаточных доказательств нет: имеющихся доказательств недостаточно для вынесения рекомендации, но рекомендации могут быть даны с учётом иных обстоятельств» (то есть отсутствуют масштабные рандомизированные клинические исследования с контрольными группами). Фактически эффективность утверждённых Минздравом методов лечения дисбактериоза не была подтверждена согласно критериям доказательной медицины.

Лечение дисбактериоза или дисбиоза проводится по нескольким направлениям[источник?].

Прежде всего необходимы точная диагностика основного заболевания или состояния, являющегося причиной развития дисбактериоза или дисбиоза, и устранение этой причины, без которого коррекция дисбактериоза или дисбиоза в полной мере невозможна[75].

В РФ при лечении пациентов с диагнозом «дисбактериоз кишечника» часто назначаются пробиотики и энтеросорбенты[76]. Однако врачи, придерживающиеся принципов доказательной медицины, сходятся во мнении, что при лечении микробного дисбаланса кишечника пробиотики неэффективны[77]. Пробиотические микроорганизмы, поступающие в кишечник извне в составе препаратов-пробиотиков, неизбежно отторгаются постоянно присутствующей в кишечнике микрофлорой[78].

Критика распространённых представлений о дисбактериозе кишечника[править | править код]

В профессиональной среде отношение к проблеме дисбактериоза и необходимости его коррекции неоднозначно. Критикуют, в частности, сам термин «дисбактериоз», отмечая, что он является микробиологическим понятием, которое отражает сдвиг равновесия в среде кишечной микрофлоры и не имеет прямого отношения к клинике, а также что для обозначения данного сдвига логичнее было бы использовать термин «дисбиоз». Кроме того, отмечается, что надёжные способы исследования микрофлоры и её локализации в кишечнике отсутствуют, а также что чаще всего отсутствуют явные корреляции между выявляемыми нарушениями нормобиоценоза и той или иной присутствующей у человека клинической симптоматикой[4].

Критики понятия «дисбактериоз» указывают, что диагностика дисбактериоза, основанная на малоинформативных результатах часто проводящегося и дорогостоящего бактериологического исследования кала, не имеет надлежащей верификации: при этом анализе результаты изучения нескольких видов бактерий в кусочке фекалий механически экстраполируются на очень сложную кишечную микроэкологическую систему, включающую многочисленные штаммы более 400 видов микроорганизмов[67]. Исследование содержания микробов в фекалиях не позволяет отобразить реальную ситуацию в просвете толстой и тонкой кишок, и тем более в пристеночных биотопах[71]. Вдобавок изменению состава микрофлоры ошибочно приписывается роль не следствия, а причины тех или иных системных (внекишечных) расстройств (аналогия: жар как причина гриппа)[67].

Утверждается также, что симптомы, обычно приписываемые дисбактериозу кишечника (к таким симптомам относятся периодические схваткообразные боли по ходу толстой кишки, метеоризм, расстройства стула с поносами, запорами или их чередованием), на самом деле представляют собой проявление синдрома раздражённого кишечника или — реже — скрыто протекающей лактазной недостаточности[67]; также симптомы, приписываемые дисбактериозу, могут иметь место при синдроме избыточного роста бактерий, антибиотик-ассоциированном колите, диарее и др.[79] Функциональные расстройства кишечника в раннем детском возрасте часто обусловлены обычной младенческой коликой, проходящей с взрослением безо всякого лечения[71]. Иными словами, дисбактериоз — это «сборная солянка» различных симптомов, а не отдельное заболевание[79]. Нарушения же состава микрофлоры кишечника, в том числе рост содержания бактерий в тонкой кишке с нормальных 104/мл до 106/мл и выше, носят в современной гастроэнтерологии название «синдром избыточного роста бактерий». Как отмечается, этот синдром развивается в силу строго определённых причин (к которым относятся резекция илеоцекального клапана с последующим забросом содержимого толстой кишки в тонкую кишку, желудочно-толстокишечные или тонко-толстокишечные свищи, стриктуры кишечника при болезни Крона и т. п.), когда содержимое толстой кишки поступает в тонкую либо возникают нарушения пропульсивной моторики тонкой кишки[67].

