Эта статья является кандидатом в хорошие статьи

Достоевский, Фёдор Михайлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Фёдор Михайлович Достоевский
Vasily Perov - Портрет Ф.М.Достоевского - Google Art Project.jpg
Василий Перов. Портрет писателя Фёдора Михайловича Достоевского. 1872.
Москва, Государственная Третьяковская галерея.
Имя при рождении:

Фёдор Михайлович Достоевский

Псевдонимы:

Д.; Друг Кузьмы Пруткова; Зубоскал; —ий, М.; Летописец; М-ий; Н. Н.; Пружинин, Зубоскалов, Белопяткин и К° [коллективный]; Ред.; Ф. Д.; N.N.[1]

Дата рождения:

30 октября (11 ноября) 1821[2][3]

Место рождения:

Москва, Российская империя[2]

Дата смерти:

28 января (9 февраля) 1881[2] (59 лет)

Место смерти:

Санкт-Петербург, Российская империя[2]

Гражданство (подданство):

Romanov Flag.svg Российская империя

Род деятельности:

прозаик, переводчик, философ

Годы творчества:

18441880

Направление:

реализм

Язык произведений:

русский

Подпись:

Подпись

Произведения на сайте Lib.ru
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Файлы на Викискладе

Фёдор Миха́йлович Достое́вский (дореф. Ѳедоръ Михайловичъ Достоевскій; 30 октября (11 ноября1821, Москва, Российская империя — 28 января (9 февраля1881, Санкт-Петербург, Российская империя) — русский писатель, мыслитель, философ[4] и публицист. Член-корреспондент Петербургской АН с 1877 года[5].

Как в начале, так и в продолжении своего литературного творчества после 10 лет каторги и ссылки за участие в кружке Петрашевского Достоевский выступал в качестве новатора в русле традиций русского реализма, что не получило должную оценку современников при жизни писателя.

К наиболее значительным произведениям писателя относятся романы «великого пятикнижия».

Достоевский оказал влияние на мировую литературу, в частности на творчество лауреатов Нобелевской премии по литературе и считается первым представителем персонализма в России. Творчество русского писателя оказало воздействие на становление экзистенциализма и фрейдизма.

Наиболее известные произведения Достоевского многократно экранизировались и инсценировались в театре, ставились балетные и оперные постановки .

Достоевский является классиком русской литературы и одним из лучших романистов мирового значения[6].

Рабочий кабинет писателя на последней квартире в Петербурге

Содержание

Биография[править | править вики-текст]

Происхождение[править | править вики-текст]

По линии отца Фёдор Михайлович происходил из шляхетского рода Достоевских герба Радван, ведущего своё начало с 1506 года, прошедших легитимацию в российское дворянство после раздела Речи Посполитой. Биограф писателя Л. И. Сараскина отмечает, что Достоевский не знал своей столь древней родословной. Генеалогией рода Достоевских начала заниматься вдова писателя лишь после его смерти[7].

Дед писателя Ф. М. Достоевского Андрей Григорьевич Достоевский (1756 — около 1819) служил греко-католическим (униатским), позже — православным священником в селе Войтовцы близ Немирова (ныне Винницкая область Украины), по родословной — протоиерей города Брацлав Подольской губернии[8].

Отец, Михаил Андреевич (1787—1839), учился в Московском отделении Императорской медико-хирургической академии, служил лекарем в Бородинском пехотном полку, ординатором в Московском военном госпитале, лекарем в Мариинской больнице Московского воспитательного дома (в больнице для неимущих, известной под названием Божедомки)[9].

Мать писателя, Мария Фёдоровна Нечаева (1800—1837)[10], выросла в среде московского купечества[11]. Её отец (дед писателя), Фёдор Тимофеевич Нечаев (1769—1832), был купцом III гильдии и происходил из города Боровска Калужской губернии[12]. Михаил Андреевич женился на Марие Фёдоровне 14 января 1820 года[9]. М. Ф. Достоевская умерла от чахотки. По мнению исследователей творчества писателя, отдельные черты Марии Фёдоровны нашли отражение в образах Софьи Андреевны Долгорукой («Подросток») и Софьи Ивановны Карамазовой («Братья Карамазовы»)[13].

Мать писателя – Мария Фёдоровна
Отец – Михаил Андреевич

В 1827 году М. А. Достоевский за отличную службу и выслугу лет был произведён в чин коллежского асессора[14], дававший право на потомственное дворянство[15]. Позже, в 1829 году, за ревностную службу был награждён орденом Святого Владимира 4-й степени[16], а в 1832 году удостоен чина надворного советника и ордена Святой Анны 2-й степени («Анна на шее»)[17][18].

Несмотря на то, что в 1849 году Ф. М. Достоевский по приговору Военно-судной комиссии был лишён чинов и «всех прав состояния»[19], в 1857 году ему было возвращено право дворянства[20], после революции 1917 года сословная принадлежность писателя замещалась понятиями мещанин или разночинец, не имевших отношения к сословию мещанин. В статье Луначарского о Достоевском 1931 года писатель представлен в частности как «полураздавленный мещанин разночинец», который стремился к «моральному истреблению революции»[21].

В 1831 году Михаил Андреевич приобрёл небольшое село Даровое в Каширском уезде Тульской губернии[22], а в 1833 году и соседнюю деревню Черемошню (Чермашню)[23], где в 1839 году, умер собственной смертью[9], или (по слухам[24]) был убит собственными крепостными.

Детство и отрочество[править | править вики-текст]

Здесь родился Ф. М. Достоевский. Мариинская больница для бедных с перенесённым в 1936 году памятником писателю, созданным С. Д. Меркуровым

Фёдор Михайлович Достоевский родился 30 октября (11 ноября1821 года в Москве[11] на улице Новая Божедомка (ныне: ул. Достоевского, д. 2)[5] в казенной квартире лекаря Мариинской больницы для бедных Московского воспитательного дома[8] и был вторым сыном из восьми детей семейства. Младшая сестра Любовь умерла в 1829 году вскоре после рождения, когда будущему писателю было 7 лет.

Ф. М. Достоевский вспоминал, что его «отец и мать были люди небогатые и трудящиеся». Несмотря на бедность отца, Достоевский получил прекрасное воспитание и образование[9][25], за что всю свою жизнь был благодарен родителям. Читать его учила мать по книге «Сто четыре Священные Истории Ветхого и Нового Завета». В романе «Братья Карамазовы» старец Зосима[26] рассказывает, что по этой книге он в детстве учился читать[27]. Большое впечатление на ребёнка тогда произвела библейская Книга Иова. Впоследствии размышления писателя о Книге Иова были использованы при работе над романом «Подросток»[28].

С детских лет, а затем, в особенности на каторге, где Достоевский мог читать Новый Завет издания 1823 года[29], подаренный жёнами декабристов[30], Евангелие стало главной книгой в жизни писателя.

С 1831 года семейство начало выезжать из Москвы на лето в своё скромное имение. Фёдор Достоевский впервые приехал в Даровое в апреле 1832 года[31], где познакомился с русской крестьянской жизнью. Именно тогда, в первый выезд, испугавшегося мальчика Фёдора успокоил седеющий пахарь. Воспоминание об этой сцене Достоевский описал в рассказе «Мужик Марей» в «Дневнике писателя»[32].

По словам писателя, детство было самой лучшей порой в его жизни. Отец обучал старших братьев Михаила и Фёдора латыни, затем их домашнее обучение было продолжено учителем Екатерининского и Александровского училищ Н. И. Драшусовым[33][34], который преподавал Достоевским французский язык[35], его сын А. Н. Драшусов давал братьям уроки математики[36], а другой сын В. Н. Драшусов[37] обучал их словесности[33].

С 1834 по 1837 год Михаил и Фёдор Достоевские учились в престижном московском пансионе Л. И. Чермака[33][38].

Юность писателя[править | править вики-текст]

Когда Достоевскому было 16 лет, его мать умерла[39] от чахотки, и отец отправил старших сыновей, Фёдора и Михаила (впоследствии также ставшего писателем), в пансион К. Ф. Костомарова[40] в Петербурге для подготовки к поступлению в инженерное училище[41].

1837 год стал важной датой для Достоевского. Это год смерти его матери, год смерти Пушкина, творчеством которого он (как и его брат) зачитывался с детства[11], год переезда в Петербург и поступления в Главное инженерное училище[33].

Михаил и Фёдор Достоевские желали заниматься литературой, однако отец считал, что труд писателя не сможет обеспечить будущее старших сыновей, и настоял на их поступлении в инженерное училище, служба по окончании которого гарантировала материальное благополучие. В «Дневнике писателя» Достоевский вспоминал, как по дороге в Петербург с братом «мечтали мы только о поэзии и о поэтах», «а я беспрерывно в уме сочинял роман из венецианской жизни»[42].

Смерть отца[править | править вики-текст]

Загадочная смерть Михаила Андреевича Достоевского в 1839 году до сих пор вызывает дискуссии среди биографов писателя. Существует две версии его смерти. Согласно официальной версии отец писателя умер в поле от апоплексического удара. Другая версия дискутируется в научной литературе и основана на воспоминаниях родственников, устных преданиях: М. А. Достоевского убили собственные крестьяне[5]. Обе версии подробно описаны биографом Достоевского Л. И. Сараскиной[43].

Исследователи, придерживающиеся версии убийства, ссылаются на воспоминания младшего брата писателя Андрея Михайловича:

« Пристрастие его к спиртным напиткам видимо увеличилось, и он почти постоянно бывал не в нормальном положении. Настала весна, мало обещавшая хорошего… Вот в это-то время в деревне Чермашне на полях под опушкою леса работала артель мужиков, в десяток или полтора десятка человек; дело, значит, было вдали от жилья. Выведенный из себя каким-то неуспешным действием крестьян, а может быть, только казавшимся ему таковым, отец вспылил и начал очень кричать на крестьян. Один из них, более дерзкий, ответил на этот крик сильною грубостью и вслед за тем, убоявшись этой грубости, крикнул: «Ребята, карачун ему!..». И с этим возгласом все крестьяне, в числе до 15 человек, кинулись на отца и в одно мгновенье, конечно, покончили с ним… — Из воспоминаний А. М. Достоевского[44] »

Кроме этого биографы приводят цитату из воспоминаний дочери писателя Л. Ф. Достоевской: «Мой дед Михаил обращался всегда очень строго со своими крепостными. Чем больше он пил, тем свирепее становился, до тех пор, пока они, в конце концов, не убили его»[45].

Ни А. М. Достоевский, ни Л. Ф. Достоевская не были свидетелями происшедшего. При этом достоевист Н. Н. Наседкин считает, что «книга дочери Достоевского содержит немало фактических неточностей, ошибок и спорных утверждений, но, вместе с тем, содержит немало интересного и нового для исследователей творчества писателя»[46]. Относительно смерти деда Л. Ф. Достоевская в своих воспоминаниях могла передать только мнение родственников отца. С. В. Белов и В. А. Туниманов отмечали, что основным недостатком мемуаров Л. Ф. Достоевской в ряде случаев являются вольное обхождение с фактами и несомненная тенденциозность[47].

Тем не менее, версия убийства крепостными поддерживалась многими исследователями жизни и творчества Достоевского и, в частности, разделяется французским издательством словарей Ларусс: «Однажды утром 1839 года доктор Достоевский был обнаружен на обочине дороги, его тело было истерзано, вне всяких сомнений он был убит мужиками, которых сильно раздражала его жестокость»[48].

Так или иначе, мотив отцеубийства в качестве публичного возмездия всплывает на страницах романа «Братья Карамазовы», например, в презрительных словах Ивана Фёдоровича, обращённых публике в зале суда: «Кто не желает смерти отца?.. <…> Все желают смерти отца… <…> Не будь отцеубийства — все бы они рассердились и разошлись злые…»[49]. Л. И. Сараскина пишет, что «биографы-психоаналитики, полюбившие легенду о Достоевском как потенциальном отцеубийце, одержимом эдиповым комплексом, были бы сильно разочарованы, ибо версия об отце писателя как прототипе старика Карамазова развеялась бы как дым»[50].

Смерть отца произвела тяжкое и неизгладимое впечатление на юношу. Л. Ф. Достоевская писала: «Семейное предание гласит, что с Достоевским при первом известии о смерти отца сделался первый припадок эпилепсии»[51]. Французский словарь Лярусс, ссылаясь на воспоминания писателя Д. В. Григоровича, сообщает, что припадок эпилепсии случился через 2 месяца после смерти отца[48]. Однако по собственным воспоминаниям Д. В. Григоровича следует, что он стал свидетелем припадка (не падучей) не в 1839 году, а гораздо позже — после «вторичного сближения с Достоевским», т. е. в 1844 или 1845 году[52]. Имеются сведения, что после известия о гибели отца у Ф. М. Достоевского случился припадок (типа эпилептического)[53].

В своей известной статье Фрейд писал, что «ненависть Достоевского к отцу, желание смерти этому злому отцу» вытеснялась в Эдипов комплекс[54]. Преодолевая вину при известии о смерти (или убийстве) отца, что совпадало с собственными наиболее тайными и невыносимыми желаниями, сын наказал себя первым эпилептическим припадком. В действительности нет достоверных источников, подтверждающих эпилепсию Достоевского ни в детстве, ни в юности. По свидетельству самого писателя первый припадок падучей он испытал в более позднее время — на каторге. Автор пятитомной биографии Достоевского Джозеф Франк оппонирует австрийскому психоаналитику: «В качестве доказательств Фрейд приводит «факты», в лучшем случае расцениваемые как сомнительные, а в худшем — как обычные заблуждения. История болезни Достоевского, выстраиваемая Фрейдом в попытке её «объяснения» психоаналитическими терминами, является фикцией»[55].

Точную дату смерти Михаила Андреевича Достоевского — 6 июня 1839 года — впервые определил Г. А. Фёдоров в 1975 году[56][57]. После исследования архивов Фёдоров обнародовал новые факты, удостоверяющие естественную смерть отца писателя, которая была зафиксирована двумя врачами независимо друг от друга. Эти данные подтверждает в своей статье Г. С. Прохоров[58]. Слухи об убийстве крестьянами распространил помещик соседнего имения П. П. Хотяинцев[59]. Поскольку эта версия разделялась родственниками Достоевского, некоторые биографы писателя утвердились в факте насильственной смерти Михаила Андреевича Достоевского. До сих пор биографы Достоевского разделены на два лагеря в зависимости от приверженности той или иной версии кончины отца писателя.

Фёдор Михайлович договорился со старшим братом Михаилом о наложении табу на любые обсуждения смерти отца, о которой они впервые упомянули только через много лет после трагического события.

Инженерное училище

Инженерное училище было одним из лучших учебных заведений своего времени, которое предоставляло не только узкоспециальное военное, но и широкое гуманитарное образование. Во время учёбы в училище Достоевский читал сочинения Гомера, Корнеля, Расина, Бальзака, Гюго, Гёте, Гофмана, Шиллера, Шекспира, Байрона, а из русских авторов Державина, Лермонтова, Гоголя, и знал наизусть почти все произведения Пушкина. Согласно воспоминаниям русского географа Семёнова-Тян-Шанского[60] Достоевский был «образованнее многих русских литераторов своего времени, как, например, Некрасова, Панаева, Григоровича, Плещеева и даже самого Гоголя»[25].

Учёба в училище тяготила юношу, который не испытывал никакого призвания к будущей службе. Всё своё свободное от занятий время Достоевский уделял чтению, а по ночам сочинял. Осенью 1838 года товарищи по учёбе в Инженерном училище под влиянием Достоевского составили литературный кружок, в который вошли И. И. Бережецкий[61], Н. И. Витковский[62], А. Н. Бекетов[63][5] и Д. В. Григорович. По окончании училища в 1843 году Достоевский был зачислен полевым инженером-подпоручиком в Петербургскую инженерную команду, но уже в начале лета следующего года, решив всецело посвятить себя литературе, подал в отставку и 19 октября 1844 года получил увольнение от военной службы в чине поручика[64].

Первые литературные опыты, публикации и петрашевцы[править | править вики-текст]

Ещё во время учёбы в училище Достоевский с 1840 по 1842 год работал над драмами «Мария Стюарт» и «Борис Годунов», отрывки из которых читал брату в 1841 году[33]. В январе 1844 года Достоевский писал брату, что закончил драму «Жид Янкель»[65]. Эти первые юношеские произведения не сохранились. В конце 1843 и начале 1844 года Достоевский переводил роман Эжена Сю «Матильда», и, немного позднее, роман Жорж Санд «Последняя из Альдини», одновременно начав работу над собственным романом «Бедные люди»[66]. Оба перевода не были завершены. В то же время Достоевский писал рассказы, которые не были закончены.

Менее чем за год до увольнения с военной службы Достоевский в январе 1844 года завершил первый перевод на русский язык романа «Евгения Гранде» Бальзака[67]. Перевод можно считать вольным переложением, поскольку он содержит некоторые ошибки, пропуски, неточности, но также и некоторые дополнения от самого Достоевского. Перевод «Евгении Гранде» осуществлялся с самого раннего издания, вышедшего в 1834 году, и поэтому в некоторой степени отдалён от окончательной версии оригинала. Впервые перевод Достоевского был напечатан в журнале «Репертуар и пантеон» в 1844 году без указания имени переводчика[68].

В конце мая 1845 года начинающий писатель завершил свой первый роман «Бедные люди»[5]. При посредничестве Д. В. Григоровича[69] с рукописью ознакомились Н. А. Некрасов и В. Г. Белинский[33]. «Неистовый Виссарион» поначалу высоко оценил это произведение[70]. Достоевский был радушно принят в кружок Белинского[71] и стал знаменитым до публикации романа Н. А. Некрасовым в январе 1846 года. Все заговорили о «новом Гоголе».

Через много лет Достоевский вспоминал слова Белинского в «Дневнике писателя»:

« „Вам правда открыта и возвещена как художнику, досталась как дар, цените же ваш дар и оставайтесь верным и будете великим писателем!..“

<...> Это была самая восхитительная минута во всей моей жизни. Я в каторге, вспоминая ее, укреплялся духом. — Достоевский Ф. М. «Дневник писателя» 1877 год. Январь. Гл. 2. § 4

»

Однако следующее произведение «Двойник»[72] было встречено непониманием. По словам Д. В. Григоровича, восторженное признание и возведение Достоевского «чуть ли не на степень гения» сменилось разочарованием и недовольством. Белинский изменил своё первое благоприятное отношение к начинающему писателю. Критики «натуральной школы»[73] писали о Достоевском как о новоявленном и непризнанном гении с сарказмом. Белинский не смог оценить новаторство «Двойника», о котором М. М. Бахтин написал только спустя много лет. Кроме «неистового Виссариона», положительную оценку первым двум произведениям Достоевского дал только начинающий и многообещающий критик В. Н. Майков[74][75].

