Долгоруков, Илья Андреевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
князь Илья Андреевич Долгоруков
DolgorukovIA.jpg
Дата рождения

2 (13) августа 1797(1797-08-13)

Дата смерти

7 (19) октября 1848(1848-10-19) (51 год)

Место смерти

Санкт-Петербург,
Российская империя

Принадлежность

Flag of Russia.svg Российская империя

Годы службы

1813—1848

Звание

генерал-лейтенант

Сражения/войны

Заграничные походы,
Русско-турецкая война (1828—1829),
Польское восстание

Награды и премии
Орден Святого Георгия IV степени Орден Святого Владимира II степени Орден Святой Анны I степени
Орден Святого Станислава I степени Орден Святой Анны II степени Орден Святой Анны IV степени
Командор ордена Меча

Князь Илья Андреевич Долгоруков (2 (13) августа 1797 — 7 (19) октября 1848) — генерал-лейтенант (1844), генерал-адъютант (1848), член декабристских организаций Союз спасения и Союз благоденствия. Из рода Долгоруковых[1].

Биография[править | править вики-текст]

Сын статского советника князя Андрея Николаевича Долгорукова (1772—1834) от брака с Елизаветой Николаевной Салтыковой (1777—1855). Его отец был внучатым племянником фельдмаршала В. В. Долгорукова, мать — внучка обер-прокурора Я. П. Шаховского. Кроме него в семье родились: Николай, Иван (1796—1807), Сергей (1802—1832), Василий, Дмитрий (1808—1809), Владимир, также Екатерина, Мария и Александра.

В 1806 году в девятилетнем возрасте он был зачислен по приказу Государственной Коллегии Иностранных дел на службу актуариасом 14-го класса; вскоре причислен к Московскому архиву; 12 марта 1812 года произведён в переводчики 10-го класса, а 6-го августа 1813 года уволен по прошению для определения на военную службу.

26-го ноября 1813 года князь Долгоруков поступил юнкером лейб-гвардии в Артиллерийскую бригаду, а в 1814 году, по экзамену, был произведён в прапорщики той же бригады и принял участие в заграничном походе российской армии[1]; 18 марта участвовал в сражении под Парижем, за что был удостоен ордена Святой Анны 4-й степени.

В 1815 году, уже подпоручиком, был назначен адъютантом к графу Аракчееву. В 1816 году, с разделением лейб-гвардии артиллерийской бригады на две, зачислен во 2-ю бригаду. В 1819 возвратился опять к строевой службе и в 1821-м году переведён был лейб-гвардии в 1-ю артиллерийскую бригаду. В 1822 году назначен командующим 1-ою батарейною ротою имени Его Высочества. В 1824 году назначен командиром 2-й батарейной роты в чине капитана. В 1825 году произведён в полковники и назначен адъютантом к великому князю Михаилу Павловичу. В 1828 году, с оставлением в прежней должности, назначен дежурным штаб-офицером по управлению генерал-фельдцейхмейстера.

С 2 мая по 14 октября 1828 года Илья Андреевич участвовал в русско-турецкой войне, сначала в качестве дежурного штаб-офицера осадных войск при осаде крепости Браилова, а потом находился при осаде крепости Шумлы, причем участвовал во многих боях и стычках. При этом полковник особенно отличился при обратном отбитии у неприятеля редута № V-й (14-го августа), выполняя должность начальника штаба артиллерии 2-й армии. За это князь был награждён орденом Святой Анны 2-й степени с алмазными украшениями.

3 февраля 1829 года князь Илья Андреевич был «по домашним обстоятельствам» уволен от службы с мундиром, но уже 1 октября следующего года поступил вновь на службу, в ту же артиллерийскую бригаду, опять адъютантом к великому князю и исправляющим должность начальника штаба Е. И. Высочества по управлению генерал-фельдцейхмейстера.