Кроме того, указывается, что утверждения о высокой эффективности при дисбактериозе антибиотиков и пробиотиков базируются в большинстве случаев на субъективной оценке, а не на принципах доказательной медицины, что применение пробиотиков при подобных состояниях чаще всего оказывается бесполезным и что вводимые перорально препараты, содержащие бактерии, подвергаются воздействию слюны, соляной кислоты желудка, желчи, панкреатического и кишечного соков[67], а применение при так называемом дисбактериозе антибиотиков часто приводит к антибиотик-ассоциированному колиту или антибиотик-ассоциированной диарее[79]. Конкретные пробиотики, как правило, недостаточно исследованы: даже в тех случаях, когда исследователи используют штаммы живых бактерий, состав коктейля сильно различается в разных лабораториях[80]. Даже при синдроме избыточного роста бактерий эффективность пробиотиков является сомнительной и не имеет убедительных доказательств, к тому же считается, что приём пробиотиков может приводить к ятрогенному избыточному росту пробиотических микроорганизмов в тонкой кишке, а некоторые из пробиотических микроорганизмов могут вызывать оппортунистические инфекции, рост заболеваемости аутоиммунными расстройствами, генетические нарушения, активировать сигнальные пути, связанные с раком и другими хроническими болезнями, и пр.[81]

Тем не менее термин «дисбактериоз» по-прежнему популярен в медицинской литературе, среди пациентов и во врачебной практике[4]. В ряде случаев на практике некоторыми врачами, в том числе в России, производится только попытка коррекции выявленного дисбактериоза без выявления причины, к нему приведшей, то есть ограничение только симптоматическим лечением без этиотропных и патогенетических диагностики и лечения. Это может приводить к несвоевременной диагностике основного более серьёзного заболевания, к его несвоевременному началу лечения и запущению[3].

Ещё одной проблемой является самолечение: нередко при возникновении дискомфорта и неприятных симптомов в области желудочно-кишечного тракта человек ставит себе диагноз «дисбактериоз» и покупает препарат без рекомендации врача, руководствуясь навязчивой рекламой фармацевтических продуктов в СМИ. Самолечение может нанести серьёзный вред здоровью; кроме того, симптомы, ошибочно принимаемые за признак дисбактериоза (например, запор), в действительности могут быть проявлением тяжёлого заболевания (например, онкологического), и наличие желудочно-кишечных проблем должно являться причиной для обращения в клинику и врачебного обследования, а не самостоятельного выбора препарата[79].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. ПРИКАЗ МИНЗДРАВА РФ ОТ 09.06.2003 N 231 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ОТРАСЛЕВОГО СТАНДАРТА "ПРОТОКОЛ ВЕДЕНИЯ БОЛЬНЫХ. ДИСБАКТЕРИОЗ КИШЕЧНИКА". Дата обращения: 6 февраля 2012. Архивировано 21 августа 2011 года.
  2. «Говорящие» названия Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // «Наука и жизнь», № 7, 2005 г.
  3. 1 2 Доктор Мясников о врачах и лекарствах: «Вас разводят и обманывают» // Радио «Эхо Москвы». Интервью с Мясниковым А. Л.. — 21 февраля 2017.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Хурса, Р. В. Кишечная микрофлора: роль в поддержании здоровья и развитии патологии, возможности коррекции: учеб.-метод. пособие / Р. В. Хурса, И. Л. Месникова, Я. С. Микша. — Минск : БГМУ, 2017. — 36 с. — ISBN 978-985-567-701-8.
  5. Литвицкий П. Ф. Клиническая патофизиология / Барьерная функция и бактерицидные факторы кожи, слизистых оболочек и других структур: «Протективную функцию выполняет и нормальная по количеству и соотношению друг с другом микрофлора кожи и слизистых оболочек. Напротив, дисбактериоз способствует проникновению в организм микробов-паразитов и облегчает развитие инфекционного процесса». // М.: Практическая медицина, 2015. — 776 с. ISBN 978-5-98811-349-2. — С. 209.
  6. 1 2 3 Лукичев Б. Г., Румянцев А. Ш., Акименко В.Микробиота кишечника и хроническая болезнь почек. Сообщение первое Архивная копия от 5 февраля 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.24884/1561-6274-2018-22-4-57-73 // «Нефрология». ISSN 1561-6274. Том 22, № 4, 2018 г. — С. 57-73.
  7. Журнал Аптекарь. Дата обращения: 16 апреля 2013. Архивировано 29 ноября 2014 года.