Близкие отношения Достоевского с кружком Белинского закончились разрывом после стычки с И. С. Тургеневым[76] в конце 1846 года. В то же время Достоевский окончательно рассорился с редакцией «Современника» в лице Н. А. Некрасова[5] и стал публиковаться в «Отечественных записках» А. А. Краевского[77].

Громкая слава позволила Достоевскому значительно расширить круг своих знакомств. Многие знакомые стали прототипами героев будущих произведений писателя, с другими связала многолетняя дружба, близость идейных взглядов, литература и публицистика.

В январе-феврале 1846 года Достоевский по приглашению критика В. Н. Майкова посещал литературный салон Н. А. Майкова[78], где познакомился с И. А. Гончаровым[79]. Алексей Николаевич Бекетов, с которым Достоевский учился в Инженерном училище, познакомил писателя со своими братьями[80]. С конца зимы — начала весны 1846 года Достоевский стал участником литературно-философского кружка братьев Бекетовых (Алексея, Андрея[81] и Николая), в который входили поэт А. Н. Майков, критик В. Н. Майков, А. Н. Плещеев[82], друг и врач писателя С. Д. Яновский[83], Д. В. Григорович и др. Осенью того же года члены этого кружка устроили «ассоциацию» с общим хозяйством, которая просуществовала до февраля 1847 года. В кругу новых знакомых Достоевский нашёл истинных друзей, которые помогли писателю вновь обрести себя после размолвки с участниками кружка Белинского. 26 ноября 1846 года Достоевский писал брату Михаилу, что добрые друзья Бекетовы и другие «меня вылечили своим обществом»[84].

Весной 1846 года А. Н. Плещеев познакомил Достоевского с почитателем Ш. Фурье М. В. Петрашевским[85][86]. Но Достоевский начал посещать устраиваемые Петрашевским «пятницы» с конца января 1847 года, где главными обсуждаемыми вопросами были свобода книгопечатания, перемена судопроизводства и освобождение крестьян. Среди петрашевцев существовало несколько самостоятельных кружков. Весной 1849 года Достоевский посещал литературно-музыкальный кружок С. Ф. Дурова[87], состоявший из участников «пятниц», которые разошлись с Петрашевским по политическим взглядам.

Достоевский в 26 лет, рисунок К. Трутовского, итальянский карандаш, бумага, (1847), (ГЛМ).

Осенью 1848 года Достоевский познакомился с называвшим себя коммунистом Н. А. Спешневым, вокруг которого вскоре сплотилось семеро наиболее радикальных петрашевцев, составив особое тайное общество. Достоевский стал членом этого общества, целью которого было создание нелегальной типографии и осуществление переворота в России[88]. В кружке С. Ф. Дурова Достоевский несколько раз читал запрещённое «Письмо Белинского Гоголю»[33]. Вскоре после публикации «Белых ночей»[89] ранним утром 23 апреля 1849 года писатель в числе многих петрашевцев был арестован[88] и провёл 8 месяцев в заключении в Петропавловской крепости[5]. Следствие по делу петрашевцев осталось в неведении о существовании семёрки Спешнева. Об этом стало известно спустя много лет из воспоминаний поэта А. Н. Майкова уже после смерти Достоевского[90]. На допросах Достоевский предоставлял следствию минимум компрометирующей информации.

Хотя Достоевский отрицал предъявленные ему обвинения, суд признал его «одним из важнейших преступников»[24][91].

До 13 ноября 1849 года Военно-судная комиссия приговорила Ф. М. Достоевского к лишению всех прав состояния и «смертной казни расстрелянием»[19]:

Военный суд находит подсудимого Достоевского виновным в том, что он, получив в марте сего года из Москвы от дворянина Плещеева (подсудимого) копию с преступного письма литератора Белинского, — читал это письмо в собраниях: сначала у подсудимого Дурова, потом у подсудимого Петрашевского. <...> А потому военный суд приговорил его, отставного инженер- поручика Достоевского, за недонесение о распространении преступного о религии и правительстве письма литератора Белинского <...> лишить на основании Свода военных постановлений <...> чинов и всех прав состояния и подвергнуть смертной казни расстрелянием[92][93].

В начале своего литературного творчества молодой Достоевский скорее страдал от избытка замыслов и сюжетов, чем от недостатка материала. Сочинения первого периода творчества Достоевского принадлежали различным жанрам:

В Алексеевском равелине Достоевский написал рассказ «Маленький герой» (1849)[103][5]. Многие творческие начинания и замыслы молодого писателя нашли своё более широкое воплощение в его последующем творчестве.

Лучшим произведением этого периода признан роман «Бедные люди»[104].

Каторга и ссылка[править | править вики-текст]

19 ноября смертный приговор Достоевскому был отменён по заключению генерал-аудиториата «ввиду несоответствия его вине осужденного» с осуждением к восьмилетнему сроку каторги[105]. В конце ноября император Николай I при утверждении подготовленного генерал-аудиториатом приговора петрашевцам заменил восьмилетний срок каторги Достоевскому четырёхлетним с последующей военной службой рядовым[106].

Инсценирование казни на Семёновском плацу

22 декабря 1849 года на Семёновском плацу петрашевцам был прочитан приговор о «смертной казни расстрелянием» с переломлением над головой шпаги, за чем последовала приостановка казни и помилование[107]. При инсценировке казни о помиловании и назначении наказания в виде каторжных работ было объявлено в последний момент. Один из приговорённых к казни, Николай Григорьев[108], сошёл с ума. Ощущения, которые Достоевский мог испытывать перед казнью, отражены в одном из монологов князя Мышкина в романе «Идиот»[107].

Images.png Внешние изображения
Достоевскiй: «Nous serons avec le Christ»
Image-silk.png [2] Мы будем с Христом

Вероятнее всего политические взгляды писателя стали меняться ещё в Петропавловской крепости. Так, петрашевцу Ф. Н. Львову[109] запомнились слова Достоевского, сказанные перед показательной казнью на Семёновском плацу Спешневу: «Nous serons avec le Christ» (Мы будем с Христом), на что тот ответил: «Un peu poussiere» (Горстью праха)[110].

Во время короткого пребывания в Тобольске с 9 по 20 января 1850 года на пути к месту каторги жёны сосланных декабристов Ж. А. Муравьёва[111], П. Е. Анненкова[112] и Н. Д. Фонвизина[113] устроили встречу писателя с другими этапируемыми петрашевцами и через капитана Смолькова[114] передали каждому Евангелие с незаметно вклеенными в переплёт деньгами[30] (10 рублей). Свой экземпляр Евангелия Достоевский хранил всю жизнь как реликвию.

Следующие четыре года Достоевский провёл на каторге в Омске[24]. Кроме Достоевского ни один из русских писателей XIX века не прошёл через суровую школу каторги. Арестанты были лишены права переписки, но, находясь в лазарете, писатель смог тайно вести записи в так называемой «Сибирской тетради» («моя тетрадка каторжная»[5]). Впечатления от пребывания в остроге нашли потом отражение в повести «Записки из Мёртвого дома». Достоевскому потребовались годы для того, чтобы сломить враждебное отчуждение к себе как к дворянину, после чего арестанты стали принимать его за своего. Первый биограф писателя О. Ф. Миллер[115] считал, что каторга стала «уроком народной правды для Достоевского».

Ко времени пребывания писателя на каторге относится первая медицинская констатация его болезни как падучая (Epilepsia)[116][117], что явствует из приложенного свидетельства лекаря Ермакова к прошению Достоевского 1858 года об отставке на имя Александра II[118].

В 1850 году в польском журнале «Варшавская библиотека» были опубликованы отрывки из романа «Бедные люди» и положительный отзыв о нём[119].

Сохранились воспоминания очевидцев каторжной жизни писателя — участника Польского восстания Симона Токаржевского[120][121] и писателя П. К. Мартьянова (1827—1899)[122].

«Свобода, новая жизнь, воскресенье из мертвых»[123] пришли в конце января 1854 года.

После освобождения из острога Достоевский около месяца провёл в Омске, где познакомился и подружился с Чоканом Валихановым[124], будущим известным казахским путешественником и этнографом[125].

В конце февраля 1854 года Достоевский был отправлен рядовым в 7-й Сибирский линейный батальон в Семипалатинск[33]. Там же весной того же года у него начался роман с Марией Дмитриевной Исаевой, которая была замужем за местным чиновником Александром Ивановичем Исаевым, горьким пьяницей. Через некоторое время Исаева перевели на место смотрителя трактиров в Кузнецк[126]. 14 августа 1855 года Фёдор Михайлович получил письмо из Кузнецка: муж М. Д. Исаевой скончался после долгой болезни[127].

18 февраля 1855 года умер император Николай I. Достоевский написал верноподданническое стихотворение[128], посвящённое его вдове, императрице Александре Фёдоровне, и в результате стал унтер-офицером.

Данное мнение не совсем соответствует действительности и основано на слухах. Для писателя более важным было не получение чина, а высочайшее дозволение печататься[33]. Произведение в унтер-офицеры было основано на пункте приказа военного министра в связи с манифестом 27 марта 1855 года в ознаменование начала царствования Александра II и дарованием льгот и милостей ряду осуждённых преступников[129]. О производстве Достоевского в унтер-офицеры ходатайствовал командующий отдельным Сибирским корпусом генерал от инфантерии Г. X. Гасфорт[130][131].

Все три «верноподданнические» стихотворения Достоевского («На европейские события в 1854 году», «На первое июля 1855 года», <"На коронацию и заключение мира">[132]) не были напечатаны при жизни писателя. Первым опубликованным произведением Достоевского после каторги и ссылки был рассказ «Маленький герой» («Отечественные записки», 1857, № 8)[33], что имело место после полной амнистии.

Надеясь на помилование нового императора Александра II, Фёдор Михайлович написал письмо своему давнему знакомому, герою Севастопольской обороны генерал-адъютанту Эдуарду Ивановичу Тотлебену[133], с просьбой походатайствовать о нём перед императором. Это письмо доставил в Петербург друг писателя барон Александр Егорович Врангель[134], опубликовавший свои воспоминания после смерти Достоевского[135]. Э. И. Тотлебен на личной аудиенции у императора добился определённого помилования[136]. В день коронации Александра II 26 августа 1856 года было объявлено прощение бывшим петрашевцам[137]. Однако Александр II приказал установить за писателем тайный надзор до полного убеждения в его благонадёжности[126]. 20 октября 1856 года Достоевский был произведён в прапорщики[127].

6 февраля 1857 года Достоевский обвенчался с Марией Исаевой в русской православной церкви в Кузнецке[138]. Спустя неделю после венчания молодожёны отправились в Семипалатинск и на четыре дня остановились в Барнауле у П. П. Семёнова, где у Достоевского произошёл эпилептический припадок[139].

Вопреки ожиданиям Достоевского этот брак не был счастливым.

Помилование Достоевскому[140] (то есть полная амнистия и разрешение публиковаться) было объявлено по высочайшему указу 17 апреля 1857 года, согласно которому права дворянства возвращались как декабристам, так и всем петрашевцам.

Период заключения и военной службы был поворотным в жизни Достоевского: из ещё не определившегося в жизни «искателя правды в человеке» он превратился в глубоко религиозного человека, единственным идеалом которого на всю последующую жизнь стал Иисус Христос.

В 1859 году были опубликованы повести Достоевского «Дядюшкин сон»[141] в журнале «Русское слово» и «Село Степанчиково и его обитатели»[142] в журнале «Отечественные записки»[143].

После ссылки[править | править вики-текст]

Достоевский в 1863 году

30 июня 1859 года Достоевскому выдали временный билет[144] № 2030, разрешающий ему выезд в Тверь, и 2 июля писатель покинул Семипалатинск[145]. В конце декабря 1859 года Достоевский с женой и приёмным сыном Павлом вернулся в Петербург[146], но негласное наблюдение за писателем не прекращалось до середины 1870-х годов. Достоевский был освобождён от надзора полиции 9 июля 1875 года[147].

В 1860 году вышло двухтомное собрание сочинений Достоевского[148]. Тем не менее, поскольку современники не смогли дать достойную оценку повестям «Дядюшкин сон» и «Село Степанчиково и его обитатели», Достоевскому потребовался повторный громкий литературный дебют, которым стала публикация «Записок из Мёртвого дома»[149] (впервые полностью в журнале «Время», 1861—1862). Данное новаторское сочинение, точное определение жанра которого до сих пор не удаётся литературоведам, ошеломило читателей России. Для современников «Записки» оказались откровением. До Достоевского никто не касался темы изображения жизни каторжных[150]. Одного этого произведения было достаточно для того, чтобы писатель занял достойное место как в русской, так и в мировой литературе. Согласно А. И. Герцену[151] в «Записках из Мёртвого дома» Достоевский предстал русским Данте, который спускался в ад. А. И. Герцен сравнивал «Записки» с фреской Микеланджело Страшный суд[150] и пытался перевести произведение писателя на английский язык, но из-за сложности перевода издание не было осуществлено.

С начала 1861 года Фёдор Михайлович помогал брату Михаилу издавать собственный литературно-политический журнал «Время»[152], после закрытия которого в 1863 году братья начали выпускать журнал «Эпоха». На страницах этих журналов появились такие произведения Достоевского, как «Униженные и оскорблённые» (1861)[153], «Записки из мёртвого дома»[154], «Скверный анекдот» (1862)[155], «Зимние заметки о летних впечатлениях» (1863)[156] и «Записки из подполья» (1864)[157]. Сотрудничество в журналах «Время» и «Эпоха» положило начало публицистической деятельности Достоевского, а совместная работа с Н. Н. Страховым[158] и А. А. Григорьевым[159] способствовала становлению братьев Достоевских на позициях почвенничества.

Летом 1862 года Достоевский предпринял первую поездку за границу, побывав в Германии, Франции, Англии, Швейцарии, Италии и Австрии. Несмотря на то, что главной целью путешествия было лечение на немецких курортах, в Баден-Бадене писатель увлёкся разорительной игрой в рулетку[160], испытывал постоянную нужду в деньгах.

Апполинария Суслова

Часть второй поездки по Европе летом 1863 года Достоевский провёл с молодой эмансипированной особой Аполлинарией Сусловой[161][162] («инфернальной женщиной» по словам писателя[163]), с которой также встречался в 1865 году в Висбадене. Любовь Достоевского к А. П. Сусловой, их сложные отношения и привязанность писателя к рулетке нашли отражение в романе «Игрок»[164].

Достоевский играл в казино в Баден-Бадене, Висбадене и Гомбурге в 1862, 1863, 1865, 1867, 1870 и 1871 годах. Последний раз писатель играл в рулетку в Висбадене 16 апреля 1871 года, когда после проигрыша навсегда поборол в себе страсть к игре[165].

Свои впечатления от первой поездки по странам Европы, размышления об идеалах Великой французской революции«Свободе, равенстве и братстве» Достоевский описал в цикле из восьми философских очерков-эссе «Зимние заметки о летних впечатлениях»[166]. Писатель «в своих парижских и лондонских впечатлениях нашел вдохновение и силу» «объявить себя врагом буржуазного прогресса»[167].

Размышления писателя о буржуазной цивилизации в «Зимних заметках о летних впечатлениях» предваряли историко-социологическую проблематику «великого пятикнижия», философская основа которого по определению достоеведа А. С. Долинина была заложена в «Записках из подполья»[168].

«Записки из подполья»[169], знаменовавшие новый этап в развитии таланта Достоевского[170], должны были стать частями большого романа «Исповедь», нереализованный замысел которого зародился в 1862 году. Первая часть философской исповеди героя «Подполье»[171] была написана в январе и феврале, а вторая («Повесть по поводу мокрого снега») — с марта по май 1864 года.

В повести Достоевский выступил как новатор, наделив рассуждения «подпольного человека»[172] большой силой убедительности. Эту «доказательность» унаследовали Раскольников, Ставрогин и братья Карамазовы в монологах последующих романов «великого пятикнижия». Столь необычный для современников прием стал основанием для ошибочного отождествления персонажа с автором[173].

Обладая собственным понятием выгоды «отрешившийся от почвы и народных начал»[174] «подпольный парадоксалист» ведёт полемику не только с теорией «разумного эгоизма» Н. Г. Чернышевского[175]. Его рассуждения направлены как против рационализма и оптимизма просветителей XVIII века (Руссо и Дидро), так и против сторонников различных лагерей общественно-политической борьбы начала 1860-х годов. «Подпольный человек» уверен, что «живая жизнь»[К 1] не поддаётся расчёту по формуле «2 х 2 = 4»[173].

Герою «Записок из подполья», который на последних страницах повести называет себя «антигерой»[176][177], ближе философские идеи Канта, Шопенгауэра и Штирнера о свободе воли — «своё собственное, вольное и свободное хотенье» превыше всего[178], и он доводит свою программу крайнего индивидуализма и скептицизма до логического предела[179]. При этом, к большому удивлению Достоевского, тезис о «потребности веры и Христа» не пропустила цензура.

Образ утратившего связь с народом «лишнего человека»[180] стал результатом многолетних раздумий Достоевского и не переставал волновать его до конца жизни. Многие мысли автора «Записок из подполья» получили развитие в последующих романах, начиная с «Преступления и наказания»[179].

В 1864 году ушли из жизни жена и старший брат писателя. В данный период происходит разрушение социалистических иллюзий юности (основой которых являлись европейские социалистические теории), формируется критическое восприятие писателем буржуазно-либеральных ценностей[181]. Мысли Достоевского на этот счёт впоследствии найдут своё отражение в романах «великого пятикнижия» и «Дневнике писателя».

Расцвет творчества[править | править вики-текст]

К наиболее значительным произведениям писателя литературоведы относят так называемое «великое пятикнижие»[182], в которое входят последние романы «Преступление и наказание» (1866), «Идиот» (1868), «Бесы» (1871—1872), «Подросток» (1875) и «Братья Карамазовы» (1879—1880)[К 2]. К зрелому периоду творчества писателя относится уникальный в русской и мировой литературе моно-журнал философско-литературной публицистики «Дневник писателя».

«Преступление и наказание» и «Игрок»[править | править вики-текст]

«Преступление и наказание» в журнале «Русский вестник» М. Н. Каткова

В феврале 1865 года, через полгода после смерти брата, издание «Эпохи» прекратилось. Взяв на себя ответственность за долговые обязательства «Эпохи» и испытывая финансовые затруднения, Достоевский вынужден был согласиться на кабальные условия договора по публикации собрания сочинений с издателем Ф. Т. Стелловским[183] и начал работать над романом «Преступление и наказание». С 1865 по 1870 год Стелловский издавал полное по тем временам собрание сочинений Достоевского в 4-х томах[184].

