Добрая воля (философия)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Добрая воля — воля к добру (благу).

Рассматривается Кантом в качестве мерила ценности поступков.

Она не пассивна, от её носителя мыслитель требует действия, поступка. Моральный поступок выглядит как результат некоего внутреннего императива (повеления).[1]

Абсолютность морали и добрая воля в кантианстве[править | править вики-текст]

Кантианство

Иммануил Кант

Основные понятия
Вещь в себе, Феномен

Созерцание, Апостериори, Априори
Трансцендентальное
Рассудок и Разум
Антиномия
Категорический императив
Ценность

Тексты
Критика чистого разума

Критика практического разума
Критика способности суждения
Границы естественно-научного образования понятий

Течения
Неокантианство

Аналитическое кантианство

Люди
Кант, Рейнгольд, Фихте

Шопенгауэр, Фриз
Гельмгольц, Либман, Ланге
Коген, Наторп, Кассирер
Виндельбанд, Риккерт

В «Основах метафизики нравственности», Кант начинает анализ нравственных идей с констатации: «Каждому необходимо согласиться, что закон, если он должен иметь силу морального закона, то есть стать основой обязательности, непременно содержит в себе абсолютную необходимость». Аристотель, вводя в этику понятие счастья, ссылался на общепринятое мнение. Так же и Кант абсолютную необходимость морального закона рассматривает как самоочевидную аксиому («каждому необходимо согласиться»).

Так как нравственная обязательность имеет абсолютный характер, то ее истоки «должно искать не в природе человека или в тех обстоятельствах в мире, в какие он поставлен, a a priori исключительно в понятиях чистого разума». В нравственности речь идет не о законах, «по которым всё происходит», а о законах, «по которым всё должно происходить». Исходя из этого, Кант чётко разводит два вопроса:

а) каковы принципы, законы морали и
б) как они реализуются в опыте жизни.

Соответственно и моральная философия разделяется на две части: на априорную и эмпирическую. Первую Кант называет метафизикой нравственности или собственно моралью, а вторую — эмпирической этикой или практической антропологией. Соотношение между ними такое, что метафизика нравственности предшествует эмпирической этике или, как выражается Кант, «должна быть впереди».

Идея, согласно которой чистая (теоретическая) этика независима от эмпирической, предшествует ей или, что одно и то же, мораль может и должна быть определена до и даже вопреки тому, как она явлена в мире, прямо вытекает из представления о нравственных законах как законах, обладающих абсолютной необходимостью. Понятие абсолютного, если оно вообще поддается определению, есть то, что содержит свои основания в себе, что самодостаточно в своей неисчерпаемой полноте. И абсолютной является только такая необходимость, которая ни от чего другого не зависит. Поэтому сказать, что моральный закон обладает абсолютной необходимостью, и сказать, что он никак не зависит от опыта и не требует даже подтверждения опытом, — значит сказать одно и то же.

Чтобы найти моральный закон, нам надо найти закон, который мог бы считаться абсолютным. Что же может быть помыслено в качестве абсолютного начала? Добрая воля — таков ответ Канта: «Нигде в мире, да и нигде вне его невозможно мыслить ничего, что могло бы считаться добрым без ограничения, кроме доброй воли».

Под доброй волей он имеет в виду безусловную, чистую волю, то есть волю, которая сама по себе, до и независимо от каких бы то ни было влияний на нее, обладает практической необходимостью. Говоря по-другому, абсолютная необходимость состоит в «абсолютной ценности чистой воли, которой мы даем оценку, не принимая в расчет какой-либо пользы». Ничто из свойств человеческого духа, качеств его души, внешних благ, будь то остроумие, мужество, здоровье и т. п., не обладает безусловной ценностью, если за ним не стоит чистая добрая воля. Даже традиционно столь высоко чтимое самообладание без доброй воли может трансформироваться в хладнокровие злодея. Все мыслимые блага приобретают моральное качество только через добрую волю, сама же она имеет безусловную внутреннюю ценность. Добрая воля, собственно говоря, и есть чистая (безусловная) воля, то есть воля, на которую не оказывают никакого воздействия внешние мотивы.

Волей обладает только разумное существо — она есть способность поступать согласно представлению о законах. Говоря по-другому, воля есть практический разум. Разум существует или, как выражается Кант, природа предназначила разум для того, чтобы «управлять нашей волей». Если бы речь шла о самосохранении, преуспеянии, счастье человека, то с этой задачей вполне и намного лучше мог бы справиться инстинкт, о чем свидетельствует опыт неразумных животных. Более того, разум является своего рода помехой безмятежной удовлетворенности, что, как известно, даже дало возможность античным скептикам школы Пиррона считать его основным источником человеческих страданий. Во всяком случае, нельзя не согласиться с Кантом, что простые люди, предпочитающие руководствоваться природным инстинктом, бывают счастливее и довольнее своей жизнью, чем рафинированные интеллектуалы. Кто живет проще, тот живет счастливее. Поэтому если не думать, что природа ошиблась, создав человека разумным существом, то необходимо предположить, что у разума есть иное предназначение, чем изыскивать средства для счастья. Разум нужен для того, чтобы «породить не волю как средство для какой-нибудь другой цели, а добрую волю самое по себе». Так как культура разума предполагает безусловную цель и приноровлена к этому, то вполне естественно, что она плохо справляется с задачей обслуживания человеческого стремления к благополучию, ибо это — не ее царское дело. Разум предназначен для того, чтобы учреждать чистую добрую волю, все остальное могло бы существовать и без разума. Чистая добрая воля не может существовать вне разума именно потому, что она чистая, не содержит в себе ничего эмпирического. Это отождествление разума и доброй воли составляет высшую точку, самое сердце кантовской философии.

Нравственный закон как изначальный закон воли не имеет, не может иметь какого-либо природного, предметного содержания и определяет волю безотносительно к какому-либо ожидаемому от него результату. В поисках закона воли, обладающего абсолютной необходимостью, Кант доходит до идеи закона, до той последней черты, когда «не остается ничего, кроме общей законосообразности поступков вообще, которая и должна служить воле принципом».[2]

См. также[править | править вики-текст]

Источники[править | править вики-текст]

  1. * Гусейнов А. А. Этика доброй воли // Кант И. Лекции по этике. М.: Республика, 2000.
  2. Гусейнов А. А. Этика.