  8. 1 2 ОСТ 91500.11.0004-2003 Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника. Архивная копия от 21 августа 2011 на Wayback Machine, Приказ Минздрава РФ от 09.06.2003 N 231 (по состоянию на 2007 год)
  9. Бойцов А. Г., Лифляндский В. Г. Лечение дисбактериоза у детей // СПб.: ИД Нева, 2006. — 128 с. ISBN 5-7654-4761-9. — С. 8.
  10. 1 2 3 Передерий В. Г., Козлов В. А., Сизенко А. К. (Национальный медицинский университет имени А. А. Богомольца). Синдром избыточного бактериального роста: от микробиологии до лечения (Журнал «Сучасна гастроентерологiя». ISSN 1727-6726. Том 57, № 1, 2011 г. — С. 124-130). Дата обращения: 15 октября 2013. Архивировано 15 октября 2013 года.
  11. Kristin M. Reid, Sonal Patel, Aaron J. Robinson, Lijing Bu, Jiraporn Jarungsriapisit, Lindsey J. Moore, Irene Salinas. Salmonid alphavirus infection causes skin dysbiosis in Atlantic salmon (Salmo salar L.) post-smolts Архивная копия от 2 марта 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.1371/journal.pone.0172856 // 06.03.2017 г. PLOS ONE.
  12. Michael R.Williams, Richard L.Gallo. Evidence that Human Skin Microbiome Dysbiosis Promotes Atopic Dermatitis Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.1016/j.jid.2017.09.010 // ScienceDirect, Journal of Investigative Dermatology. Volume 137, Issue 12, December 2017, Pages 2460-2461.
  13. Katherine G. Thompson, Barbara M. Rainer, Corina Antonescu, Liliana Florea, Emmanuel F. Mongodin, Sewon Kang, Anna L. Chien. Minocycline and its impact on microbial dysbiosis in the skin and gastrointestinal tract of acne patients Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.5021/ad.2020.32.1.21 // Johns Hopkins University: School of Medicine. Annals of Dermatology, 32(1), 21-30.
  14. Parul Ganju, Sunil Nagpal, MH Mohammed, P Nishal Kumar, Rajesh Pandey, Vivek T Natarajan, Sharmila S. Mande & Rajesh S. Gokhale. Microbial community profiling shows dysbiosis in the lesional skin of Vitiligo subjects Архивная копия от 3 февраля 2022 на Wayback Machine // 13.01.2016 г. Springer Nature Scientific Reports.
  15. Rie Dybboe Bjerre, Jacob Bak Holm, Albert Palleja, Julie Sølberg, Lone Skov, Jeanne Duus Johansen. Skin dysbiosis in the microbiome in atopic dermatitis is site-specific and involves bacteria, fungus and virus Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.1186/s12866-021-02302-2 // 23.09.2021 г. BioMed Central, BMC Microbiology.
  16. Cutaneous and intestinal dysbiosis cause skin inflammatory diseases Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / Imbalances of microbes, which are normally present on the skin, are one of the main subjects raised during the 24thCongress of Dermatology being held in Milan until Saturday 15 June // 12.07.2019 г. Clorofilla.
  17. Skin diseases associated with a dysbiosis Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // Biocodex microbiota institute.
  18. Zuzana Stehlikova, Martin Kostovcik, Klara Kostovcikova, Miloslav Kverka, Katerina Juzlova, Filip Rob, Jana Hercogova, Petr Bohac, Yishay Pinto, Atara Uzan, Omry Koren, Helena Tlaskalova-Hogenova, Zuzana Jiraskova Zakostelska. Dysbiosis of Skin Microbiota in Psoriatic Patients: Co-occurrence of Fungal and Bacterial Communities Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.3389/fmicb.2019.00438 // 21.03.2019 г. Frontiers Institutional Membership in Microbiology.
  19. «Микробиологический журнал» // АН УССР, Том 65, 2003 г. ISSN 1028-0987. С. 61-64.
  20. Корзунова А. Дисбактериоз // М.: Научная книга, 2017. — 190 с. ISBN 9785457422582.
  21. Хасиев Н. Д. Особенности микробиоты кожи у больных с ЛОР-заболеваниями // «Известия Российской военно-медицинской академии». ISSN 2713-2315. Том: 37, № 1 S1-2, 2018 г. С. 333-336.