Создание «Преступления и наказания»[185] началось в августе 1865 года за границей. Сохранился черновик письма писателя 10 (22)—15 (27) сентября 1865 года М. Н. Каткову[186] с изложением сюжета почти законченной повести и предложением её публикации в журнале «Русский вестник»[187], аванс за которую Катков отослал Достоевскому в Висбаден. В этом письме Каткову Достоевский описал содержание и главную идею повести. «Психологический отчет одного преступления» молодого человека, исключённого из университета студента, живущего в крайней бедности, который «по легкомыслию и по шатости в понятиях поддался некоторым странным, и „недоконченным” идеям». «Он решился убить одну старуху, титулярную советницу, дающую деньги на проценты», чтобы сделать счастливой свою мать и сестру. После он мог бы закончить университет, уехать за границу и «всю жизнь быть честным, твердым, неуклонным в исполнении „гуманного долга к человечеству“».

Images.png Внешние изображения
«Петербургский „Пигмалион“ и Галатея-Раскольникова»
Image-silk.png [3] Писатель и снеговик

«Тут-то и развертывается весь психологический процесс преступления. Неразрешимые вопросы восстают перед убийцею, неподозреваемые и неожиданные чувства мучают его сердце. Божья правда, земной закон берет свое, и он кончает тем, что принужден сам на себя донести. Принужден, чтобы хотя погибнуть в каторге, но примкнуть опять к людям; чувство разомкнутости и разъединенности с человечеством, которое он ощутил тотчас же по совершении преступления, замучило его. Закон правды и человеческая природа взяли свое, убили убеждения, даже без сопро(тивления). Преступник сам решает принять муки, чтоб искупить свое дело».

Изложенный в письме Каткову сюжет стал синтезом ранних неосуществлённых замыслов писателя. О существовании основной философской идеи будущего «Преступления и наказания» свидетельствует запись в дневнике А. П. Сусловой от 17 сентября 1863 года: «<...> какой-нибудь Наполеон[188] говорит: “Истребить весь город“»[189]. В письме семипалатинскому другу барону А. Е. Врангелю от 28 сентября 1865 года Достоевский писал: «А между тем повесть, которую я пишу теперь, будет, может быть, лучше всего, что я написал, если дадут мне время ее окончить»[190]. В начале ноября после возвращения в Петербург Достоевский продолжил работу над повестью, которая вскоре разрослась в роман. В письме из Петербурга А. Е. Врангелю 18 февраля 1866 года Достоевский писал: «В конце ноября было много написано и готово; я всё сжег; теперь в этом можно признаться. Мне не понравилось самому. Новая форма, новый план меня увлек, и я начал сызнова»[191]. В повести рассказ излагался от первого лица. В роман был добавлен социальный фон — линия Мармеладова[192] из замысла повести «Пьяненькие», герой получил имя Раскольников[193], повествование велось от лица автора для придания достоверности описанию психологии и раскрытия напряжённой внутренней жизни главного персонажа[194]. Новый, существенно переработанный и расширенный вариант романа «Преступление и наказание», опубликованный в журнале «Русский вестник» за 1866 год, создавался с декабря 1865 года по декабрь 1866 года.

Первые главы отсылались М. Н. Каткову прямо в набор консервативного журнала «Русский вестник», где вышли в январе и феврале 1866 года, последующие печатались из номера в номер. До конца года Достоевский мог закончить роман.

Однако, по жёстким условиям «драконовского контракта»[195], под угрозой потери авторских прав и гонораров на свои издания на 9 лет в пользу издателя Ф. Т. Стелловского писатель должен был предоставить новый неопубликованный роман к 1 ноября 1866 года. Достоевский находился в ситуации цейтнота, когда написать новый роман в столь сжатые сроки было физически невозможно. Совершенно случайно на помощь пришёл друг писателя А. П. Милюков[196], который для ускорения процесса над созданием романа «Игрок»[197] нашёл лучшую стенографистку Анну Григорьевну Сниткину[198].

Анна Григорьевна Достоевская (урождённая Сниткина)

Роман был создан за 26 дней[199]. С 4 по 29 октября Анна Григорьевна записывала текст под диктовку на квартире писателя в доме И. М. Алонкина[200] в Петербурге на углу Малой Мещанской и Столярного переулка[201], а не в Баден-Бадене, о чём «свидетельствует» надпись под барельефом Достоевского «Здесь был написан роман „Игрок“». Возможно не случайно писателем было выбрано это место, где происходили события, описанные в повести М. Ю. Лермонтова «Штосс», и «проживал» Родион Раскольников.

Вскоре после передачи рукописи романа «Игрок» издателю, 8 ноября 1866 года, Достоевский сделал Анне Григорьевне предложение руки и сердца[202]. 15 февраля 1867 года в Троицком соборе состоялось таинство венчания Достоевского и А. Г. Сниткиной[203].

Роман «Преступление и наказание» был оплачен М. Н. Катковым очень хорошо, но чтобы эти деньги не отобрали кредиторы, писатель уехал за границу со своей новой женой. Поездка отражена в дневнике, который в 1867 году начала вести жена писателя Анна Григорьевна. По пути в Германию супруги остановились на несколько дней в Вильне[К 3].

«Идиот»[править | править вики-текст]

Женева, дом в котором жил Достоевский в 1868 году.

За рубежом был написан роман «Идиот»[204], работу над которым Достоевский начал в сентябре 1867 года в Женеве, продолжил там же до конца мая 1868 года, затем писал его в Веве и Милане, а закончил во Флоренции 17 (29) января 1869 года[205].

Основную идею романа Достоевский изложил в письме из Женевы к А. Н. Майкову от 31 декабря 1867 (12 января 1868) года: «Давно уже мучила меня одна мысль, но я боялся из нее сделать роман, потому что мысль слишком трудная и я к ней не приготовлен, хотя мысль вполне соблазнительная и я люблю ее. Идея эта — изобразить вполне прекрасного человека[206]. Труднее этого, по-моему, быть ничего не может, в наше время особенно»[207]. «Идиот» — одно из самых сложных произведений Достоевского[208]. Трагичность романа заключается в том, что «Князю-Христу» (Мышкину — любимому герою писателя[209]) вмешательством в судьбы других персонажей никого не удаётся осчастливить, не удаётся победить враждебные силы, жертвой которых становится и он сам[210].

«Бесы»[править | править вики-текст]

По завершении романа «Идиот» Достоевский задумал эпопею «Атеизм» (1869—1870), впоследствии изменив её название на «Житие великого грешника»[211]. Этот план не был осуществлён, но части замысла воплотились в 1870—1872 годах при подготовительной работе романа «Бесы», в 1874—1875 годах при написании романа «Подросток», и в 1878—1880 годах при создании романа «Братья Карамазовы»[212].

В августе 1869 года писатель приступил к написанию повести «Вечный муж»[213][214], текст которой через три месяца был отослан для публикации в журнале «3аря»[215]. Осенью того же года Достоевский одновременно работал над другими неосуществлёнными замыслами, вошедшими впоследствии в роман «Бесы», в частности персонаж одного из них — Картузов — воплотился в образ Лебядкина[216]. Обращает внимание помета писателя данного периода: «Всё кратко, по-пушкински, с самого начала без психологических тонкостей, с короткими фразами. Учиться писать»[217].

В романе «Бесы»[218] (1871—1872) отразилась ожесточённая полемика Достоевского с революционной Россией: как с нечаевцами («детьми» — нигилистами поколения «бесов»), так и с либералами («отцами»)[219][220], в определённой мере ответственными за начало террора.

Согласно словам Достоевского из писем Н. Н. Страхову 9 (21) октября и 2 (14) декабря 1870 года замысел антинигилистического романа зародился в конце 1869 года. Непосредственно к работе над «Бесами» писатель приступил в январе 1870 года в Дрездене, о чём свидетельствуют подготовительные материалы к роману[221].

В марте 1870 года Достоевский писал Н. Н. Страхову, что скоро закончит тенденциозный роман-памфлет. «Нигилисты и западники требуют окончательной плети»[222]. Через день писатель сообщал А. Н. Майкову: «То, что пишу,— вещь тенденциозная, хочется высказаться погорячее. (Вот завопят-то про меня нигилисты и западники, что ретроград!) Да черт с ними, а я до последнего слова выскажусь»[223].

Работа над романом значительно приостановилась летом, когда первый план стал занимать мощный образ Ставрогина[224], ставший ключевым героем «Бесов». Тогда замысел произведения был кардинально переработан, и политический памфлет соединился с романом-трагедией[225]. Процесс создания «Бесов» стоил Достоевскому бóльшего труда, чем любое другое его произведение.

Дом-музей писателя в Старой Руссе

Спасаясь от кредиторов Достоевский был вынужден четыре года провести за границей. 8 июля 1871 года после четырёхлетнего пребывания в Европе Достоевский с семьёй вернулся в Петербург[226]. Возвращение в Россию знаменовало наиболее благоприятный в материальном плане период жизни писателя и самый светлый период семейного счастья[11]. Вторая жена Анна Григорьевна обустроила жизнь писателя, взяв на себя руководство финансами семьи, а с 1871 года Достоевский навсегда бросил рулетку. Эти годы жизни были очень плодотворными. С 1872 года семья писателя проводила лето в городе Старая Русса Новгородской губернии[5]. Для поправки здоровья Достоевский часто выезжал в Германию на курорт в Эмс.

В России писатель продолжил написание романа «Бесы», который был закончен в Петербурге во второй половине ноября 1872 года[227].

Отрицательных отзывов о романе было больше, чем положительных. Защищаясь от критиков, превратно истолковывавшим идею романа «Бесы», Достоевский поместил в «Дневнике писателя» статью «Одна из современных фальшей» (1873), где писал, что среди нечаевцев не все «идиотические фанатики», шалопаи, «монстры» и «мошенники»: «Не верю, не все; я сам старый “нечаевец”»[228].

Дневник писателя[править | править вики-текст]

Редакция «Гражданина» сообщает о публикации нового произведения Достоевского на своих страницах в 1873 году и «Дневник писателя» в отдельном издании 1877 года

Склонность к публицистике Достоевский питал с первого периода творчества, когда в 1847 году были опубликованы его фельетоны «Петербургская летопись». После долгого вынужденного перерыва каторги и ссылки тяга писателя к освещению злободневных проблем воплощалась при издании журналов «Время» и «Эпоха». В первом январском номере еженедельного журнала «Гражданин» за 1873 год, издававшегося В. П. Мещерским[229], появился раздел «Дневник писателя»[230], в котором Достоевский пояснил своё желание отразить собственное отношение к актуальным событиям словами «Буду и я говорить сам с собой ... в форме этого дневника. <...> Об чем говорить? Обо всем, что поразит меня или заставит задуматься»[231], когда хаос, отсутствие убеждений и «точек упоров», цинизм преобладали в пореформенной России.

Н. К. Михайловский[232] назвал новую рубрику комментарием к роману «Бесы», публикация которого и работа Достоевского на посту редактора-издателя «Гражданина» дали повод критикам к обвинению писателя в реакционности и ретроградстве. Исполнение редакторских обязанностей отнимало много времени и сил, поэтому писатель решил покинуть пост и перейти к созданию романа «Подросток». Последний подписанный Достоевским как редактором номер «Гражданина» вышел 15 апреля 1874 года[233].

Новаторское[234] по форме и содержанию издание одного автора состояло из серий фельетонов, очерков, полемических заметок на злобу дня, литературной критики[235], воспоминаний. В «Дневнике писателя» впервые публиковались ответы на письма читателей со всей России, были напечатаны небольшие художественные произведения: «Бобок» (1873), «Мальчик у Христа на ёлке» (1876), «Мужик Марей» (1876), «Столетняя» (1876), «Кроткая» (1876), «Сон смешного человека» (1877). В 1880 году вышел очерк о Пушкине. На страницах моно-журнала в форме диалога велась полемика равных по силе оппонентов, которые представляли различные направления русской общественно-литературной мысли: консервативной («Русский мир», «Русский вестник»), либеральной («Вестник Европы») и революционно-демократической («Отечественные записки»)[236]. Автор излагал разные точки зрения на современные события и собственное к ним отношение. Поиск ответов на острые вопросы политической, социальной и духовной жизни России впоследствии был продолжен в самостоятельных выпусках «Дневника писателя» за 1876, 1877, 1880 и 1881 годы, в романах «Подросток» и «Братья Карамазовы», в речи о Пушкине 1880 года.

«Дневник писателя» пользовался большой популярностью, благодаря чему возросло влияние его автора на общественное мнение[237].

«Подросток»[править | править вики-текст]

Свой четвёртый роман «великого пятикнижия» по просьбе Н. А. Некрасова Достоевский предоставил для публикации журналу «Отечественные записки»[238], где он выходил на протяжении 1875 года[239]. Замысел романа оформлялся в период редакторской работы писателя в журнале «Гражданин» и был связан как с опубликованными там публицистическими выступлениями[240], как с предшествующими неосуществлёнными планами, так и с некоторыми ранними произведениями («Двойник», «Маленький герой», «Записки из подполья») и зрелыми романами («Идиот», «Бесы»). Наряду с многими протагонистами романов «великого пятикнижия» заглавный герой «Подростка» является носителем идеи[241]. На этом основании «Преступление и наказание», «Идиот, «Бесы», «Подросток» и «Братья Карамазовы» литературоведы называют идеологическими романами (термин впервые употребил Б. М. Энгельгардт[242][243]).

Герой романа, подросток 19 лет Аркадий Макарович Долгорукий, пытается воплотить «идею Ротшильда»[244] — «цель не богатство материальное, а могущество». При этом главным в произведении Достоевский считал не проверку «идеи» Аркадия Долгорукого на прочность, а поиск им идеала. Наряду с темой «отцы и дети»[245], отражённой в «Бесах», на первый план выходит тема воспитания Подростка, поэтому литературоведы причисляют это произведение к роману воспитания[246][5].

В конце «Записок» (своего рода покаянной исповеди) герой пишет о неузнаваемом изменении «идеи Ротшильда»: «Но эта новая жизнь, этот новый, открывшийся передо мною путь и есть моя же «идея», та самая, что и прежде, но уже совершенно в ином виде, так что ее уже и узнать нельзя»[247].

«Братья Карамазовы» и речь о Пушкине[править | править вики-текст]

В марте 1878 года Комитет общества литераторов Франции пригласил Достоевского принять участие в Международном литературном конгрессе в Париже под председательством В. Гюго. В списке членов Международной литературной ассоциации Достоевский возглавлял представителей от России[248]. По причинам болезни и смерти сына Алексея 16 мая Достоевский не смог присутствовать на конгрессе, состоявшемся 30 мая (11 июня) 1878 года[249].

Зимой 1878 года воспитатель великих князей Сергея[250] и Павла Александровичей Д. С. Арсеньев по просьбе императора Александра II познакомился с Достоевским и весной пригласил писателя на обед к великим князьям. С Александром II Достоевский не был лично знаком, но трижды присутствовал на обедах с его сыновьями Сергеем и Павлом Александровичами. 21 марта и 24 апреля 1878 года на обедах у великих князей с Достоевским присутствовал К. Н. Бестужев-Рюмин[251][252][253]. Третий обед с Достоевским состоялся 5 марта 1879 года, о чём великий князь К. К. Романов[254] оставил запись в дневнике[255]. 16 декабря 1880 года Достоевский был принят наследником и будущим императором Александром III в Аничковом дворце[256].

В эти же годы писатель сблизился с консервативными журналистами, публицистами и мыслителями, переписывался с видным государственным деятелем К. П. Победоносцевым[257], с которым был знаком с 1872 года[5].

Весной 1878 года Достоевский заинтересовался личностью одного из родоначальников русского космизма Н. Ф. Фёдорова, идеи которого считал «как бы за свои»[258], и посещал некоторые лекции В. С. Соловьёва[259] «О Богочеловечестве»[249]. Размышления писателя над близкими ему философскими идеями Н. Ф. Фёдорова и проблема соотношения природного и нравственного начал человеческой личности, затронутая в чтениях В. С. Соловьёва, будут отражены в «Братьях Карамазовых»[260].

Титульный лист первого отдельного издания романа «Братья Карамазовы», том II. Типография братьев Пантелеевых, 1881 год

Итогом творческого и жизненного пути Достоевского стал последний роман «великого пятикнижия» «Братья Карамазовы»[261]. Замысел романа возник весной 1878 года, но связан с неосуществлёнными планами масштабных произведений «Атеизм» (1868—1869) и «Житие великого грешника» (1869—1870). Некоторые образы, эпизоды и идейные мотивы последнего романа Достоевского берут истоки почти во всех предшествующих произведениях, начиная с «Бедных людей» и заканчивая «Дневником писателя» и «Подростком»[262].

Первые черновые заметки к роману «о детях» («Братья Карамазовы») появились после 12 апреля 1878 года и были озаглавлены «„Memento" (о романе)». Писатель планировал включить в сюжет события из неосуществленного замысла 1874 года «Драма. В Тобольске»[263].

Несколько дней в июне 1878 года Достоевский с В. Соловьёвым провёл в Оптиной пустыни[264]. Встречи с иноками повлияли на создание образа старца Зосимы.

Проведя лето 1878 года в Старой Руссе, Достоевский с семьёй вернулся в Петербург и 5 октября поселился в квартире дома 5/2 в Кузнечном переулке, где проживал до дня своей смерти 28 января 1881 года[265]. Здесь же в 1880 году писатель закончил свой последний роман «Братья Карамазовы». В настоящее время в квартире расположен Литературно-мемориальный музей Ф. М. Достоевского.

Последний роман писателя стал выходить в журнале «Русский вестник» с февраля 1879 года (январский выпуск).

8 июня 1880 года, немногим более чем за полгода до смерти, Достоевский произнёс знаменитую речь в Благородном собрании, посвящённую открытию памятника Пушкину в Москве[266].

Прижизненная слава писателя достигла своего апогея после выхода романа «Братья Карамазовы». Пушкинская речь знаменовала собой пик популярности Достоевского. Д. С. Мирский писал: «Речь эта вызвала восторг, подобного которому не было в истории русской литературы»[267].

Смерть и похороны[править | править вики-текст]

В начале января 1881 года при встрече с Д. В. Григоровичем Достоевский поделился предчувствием, что не переживет нынешней зимы[268]. 26 января (7 февраля) 1881 года сестра писателя Вера Михайловна приехала в дом к Достоевским, чтобы просить брата отказаться в пользу сестёр от своей доли рязанского имения, доставшейся ему по наследству от тётки А. Ф. Куманиной[269]. Л. Ф. Достоевская вспоминала о бурной сцене с объяснениями и слезами, после чего у Достоевского пошла кровь горлом[270]. Возможно, этот неприятный разговор стал толчком к обострению его болезни (эмфиземы) — через два дня, 28 января, писатель скончался при диагнозе туберкулёз лёгких, хронический бронхит, в небольших размерах эмфизема лёгких[271].