В 1831 году в составе гвардейского корпуса Илья Андреевич участвовал в подавлении Польского восстания[1], где был во многих сражениях, причем особенно отличился 5 мая в арьергардном деле при селе Старом Якаце, где, невзирая на сильный огонь противника, мужественно бросился к мосту на речке, протекавшей у этого селения, и хладнокровно распорядился уничтожением переправы, чем много облегчил положение нашего арьергарда. 9 мая, командуя артиллерией вместо генерал-майора Бибикова, вновь отличился при переправе наших войск через реку Нарев у села Жолтки. За это князь Долгоруков был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. В августе князь находился в авангарде графа Витта и, участвуя почти во всех делах этого отряда, награждён был золотою шпагою с надписью «за храбрость». За штурм передовых укреплений и городового вала Варшавы был награждён орденом Святого Станислава 2-й степени со звездою.

В 1832 году последовало утверждение князя Долгорукова в должности начальника штаба Е. И. Высочества по управлению генерал-фельдцейхмейстера, а 6 декабря 1833 года — производство его за отличие в генерал-майоры с оставлением в должности начальника штаба и по гвардейской пешей артиллерии. В 1836 году Илье Андреевичу было поручено «иметь наблюдение» за артиллерийским училищем, а в 1844 году за отличие он был произведен в генерал-лейтенанты, с оставлением в прежней должности.

С 1844 года князь Долгоруков принимал участие в обсуждении технических вопросов, участвуя в разработке вопросов об улучшении штуцеров и ружей русской армии, в составлении правил для руководства по постройке новой артиллерии, по введению у нас зажигательных ракет и т. д. С 1848 года — генерал-адъютант[1].

Масон. Входил в состав ложи «Соединённых друзей». Член, а затем блюститель ложи «Трёх добродетелей».

Князь Илья Андреевич Долгоруков скончался в Санкт-Петербурге и был похоронен на Смоленском кладбище.

В 1857 году декабрист князь Сергей Трубецкой был приглашён к шефу жандармов Василию Андреевичу Долгорукову. Беседа шла «о здоровье, о влиянии климата, о жизни здесь и в Сибири, о месте там пребывания и вообще о Сибирском крае». Между тем Долгоруков заметил:

« Вы были хорошо знакомы с братом моим Ильёй, прекрасный был человек, умер рано[2]. »

Декабрист[править | править вики-текст]

С конца 1817 года — член Союза Спасения[1]. Князь Долгоруков был избран в комиссию вместе с Пестелем и князем Шаховским для написания устава. Основная работа была проведена Пестелем, а Долгоруковым было написано торжественное введение, которое объясняло общую цель тайного общества. Статут был уничтожен самими декабристами в 1818 году, когда они преобразовали своё общество[3].

Вернувшись в августе 1818 года из-за границы, Долгоруков стал членом Союза благоденствия, блюстителем его Коренного совета[1]. Его обязанность состояла в хранении «Зелёной книги» и «назидании за порядком в обществе, которого, впрочем, никогда не существовало, ибо и правильных заседаний не бывало»[4].

Участник Петербургского совещания, состоявшегося в январе 1820 года на квартире Фёдора Глинки. На нём присутствовало всё руководство движения, и было оно посвящено решению вопроса о форме правления. Пестель показывал:

« Князь Долгоруков по открытии заседания, которое происходило на квартире у полковника Глинки, предложил Думе просить меня изложить все выгоды и все невыгоды как монархического, так и республиканского правления с тем, чтобы потом каждый член объявлял свои суждения и свои мнения[3]. »

По заключению Пестеля «приняли все единогласно республиканское правление».

Вскоре состоялось ещё одно совещание в Преображенских казармах у подполковника Ивана Шипова, на котором решался вопрос о цареубийстве. Между Долгоруким и Никитой Муравьёвым произошёл спор:

« Мысль сия нашла во мне одном защитника и была опровержена прочими. В особенности же восстал противу неосновательности сего предложения князь Долгорукой, с которым и возникло у меня о том прение[3] »

Вскоре после этого Долгоруков сложил с себя обязанности блюстителя общества. В 1821 году принимал участие в Московском съезде, в результате которого была проведена фиктивная ликвидация общества. После этого ни в каких тайных обществах не состоял.