  22. Жданова О. С., Красноженов Е. П., Гольдберг В. Е., Попова Н. О., Миненко М. Н., Карпинская Н. П. Микрофлора кожи у больных раком молочной железы в условиях противоопухолевой химиотерапии Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // «Сибирский онкологический журнал». ISSN 1814-4861. Том 13, № 1, 2005 г. — С. 28-31.
  23. Крамарь О. Г., Жадченко Ю. В. Особенности формирования микробиоценозов открытых биотопов у медицинских работников под влиянием факторов госпитальной среды Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / УДК 616.9 -022.3 : 614.23 // Сетевое издание «Современные проблемы науки и образования». ISSN 2070-7428.
  24. Мартыканова Д. С., Давлетова Н. Х., Земленухин И. А., Мугаллимов С. М., Ахатов А. М., Кашеваров Г. С. Оценка качества бактериоценоза кожи у борцов по индексу доминирования до и после тренировки / Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной памяти доктора биол. наук, профессора А. С. Чинкина 23–24 ноября 2017 года в Казани «Физиологические и биохимические основы и педагогические технологии адаптации к разным по величине физическим нагрузкам» // Казань: Поволжский ГУФКСиТ, 2017. — 620 с. ISBN 9-8-5-4428-0055-5. — С. 293-296.
  25. Клинические рекомендации по диагностике и лечению заболеванпий, сопровождающихся патологическими выделениями из половых путей женщин. Изд. 2-е, испр. и доп. / Бактериальный вагиноз Архивная копия от 5 марта 2022 на Wayback Machine // М.: Российское общество акушеров-гинекологов, 2019. — 56 с. ISBN 978-5-89084-052-3. — С. 10.
  26. Yiwen Han, Zhaoxia Liu, Tingtao Chen. Role of Vaginal Microbiota Dysbiosis in Gynecological Diseases and the Potential Interventions / Vaginal microbiota dysbiosis Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // 18.06.2021 г. Frontiers Institutional Membership in Microbiology.
  27. Banut-Sabine M. Verbruggen, Mathilde E. Boon, Peter Melkerl, Maarten van Haaften, A. Peter M. Heintz. Microscopic diagnosis of dysbacteriosis in stained vaginal smears in clinical practice Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.1002/dc.20530 // 05.09.2006 г. Wiley Online Library.
  28. Донецкая Э. Г.-А. Клиническая микробиология: Руководство для специалистов клинической лабораторной диагностики / Нормоценоз → Промежуточное состояние биоценоза → Дисбактериоз → Вагинит / Дисбактериоз верхних дыхательных путей // М.: ГЭОТАРМедиа, 2011. — 480 с., ил. ISBN 978-5-9704-1830-7. — С. 18-19 и т.д.
  29. Новиков Д. К. Дисбактериоз влагалища / Клиническая иммунопатология для акушеров-гинекологов // Минск: Вышэйшая школа, 2021. — 224 с. ISBN 9789850633583. — С. 111-134.
  30. Giuseppina Campisciano, Nunzia Zanotta, Danilo Licastro, Francesco De Seta, Manola Comar. In vivo microbiome and associated immune markers: New insights into the pathogenesis of vaginal dysbiosis Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // 02.02.2018 г. Scientific Reports. ISSN 2045-2322.
  31. Anna Wald. Lactobacillus Replacement Therapy for Preventing Recurrent Vaginal Dysbiosis Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // 13.05.2020 г. NEJM Journal Watch.
  32. Палийчук И. В. Роль микробиоценоза ротовой полости и факторов местного иммунитета в патогенезе развития протезного стоматита // «Современная стоматология», ISSN 1992-576X. том 77, № 3, 2015 г. — С. 90.
  33. Анисимова С. А., Фомина М. А. Дисбактериоз полости рта // «Бюллетень Северного государственного медицинского университета». ISSN 2409-7195. Том 44, № 1, 2020 г. — С. 56-57.
  34. Пестов А. Ю., Крамарь В. О., Калашникова С. А., Постолов М. П. Биофизические параметры ротовой жидкости при нарушении микрофлоры полости рта Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // «Вестник Волгоградского государственного медицинского университета». ISSN 1994-9480. Том 43, № 3, 2012 г. — С. 91-94
  35. Кистенев Ю. В., Красноженов Е. П., Никотин Е. С., Фокин В. А. Способ экспресс-диагностики дисбактериоза полости рта // Патент от 10.11.2011 г. RU 2433400 C2.