Посмертный портрет И. Н. Крамского Ф. М. Достоевский на смертном одре

После известия о смерти Достоевского квартира заполнялась толпами народа, пришедшего проститься с великим писателем. Среди прощавшихся было много молодёжи. Художник И. Н. Крамской написал карандашом и тушью посмертный портрет писателя[272] и сумел передать ощущение, запечатлевшееся в памяти А. Г. Достоевской: «Лицо усопшего было спокойно, и казалось, что он не умер, а спит и улыбается во сне какой-то узнанной им теперь „великой правде“»[273]. Эти слова вдовы писателя напоминают строки из речи Достоевского о Пушкине: «Пушкин умер в полном развитии своих сил и бесспорно унес с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем»[274].

Количество депутаций превышало заявленное число. Процессия до места захоронения растянулась на версту. Гроб несли на руках.

Памятник на могиле Ф. М. Достоевского

1 февраля 1881 года Ф. М. Достоевский был похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге[275]. При захоронении у могилы Достоевского выступили А. И. Пальм[276], первый биограф писателя О. Ф. Миллер, П. А. Гайдебуров[277], К. Н. Бестужев-Рюмин, Вл. Соловьев, П. В. Быков[278], студенты Д. И. Козырев, Павловский и др[275]. В эпитафии на надгробии приведены слова о пшеничном зерне из Евангелия от Иоанна (Ин.12:24), указанные в качестве эпиграфа к роману «Братья Карамазовы». Здесь же покоится прах жены писателя А. Г. Достоевской и их внука Андрея Фёдоровича (1908—1968)[К 4].

Несмотря на известность, которую Достоевский обрёл в конце своей жизни, поистине непреходящая, всемирная слава пришла к нему после смерти. В частности, Фридрих Ницше признавал, что Достоевский был единственным психологом, у которого он мог кое-чему поучиться («Сумерки идолов»)[279].

Семья[править | править вики-текст]

Дом, в котором находилась квартира Достоевского. Ныне здесь располагается музей писателя. Санкт-Петербург, Кузнечный переулок, 5/2.

Фёдор Михайлович был вторым ребёнком в семье Достоевских, в которой кроме него появилось на свет семеро детей:

  • Михаил (1820—1864)
  • Варвара (1822—1893), в замужестве Карепина[280][281]
  • Андрей (1825—1897)
  • Вера (1829—1896), в замужестве Иванова[282]
  • Любовь (1829—1829) — близнец Веры, умерла вскоре после рождения[283]
  • Николай (1831— 1883)[284]
  • Александра (1835—1889) в замужестве Голеновская[285]

Старший брат Ф. М. Достоевского Михаил также стал литератором, его творчество было отмечено влиянием Фёдора Михайловича, а их работа над журналом «Время» осуществлялась в значительной мере совместно. Старшие братья Достоевские испытывали тесную родственную и духовную связь. Смерть Михаила стала огромной и тяжелой утратой для писателя. Ф. М. Достоевский написал некролог «Несколько слов о Михаиле Михайловиче Достоевском», взял на себя уплату долговых обязательств и заботу о семье брата[286].

Младший брат Андрей стал архитектором. Ф. М. Достоевский видел в его семье достойный образец семейной жизни. Братья жили в разных городах и виделись редко, однако никогда не прерывали родственных отношений. А. М. Достоевский оставил ценные воспоминания о своём брате, часть которых использовал первый биограф писателя О. Ф. Миллер[287]. Образ любящего отца в этих «Воспоминаниях» противоречит характеристике Михаила Андреевича как ненавидимого мужиками угрюмого и жестокого крепостника, которая утвердилась у многих биографов под влиянием О. Ф. Миллера[288] и Л. Ф. Достоевской. Андрей Михайлович публично опровергал слухи о том, что Фёдор Михайлович Достоевский с детства страдал эпилепсией[289].

Вторая жена — Анна Григорьевна Достоевская — родилась в семье мелкого петербургского чиновника. По её собственному признанию, любила Достоевского ещё до встречи с ним. Анна Григорьевна стала супругой писателя в 20 лет, вскоре после завершения романа «Игрок». В то время (конец 1866 — начало 1867 года) Достоевский испытывал серьёзные материальные затруднения, поскольку кроме выплаты долгов кредиторам содержал пасынка от первого брака Павла Александровича Исаева[290] и помогал семье старшего брата. Кроме этого Достоевский не умел обращаться с деньгами. При таких обстоятельствах Анна Григорьевна взяла руководство финансовыми делами семьи в свои руки, оберегая писателя от докучливых кредиторов. После смерти писателя А. Г. Достоевская вспоминала: «…мой муж всю свою жизнь был в денежных тисках»[291]. Достоевский посвятил супруге свой последний роман «Братья Карамазовы». После смерти писателя Анна Григорьевна собирала документы, связанные с жизнью и деятельностью Достоевского, занималась изданием его сочинений, готовила к печати свои дневники и воспоминания.

От второго брака с Анной Григорьевной у Ф. М. Достоевского было четверо детей:

  • Дочь Софья (1868—1868) родилась в Женеве[292], где через несколько месяцев скончалась[293]
  • Дочь Любовь (1869—1926) родилась в Дрездене[294][295]
  • Сын Фёдор (1871—1922) родился в Петербурге[296][297]
  • Сын Алексей (1875—1878) родился в Старой Руссе[298][299]

Продолжателем рода писателя стал сын Фёдор Фёдорович Достоевский. 15 (27) июля 1876 года Достоевский писал жене из Эмса: «У Феди мой <характер>, мое простодушие. Я ведь этим только, может быть, и могу похвалиться…»[300]. А. Г. Достоевская вспоминала о подаренном жёнами декабристов Евангелии: «Часа за два до кончины, когда пришли на его зов дети, Федор Михайлович велел отдать Евангелие своему сыну Феде»[301].

Потомки Фёдора Михайловича продолжают проживать в Санкт-Петербурге[302][303]. В интервью журналу «Итоги» правнук писателя Дмитрий Андреевич Достоевский сказал, что считает себя достоеведом-любителем[304].

Окружение[править | править вики-текст]

В тексте настоящей статьи упоминаются более 70 лиц из окружения Ф. М. Достоевского, включая родственников. Круг современников, с которыми был знаком и общался писатель, превышает 1800 персон — статьи о них представлены на ресурсе «Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества»[305], где они публикуются согласно двухтомной монографии достоевиста С. В. Белова[306].

Поэтика Достоевского[править | править вики-текст]

Новаторство Ф. М. Достоевского в области поэтики рассматривается в монографиях и статьях исследователей творчества писателя.

Политические взгляды[править | править вики-текст]

Ф. М. Достоевский, 1879

При жизни Достоевского в культурных слоях общества противоборствовали по крайней мере два политических течения — славянофильство и западничество, суть которых приблизительно такова: приверженцы первого утверждали, что будущее России в народности, православии и самодержавии, приверженцы второго считали, что русские должны во всем брать пример с европейцев. И те, и другие размышляли над исторической судьбой России. У Достоевского же была своя идея — «почвенничество»[307]. Писатель был и оставался русским человеком, неразрывно связанным с народом, но при этом не отрицал достижения культуры и цивилизации Запада. С течением времени взгляды Достоевского развивались: бывший участник кружка христианских социалистов-утопистов, он превратился в религиозного консерватора, а в период своего третьего пребывания за границей окончательно стал убеждённым монархистом[308].

Свои политические взгляды времен петрашевцев Достоевский позднее назвал «теоретическим социализмом» в духе системы Фурье[309].

После первой поездки по странам Европы в 1862 году «Достоевский становится противником распространения в России универсального, общеевропейского прогрессизма», выступив в статье «Зимние заметки о летних впечатлениях» (1863) с острой критикой западноевропейского буржуазного общества, подменившее свободу «миллионом»[309].

Понятие Герцена «русский социализм» Достоевский наполнил христианским содержанием[310]. Достоевский отрицал разделение общества на классы и классовую борьбу, полагая, что атеистический социализм не может заменить буржуазность, поскольку принципиально от неё не отличается.

Писатель считал себя более либеральным сравнительно с русскими либералами:

« Короче, либералы наши, вместо того чтоб стать свободнее, связали себя либерализмом как веревками, а потому и я, пользуясь сим любопытным случаем, о подробностях либерализма моего умолчу. Но вообще скажу, что считаю себя всех либеральнее, хотя бы по тому одному, что совсем не желаю успокоиваться. — Достоевский Ф. М. «Дневник писателя». 1876 год. Январь. Гл. 1. Вместо предисловия. О большой и малой медведицах, о молитве великого Гете и вообще о дурных привычках »

В журналах «Время», «Эпоха» и в «Дневнике писателя» Достоевского давал возможность свободного высказывания противоположных мнений.

Политические взгляды Ф. М. Достоевского следует рассматривать в рамках теории официальной народности (православие, самодержавие и народность).

Политолог Л. В. Поляков причисляет Ф. М. Достоевского к выдающимся представителям русского консерватизма[311].

Историк А. В. Репников относит почвенничество Ф. М. Достоевского к славянофильству и русскому консерватизму[312].

Наиболее обстоятельно почвенничество рассматривается в монографиях польского политолога Анджея де Лазари[313] и канадского историка Вэйна Доулера (Wayne Dowler)[314].

Несмотря на противоборство со славянофильством, сам писатель причислял себя к славянофилам, выступавших за объединение всех славян (панславизм):

« «Я во многом убеждений чисто славянофильских, хотя, может быть, и не вполне славянофил». <...> «И наконец, для третьих славянофильство, кроме этого объединения славян под началом России, означает и заключает в себе духовный союз всех верующих в то, что великая наша Россия, во главе объединенных славян, скажет всему миру, всему европейскому человечеству и цивилизации его свое новое, здоровое и еще неслыханное миром слово. Слово это будет сказано во благо и воистину уже в соединение всего человечества новым, братским, всемирным союзом, начала которого лежат в гении славян, а преимущественно в духе великого народа русского, столь долго страдавшего, столь много веков обреченного на молчание, но всегда заключавшего в себе великие силы для будущего разъяснения и разрешения многих горьких и самых роковых недоразумений западноевропейской цивилизации. Вот к этому-то отделу убежденных и верующих принадлежу и я» — Достоевский Ф. М. «Дневник писателя». 1877 год. Июль-август. Гл. 2. Признания славянофила »

Со стороны оппонентов Ф. М. Достоевского его политические взгляды в разное время интерпретировались как ретроградство, реакционность, национализм, шовинизм или как анахронизмы антисемитизм, бешеное черносотенство.

Ф. М. Достоевский прослыл ретроградом и реакционером после публикации романа «Бесы», когда часть образованной общественности поддерживала взгляды нигилистов, народников и революционных демократов.

Это мнение было подкреплено работой Н. К. Михайловского «Жестокий талант», эпиграфами к которой приводились цитаты из произведений Ф. М. Достоевского, свидетельствующие о превратном толковании их идейной направленности[315].

Отношение Ф. М. Достоевского к евреям и обвинения его в антисемитизме рассматриваются в отдельной статье.

Архиепископ Кентерберийский Роуэн Уильямс в интервью «Русской службе Би-би-си» сказал: «Достоевский страшно неудобный автор для всякого политика, хоть для левого, хоть для правого: он неизменно сдирает всякую самонадеянность. И это, по-моему, важно»[316].

Философия Достоевского[править | править вики-текст]

О Достоевском как философе мало что известно современной публике, поскольку в настоящее время даже некоторые выпускники философских факультетов приходят в удивление: «это мы не проходили». По данной теме было опубликовано всего лишь несколько мало доступных исследований: русского философа А. З. Штейнберга «Система свободы Ф. М. Достоевского» (1923)[317] и немецкого исследователя Рейнхарда Лаута «Философия Достоевского в систематическом изложении» (1950, в переводе на русский язык 1996 года)[318].

А. З. Штейнберг писал: «„Подвиг познания добра и зла“ — вот чем, говоря словами самого Достоевского, представляется автору весь жизненный путь национального философа России»[319]. «В лице Достоевского национальная философия в России стала историческим фактом»[320].

Р. Лаут рассматривает Достоевского как русского религиозного философа.

А. В. Гулыга описывает три главных ошибочных подхода критиков, предрассудки в восприятии творчества русского писателя:

  • Достоевский — не философ (Михаэль Хагемайстер);
  • философия Достоевского воспевает зло (Л. Шестов и З. Фрейд);
  • творчество Достоевского является трибуной в равной мере как злого, так и доброго начал в человеке, что выводится из концепции М. М. Бахтина о «полифоничности» романов писателя. При этом критики, дающие негативные оценки личности и творчества Достоевского, забывают слова М. М. Бахтина о том, что среди многоголосия персонажей на страницах произведений главным и решающим звучит голос Бога в душе автора[321].

Согласно А. В. Гулыге мнения Л. Шестова и З. Фрейда являются источниками хулы в отношении Достоевского[322]. Русский философ Μ. Α. Маслин полагает, что «вопреки распространенному мнению, которое разделял Зигмунд Фрейд, Достоевский не был философом пессимизма и отчаяния»[309].

Отказывая Достоевскому в чувстве жалости, сострадания, забывая о его призыве к смирению, порицатели писателя искажают его истинный портрет.

Достоевский не стал создателем собственной законченной философской системы с точки зрения формального подхода западного (немецкого) представления о философии. Для этого писатель не обладал ни узкоспециальным образованием, ни желанием, поскольку главным жизненным поприщем избрал литературу. Тем не менее, художественные произведения и публицистика писателя содержат основополагающие философские идеи, ставшие фундаментом русской классической философии, оформившейся во 2-й половине XIX века. Μ. Α. Маслин писал: «Мировоззрение Достоевского – это философствование экзистенциального типа, философия человеческого существования»[309].

Произведения Ф. М. Достоевского содержат квинтэссенцию русского национального самосознания. Философскими идеями пронизаны «Записки из подполья» и романы «великого пятикнижия», где писатель изложил свою религиозную философию, христианскую антропологию и этику[309].

Достоевский ввёл понятие «русская идея»[323], ставшим одной из основ отечественного философствования. Впервые писатель использовал данное понятие в письме А. Н. Майкову 18 января 1856 года: «Я говорю о патриотизме, об русской идее, об чувстве долга, чести национальной, обо всем, о чем Вы с таким восторгом говорите»[324]. Согласно О. И. Сыромятникову русская идея была важнейшей темой творчества Достоевского[325].

В «Легенде о Великом инквизиторе», которую В. В. Розанов назвал философской поэмой, Достоевский выразил идею сочетания свободы воли с абсолютным моральным законом. Великий инквизитор отрицает Христа, не верит в человека и его духовную природу[309].

Главной философской проблемой для Достоевского была проблема человека, над разрешением которой он бился всю свою жизнь. Этот вопрос занимал писателя уже в юности, о чём он писал брату Михаилу 16 августа 1839 года: «Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком»[326].

Речь о Пушкине стала философским завещанием русского писателя: «всемирная отзывчивость» русского человека воплотилась в национальном гении Пушкине. Русский национальный идеал «всечеловечности» не несёт враждебности Западу. Речь Достоевского о Пушкине укрепила авторитет писателя как властителя дум русского общества и примирила, к великому сожалению на короткое время, два противоборствующих лагеря западников и славянофилов. По мнению достоевиста С. С. Шаулова, Пушкинская речь Достоевского 8 июня 1880 года представила «один из первых (если не первый) в русской культуре образцов публичного философствования, в котором философская идея сливается с художественным способом ее подачи и верифицируется личностью оратора»[327].

Достоевский оказал большое влияние на становление экзистенциализма[328], персонализма[329][330] и фрейдизма[309].

«Достоевский принял участие в осмыслении главных философских и социальных устремлений своего времени – от социализма до философии всеединства Соловьёва и религиозно-философского проекта Η. Φ. Фёдорова (1829–1903)»[309].

В советское время философия Достоевского игнорировалась или служила объектом критики[309].

Лев Толстой и Фёдор Достоевский[править | править вики-текст]

К концу XIX началу XX столетия сияющая слава И. С. Тургенева, считавшегося до той поры лучшим русским писателем, затмилась вышедшими на первый план Л. Н. Толстым и Ф. М. Достоевским, к сравнению которых обратилась критика, и о чём страстно писал Д. С. Мережковский в литературном эссе «Л. Толстой и Достоевский»[331].

За редким исключением читатели разделили свои симпатии между двумя великими русскими писателями. В. В. Вересаев[332], Андрей Белый[333], В. В. Набоков отдавали предпочтение Л. Н. Толстому, что влияло на их оценки творчества Достоевского: светлый Толстой (живая жизнь) противопоставлялся мрачному Достоевскому (банька с пауками, тарантул).

И. А. Бунин обожал Л. Н. Толстого, а Достоевского предлагал «сбросить с корабля современности». Такая позиция согласуется с приведёнными И. В. Одоевцевой словами Бунина: «У него [Достоевского] ведь нет описаний природы — от бездарности»[334].

Двойственной оценке творчества Достоевского способствовало суждение Н. Н. Страхова о «чистоте» Толстого и «нечистоте» Достоевского[335]. Такое же отношение наблюдалось и на Западе. Например, Ромен Роллан был поклонником Л. Н. Толстого и не понимал Достоевского.

Переводы произведений Л. Н. Толстого стали известны в Европе с 1864 года — на 20 лет раньше, чем сочинения Ф. М. Достоевского. В 1908 году Андре Жид писал: «Наряду с именами Ибсена и Ницше следует называть имя не Толстого, а Достоевского, столь же великого, как он, и, может быть, наиболее значительного из трех»[336].

Обстоятельный сравнительный литературоведческий анализ гигантов русской прозы дал марксистский критик В. Ф. Переверзев в 1912 году[337].

Показательно, что советский достоевист Г. М. Фридлендер в конце XX века продолжал сравнивать эти две вершины истории не только русской, но и всей мировой литературы, двух национальных гениев, которые «по художественной мощи, глубине и широте воспроизведения жизни сравнялись с Гомером и Шекспиром»[338].

Согласно Г. С. Померанцу Толстой и Достоевский выразили «настроения более глубинных пластов России, приносимых в заклание прогрессу»[339]. По мнению Г. С. Померанца Тургенев и Гончаров принадлежали к либеральному крылу, кружок «Современника» — к радикальному, а Толстой и Достоевский — к руссоистскому[340] с народным отвращением к буржуазному прогрессу[341]. В своих романах Достоевский и Толстой вели поиски разгадки зла в человеческой душе, что является шагом вперед в художественном развитии человечества[167].

При использовании марксистско-ленинского диалектического метода и развитии ленинской характеристики Льва Толстого «Какая глыба, какой матёрый человечище!» относительно Достоевского можно вывести оценку «широкий и глубокий человечище».

К сожалению «матёрый человечище» и «широкий и глубокий человечище» не были знакомы лично[342].

Оценки творчества и личности Достоевского[править | править вики-текст]

Творчество Достоевского оказало большое влияние на русскую и мировую культуру. Литературное наследие писателя по-разному оценивается как на Родине, так и за рубежом.

Время показало, что один из первых отзывов В. Г. Белинского оказался верным: «Его [Достоевского] талант принадлежит к разряду тех, которые постигаются и признаются не вдруг. Много, в продолжение его поприща, явится талантов, которых будут противопоставлять ему, но кончится тем, что о них забудут именно в то время, когда он достигнет апогея своей славы»[343].

