Дом-коммуна РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Здание
Дом-коммуна РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение»
Moscow LestevStreet18 5952.jpg
55°42′56″ с. ш. 37°36′41″ в. д.HGЯO
Страна  Россия
Город Москва
Архитектурный стиль Конструктивизм
Архитектор Георгий Вольфензон, Самуил Айзикович, С. Леонтович, Е. Волков
Строительство 19271929 годы
Статус Объект культурного наследия народов РФ регионального значения (Москва) Объект культурного наследия народов РФ регионального значения. Рег. № 771510370000085 (ЕГРОКН). Объект № 7731044001 (БД Викигида)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Дом-коммуна РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение» — памятник конструктивизма, расположенный по адресу улица Лестева, 18 в Даниловском районе Южного административного округа Москвы. Объект культурного наследия регионального значения.

История[править | править код]

Строительство рабочих посёлков на свободных и малозастроенных территориях близ Донского монастыря, по улицам Шаболовской (современная Шаболовка) и Хавской и на месте бывшей Дровяной площади началось в 1920-х годах с развитием промышленности района. Строительство велось в рамках общегородской программы муниципального и кооперативного строительства, ориентированного на новые формы расселения. Строительство было организовано индустриальным методом, были разработаны типовые секции домов, различное расположение которых позволяло строить здания со сложной конфигурацией и единым композиционным решением. Несколько участков по Сиротскому переулку (современной улице Шухова) Моссовет распределил между кооперативными товариществами. Квартал между переулком, улицей Лестева, Хавской и Шаболовской был выделен кооперативу «Жиркость» бывшей парфюмерной фабрики, впоследствии сменившему название на «1-е Замоскворецкое объединение» и принявшему в свой состав рабочих завода «Красный пролетарий» и других предприятий[1].

В планировочной структуре соседних кварталов рабочих посёлков преобладала периметральная схема застройки многоквартирными домами с «секциями Моссовета» при свободной планировке внутриквартального пространства. Исключением стал квартал «1-го Замоскворецкого объединения», где на свободной территории в первую очередь был возведён дом-коммуна, спроектированный архитекторами Георгием Вольфензоном, Самуилом Айзиковичем, Сергеем Леонтовичем и Е. Волковым при участии инженера А. Барулина. За основу был взят проект, представленный Вольфензоном, Айзиковичем и Волковым на Втором конкурсе Моссовета на проект дома-коммуны в 1925—1926 годах. По свидетельствам Вольфензона, процесс «идейной проработки» здания сопровождался широкой дискуссией среди членов кооператива. Вопрос желательности постройки дома-коммуны был вынесен на предварительное обсуждение в рабочих коллективах предприятий, объединённых кооперативом. Несмотря на новизну проекта дома-коммуны, его воплощения поддержали до 75 % опрошенных: одним из решающих факторов, повлиявших на благоприятное решение вопроса, стало наличие в коммунальном доме помещений для культурного обслуживания. Проект, разработанный на основе собранных пожеланий проектным Бюро Мосгубжилсоюза прошёл обсуждение и уточнение на собраниях уполномоченных кооперативов, на пленуме президиума Замоскворецкого райсовета и в специальной комиссии, выделенной райсоветом для детального ознакомления[2][3].

В центральной части Д-образного здания были размещены 230 отдельных жилых ячеек, объединённых коридорной системой, и общественные помещения: столовая, детский сад, клуб и читальня, физкультурный зал и солярий. Во флигелях расположились 40 традиционных 2-комнатных и 3-комнатных квартир с индивидуальными кухнями для технической интеллигенции и заводской администрации[4]. Строительство было завершено осенью 1929 года в разгар второй градостроительной дискуссии, посвящённой вопросам перестройки быта. Дом-коммуна привлёк внимание как широкой общественности, так и специалистов: для желающих посетить здание были организованы многочисленные экскурсии, он широко освещался в периодической печати. Заселение дома-коммуны вызвало определённые сложности: поначалу планировалось предоставлять комнаты членам кооператива, стоящим в очереди на получение жилья, затем было принято решение на 90 % заселить дом рабочими от станка.

К появлению первых жильцов в декабре 1929 года была издана инструкция по заселению, содержавшая следующие пункты[5]:

  • Жильцы дома-коммуны обязуются воздержаться от перевозки предметов хозяйственного оборудования и имущества, не отвечающего условиям проживания в доме (иконы, предметы кухонного обихода, имущество, находящееся в антисанитарном состоянии и пр.).
  • Все вселяемые в дом обязуются полностью перейти от индивидуальной кухни на питание в столовой дома. В первую очередь на общественное питание переходят лица, живущие в отдельных комнатах, а остальные — по мере расширения столовой.
  • Дети дошкольного возраста всех вселяемых в дом в обязательном порядке размещаются и воспитываются в дневное время в детских учреждениях дома. Жильцы коммуны обязуются принимать активное участие в общественной, культурно-бытовой работе дома, а также в управлении хозяйством дома.
  • В течение 1930 г. все проживающие в коммуне обязуются ликвидировать свою неграмотность. Все члены коммуны обязаны самым решительным образом бороться с алкоголизмом, грубостью и некультурностью, религиозностью и остальными явлениями старого быта.
  • Жильцы коммуны обязуются бережно и заботливо относиться к хранению общественного имущества и соблюдать правила санитарии и гигиены в пользовании жилыми помещениями.
  • Члены коммуны обязаны не только бороться за переустройство и обобществление быта в доме-коммуне, но и добиваться осуществления нового быта в близлежащих домах жилищной кооперации, а также вести агитацию за перестройку быта на тех предприятиях, где они работают.
  • Проживающие в доме-коммуне признают для себя обязательными решения товарищеского суда дома по вопросам бытового характера, а также правила внутреннего распорядка и решения общих собраний жильцов дома.
  • Все мероприятия по организации нового быта в доме-коммуне проводятся на средства самих проживающих. В случае систематического нарушения правил проживания жильцы дома-коммуны по решению общего собрания могут быть выселены на другую площадь
Лифшиц И. Из практики организации нового быта // Строительство Москвы : журнал. — 1929. — № 12. — С. 11.