  36. Фик В. Б., Федечко Й. М., Крывко Ю. Я. Дисбиозы ротовой полости при длительном влиянии опиоидного анальгетика в эксперименте Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // «Світ медицини та біології». ISSN 2079-8334. Том 49, № 2, 2015 г. — С. 185.
  37. Lina J. Suárez, Hernan Garzón, Silie Arboleda, Adriana Rodríguez Oral Dysbiosis and Autoimmunity: From Local Periodontal Responses to an Imbalanced Systemic Immunity Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.3389/fimmu.2020.591255 // 08.12.2020 г. Frontiers Institutional Membership in Immunology.
  38. Dysbiosis Of The Oral Microbiota Causes Gut And Health Problems Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // 31.03.2022 г. Atlas Blog.
  39. Frank A. Scannapieco, Anna Dongari-Bagtzoglou. Dysbiosis revisited: Understanding the role of the oral microbiome in the pathogenesis of gingivitis and periodontitis: A critical assessment Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.1002/JPER.21-0120 // 26.04.2021 г. Wiley Online Library, Journal of Periodontology.
  40. AllanRadaic, Yvonne L.Kapila. The oralome and its dysbiosis: New insights into oral microbiome-host interactions Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // ScienceDirect, Computational and Structural Biotechnology Journal. Volume 19, 2021, Pages 1335-1360.
  41. Андрианова Е. Н., Снегирева Н. Ю., Рывкин А. И. Дисбиоз верхнего отдела респираторного тракта и изменения функционального состояния органов дыхания у часто болеющих детей Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // «Педиатрия. Журнал им. Г. Н. Сперанского». ISSN 0031-403X. Том 87, № 2, 2009 г. — С. 34-39.
  42. Орлова С. Н., Рывкин А. И. Этапы формирования дисбиоза верхних дыхательных путей у детей с рецидивирующими стенозирующими ларинготрахеитами Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // «Человек и его здоровье». ISSN 1998-5746. № 3, 2006 г.
  43. Щелкова В. В., Чантурия Н. З. Микрофлора слизистых верхних дыхательных путей и полости рта у ортодонтических детей с бронхиальной астмой // «Клиническая лабораторная диагностика». ISSN 0869-2084. Том 66, № S-4, 2021 г. — С. 79-80.
  44. Адамова В. Д. Изменения микрофлоры кишечника и верхних дыхательных путей у детей с латентной туберкулёзной инфекцией / Сборник статей Международного учебно-исследовательского конкурса в 6-ти частях 19 мая 2021 года в Петрозаводске «Студент года 2021». Под ред. Героевой Л. М. Часть 3 // Петрозаводск: Международный центр научного партнерства «Новая Наука», 2021. — 398 с. ISBN: 978-5-00174-251-7. — С. 89-94.
  45. Латынина Т. И., Гарасько Е. В. Выделение грибов рода Candida из зева при тонзиллите у военнослужащих // «Успехи медицинской микологии». ISSN 2310-9467. Том 11, 2013 г. — С. 102-104.
  46. Савицкая К. И. Пути распространения бактерий в организме Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // «Альманах клинической медицины». ISSN 2072-0505. № 2, 1999 г. — С. 338-348.
  47. Wouter A. A. de Steenhuijsen Piters, Elisabeth G. W. Huijskens, Anne L. Wyllie, Giske Biesbroek, Menno R. van den Bergh, Reinier H. Veenhoven, Xinhui Wang, Krzysztof Trzciński, Marc J. Bonten, John W. A. Rossen, Elisabeth A. M. Sanders, Debby Bogaert. Dysbiosis of upper respiratory tract microbiota in elderly pneumonia patients Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.1038/ismej.2015.99 // University of Edinburgh, The ISME Journal, 10(1), 97-108.
  48. Hyun Mi Kang, Jin Han Kang. Effects of nasopharyngeal microbiota in respiratory infections and allergies / https://doi.org/10.3345/cep.2020.01452 // Clinical and Experimental Pediatrics 2021;64(11):543-551.
  49. Kian Fan Chung. Airway microbial dysbiosis in asthmatic patients: A target for prevention and treatment? / https://doi.org/10.1016/j.jaci.2017.02.004 // The Journal of Allergy and Clinical Immunology. VOLUME 139, ISSUE 4, P1071-1081, APRIL 01, 2017.