В 1905 году редактор Русского биографического словаря А. А. Половцов писал, что несмотря на обширную литературу о Ф. М. Достоевском, всесторонняя и беспристрастная оценка его как писателя и человека затрудняется недомолвками, противоречивыми суждениями и взглядами[344].

Д. П. Мирский, некоторые (но не все) основные тезисы статьи о Достоевском которого через 50 лет использовал В. В. Набоков[К 5], «отличался разносторонней эрудицией, остротой оценок, полемической страстностью, приводившей подчас к субъективизму»[345], расценивал Достоевского очень сложной фигурой и с исторической, и с психологической точки зрения, указывал на необходимость проведения различия «не только между разными периодами его жизни и разными линиями его мировоззрения, но и разными уровнями его личности»[267].

При жизни писателя кроме отдельных публикаций было издано два собрания сочинений: двухтомное (1860 год) и четырёхтомное (1865—70), когда лучшим произведением Достоевского считались «Записки из Мёртвого дома»[346]. Эту оценку разделяли Л. Н. Толстой и В. И. Ленин[347]. «Двойник», «Записки из подполья», «Идиот» были непонятны современникам. Позже в работе «Легенда о Великом инквизиторе» (1894) В. В. Розанов писал о «Записках из подполья» как о краеугольном камне литературной деятельности Достоевского, основной линии в его миросозерцания. Единственным критиком, понявшим идейный замысел романа «Идиот», был оппонент и идеологический противник писателя М. Е. Салтыков-Щедрин[5].

Со временем лучшим романом было признано «Преступление и наказание»[11]. В наиболее значительных статьях критиков-современников «русского якобинца» П. Н. Ткачёва и теоретика народничества Н. К. Михайловского сложная философская проблематика «Бесов» была обойдена молчанием, а главное внимание обращалось на антинигилистическую направленность романа[5]. Ещё до публикации «Бесов» Достоевский предвидел, что обретёт славу «ретрограда». Оценка писателя как реакционера прочно закрепилась в либеральной, революционно-демократической, народнической, а позднее в марксистской критике[348], и встречается у современных авторов. Диссонансом в марксистской критике звучали слова Розы Люксембург, которая соглашалась с оценкой Достоевского как реакционера, но при этом считала основу его творчества не реакционной[349].

После смерти писателя более высокую оценку получили «Братья Карамазовы». Д. П. Мирский писал о четырёх великих романах писателя («пятикнижие» без «Подростка»). Лишь во 2-й половине XX века пять наиболее известных романов писателя достоевисты назвали «великим пятикнижием».

Неоднозначно оценивали личность Достоевского некоторые либеральные и демократические деятели, в частности лидер либеральных народников Н. К. Михайловский[350][351], Максим Горький.

В 1912 году В. Ф. Переверзев писал, что по искренности и правде, по оригинальности и новизне содержания художественная ценность произведений Достоевского является общепризнанной[352], и разделил оценки значения творчества Достоевского на три точки зрения по их лучшим представителям:

  • Н. К. Михайловский — персонажи Достоевского психически больные люди и дело психиатров-специалистов возиться с ними; произведения Достоевского не имеют художественной ценности.
  • Д. С. Мережковский — произведения Достоевского имеют пророческое, мессианское значение; герои Достоевского — провозвестники нового человечества, но мы не в состоянии понять значения произведений Достоевского.
  • В. Г. Белинский и Н. А. Добролюбов — герои Достоевского представляют широко распространённое общественное явление, «ставят перед нами великую общественную задачу, требуют от нас ее решения и путем мысли, и путем действия»[353].

Переверзев писал: «Михайловский совсем не понял двойственного характера психики героев Достоевского. <...> Михайловский ошибочно понял характер творчества Достоевского»[354].

Н. К. Михайловский не смог оценить сложность и своеобразие творчества Достоевского, отрицал гуманизм писателя, на что обращали внимание В. Г. Белинский и Н. А. Добролюбов, не увидел в психологизме «великого сердцеведа» новаторство реализма, а «жестокий талант» считал чертой его личной психологии[355].

Двойственные оценки разделялись идеологическими противниками Достоевского — либералами, демократами, коммунистами, фрейдистами, сионистами, когда не оспаривалось мировое значение творчества писателя: «Достоевский гений, но…». После «но» следовал негативный идеологический ярлык. Такие точки зрения встречаются до настоящего времени.

Для адекватного восприятия противоречивых взаимоисключающих оценок авторитетных авторов следует принимать во внимание историческую и политическую обстановку, приверженность определённой идеологии. Например, В. С. Соловьёв писал, что Достоевский-пророк «верил в бесконечную силу человеческой души», а Г. М. Фридлендер приводил мнение основоположника литературы социалистического реализма М. Горького, полемизировавшего с Достоевским против его «неверия в человека, преувеличения им могущества темного, „звериного“ начала, порождаемого в человеке властью собственности»[356].

С Шекспиром Достоевского впервые сравнил историк и страстный поклонник русского писателя Е. В. Тарле. После выступления в 1900 году в Русском Собрании в Варшаве с лекцией «Шекспир и Достоевский» Е. В. Тарле, считавший русского писателя «величайшим художником всемирной литературы», писал А. Г. Достоевской: «Достоевский открыл в человеческой душе такие пропасти и бездны, которые и для Шекспира и для Толстого остались закрытыми»[357].

По мнению теолога Роуэна Уильямса Достоевский-романист мыслил созидая, как и Шекспир[316].

Ряд авторов (С. Н. Булгаков, М. А. Волошин, Вяч. Иванов, В. В. Розанов) впервые заговорили о трагичности произведений Достоевского. В 1911 году Вячеслав Иванов относительно романов Достоевского ввёл новый термин «роман-трагедия», который наряду с упомянутыми авторами использовали Д. С. Мережковский, И. Ф. Анненский, А. Л. Волынский, А. В. Луначарский, В. В. Вересаев и др[225].

Драматургичность творчества писателя обусловила появление первых театральных постановок. Премьера первого спектакля по роману «Бесы» состоялась 29 сентября 1907 года в театре Литературно-Художественного общества в Петербурге, за которой последовали постановки в Moсковском Xудожественном тeaтpe «Братьев Карамазовых» (1910) и «Бесов» (под названием «Николай Ставрогин» — 23 октября 1913 года). Постановке «Бесов» пытался препятствовать поддерживаемый большевиками M. Горький (статьи: О «карамазовщинe»[358], Eщe o «карамазовщинe»[359]), выступивший c отрицательной оценкой инсценированногo романa. Там же М. Горький впервые дал Достоевскому оценку «злой гений», садо-мазохист.

В защиту спектакля «Николай Ставрогин» на заседании Московского религиозно-философского общества 2 февраля 1914 года выступили С. Н. Булгаков с докладом «Русская трагедия»[360] и Вяч. Иванов с речью, ставшей основой статьи «Основной миф в романе „Бесы“»[361].

Другая постановка «Братьев Карамазовых» этим театром состоялась через 50 лет — в 1960 году. «Бесы» ставятся Львом Додиным в Театре Европы с 1991 года.

Веховцы и русские религиозные философы Н. А. Бердяев[362], С. Н. Булгаков, В. С. Соловьёв, Г. В. Флоровский, С. Л. Франк, Лев Шестов[363] впервые обратили внимание на философскую направленность творчества Достоевского. Указанные авторы испытывали влияние идей Достоевского, в своих статьях и монографиях дали наиболее положительную оценку творчеству писателя в русской критике[364].

Отсутствие академической аргументации свойственно всем авторам, опровергающим значимость творчества Достоевского. Для негативной оценки автора в XIX и начале XX столетий достаточно было упоминания тяжёлого недуга писателя, когда существовало распространённое заблуждение, что эпилептические припадки вызывают разрушение личности, но не упоминались известные исторические личности, страдавшие священной болезнью: Александр Македонский, Юлий Цезарь, Мухаммед, Мольер, Наполеон, Лорд Байрон, Гюстав Флобер, Альфред Нобель, Ван Гог[365], Троцкий.

Главная ошибка авторов, дающих негативную оценку творчеству Достоевского — отождествление автора с персонажами его произведений, о чём предостерегал первый биограф писателя О. Ф. Миллер.

Работы Зигмунда Фрейда и его последователей (И. Нейфилд, Т. К. Розенталь, И. Д. Ермаков) о Достоевском свидетельствуют о несостоятельности применения метода психоанализа в литературоведении. Оценка творчества русского писателя психоаналитиками не выдержала академической критики. Их выводы не могут рассматриваться даже в качестве научных гипотез, поскольку при аргументации использовались устаревшие недостоверные и малодостоверные источники, не принимались во внимание воспоминания современников и документы, противоречившие тезисам об Эдиповом комплексе, вольно трактовались авторские тексты. Вступительная статья и комментарии А. М. Эткинда к работе И. Д. Ермакова о Достоевском, в которой писатель был расценен предтечей психоанализа, показали, каким не должно быть психоаналитическое литературоведение[366].

В советскую эпоху[править | править вики-текст]

Достоевский не вписывался в рамки официального марксистского литературоведения, так как выступал против насильственных методов революционной борьбы, проповедовал христианство и противоборствовал атеизму. Ленин не мог и не хотел тратить драгоценное время на чтение романов писателя, но после известного крылатого сравнения с «архискверным Достоевским» революционным литературоведам пришлось следовать заветам вождя. В 1920—1930 годах бывали случаи полного отрицания Достоевского[367].

Марксистско-ленинское литературоведение не могло не расценивать Достоевского как классового врага, контрреволюционера. Но творчество писателя к тому времени обрело широкую известность и получило высокую оценку на Западе. В условиях строительства пролетарской культуры революционное литературоведение вынуждено было сбросить Достоевского с корабля современности, или адаптировать его творчество к требованиям идеологии, обходя молчанием острые неудобные вопросы[368].

В 1921 году А. В. Луначарский в речи на торжестве в честь столетия со дня рождения Ф. М. Достоевского причислил его к великим писателям, к великим пророкам России: «Достоевский не только художник, а и мыслитель. <...> Достоевский — социалист. Достоевский — революционер! <...> патриот». Первый нарком просвещения РСФСР объявил о находке частей романа «Бесы», неопубликованных в прижизненных изданиях Достоевского по цензурным соображениям, и заверил: «Теперь эти главы будут напечатаны»[369]. Глава «У Тихона», кардинально меняющая восприятие образа Ставрогина и идеи романа, вышла приложением в полном собрании художественных произведений Ф. М. Достоевского в 1926 году.

В октябре 1921 года в Петрограде члены Вольфилы широко отмечали 100 лет со дня рождения Ф. М. Достоевского. На заседаниях ассоциации были прочитаны 8 докладов памяти писателя (в частности В. Б. Шкловского, А. З. Штейнберга, Иванова-Разумника)[370].

Но марксистская идеология начала подчинять себе гуманитарные науки. В рамках борьбы с инакомыслием религиозные философы, ранее давшие высокую оценку творчеству Достоевского, были вынуждены покинуть страну на философских пароходах, а центр изучения творчества Достоевского переместился в Прагу.

20 ноября 1929 года А. В. Луначарский во вступительном слове на вечере, посвященном Ф. М. Достоевскому, говорил о величайшем писателе нашей литературы и одном из величайших писателей мировой литературы, упоминал достоевщину и разделил оценку В. Ф. Переверзева[371]: Достоевский «являлся, несмотря на свое официально дворянское происхождение, представителем разночинской России, представителем мещанства. <...> Но вреден ли Достоевский? В некоторых случаях очень вреден, но это не значит, чтобы я считал, что следует запрещать его в библиотеке или на сцене»[372].

В условиях кампании по борьбе с контрреволюцией и антисемитизмом в Советском Союзе в 20—30-е годы XX века «антисемит» и «контрреволюционер» Достоевский не был запрещённым писателем. Но роман «Бесы» и «Дневник писателя» издавались только в собраниях сочинений, никогда не выходили отдельными публикациями, их значение в творчестве писателя замалчивалось. Статья о Достоевском имелась в первом советском школьном учебнике по литературе издания 1935 года[373].

Имя Ф. М. Достоевского исчезло из из списка изучаемых авторов во втором школьном учебнике, создававшемся в 1938—1940 годы[374]. Произведения писателя были на долгое время исключены из школьных[375][376] и даже вузовских программ по литературе[377].

Достоевский не попал в пантеон официально признанных советской властью писателей — среди барельефов (Пушкин, Толстой, Чехов, Горький, Маяковский, Шолохов; или: Пушкин, Гоголь, Толстой, Чехов, Горький, Маяковский) на зданиях советских школ его портрет отсутствует.

В 1956 году писатель был реабилитирован советским литературоведением, когда «успех Достоевского на Западе перевесил его идейные грехи против советской власти», и из его характеристики исчез ярлык «реакционер»[378]. Достоевский был включён в пантеон русской советской классики в последнем учебнике для школ издания 1969 года[379].

Поэтому слова теоретика формальной школы В. Б. Шкловского «Творчество Достоевского попало под тяжелые валы истории, под тяжелый нажим свинцовых букв времени» могут восприниматься не столько ко времени до победы пролетарской революции, но скорее как после неё. Писатель оступился, запутался, шёл не тем путем, который указывал Ленин.

В современной России[править | править вики-текст]

Отечественные исследователи творчества Достоевского приняли участие в деятельности Международного Общества Достоевского с конца 80-х годов XX века.

В 1991 году итоги достижений советской достоевистики подвёл Г. М. Фридлендер в статье «Достоевский в эпоху нового мышления»[375]. Редакция издания сборников серии «Достоевский. Материалы и исследования» предостерегает об осторожном отношении к статьям, докладам и заметкам, ссылающимся на работы Владимира Ленина, некоторые суждения которых могут выглядеть как анахронизм, что особенно может относится к исследованиям, имеющих отношение к религиозной тематике писателя[380].

В 1997 году в России достоевистом И. Л. Волгиным был создан «Фонд Достоевского»[381].

Президент Международного Общества Ф. М. Достоевского В. Н. Захаров писал, что в настоящее время Достоевский является одним из наиболее изучаемых и изученных писателей. Библиография исследований его творчества ежегодно пополняется выходом десятков монографий и сотнями статей во всем мире[382].

Взаимоисключающие оценки творчества Достоевского менялись с течением времени. Позднейшие открытия современных достоевистов отражены в исправленных и дополненных комментариях последнего 30-томного полного собрания сочинений Ф. М. Достоевского[383].

Восприятие за рубежом[править | править вики-текст]

В Европе Достоевский стал известным писателем ещё до издания переводов своих знаменитых романов. В мае 1879 года писатель был приглашён на Международный литературный конгресс в Лондон, где был избран членом почётного комитета международной литературной ассоциации[5]. В извещении об этом событии, отправленному Достоевскому из Лондона, русский писатель был назван одним «из самых прославленных представителей современной литературы»[384].

Мемориальная доска на фасаде дома в Баден-Бадене, где жили супруги Достоевские во время их пребывания в этом городе

Одним из первых переводов произведений Достоевского на иностранный язык стала журнальная публикация на немецком языке в «Sankt-Petersburgische Zeitung» в 1846—1847 годах Вильгельма Вольфсона (Wilhelm Wolfsohn, 1820—1865) отрывков из романа «Бедные люди»[385].

Чаще всего романы «великого пятикнижия» переводились и издавались на немецком языке. Ниже перечислены их переводы на три европейских языка согласно году первого переводного издания:

  • «Преступление и наказание»: немецкий — 1882, французский — 1884, английский — 1886[386]
  • «Идиот»: английский и французский — 1887, немецкий — 1889[387]
  • «Бесы»: французский — 1886, немецкий — 1888, английский — 1914[388]
  • «Подросток»: немецкий — 1886, французский — 1902, английский — 1916[389]
  • «Братья Карамазовы»: немецкий — 1884, французский — 1888, английский 1912[390]

Лучшей биографией писателя того времени стала монография немецкой исследовательницы Нины Гофман[391].

Французское издание «Дневника писателя» 1904 года

В 1931 году Э. Х. Карр писал: «Достоевский оказал влияние почти на всех ведущих романистов Англии, Франции и Германии за последние 20 лет»[392].

В Израиле основные произведения «антисемита» Ф. М. Достоевского были переведены на иврит Мордехаем Вольфовским в 1940—1960-х годах и входили в школьную программу[393].

В то же время на Западе, где романы Достоевского пользуются популярностью с начала ХХ века, его творчество оказало значительное влияние на такие в целом либерально настроенные движения, как экзистенциализм, экспрессионизм и сюрреализм. В предисловии к антологии «Экзистенциализм от Достоевского до Сартра» Вальтер Кауфман писал, что «Записки из подполья» Достоевского уже содержали предпосылки для возникновения экзистенциализма[394].

Размышления Достоевского в значительной мере повлияли на Камю, без которых были бы немыслимы ни «Посторонний», ни «Миф о Сизифе», ни «Бунтующий человек»[395].

Впрочем, за рубежом Достоевский обычно оценивается, прежде всего, как выдающийся литератор и психолог, в то время как его идеология игнорируется или почти полностью отвергается в высказывании Анджея Вайды, который восхищался "Достоевским-художником, категорически дистанцировался от Достоевского-идеолога: «Я ненавижу его за национализм, за его ничем не оправданную убежденность в том, что Россия должна сказать миру какое-то „новое Слово“, что русский Бог должен воцариться во всем мире, что православие имеет какие-то большие права, чем другие религии. Все это, вместе с его презрением и ненавистью к полякам, немцам, французам — эта националистическая ограниченность — все это, конечно, меня в Достоевском отталкивает»[396].

Идеологию и публицистику Достоевского отдельно от литературной ценности художественных произведений писателя предлагали рассматривать марксистские критики Роза Люксембург, В. Ф. Переверзев в 1912 году, взгляды которого к 1930 году приобрели более агрессивный вульгарно-социологический оттенок[371], в СССР диссидент Г. С. Померанц[167], а в США — биограф «сердцеведа» Джозеф Франк.

Архиепископ Кентерберийский Роуэн Уильямс в интервью «Русской службе Би-би-си» высказался о раздельном восприятии Достоевского романиста и публициста: «Проблема личности Достоевского — проблема очень серьезная. В одной рецензии на мою книгу особо подчеркивалось, что Достоевский в своих журнальных и публицистических выступлениях — это совсем не тот диалогический и полифонический автор, какого мы знаем по романам. Напротив, Достоевский-публицист крайне нетерпим и фанатичен. <…> И он с презрением и издевкой расправлялся со своими оппонентами. Его пером водила ярость»[316].

Творчество Достоевского оказало на физика-теоретика Альберта Эйнштейна большее влияние, чем любой научный мыслитель, больше, чем Гаусс. Главная цель Достоевского для А. Эйнштейна «заключалась в том, чтобы обратить наше внимание на загадку духовного бытия»[397].