В годы Великой Отечественной войны жильцы дежурили на крыше здания, оберегая его от зажигательных бомб. Опасаясь входа немецких войск в Москву, 16 октября они сбили со здания надпись «Дом-коммуна», а проживавшие в здании партийные работники сжигали документы в собственной котельне дома. В 1960-х — 1970-х годах центральная часть здания была расселена, часть её жильцов получила комнаты и квартиры в квартирных корпусах[6]. В современный период квартирные корпуса сохранили жилую функцию, а коммунальные корпуса были заняты офисами[7]. В ноябре 2015 года дому-коммуне был присвоен статус объекта культурного наследия регионального значения[8].

Архитектура[править | править код]

Дом-коммуну на улице Лестева, как правило, называют первым домом-коммуной в СССР. Фактически это постройка переходного типа с квартирами, жилыми ячейками и общественными помещениями. Здание стало редким для 1920-х годов примером общежития, реализованного в составе комплексной застройки, и показательным проектом, который нашёл отклик в более позднем строительстве в рабочих районах Москвы[3][5].

Здание переменной этажности (5—6 этажей) состояло из 3 коммунальных и 2 квартирных корпусов, выстроенных буквой «Д». Коммунальные корпуса были построены по коридорной системе, на каждом этаже были размещены отдельные жилые ячейки по 9 и 12 м² с тамбуром и встроенным шкафом, общие умывальные и ванные комнаты, уборные и помещения «для подогревания и приготовления простейших кушаний», оборудованные мойками, кипятильниками и газовыми плитами. На первом этаже коммунального корпуса находились ясли на 35 детей, детский сад на 60 и столовая на 150 мест. Над столовой на втором этаже находился клуб, включавший двухсветный зал и несколько комнат для чтения и кружков. На шестом этаже центрального корпуса размещались помещения для занятий физкультурой. На крыше центрального корпуса разместился солярий с душевыми кабинами и летний кинотеатр[5].

Ось двора была ориентирована на вертикаль Шуховской башни, от которой расходились корпуса, что создавало впечатление единого комплекса[9]. Размещая жилые и нежилые помещения, архитекторы полагались на функциональную логику: столовая и клуб были ориентированы на север, а ясли и спортивные учреждения, которым требовался солнечный свет — на юг. Квартиры во флигелях были двусторонними, что обеспечивало освещённость и качественное проветривание[10]. Интересный элемент здания — возвышения в торцах комплекса — были сделаны, чтобы имитировать плоскую кровлю, более соответствовавшую принципам конструктивизма, но непрактичную в холодном северном климате из-за необходимости гидроизоляции, уборки снега и очищения водостоков ото льда[7][11].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Елена Овсянникова. Доступное для избранных. arch:speech. Дата обращения 14 апреля 2017.
  2. Вольфензон Г. Первый дом-коммуна // Строительство Москвы : журнал. — 1928. — № 2. — С. 14.
  3. 1 2 Объект культурного наследия регионального значения «Жилые дома» (г.Москва, ул.Лестева, дом 14/20) (недоступная ссылка). Архитектподряд. Дата обращения 14 апреля 2017. Архивировано 15 апреля 2017 года.
  4. Анна Гараненко. "Титаник" на плаву. Известия (10 февраля 2006). Дата обращения 14 апреля 2017.
  5. 1 2 3 Хан-Магомедов С. О. Глава 3. Проблемы перестройки быта (разработка новых типов жилища) // Архитектура советского авангарда. Книга 2. Социальные проблемы.. — М.: Стройиздат, 2001. — 712 с. — ISBN 5-274-02046-1.
  6. Дмитрий Опарин. Дом-коммуна на Шаболовке. Большой город (3 ноября 2011). Дата обращения 14 апреля 2017.
  7. 1 2 Жилые кварталы на Шаболовке. Часть 2. Другой город (11 июля 2013). Дата обращения 14 апреля 2017.
  8. Приказ №314 «О включении выявленного объекта культурного наследия в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации в качестве объекта культурного наследия регионального значения „Жилые дома (фрагмент планировки и застройки), 1927-1929 гг., архитекторы Н.Н.Травин, Б.Н.Блохин, С.Я.Айзикович, Г.Я.Вольфензон, Е.Е.Волков, А.В.Барулин, С.П. Леонтович, С.А..Носов” по адресам: ул. Лестева, д. 14/20, 16, 18, 22, 24; ул. Хавская, д. 18; ул. Шухова, д. 11/16, д. 13, к. 1, д. 13, к. 2, д. 17, к. 3». Департамент культурного наследия города Москвы (20 ноября 2015). Дата обращения 14 апреля 2017.
  9. Татьяна Виноградова, Александра Селиванова, Александра Чечёткина, Айрат Багаутдинов, Светлана Кондратьева. 95 лет с башней Шухова. Институт «Стрелка». Дата обращения 14 апреля 2017.
  10. Мария Фадеева. Дом-коммуна РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение». Узнай Москву. Дата обращения 14 апреля 2017.
  11. Густав Райш. Дома-коммуны из камышита — сохранившееся наследие архитекторов-конструктивистов в Москве // Строительные материалы, оборудование, технологии XXI века : журнал. — 2016. — № 11—12. — С. 46—50.