  50. Respiratory Tract Dysbiosis Is Associated with Worse Outcomes in Mechanically Ventilated Patients Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / doi: 10.1164/rccm.201912-2441OC // National Library of Medicine. Am J Respir Crit Care Med. 2020 Dec 15;202(12):1666-1677.
  51. Гигиена труда и профессиональные заболевания // М.: Медгиз, 1979 г. С. 13-51.
  52. X. Meng, G. Zhang, H. Cao, D. Yu, X. Fang, W. M. de Vos, H. Wu Gut dysbacteriosis and intestinal disease: mechanism and treatment Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine / https://doi.org/10.1111/jam.14661 // 19.05.2020 г. National Library of Medicine, Journal of Applied Microbiology.
  53. John E. Bennett MD, in Mandell, Douglas, and Bennett's. Infections in the Immunocompromised Host : General Principles / Dysbiosis Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // Principles and Practice of Infectious Diseases, 2020.
  54. Yuwei Liu, Wanbin He, Jie Yang, Yuhua He, Ziqiang Wang, Ka Li. The effects of preoperative intestinal dysbacteriosis on postoperative recovery in colorectal cancer surgery: a prospective cohort study Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // 25.11.2021 г. BioMed Central Ltd, BMC Gastroenterology ISSN 1471-230X.
  55. Barbara Bolen. The Role Dysbiosis May Be Playing in Your Health Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // 23.10.2020 г. Verywell Health's.
  56. Mark A. Underwood, Sagori Mukhopadhyay, Satyan Lakshminrusimha, Charles L. Bevins. Neonatal intestinal dysbiosis Архивная копия от 3 февраля 2022 на Wayback Machine // 23.09.2020 г. Journal of Perinatology.
  57. Giulio Perrotta. Intestinal dysbiosis: definition, clinical implications, and proposed treatment protocol (Perrotta Protocol for Clinical Management of Intestinal Dysbiosis, PID) for the management and resolution of persistent or chronic dysbiosis Архивная копия от 20 января 2022 на Wayback Machine / DOI: 10.17352/2455-2283.000100 // 05.07.2021 г. Peertechz Publications Inc. ISSN 2455-2283.
  58. Srinivasan Mahendran, Ajay Bhoyar. Dysbacteriosis and gut health management in poultry Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // 12.02.2021 г. .
  59. Dan Brennan. What Is Dysbiosis? Архивная копия от 2 февраля 2022 на Wayback Machine // 09.06.2021 г. WebMD.
  60. Бондаренко В. М., Грачёва Н. М., Мацулевич Т. В. Дисбактериозы кишечника у взрослых // М.: КМК, 2003. — 224 с. ISBN 5-207-00128-0.
  61. Лобзин Ю. В. Дисбактериоз кишечника. Клиника, диагностика, лечение : руководство для врачей // М.: Фолиант, 2003. — 252 с. ISBN 9785939290630.
  62. Копанев Ю. А., Соколов А. Л. Дисбактериоз кишечника у детей // Литрес, 2017. — 192 с. ISBN 978-5-4474-5864-5.
  63. Потатуркина-Нестерова Н. И. Бластоцистная инвазия и дисбактериоз кишечника // Ульяновск: УлГТУ, 2005. — 155 с. ISBN 9785891464025.
  64. Плотникова Е. Ю., Захарова Ю. В. Диагностика и лечение синдрома избыточного бактериального роста Архивная копия от 5 февраля 2022 на Wayback Machine // «Русский медицинский журнал». ISSN 2618-8430. № 13 от 13.07.2015 г. — С. 767.
  65. Ардатская М. Д. Синдром избыточного бактериального роста в тонкой кишке. Современные методы диагностики и подходы к лечебной коррекции Архивная копия от 5 февраля 2022 на Wayback Machine / DOI: 10.21518/2079-701X-2016-14-88-95 // «Медицинский совет». ISSN 2079-701X. № 14, 2016 г. — С. 88-95.
  66. Алифирова В. М., Жукова Н. Г., Жукова И. А., Латыпова А. В., Титова М. А., Миронова Ю. С., Ижболдина О. П., Никитина М. А., Петров В. А. Возможная роль микробиоты желудочно-кишечного тракта в патогенезе болезни Паркинсона Архивная копия от 2 марта 2022 на Wayback Machine / doi: 10.17116/jnevro2016116111174-179 // «Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова». ISSN 1997-7298. Том 116, № 11, 2016 г. — С. 174-179.