В мучительных поисках мировой гармонии Альберту Эйнштейну было близко мировоззрение Достоевского. В письме Эренфесту в апреле 1920 года Эйнштейн писал, что с восторгом читает роман «Братья Карамазовы»: «Это самая поразительная книга из всех, которые попадали мне в руки»[398].

Высоко ценил творчество Достоевского Зигмунд Фрейд:

Наименее спорен он как писатель, место его в одном ряду с Шекспиром. «Братья Карамазовы» — величайший роман из всех, когда-либо написанных, а «Легенда о Великом Инквизиторе» — одно из высочайших достижений мировой литературы, переоценить которое невозможно.

Зигмунд Фрейд. Достоевский и отцеубийство. — 1928.

В письме Стефану Цвейгу от 19 октября 1920 года Фрейд писал, что Достоевский не нуждается в психоанализе[399], поскольку психоанализ не способен исследовать проблему писательского мастерства[400]. При этом Фрейд не считал себя знатоком искусства[401]. Признав Достоевского великим писателем, основоположник психоанализа большую часть своей статьи «Достоевский и отцеубийство» (1928) посвятил рассмотрению других сторон его «богатой личности» и смог «из ограниченной информации сделать немало оригинальных и в рамках его логики убедительных выводов»[401]. Достоевский, обладая типично русской чертой — идти на сделки с собственной совестью, — был грешником и преступником[402]. Русский писатель подчинился мирским и духовным авторитетам, поклонялся царю-батюшке и христианскому Богу, пришёл к черствому русскому национализму. Его нравственные борения закончились бесславным итогом: «Достоевский упустил возможность стать учителем и освободителем человечества, он присоединился к его тюремщикам; будущая культура человечества окажется ему немногим обязана»[400]. Развитие данных тезисов прослеживается в работах последователей Фрейда при попытках применения психоаналитического метода в исследовании творчества Достоевского.

По «уверенному и мощному усложнению мысли» Андре Жид сравнивал Достоевского — «редкого гения» — с Рембрандтом и Бетховеном[403] и не довольствовался объяснением в духе Зигмунда Фрейда[404]: «как на картинах Рембрандта, самое существенное в книгах Достоевского — это тень»[405].

Марсель Пруст считал Достоевского великим художником, творческий метод которого сравнивал с художественной манерой Рембрандта. В конце романа «Пленница» Пруст описал своё отношение к творчеству Достоевского более пространно, чем в краткой заметке к незавершённой статье о писателе 1921 года, опубликованной посмертно в 1954 году[406]. Пруст удивлялся силе воображениия Достоевского, который принёс в мир новую красоту и создал более фантастических героев, чем Рембрандт в Ночном дозоре[407]. Французский писатель завершил письмо Мари Шейкевич от 21 января 1918 года следующими словами: «… Вы знаете, что я всегда останусь верен России Толстого, Достоевского, Бородина и госпожи Шейкевич»[408]. Основываясь на более точных переводах, восприятие поэтики Достоевского Прустом проанализировал петербургский литературовед С. Л. Фокин[409], который также исследовал отношение к творчеству и восприятие идей автора «великого пятикнижия» писателями Франции в монографии «Фигуры Достоевского во французской литературе XX века»[410].

Нет необходимости защищать Достоевского ни от либеральной дореволюционной, ни от марксистской дореволюционной и советской, сионистской, русской эмигрантской, либеральной постсоветской критики, — это сделали Роза Люксембург, Андре Жид, Марсель Пруст, Герман Гессе, Франц Кафка, Альбер Камю и многие другие авторы.

Автор наиболее объёмной биографии Достоевского Джозеф Франк ссылался на мнение Кристофера Пайка (Christopher Pike): «Натали Саррот, Ален Роб-Грийе и Мишель Бютор восхищались Достоевским»[411].

По мнению редакции «The Guardian» роман «Братья Карамазовы» входит в число 100 величайших романов всех времён, занимая 29-е место[412].

Лауреаты Нобелевской премии по литературе против («contra») Достоевского[править | править вики-текст]

  • Иван Бунин (1933) пытался «свалить с пьедестала Достоевского».

Известно, что И. А. Бунин не любил Достоевского, считал его плохим писателем. Тем не менее Г. Н. Кузнецова указала, что «восприятие Буниным Достоевского было гораздо сложнее, чем это могло показаться из его слов, и не всегда оставалось негативным»[413]. В доказательство того, что Достоевский не был врагом Бунина, В. А. Туниманов приводит слова Г. Н. Кузнецовой: «Достоевский ему неприятен, душе его чужд, но он признает его силу, сам часто говорит: конечно, замечательный русский писатель — сила! О нем уж больше разгласили, что он не любит Достоевского, чем это есть на самом деле. Все это из-за страстной его натуры и увлечения выражением»[334].

Лауреаты Нобелевской премии по литературе за («pro») Достоевского[править | править вики-текст]

Ниже указаны авторы согласно году присуждения премии, которые не высказывали негативных оценок творчеству Достоевского, испытали воздействие его произведений:

В 1971 году западными исследователями было создано Международное Общество Достоевского, что было приурочено к 150-летию со дня рождения писателя[429].

По мнению немецкого слависта Райнхарда Лауэра (Lauer, Reinhard) «Достоевский расценивается как один из величайших и наиболее влиятельных романистов золотого века русской литературы»[430].

Размышления Достоевского о прогрессе, революции, материализме, Боге, человеке и его свободе, разуме, справедливости созвучны взглядам папы римского Бенедикта XVI, который упоминает русского писателя в параграфе 44 своей энциклики Spe Salvi[431].

Современные переводы произведений Достоевского на иностранные языки свидетельствуют о востребованности творчества писателя в наше время. С 2007 года в Японии новый (восьмой) перевод романа «Братья Карамазовы» ректора Токийского института иностранных языков Икуо Камэямы стал бестселлером и вызвал бум Достоевского. Согласно Икуо Камэяме, участвовавшем в Москве в 2008 году в обсуждении творчества писателя по теме «Достоевский и глобализация», «… Достоевский смог предсказать состояние современного человека, его духовную жизнь в нынешнюю эпоху глобализации»[432].

Достоевский в культуре[править | править вики-текст]

Достоевщина в литературе[править | править вики-текст]

С именем Ф. М. Достоевского связано понятие достоевщина, зафиксированное в словаре Д. Н. Ушакова 1935 года с пометкой «публицистика» и имевшее два значения:

  • 1. Психологический анализ в манере Достоевского (с оттенком осуждения).
  • 2. Душевная неуравновешенность, острые и противоречивые душевные переживания, свойственные героям романов Достоевского[433].

В молодой Советской России использовались другие уничижительные ярлыки для произведений как дореволюционных (дворян), так и современных авторов: «онегинщина», «обломовщина», «карамазовщина», «булгаковщина»[434].

Совершенно иной оттенок данное понятие имело в сообщении режиссера готовившейся в 1928 году постановки пьесы М. А. Булгакова «Бег» И. Я. Судакова: «Сейчас в пьесе Хлудов уходит только под влиянием совести (достоевщина)...»[434].

Литературовед А. А. Долинин рассмотрел явление достоевщины в статье «Набоков, Достоевский и достоевщина», в частности, относительно романа В. В. Набокова «Отчаяние».

Влияние Достоевского явственно ощущалось в советской прозе 20-х годов: в романе Л. М. Леонова «Вор», в книгах И. Г. Эренбурга, в «Голом годе» Б. А. Пильняка, в «Мемуарах веснущатого человека» А. Соболя, в «Мещанине Адамейко» М. Э. Козакова и т. п. В докладе 1926 года о «Братьях Карамазовых» В. В. Набоков обсуждал «причины ничтожества советской литературы», и нашёл следы «опошленного Достоевского» и идеи широкой «славянской души» в его духе у Ф. В. Гладкова, Л. Н. Сейфуллиной, Б. А. Пильняка, Л. М. Леонова и М. М. Зощенко. Как в этом докладе, так и в романе «Отчаяние» «полемика направлена не столько против Достоевского, сколько против “современного отношения к нему” — против его интерпретаторов и эпигонов, повинных в “мрачной достоевщине”». А. А. Долинин перечисляет образцы пародируемой Набоковым «достоевщины»: новеллы В. Я. Брюсова, рассказ Л. Н. Андреева «Мысль», «Конь блед» Б. В. Савинкова, трактирные сцены в «Петербурге» А. Белого и его же «Записки чудака», антиэмигрантский рассказ А. Н. Толстого «Рукопись, найденная под кроватью», ряд произведений советских прозаиков 1920-х годов. По мнению Долинина основной моделью для пародий на современную «достоевщину» Набокову послужила повесть И. Г. Эренбурга «Лето 1925 года»[435].

Стоит обратить внимание на то, что ощутимое присутствие традиций Достоевского ни в западноевропейской литературе первой пол. XX века (Ф. Кафка, Г. Майринк, Т. Манн, С. Цвейг в немецкой литературе, П. Бурже, А. Жид, Ж. Бернанос, А. Камю во французской литературе), ни у наследников философии писателя экзистенциалистов А. Камю и Ж. П. Сартра[371] не называлось «достоевщиной».

О «достоевщине» писали советские литературоведы Ю. Ф. Карякин[436] и Л. А. Шубин[437].

Весьма показательно, что Д. П. Мирский не был приверженцем творчества Достоевского, но в академической статье о писателе своей «Истории русской литературы» (1926) не употребил термин «достоевщина»[438]. В. В. Набоков считал труд Д. П. Мирского «лучшей историей русской литературы на любом языке, включая русский», но в 1981 году о «Записках из подполья» отозвался как о квинтэссенции достоевщины[439]. Русский философ Μ. Α. Маслин полагает, что в «Записках из подполья» Достоевский изложил свою религиозную философию, христианскую антропологию и этику[309].

Достоевский и музыка[править | править вики-текст]

В кратком перечне представлены наиболее значимые произведения. Более подробно влияние творчества Достоевского на создание музыкальных сочинений описано в монографии А. А. Гозенпуда «Достоевский и музыка»[440]. Советский музыковед полагал, что талант Д. Д. Шостаковича родствен Достоевскому[441].

  • Опера «Ёлка» — первым музыкальным опусом по мотивам произведений Ф. М. Достоевского стала одноактная опера в 3-х картинах «Ёлка» (по сказке «Девочка со спичками» Андерсена и рассказу Достоевского «Мальчик у Христа на ёлке») русского композитора В. И. Ребикова[442], ор. 21, 1900. Первые постановки: 30 октября 1903, антреприза M. E. Медведева, театр «Аквариум», Москва; 1905, Харьков; 1906, Прага.
  • Опера «Игрок» — русский композитор С. С. Прокофьев завершил первый вариант сочинения по мотивам одноименного романа Ф. М. Достоевского в 1916 году[443]. После переработки первая постановка 2-го варианта оперы была представлена в 1929 году в Брюсселе на французском языке (Le Joueur, op. 24, 1927). Премьера оперы в Москве состоялась в 1974 году.
  • Опера «Из мёртвого дома» (Z mrtvého domu) — последняя опера чешского композитора Леоша Яначека на собственное либретто по роману Ф. М. Достоевского «Записки из Мёртвого дома». Первая постановка состоялась посмертно в 1930 году в Национальном театре в Брно. Это одно из лучших музыкальных воплощений произведения Достоевского, равно как и опера «Игрок» С. С. Прокофьева[444].
  • Оратория «Великий Инквизитор» (Der Großinquisitor) для баритона, хора и оркестра, сочинение 1942 года немецкого композитора Бориса Блахера (op. 21). Первое исполнение 14 октября 1947 года в Берлине.
  • Опера «Раскольников» (Raskolnikoff) — швейцарский композитор Генрих Зутермайстер написал оперу в 2-х актах на либретто Петера Зутермайстера на немецком языке по роману Достоевского «Преступление и наказание». Премьера имела место 14 октября 1948 года в Королевской опере в Стокгольме. Композитор воплотил на сцене раздвоение личности Раскольникова, предоставив герою партию тенора. Второе «я» Раскольникова исполняется баритоном[445].

Достоевский и театр[править | править вики-текст]

Театральные постановки по произведениям Ф. М. Достоевского и отзывы на них указаны в библиографическом указателе «Достоевский и театр, 1846–1977» (1980) достоеведа С. В. Белова[446].

Ф. М. Достоевский стал центральным персонажем пьесы драматурга Константина Скворцова «Дар Божий: Драма любви Ф. М. Достоевского»[447].

Балет[править | править вики-текст]

  • 1980 — премьера балета «Идиот» в Ленинграде балетмейстера Бориса Эйфмана по мотивам одноимённого романа Достоевского на музыку Шестой симфонии П. И. Чайковского[448]
  • 1995 — постановка балета «Карамазовы» Бориса Эйфмана по роману Ф. М. Достоевского на музыку С. В. Рахманинова, Рихарда Вагнера и М. П. Мусоргского
  • 2013 — Борис Эйфман поставил новую переработку собственного балета «Карамазовы» 1995 года под названием «По ту сторону греха» по роману Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» на музыку С. В. Рахманинова, Рихарда Вагнера и М. П. Мусоргского[449]
  • 2015 — весной и летом в Омском государственном музыкальном театре балетмейстер из Санкт-Петербурга Надежда Калинина готовила оригинальную постановку балета «Идиот» по одноимённому роману Достоевского на музыку П. И. Чайковского. Хореография отличается от варианта Бориса Эйфмана[450]. Премьера состоялась 30 июля 2015 года.

Музеи Фёдора Михайловича Достоевского[править | править вики-текст]

Память[править | править вики-текст]

Памятники, мемориальные доски, нумизматика, филателия и названия в честь Фёдора Михайловича Достоевского, документальные и художественные фильмы о писателе перечислены в:

Библиография[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Комментарии
  1. «Живая жизнь» — распространённое в литературе и публицистике XIX века понятие впервые употреблено Достоевским в «Записках из подполья» как противопоставление логичности, рассудочности, математичности рационалистических теорий, как своего рода протест против нивелирования и устранения индивидуальности. В «Преступлении и наказании» у Разумихинина это «живой процесс жизни», в черновиках «Бесов» у Ставрогина это «источники живой жизни». Версилов в «Подростке» рассуждает о «великой идее» как источнике «живой жизни», полемизируя с «идеей Ротшильда». См.: Галаган, Г. Я. Примечания // Полное собрание сочинений : в 30 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1976. — Т. 17. — С. 285—287.
  2. Указаны годы первых публикаций.
  3. На здании, расположенном в том месте, где находилась гостиница, в которой останавливались Достоевские, в декабре 2006 года была открыта мемориальная таблица.
  4. Прах А. Г. Достоевской был перенесён из Ялты её внуком А. Ф. Достоевским и погребён в Александро-Невской лавре 9 июня 1968 года. См.: Белов С. В. Внук Достоевского // Летние чтения в Даровом. Материалы международной научной конференции 27—29 августа 2006 г. / Составитель В. А. Викторович. — Коломна: КГПИ, 2006. — С. 87—91. — ISBN 5-98492-015-8.
  5. В. В. Набоков не считал свою лекцию о Достоевском академической статьёй: «Во мне слишком мало от академического профессора, чтобы преподавать то, что мне не нравится. Не скрою, мне страстно хочется Достоевского развенчать». См. Владимир Набоков. Федор Достоевский // Лекции по русской литературе = Lectures on russian literature / Пер. с англ. Курт А. — М.: Независимая Газета, 1999. — С. 171. — 440 с. — ISBN 5-86712-025-2.
  6. Неизвестно, знал ли Бродский, что автором цитаты «Достоевский, царство ему небесное» был псевдо-Хармс
Использованные источники
  1. Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, учёных и общественных деятелей : В 4-х томах. — М.: Всесоюзная книжная палата, 1956—1960.
  2. 1 2 3 4 Record #118527053 // Gemeinsame Normdatei — 2012—2016.
  3. Bibliothèque nationale de France: open data platform — 2011.
  4. Достоевский Федор Михайлович // Философский энциклопедический словарь / Ред.-сост. Е. Ф. Губский, Г. В. Кораблева, В. А. Лутченко. — М. : Инфра-М, 2003. — 576 с. — (Библиотека словарей «Инфра-М»). — ISBN 586225403-X.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Орнатская, Туниманов, 1992
  6. Morson, Gary Saul. Fyodor Dostoyevsky (англ.). Encyclopædia Britannica, Inc. Проверено 12 сентября 2015.
  7. Сараскина, 2011, Часть 1. Глава 1, с. 26—27
  8. 1 2 Якубович, Орнатская, 1993, 1821 год. Октября 30
  9. 1 2 3 4 Достоевский Михаил Андреевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 18 ноября 2015.
  10. Достоевская (Нечаева) Мария Федоровна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  11. 1 2 3 4 5 Кирпичников А. И. Достоевский, Федор Михайлович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  12. Нечаев Федор Тимофеевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 18 ноября 2015.
  13. Наседкин, 2003, Сводный указатель. Достоевская (урожд. Нечаева) Мария Фёдоровна
  14. Якубович, Орнатская, 1993, 1827 год. Апреля 7
  15. Якубович, Орнатская, 1993, 1828 год. Июня 28
  16. Якубович, Орнатская, 1993, 1829 год. Январь
  17. Сараскина, 2011, Часть 1. Глава 4, с. 66
  18. Якубович, Орнатская, 1993, 1832 год. Апреля 21
  19. 1 2 Якубович, Орнатская, 1993, 1849. Ноября до 13
  20. Наседкин, 2003, Основные даты жизни и творчества Ф. М. Достоевского. 1857, 17 апреля
  21. Достоевский, Федор Михайлович // Большая советская энциклопедия: В 66 томах (65 т. и 1 доп.) / Гл. ред. О. Ю. Шмидт. — 1-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1926—1947.
  22. Нечаева, 1939, с. 36, 39
  23. Нечаева, 1939, с. 41
  24. 1 2 3 11 ноября. День в истории. РИА Новости (11 ноября 2008). Проверено 8 мая 2012. Архивировано из первоисточника 25 июня 2012.
  25. 1 2 Семёнов-Тян-Шанский, 1917, с. 194—215
  26. Зосима (старец Зосима). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 28 декабря 2015.
  27. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 14, с. 264
  28. Якубович, Орнатская, 1993, 1829—1830
  29. Евангелие Достоевского. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 28 декабря 2015.
  30. 1 2 Якубович, Орнатская, 1993, 1850 год. Тобольск. Января 10—20
  31. Якубович, Орнатская, 1993, 1832 год. Апреля конец
  32. Гроссман Л. П., 1962, Глава 1. Тульское поместье
  33. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Бороздин А. К. Достоевский, Федор Михайлович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  34. Драшусов (Сушард) Николай Иванович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 28 декабря 2015.
  35. Забродина, 2015, с. 10
  36. Драшусов Александр Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 28 декабря 2015.
  37. Драшусов Владимир Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 28 декабря 2015.
  38. Чермак Леонтий (Леопольд) Иванович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 28 декабря 2015.
  39. Якубович, Орнатская, 1993, 1837 год. Февраля 27
  40. Костомаров Коронад Филиппович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 28 декабря 2015.
  41. Якубович, Орнатская, 1993, 1837 год. Мая конец
  42. Достоевский Ф. М. «Дневник писателя». 1876 год. Январь. Гл. 3. § 1
  43. Сараскина, 2011, Часть 2. Глава 2. Смерть отца и выбор судьбы, с. 101—109
  44. Достоевский А. М., 1930, с. 108–109
  45. Достоевская Л. Ф., 1922, с. 16
  46. Наседкин, 2003, Сводный указатель. Достоевская Любовь Фёдоровна
  47. Достоевская А. Г., 1987, Примечания, с. 464—465
  48. 1 2 Chapiro, Ph. Fedor Mikhaïlovitch Dostoïevski (фр.). Larousse. Проверено 12 сентября 2015. La mort du père
  49. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 15, с. 117
  50. Сараскина, 2011, Часть 2. Глава 2. Смерть отца и выбор судьбы, с. 101
  51. Достоевская Л. Ф., 1922, с. 17
  52. Григорович, 1987, Глава VII
  53. Якубович, Орнатская, 1993, 1839 год. Июня после 6
  54. Фрейд, Зигмунд. Достоевский и отцеубийство // Классический психоанализ и художественная литература / сост. В. М. Лейбин. — СПб.: Питер, 2002. — С. 70—88.
  55. Frank, Joseph. Dostoevsky: A Writer in His Time. — Princeton University Press, 2009. — P. 45. — 984 p. — ISBN 1400833418.
  56. Фёдоров, Г. А. К биографии Ф. М. Достоевского: Домыслы и логика фактов // Литературная газета : газета. — 1975. — 18 июня (№ 25). — ISSN 0233-4305.
  57. Фёдоров, Г. А. «Помещик. Отца убили...», или История одной судьбы // Новый мир : журнал / Вступ. ст. С. Г. Бочарова. — 1988. — № 10. — С. 219—238. — ISSN 0130-7673.
  58. Прохоров Г. С. Смерть Михаила Андреевича Достоевского в судебно-медицинских документах // Неизвестный Достоевский : международный научный журнал / Гл. ред. В. Н. Захаров. — Петрозаводск: Петрозаводский государственный университет, 2015. — № 1. — С. 26—37. — ISSN 2409-5788. — DOI:10.15393/j10.art.2015.4.
  59. Хотяинцев Павел Петрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 31 декабря 2015.
  60. Семенов-Тян-Шанский Петр Петрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  61. Бережецкий Иван Игнатьевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 31 декабря 2015.
  62. Витковский Николай Иванович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 31 декабря 2015.
  63. Бекетов Алексей Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 31 декабря 2015.
  64. Якубович, Орнатская, 1993, 1844. Октября 19
  65. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 28 (I), с. 86
  66. Белов С. В., Щенников Г. К. Бедные люди. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  67. Владимирцев В. П. Евгения Гранде (Бальзак). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 12 сентября 2015.
  68. Гроссман, 2012, с. 227
  69. Григорович Дмитрий Васильевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  70. Белинский Виссарион Григорьевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  71. Панаев И. И., 1977, Из «Литературных воспоминаний»
  72. Двойник. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 декабря 2015.
  73. Проскурина Ю. М. Натуральная школа. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  74. Майков Валериан Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  75. Майков В. Н. Нечто о русской литературе в 1846 г. // Отечественные записки : журнал. — 1847. — № 1. — С. 3—4.
  76. Тургенев Иван Сергеевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 декабря 2015.
  77. Краевский Андрей Александрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  78. Майков Николай Аполлонович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 31 декабря 2015.
  79. Гончаров Иван Александрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  80. Енишерлов В. П. «Жизнь без начала и конца»: За строками «Возмездия» (О семьях Бекетовых, Кублицких-Пиоттух и Блоков) // Наше наследие : журнал. — 2005. — № 75—76. — ISSN 0234-1395.
  81. Бекетов Андрей Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 сентября 2015.
  82. Плещеев Алексей Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  83. Яновский Степан Дмитриевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 декабря 2015.
  84. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 28 (I), с. 134
  85. Петрашевский Михаил Васильевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  86. Фридлендер, 1956, с. 11
  87. Дуров Сергей Федорович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 декабря 2015.
  88. 1 2 Фридлендер, 1956, с. 13
  89. Белов С. В., Загидуллина М. В. Белые ночи. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  90. Майков Аполлон Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 31 декабря 2015.
  91. Бельчиков Н. Ф. Достоевский в процессе петрашевцев. — 2-е. — М.: Изд-во АН СССР, 1971. — С. 48. — 293 с.
  92. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 18, с. 363
  93. Золотусский И. Струна в тумане // Литература : журнал. — Издательский дом «Первое сентября», 2001. — Вып. 45.
  94. Загидуллина М. В. Роман в девяти письмах. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  95. Чернова Н. В. Господин Прохарчин. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  96. Загидуллина М. В. Ползунков. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  97. Загидуллина М. В. Честный вор. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  98. Загидуллина М. В. Чужая жена и муж под кроватью. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  99. Акелькина Е. А. Елка и свадьба. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  100. Владимирцев В. П. Хозяйка. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  101. Загидуллина М. В. Слабое сердце. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  102. Загидуллина М. В. Неточка Незванова. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  103. Зыховская Н. Л. Маленький герой. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  104. Фридлендер, 1956, с. 14
  105. Якубович, Орнатская, 1993, 1849. Ноября 19
  106. Якубович, Орнатская, 1993, 1849. Ноября конец
  107. 1 2 Якубович, Орнатская, 1993, 1849. Декабря 22
  108. Григорьев Николай Петрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  109. Львов Федор Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  110. Спешнев Николай Александрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 сентября 2015.
  111. Муравьева (урожд. Бракман) Жозефина Адамовна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 28 декабря 2015.
  112. Анненкова Прасковья Егоровна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  113. Фонвизина Наталья Дмитриевна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  114. Захаров В. Н. Кто подарил Достоевскому Евангелие в январе 1850 года? // Неизвестный Достоевский : международный научный журнал / Гл. ред. В. Н. Захаров. — Петрозаводск: Петрозаводский государственный университет, 2015. — № 2. — С. 44—53. — ISSN 2409-5788. — DOI:10.15393/j10.art.2015.2464.
  115. Миллер Орест Федорович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  116. Мочульский К. В. Достоевский. Жизнь и творчество. — ИМКА Пресс, 1947. — С. 123. — 539 с. — ISBN 5518075111.
  117. Достоевский Ф. М. Собрание сочинений в десяти томах / Под общей редакцией Л. П. Гроссмана, А. С. Долинина, В. В. Ермилова, В. Я. Кирпотина, В. С. Нечаевой, Б. С. Рюрикова. — М.: ГИХЛ, 1956—1958. — Т. 10. — С. 565.
  118. Ермаков. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  119. Якубович, Орнатская, 1993, 1850 год
  120. Токаржевский Шимон. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 31 декабря 2015.
  121. Токаржевский С. Семь лет каторги / Отрывки и излож. В. Храневича // Русская старина. — 1910. — Т. 141, № 2. — С. 367—376.;
    Токаржевский С. Ф. М. Достоевский по воспоминаниям ссыльного поляка // Там же. — № 3. — С. 605—621.
  122. Мартьянов П. К. Из книги «В переломе века» // Достоевский в воспоминаниях современников : в 2 т. — М. : Художественная литература, 1964. — Т. 1. — (Серия литературных мемуаров).
  123. Достоевский Ф. М. «Записки из мёртвого дома» Часть 2, гл. 10
  124. Валиханов Чокан Чингисович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  125. Литературно-мемориальный дом-музей Ф. М. Достоевского. SemeyNet — Семипалатинск. Проверено 8 мая 2012. Архивировано из первоисточника 25 июня 2012.
  126. 1 2 Павел Косенко. Иртыш и Нева. — Алма-Ата: Жазушы, 1971. — С. 31—44, 82.
  127. 1 2 Анри Труайя, 2005
  128. Достоевский, Ф. М. На первое июля 1855 года // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1991. — Т. 10. — С. 342—344.
  129. Якубович, Орнатская, 1993, 1855. Марта 31
  130. Якубович, Орнатская, 1993, 1855. Сентября 3, 9, 22
  131. Гасфорт(д) Густав Христианович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 сентября 2015.
  132. Достоевский, Ф. М. Содержание // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1991. — Т. 10. — С. 339—346.
  133. Тотлебен Эдуард Иванович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 28 декабря 2015.
  134. Врангель Александр Егорович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 31 декабря 2015.
  135. Врангель, 1912
  136. 1911 Encyclopædia Britannica/Dostoievsky, Feodor Mikhailovich
  137. Александр II (Романов Александр Николаевич). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  138. Достоевская (Констант, в 1-м браке Исаева) Мария Дмитриевна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 сентября 2015.
  139. Семёнов-Тян-Шанский П. П. Из «Мемуаров» // Достоевский в воспоминаниях современников : в 2 т. — М. : Художественная литература, 1964. — Т. 1. — С. 202—220. — (Серия литературных мемуаров).
  140. Якубович, Орнатская, 1993, 1857 год. Апреля 17
  141. Владимирцев В. П. Дядюшкин сон. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  142. Семыкина Р. С. Село Степанчиково и его обитатели. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  143. Фридлендер, 1956, с. 32
  144. Якубович, Орнатская, 1993, 1859. Июня 30
  145. Якубович, Орнатская, 1993, 1859. Июля 2
  146. Якубович, Орнатская, 1993, 1859. Декабря 20 (?)
  147. Якубович, Орнатская, 1995, 1875. Июля 9
  148. Сочинения Ф.М. Достоевского (1860). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  149. Владимирцев В. П., Акелькина Е. А. Записки из Мертвого дома. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  150. 1 2 Фридлендер, 1956, с. 46
  151. Герцен Александр Иванович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  152. Время (публицистика). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  153. Буданова Н. Ф. Униженные и оскорбленные. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  154. Фридлендер, 1982, с. 714
  155. Кабакова Е. Г. Скверный анекдот. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  156. Фридлендер, 1956, с. 34
  157. Фридлендер, 1956, с. 53—54
  158. Страхов Николай Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  159. Григорьев Аполлон Александрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  160. Якубович, Орнатская, 1993, 1862 год. Июня 12
  161. Брусовани М. И., Гальперина Р. Г. Заграничные путешествия Ф.М. Достоевского 1862 и 1863 гг. // Достоевский. Материалы и исследования / Редактор Г. М. Фридлендер. — Л. : Наука, 1988. — Т. 8. — С. 288—292.
  162. Суслова Аполлинария Прокофьевна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 декабря 2015.
  163. Мирский, 1992, с. 418
  164. Достоевская А. Г., 1987, с. 443
  165. Якубович, Орнатская, 1994, 1871 год. Апреля 16
  166. Акелькина Е. А., Щенников Г. К. Зимние заметки о летних впечатлениях. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 сентября 2015.
  167. 1 2 3 Померанц, 1990, с. 44
  168. Фридлендер, 1982, с. 717
  169. Созина Е. К. Записки из подполья. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  170. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 5, с. 378
  171. Власкин А. П. Подполье. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  172. Подпольный человек (Парадоксалист). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 14 декабря 2015.
  173. 1 2 ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 5, с. 379
  174. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 5, с. 107
  175. Чернышевский Николай Гаврилович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  176. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 5, с. 178
  177. Антигерой. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 12 декабря 2015.
  178. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 5, с. 380
  179. 1 2 ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 5, с. 381
  180. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 5, с. 376
  181. Чулков Г. И. Достоевский и судьба России // Огни : литературный альманах. — 1918. — С. 133—148.
  182. Великое пятикнижие. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 30 ноября 2015.
  183. Стелловский Федор Тимофеевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  184. Полное собрание сочинений (4 т.). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  185. Белов С. В., Тихомиров Б. Н. Преступление и наказание. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  186. Катков Михаил Никифорович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  187. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 28 (II), с. 136—139
  188. Храмова Л. В., Михнюкевич В. А. Наполеон. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  189. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 7, с. 308
  190. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 28 (II), с. 312
  191. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 28 (II), с. 150
  192. Мармеладов Семен Захарович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 14 декабря 2015.
  193. Раскольников Родион Романович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 14 декабря 2015.
  194. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 7, с. 312
  195. Гроссман Л. П., 1962, Глава 13. Драконовский контракт
  196. Милюков Александр Петрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  197. Живолупова Н. В. Игрок. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  198. Достоевская (Сниткина) Анна Григорьевна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  199. Достоевская А. Г., 1987, с. 84
  200. Алонкин Иван Максимович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  201. Гроссман Л. П., 1962, Глава 13. Роман-стенограмма
  202. Достоевская А. Г., 1987, с. 92
  203. Достоевская А. Г., 1987, с. 127—128
  204. Ермилова Г. Г., Свительский В. А. Идиот. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  205. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 9, с. 338
  206. Арсентьева Н. Н., Щенников Г. К. Положительно прекрасный человек. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  207. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 28 (II), с. 239
  208. Фридлендер, 1956, с. 73
  209. Мышкин Лев Николаевич (князь Мышкин). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 21 декабря 2015.
  210. Фридлендер, 1982, с. 730
  211. Достоевский, Ф. М. <Житие великого грешника> // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1991. — Т. 10. — С. 313—325.
  212. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 9, с. 331
  213. Щенникова Л. П. Вечный муж. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 4 января 2016.
  214. Якубович, Орнатская, 1994, 1869 год. Август, конец — сентябрь, начало н. ст.
  215. Якубович, Орнатская, 1994, 1869 год. Декабря 5 (17)
  216. Лебядкин Игнат Тимофеевич (капитан Лебядкин). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  217. Якубович, Орнатская, 1994, 1869 год. Сентября 9 — декабрь, первая половина н. ст.
  218. Бесы. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 22 декабря 2015.
  219. Фридлендер, 1982, с. 731—734
  220. Буданова, Н. Ф. Комментарии / Н. Ф. Буданова, Т. И. Орнатская, Н. Л. Сухачев и др. // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1990. — Т. 7. — С. 686—691.
  221. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 12, с. 157