После разгрома восстания отрицал своё участие в деятельности декабристов. Согласно «Алфавиту Боровкова» показал, что «действий его в пользу общества никаких не было и не помнит, чтобы он кого-либо пригласил в оное. …У Фёдора Глинки бывал, но никогда в совещании или правильном заседании; разговоры были общие и частные, но никогда определённых предметов на рассуждение не представлялось. Сказанного Пестелем предложения не делал и о принятии республиканского правления не только не слыхал, но и не подозревал в обществе. В квартире Шипова с 1816 года и до сих пор ни разу не случалось быть и о происходившем там, как и преступном намерении в обществе никогда не слыхал[4]

Высочайше повелено оставить без дальнейшего следствия благодаря вмешательству великого князя Михаила Павловича[5].

С Пушкиным[править | править вики-текст]

Евгений Онегин (X глава)

Витийством резким знамениты,
Сбирались члены сей семьи
У беспокойного Никиты,
У осторожного Ильи.

Князь Долгоруков был знаком с А. С. Пушкиным, который посещал собрания членов Союза благоденствия и читал там свои стихи. Декабрист И. Н. Горсткин показывал на следствии: «Потом стали у некоторых собираться сначала охотно, потом с трудом соберется человек десять, я был раза два-три у к<нязя> Ильи Долгорукого, который был кажется один из главных в то время, у него Пушкин читывал свои стихи, все восхищались остротой, рассказывали всякий вздор, читали, иные шептали, и все тут; общего разговора никогда нигде не бывало[5]».

В отрывках 10 главы «Евгения Онегина» поэт упомянул «осторожного Илью[5]». Также Долгоруков должен был фигурировать в ненаписанном романе «Русский Пеллам» (1834—1835) среди участников «Общества умных»[6].

Семья[править | править вики-текст]

Дочь Мария Ильинична

Был женат на княжне Екатерине Александровне Салтыковой—Головкиной (1803—1852), дочери обер-церемониймейстера Высочайшего Двора светлейшего князя Александра Николаевича Салтыкова, внучке графа Ю. А. Головкина. По словам Долли Фикельмон, Екатерина Александровна была внешне скорее некрасива, однако была истинной дамой, притом приятной, и очень милой в обществе[7]. Отличаясь слабым здоровьем, много времени проводила за границей. Там же подолгу жили и её сестры, графиня Мария Потоцкая и графиня Софья Шувалова, с которыми она была очень дружна. Умерла в 1852 году от чахотки, от которой раньше скончались её сестры. В браке родились:

Не имея сына, княгиня Долгорукова была очень привязана к своему племяннику Юрию, сыну умершей сестры. Желая его усыновить, она обращалась с этой просьбой к его отцу князю Н. Б. Голицыну, но получила отказ. Впоследствии Юрий Голицын всегда с благодарностью и большой любовью говорил о своей тетке Долгоруковой[8].

Награды[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 Долгоруковы // Большая российская энциклопедия / С. Л. Кравец. — М.: Большая Российская энциклопедия (издательство), 2007. — Vol. 9. — P. 216. — 767 p. — 65 000 экз. — ISBN 978-585270-339-2.
  2. Трубецкой С.П. Материалы о жизни и революционной деятельности. Т.2. Письма.Дневник 1857—1858 гг. — Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1987. — С 456. —608 с., ил. — (Серия «Полярная звезда»)
  3. 1 2 3 Нечкина М. В. Декабристы. — М.:Наука, 1982. — С.29. — Серия «Страницы истории нашей Родины»
  4. 1 2 Алфавит членам бывших злоумышленных тайных обществ и лицам, прикосновенным к делу, произведенному высочайше учрежденною 17-го декабря 1825-го года Следственною Комиссиею составлен 1827-го года. //Декабристы. Биографический справочник. Под ред. академика М. В. Нечкиной. — М.,"Наука", 1988. — С.253—254.
  5. 1 2 3 Лотман. Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарии. Десятая глава.
  6. Черейский Л.А. Долгоруков Илья Андреевич // Современники Пушкина: Документальные очерки.. — Первое издание. — Л: Дет. лит., 1981. — С. 65. — 270 с. — 75 000 экз.
  7. Мрочковская-Балашова С. Комментарии // Долли Фикельмон. Дневник 1829—1837. Весь пушкинский Петербург. — М.: Минувшее, 2009. — С. 138.
  8. Воспоминания Е. Ю. Хвощинской. — СПб., 1898. — С. 14.
  9. Список генералитету по старшинству…

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]