  67. 1 2 3 4 5 6 Василенко В. В., Московская медицинская академия им. И. М. Сеченова. Дисбактериоз — синдром раздраженного кишечника: эссе-анализ проблемы // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. — 2000. — Т. X, № 6.
  68. Ардатская М. Д. Дисбактериоз кишечника: понятие, диагностика, принципы лечебной коррекции // Consilium Medicum. — 2008. — Т. 10, № 8. — С. 86—92.
  69. Ардатская М. Д., Минушкин О. Н. Современные принципы диагностики и фармакологической коррекции // Гастроэнтерология, приложение к журналу Consilium Medicum. — 2006. — Т. 8, № 2.
  70. Дисбактериоз у грудного ребенка или гадание по содержимому подгузников Архивная копия от 29 ноября 2014 на Wayback Machine // Наталия Гербеда-Уилсон, LLLI (Лидер Ла Лече Лиги), Август 2008г.
  71. 1 2 3 Ковалькова И. Миф о дисбактериозе (Интервью с врачом высшей категории кандидатом медицинских наук доцентом членом российской гастроэнтерологической ассоциации В. В. Василенко) Архивная копия от 25 февраля 2009 на Wayback Machine
  72. Вахрушев Я. М., Ляпина М. В., Лукашевич А. П., Михеева П. С. Роль синдрома избыточного бактериального роста в нарушении пищеварительной, всасывательной и двигательной функций тонкой кишки у больных метаболическим синдромом Архивная копия от 5 февраля 2022 на Wayback Machine // «Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология». ISSN 1682-8658. Том 147, № 11, 2017 г. — С. 42–48.
  73. Минушкин О. Н., Ардатская М. Д., «Дисбактериоз кишечника: современное представление, диагностика и лечебная коррекция»], 2006
  74. ОСТ 91500.11.0004-2003 "Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника." Архивная копия от 21 августа 2011 на Wayback Machine (по состоянию на 2007 год)
  75. Ардатская М. Д., Бельмер С. В., Добрица В. П., Захаренко С. М. и др. Дисбиоз (дисбактериоз) кишечника: современное состояние проблемы, Комплексная диагностика и лечебная коррекция // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. — 2015. — № 117 (5). — С. 13—50.
  76. Циммерман Я.С. Эубиоз и дисбиоз желудочно-кишечного тракта: мифы и реалии // Клиническая медицина : журнал. — 2013. — № 1. — С. 4-11.
  77. См. утверждение врача-терапевта кандидата медицинских наук Ярослава Ашихмина: «Врачи, придерживающиеся принципов доказательной медицины, не любят затрагивать тему микрофлоры, потому что разговоры о ней, увы, приводят к массовой закупке людьми пробиотиков, которые, похоже, не работают. Есть очень серьезный разрыв между тем, что происходит в кишечнике, между жизнью флоры, и тем, можем ли мы на это повлиять. Ключевую роль для человека играет та флора, которая расположена между ворсинками кишечника. Заселить ее пробиотиками практически невозможно, она защищена биопленкой». Источник: Жилин И. Золотая пустышка // Новая газета. — 7 сентября 2020. — № 97.
  78. Чичерин И. Ю., Дармов И. В., Погорельский И. П., Лундовских И. А., Гаврилов К. Е. Заместительное действие пробиотиков: миф или реальность // Кишечная микрофлора: Сборник научных статей. — 2012. — № 1. — С. 35—40.
  79. 1 2 3 4 Чугунова А. Дисбактериоз: мифы и реальность (Интервью с кандидатом медицинских наук гастроэнтерологом О. Шифриным) Архивная копия от 15 апреля 2010 на Wayback Machine, 2007-04-09. «Новые Известия»
  80. Энрикес М. Помогают ли пробиотики восстановить микрофлору кишечника? // BBC Future. — 28 января 2019.
  81. Яковенко Э. П., Агафонова Н. А., Яковенко А. В., Иванов А. Н., Солуянова И. П. Антибиотики, пребиотики, пробиотики, метабиотики при избыточном бактериальном росте в тонкой кишке // Трудный пациент. — 2018. — Т. 16, № 4. — С. 16—22.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]