  222. Достоевский, Ф. М. 145. H. H. Страхову 24 марта (5 апреля) 1870. Дрезден // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — СПб. : Наука, 1996. — Т. 15 : Письма 1834—1881. — С. 450—452.
  223. Достоевский, Ф. М. 146. А. Н. Майкову 25 марта (6 апреля) 1870. Дрезден // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — СПб. : Наука, 1996. — Т. 15 : Письма 1834—1881. — С. 455.
  224. Ставрогин Николай Всеволодович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 21 декабря 2015.
  225. 1 2 Воловинская М. В. Роман-трагедия. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 24 декабря 2015.
  226. Якубович, Орнатская, 1994, 1871. Июля 8
  227. Якубович, Орнатская, 1994, 1872 год. Ноября вторая половина
  228. Достоевский Ф. М. «Дневник писателя». 1873 год. XVI. Одна из современных фальшей
  229. Мещерский Владимир Петрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  230. Дневник писателя. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 24 декабря 2015.
  231. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 21, с. 7
  232. Михайловский Николай Константинович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  233. Якубович, Орнатская, 1994, 1874. Апреля 15
  234. Кондаков Б. В. Новаторство. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  235. Житкова Л. Н. Критика литературная. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  236. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 21, с. 452
  237. Мирский, 1992, с. 419
  238. Некрасов Николай Алексеевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 5 января 2016.
  239. Подросток. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 23 декабря 2015.
  240. Фридлендер, 1956, с. 81
  241. Ермилова Г. Г. Идея. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 26 декабря 2015.
  242. Власкин А. П. Идеологический роман. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 23 декабря 2015.
  243. Энгельгардт, 1924, Идеологический роман Достоевского, с. 69—105
  244. Долгорукий Аркадий Макарович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 23 декабря 2015.
  245. Фридлендер, 1956, с. 80
  246. Фридлендер, 1982, с. 738
  247. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 13, с. 451
  248. Якубович, Орнатская, 1995, 1878. Марта 14 (26)
  249. 1 2 Якубович, Орнатская, 1995, 1878. Апреля 2
  250. Романов Сергей Александрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 27 декабря 2015.
  251. Бестужев-Рюмин, Константин Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 27 декабря 2015.
  252. Якубович, Орнатская, 1995, 1878. Марта 21
  253. Якубович, Орнатская, 1995, 1878. Апреля 24
  254. Романов Константин Константинович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 27 декабря 2015.
  255. Якубович, Орнатская, 1995, 1879. Марта 5
  256. Александр III (Романов Александр Александрович). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 27 декабря 2015.
  257. Победоносцев Константин Петрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  258. Якубович, Орнатская, 1995, 1878. Марта 23
  259. Соловьев Владимир Сергеевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  260. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 15, с. 417—419
  261. Щенников Г. К., Белов С. В. Братья Карамазовы. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 27 декабря 2015.
  262. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 15, с. 401—409
  263. Якубович, Орнатская, 1995, 1878. Апреля после 12
  264. Якубович, Орнатская, 1995, 1878. Июня 25—27
  265. Тихомиров, 2015, с. 83
  266. Якубович, Орнатская, 1995, 1880 год. Июня 8
  267. 1 2 Мирский, 1992, с. 420
  268. Якубович, Орнатская, 1995, 1881 год. Января начало
  269. Куманина (урожд. Нечаева) Александра Федоровна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 12 января 2016.
  270. Достоевская Л. Ф., 1922, Глава XVIII. Последние годы и смерть Достоевского, с. 97
  271. Якубович, Орнатская, 1995, 1881 год. Января 26
  272. Крамской Иван Николаевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 12 января 2016.
  273. Достоевская А. Г., 1987, с. 402
  274. Достоевский Ф. М. Пушкин (Очерк)
  275. 1 2 Якубович, Орнатская, 1995, 1881 год. Февраля 1
  276. Пальм Александр Иванович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  277. Гайдебуров Павел Александрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  278. Быков Петр Васильевич. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  279. Ницше, Фридрих. Набеги несвоевременного. 45. Преступник и что ему родственно // Полное собрание сочинений в 13 томах / Перевод: Н. Полилов. — Культурная Россия, 2009. — Т. 6. — 408 с. — ISBN 978-5-250-06071-4.
  280. Карепина Варвара Михайловна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 18 сентября 2015.
  281. Наседкин, 2003, Сводный указатель. Достоевская (в замуж. Карепина) Варвара Михайловна
  282. Иванова Вера Михайловна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 18 сентября 2015.
  283. Наседкин, 2003, Сводный указатель. Достоевская Любовь Михайловна
  284. Достоевский Николай Михайлович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 18 сентября 2015.
  285. Голеновская (Достоевская) Александра Михайловна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 18 сентября 2015.
  286. Достоевский Михаил Михайлович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 17 сентября 2015.
  287. Миллер, О. Ф. Материалы для жизнеописания Ф. М. Достоевского. Биография, письма и заметки из записной книжки Ф. М. Достоевского // Полн. собр. соч. / Ф. М. Достоевский. — СПб. : Типография A. C. Суворина, 1883. — Т. 1. — С. 3—176.
  288. Достоевский А. М., 1930, с. 93—94
  289. Достоевский Андрей Михайлович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 17 сентября 2015.
  290. Исаев Павел Александрович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 18 сентября 2015.
  291. Достоевская А. Г., 1987, с. 424
  292. Якубович, Орнатская, 1994, 1868. Февраля 22 (марта 5)
  293. Якубович, Орнатская, 1994, 1868. Мая 12 (24)
  294. Достоевская Любовь Фёдоровна. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  295. Якубович, Орнатская, 1994, 1869. Сентября 14 (26)
  296. Якубович, Орнатская, 1994, 1871. Июля 16
  297. Достоевский Федор Федорович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 ноября 2015.
  298. Якубович, Орнатская, 1995, 1875. Августа 10
  299. Достоевский Алексей Федорович. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 29 ноября 2015.
  300. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 29 (II), с. 99
  301. Достоевская А. Г., 1987, с. 399
  302. Правнук Достоевского: «Достоевскому приписывают много глупых вещей». Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 30 ноября 2015.
  303. Янкович, Ксения. Правнук Достоевского пошел в разнорабочие // Смена : газета. — 2006. — 21 августа.
  304. Шкуренок, Наталья. Урожденный Достоевский // «Итоги» : журнал. — 2011. — 7 ноября (№ 45 (804)).
  305. Окружение. Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 13 января 2016.
  306. Белов С. В. Ф. М. Достоевский и его окружение. Энциклопедический словарь. — СПб.: Алетейя, Российская национальная библиотека, 2001.
  307. Осповат А. Л. К изучению почвенничества (Достоевский и Ап. Григорьев) // Достоевский. Материалы и исследования / Редактор Г. М. Фридлендер. — научное издание. — Л. : Наука, 1978. — Т. 3. — С. 144—150. — 293 с.
  308. Бражников И. Достоевский Фёдор Михайлович (1821—1881). Правая.ru : Вестник чёрной модернизации (14 января 2004). Проверено 8 мая 2012. Архивировано из первоисточника 25 июня 2012.
  309. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Маслин Μ. Α. Достоевский Федор Михайлович // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  310. Пруцков Н. И. Достоевский и христианский социализм // Достоевский. Материалы и исследования / Редактор Г. М. Фридлендер. — научное издание. — Л. : Наука, 1974. — Т. 1. — С. 58—82. — 352 с.
  311. Поляков Л. В. Пять парадоксов российского консерватизма // Отечественные записки : журнал. — 2004. — № 2 (17). — ISSN 1683-5581.
  312. Репников А. В. Где истоки русского консерватизма?. Перспективы. Фонд исторической перспективы (6 августа 2007). Проверено 8 августа 2015.
  313. Лазари, 2004
  314. Dowler, 1982
  315. Михайловский Н. К. Жестокий талант // Полное собрание сочинений Ф. М. Достоевского. — СПб., 1882. — Т. II, III.
  316. 1 2 3 Рубинштейн, Наталья; Барнс, Лиз; Гениева Е. Ю. Роуэн Уильямс: Я подумывал перейти в православие. Русская служба Би-би-си (12 ноября 2008). Проверено 5 октября 2015.
  317. Штейнберг, 1923
  318. Лаут, 1996
  319. Штейнберг, 1923, с. 7
  320. Штейнберг, 1923, с. 10
  321. Бахтин, 1972, с. 164
  322. Лаут, 1996, От редактора
  323. Достоевский, Ф. М. <Объявление о подписке на журнал «Время» на 1861 год> // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1993. — Т. 11. — С. 7.
  324. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 28 (I), с. 208
  325. Сыромятников, 2014
  326. ПСС в 30-ти т., 1972—1990, том 28 (I), с. 63
  327. Шаулов С. С. Н. Н. Страхов как творец и персонаж литературных контекстов: между Ф. М. Достоевским и Л. Н. Толстым. — Научная монография. — Уфа: Издательство БГПУ, 2011. — С. 19. — 84 с. — 100 экз. — ISBN 978-5-87978-711-5.
  328. Гайденко П. П. Экзистенциализм. Новая философская энциклопедия. Институт Философии Российской Академии Наук. Проверено 17 января 2016.
  329. Персонализм. Новая философская энциклопедия. Институт Философии Российской Академии Наук. Проверено 17 января 2016.
  330. Аксенов-Меерсон, Михаил. Рождение Философии из Духа Литературы на сцене русского персонализма // Достоевский и XX век : научное издание / Под ред. Т. А. Касаткиной. — М.: ИМЛИ РАН, 2007. — Т. 1. — С. 125—142. — ISBN 978-5-9208-0284-2.
  331. Мережковский, 1901—1902
  332. Вересаев В. В. Живая жизнь. О Достоевском и Льве Толстом. — 1910.
  333. Андрей Белый. Трагедия творчества. Достоевский и Толстой. — М.: Мусагет, 1911.
  334. 1 2 Туниманов В. А. Бунин и Достоевский (По поводу рассказа И. А. Бунина «Петлистые уши») // «Русская литература» : журнал. — 1992. — № 3. — С. 55—73.
  335. Мирский, 1992, с. 422
  336. Андре Жид, 2002, Переписка Достоевского, с. 205
  337. Переверзев, 1982
  338. Фридлендер, 1982, с. 695
  339. Померанц, 1990, с. 22
  340. Померанц, 1990, с. 26
  341. Померанц, 1990, с. 25
  342. Басинский П. В. Почему не встретились Толстой и Достоевский? (из книги «Скрипач не нужен»). Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 10 сентября 2015.
  343. Белинский В. Г. Петербургский Сборник, изданный Н. Некрасовым. — В: V. Критика // Отечественные записки : учено-литературный журнал / Издатель А. А. Краевский. — 1846. — Т. XLV, № 3.
  344. Половцов А. А.. Достоевский, Федор Михайлович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918. с. 669
  345. Мирский — статья из Краткой литературной энциклопедии (автор — Чертков Л. Н.)
  346. Мирский, 1992, с. 424
  347. Фридлендер, 1956, с. 117
  348. Фридлендер, 1956
  349. Люксембург, Роза. В. Короленко. (По поводу «Истории моего современника») // Красная новь : журнал. — 1921. — № 2. — С. 186.
  350. Михайловский Н. К. Аверин Б. «Социологическая критика Н. К. Михайловского» // Литературная критика: статьи о русской литературе XIX — начала XX века. — Л.: Художественная литература, 1989. — С. 22—23. — 608 с. — (Русская литературная критика). — 25 000 экз.
  351. Михайловский Н. К. Бялый Г. А. «Н. К. Михайловский — литературный критик» // Литературно-критические статьи.. — М.: Гослитиздат, 1957. — С. 28—29. — 664 с. — (Русская критика). — 10 000 экз.
  352. Переверзев, 1982, с. 346
  353. Переверзев, 1982, с. 347
  354. Переверзев, 1982, с. 348
  355. Михайловский Н. К. — статья из Краткой литературной энциклопедии (автор — Бялий Г. А.)
  356. Фридлендер, 1956, с. 115
  357. Коган Г. Ф. Лекция Е. В. Тарле «Шекспир и Достоевский» // Известия Академии наук СССР. — М.: Наука, 1979. — Т. 38. — С. 477—484.
  358. Горький M. О «карамазовщинe» // Pyccкoe словo : газета. — 1913. — 22 сентября.
  359. Горький M. Eщe o «карамазовщинe» // Pyccкoe словo : газета. — 1913. — 27 октября.
  360. Булгаков С. Н. Русская трагедия. Библиотека «Вехи». Проверено 31 августа 2015.
  361. Иванов Вяч. Основной миф в романе «Бесы». Библиотека «Вехи». Проверено 31 августа 2015.
  362. Бердяев, 1923
  363. Шестов, 1903
  364. Федор Михайлович Достоевский. Библиотека «Вехи». Проверено 30 августа 2015.
  365. Знаменитые люди, страдавшие эпилепсией. German Epilepsymuseum Kork — Museum for epilepsy and the history of epilepsy. Проверено 26 сентября 2015.
  366. Ермаков И. Д. Ф. М. Достоевский (Он и его произведения) // Психоанализ литературы. Пушкин, Гоголь, Достоевский / Вступ. ст. А. М. Эткинда и М. И. Давыдовой. — М.: Новое литературное обозрение, 1999. — С. 347—441. — 512 с. — ISBN 5-86793-055-6.
  367. Шаулов С. С. Религиозность Достоевского как методологическая проблема советского литературоведения. — В: Евангельский текст в русской литературе XVIII-XX веков: цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр: сб. науч. тр., вып. 7 // Проблемы исторической поэтики : ежеквартальный рецензируемый журнал / Отв. ред. В. Н. Захаров. — 2012. — Вып. 10, № 3. — С. 216—223.
  368. Пономарёв, 2007, с. 616
  369. Луначарский, А. В. Достоевский, как художник и мыслитель // Красная новь : журнал. — 1921. — № 4. — С. 204—211.
  370. Белоус В. Г. Кн. 2.: Хроника. Портреты. // Вольфила [Петроградская Вольная Философская Ассоциация], 1919—1924. — М.: Модест Колеров : Три квадрата, 2005. — С. 416—417. — 800 с. — ISBN 5-94607-023-1.
  371. 1 2 3 Переверзев, 1930
  372. Хлебников Л. М. Вступительное слово на вечере, посвященном Ф. М. Достоевскому. Наследие Луначарского. Проверено 3 сентября 2015.
  373. Пономарёв, 2007, с. 612
  374. Пономарёв, 2007, с. 615
  375. 1 2 Фридлендер Г. М. Достоевский в эпоху нового мышления // Достоевский. Материалы и исследования / Редактор Г. М. Фридлендер. — научное издание. — Л. : Наука, 1991. — Т. 9. — С. 5. — 304 с.
  376. Письмо IV Всесоюзному съезду Союза советских писателей. Александр Исаевич Солженицын. Проверено 13 декабря 2015.
  377. Погорелова, К. Достоевский в советской школе // II Международный симпозиум «Русская словесность в мировом культурном контексте»: избранные доклады и тезисы / Под общ. ред. И. Л. Волгина. — М.: Фонд Достоевского, 2008. — С. 535—537. — 614 с. — ISBN 5-902832-03-9.
  378. Пономарёв, 2007, с. 616— 617
  379. Пономарёв, 2007, с. 620
  380. «Материалы и исследования». Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества. Проверено 9 января 2016.
  381. Общие сведения. Фонд Достоевского. Проверено 30 сентября 2015.
  382. Захаров, В. Н. Чего мы не знаем о Достоевском? // II Международный симпозиум «Русская словесность в мировом культурном контексте»: избранные доклады и тезисы / Под общ. ред. И. Л. Волгина. — М. : Фонд Достоевского, 2008. — С. 275. — 614 с. — ISBN 5-902832-03-9.
  383. ПСС в 30-ти т., 1972—1990
  384. Наседкин, 2003, Основные даты жизни и творчества Ф. М. Достоевского. 1879, 3 июля
  385. Дудкин В. В., Азадовский К. М. Достоевский в Германии (1846-1921). Федор Достоевский. Проверено 9 сентября 2015.
  386. Фридлендер, Г. М. Комментарии / Г. М. Фридлендер, Г. В. Коган // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1989. — Т. 5. — С. 555.
  387. Фридлендер, Г. М. Комментарии / Г. М. Фридлендер, И. А. Битюгова // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1989. — Т. 6. — С. 641.
  388. Сухачев, 1990, Комментарии, с. 793
  389. Галаган, Г. Я. Комментарии / Г. Я. Галаган, А. В. Архипова, К. М. Азадовский и др. // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1990. — Т. 8. — С. 777—780.
  390. Фридлендер, Г. М. Комментарии / Г. М. Фридлендер, Е. И. Кийко, Л. М. Рейнус и др. // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1991. — Т. 9. — С. 627.
  391. Hoffmann N. = Theodor M. Dostojewsky: Eine Biographische Studie. — Berlin: Ernst Hofmann & Co., 1899. — ISBN 1-4373-3090-8.
  392. Garth M. Terry. Dostoyevsky studies in Great Britain: a bibliographical survey // [1] = New Essays on Dostoyevsky. — Cambridge University Press, 1983. — P. 215. — 252 p. — ISBN 0521248906.
  393. Эдельштейн, Михаил. Аминадав Дикман: с русской литературой у нас роман постоянный // Лехаим : журнал. — 2008. — № 11 (199).
  394. Kaufmann, Walter Arnold. Existentialism from Dostoevsky to Sartre. — New York: Meridian Books, 1956. — P. 12. — 384 p. — ISBN 0452009308.
  395. Сухачев, 1990, Комментарии, с. 794
  396. Ребель Г. Проблемы изучения Достоевского // Вопросы литературы. — 2010. — № 3.
  397. Кузнецов Б. Г. Эйнштейн и Достоевский // Эйнштейн. Жизнь. Смерть. Бессмертие. — 5-е изд., перераб. и доп.. — М.: Наука, 1980. — 680 с.
  398. Кузнецов Б. Г. Слава // Эйнштейн. Жизнь. Смерть. Бессмертие. — 5-е изд., перераб. и доп.. — М.: Наука, 1980. — 680 с.
  399. Фрейд, Зигмунд, 1995, Примечания, с. 362
  400. 1 2 Фрейд, Зигмунд, 1995, Достоевский и отцеубийство, с. 285
  401. 1 2 Фрейд, Зигмунд, 1995, Предисловие, с. 8
  402. Фрейд, Зигмунд, 1995, Достоевский и отцеубийство, с. 285—286
  403. Андре Жид, 2002, Братья Карамазовы, с. 237
  404. Андре Жид, 2002, Речь, произнесенная в зале Vieux Colombier, с. 241
  405. Андре Жид, 2002, Лекции в зале Vieux Colombier, с. 294
  406. Пруст, Марсель. Достоевский // Против Сент-Бёва: Статьи и эссе = Contre Sainte-Beuve / Пер. с фр., коммент. Т. В. Чугунова, вст. ст. А. Д. Михайлов, коммент. О. В. Смолицкая. — М.: ЧеРо, 1990. — С. 179. — 224 с. — ISBN 5-88711-065-1.
  407. Пруст, Марсель. Пленница = La prisonnière / Пер. с фр. Н. Любимова. Вступ. статья и коммент. А. Михайлова. — М.: Художественная литература, 1990. — С. 361—364. — 430 с. — ISBN 5-280-01228-9.
  408. Трыков В. П. Марсель Пруст: отношение к России // «Знание. Понимание. Умение» : Информационный гуманитарный портал. — 2008. — № 5. — ISSN 2218-9238.
  409. Фокин, 2013, Сцена вторая. Глава третья, с. 139—150
  410. Фокин, 2013
  411. Frank, Joseph. Through the Russian Prism: Essays on Literature and Culture. — Princeton: Princeton University Press, 1990. — P. 174. — 237 p. — ISBN 0691014566.
  412. McCrum, Robert. The 100 greatest novels of all time: The list (англ.). Guardian News and Media Limited (12 October 2003). Проверено 30 сентября 2015.
  413. Станюта А. А. Достоевский в восприятии Бунина // «Русская литература» : журнал. — 1992. — № 3. — С. 74—80.
  414. Эгеберг Э. Об изучении творчества Достоевского в Норвегии и Дании // Достоевский. Материалы и исследования : научное издание / Отв. ред.: К. А. Баршт, Н. Ф. Буданова. — СПб.: Нестор-История, 2013. — Т. 20. — С. 244. — ISBN 978-5-4469-0280-4.
  415. Фридлендер, 1982, с. 760
  416. Гессе, Герман. О Достоевском. Герман Гессе / Hermann Hesse. Проверено 5 января 2016.
  417. Жид, Андре. Достоевский. Эссе = Dostoïevsky / Пер. с фр. А. В. Федорова. — Томск: Водолей, 1994. — 287 с. — ISBN 5-7137-0021-6.
  418. Stein, Jean. William Faulkner, The Art of Fiction No. 12 (англ.). The Paris Review (1956). Проверено 30 августа 2015.
  419. Plimpton, George. Ernest Hemingway, The Art of Fiction No. 21 (англ.). The Paris Review (1958). Проверено 30 августа 2015.
  420. Тырков В. П. Камю Альбер. «Современная французская литература». Проверено 21 декабря 2015.
  421. Луков Вал. А., Луков Вл. А. Миф о Сизифе: книга эссе А. Камю и Ф. М. Достоевский. «Современная французская литература». Проверено 21 декабря 2015.
  422. Пастернак Е. Б. Достоевский и Пастернак // Достоевский. Материалы и исследования : сборник / Отв. ред. тома Г. М. Фридлендер. — Л.: «Наука», 1991. — Т. 9. — С. 231—242.
  423. Фокин, 2013, Сцена пятая. Глава вторая, с. 235, 239—247
  424. Беседа со студентами-славистами в Цюрихском университете (20 февраля 1975). Александр Исаевич Солженицын. Проверено 13 декабря 2015.
  425. Копелев Л. З. Достоевский в жизни и творчестве Генриха Бёлля. Тезисы сообщения. Публикация В. Н. Абросимовой // Достоевский. Материалы и исследования / Отв. ред. И. Ф. Буданова, И. Д. Якубович. — научное издание. — СПб. : Наука, 2005. — Т. 17. — С. 320—325. — 414 с. — ISBN 5-02-027153-5.
  426. Клейман Р. Я. Достоевский в творческой интерпретации Иосифа Бродского: эхо преемственности // Достоевский и XX век : научное издание / Под ред. Т. А. Касаткиной. — М.: ИМЛИ РАН, 2007. — Т. 1. — С. 495—513. — ISBN 978-5-9208-0284-2.
  427. Сухачев, 1990, Комментарии, с. 795
  428. Джон Максвелл Кутзее. Осень в Петербурге = The Master of Petersburg (1994). — Амфора, 2004. — 332 с. — ISBN 5942786216.
  429. История. Международное Общество Достоевского. Проверено 1 декабря 2015. Архивировано из первоисточника 11 февраля 2014.
  430. Lauer, Reinhard. Geschichte der russischen Literatur: von 1700 bis zur Gegenwart. — München: Beck, 2000. — S. 364. — 1072 S. — ISBN 3406502679.
  431. Бенедикт XVI. Энциклика Spe Salvi Верховного Понтифика Бенедикта XVI. Papst Press (30 ноября 2007). Проверено 16 августа 2015.
  432. Бунтман, Сергей. Японский бестселлер. Новый перевод «Братьев Карамазовых». Радиостанция «Эхо Москвы» (25 октября 2008). Проверено 20 сентября 2015.
  433. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. — М.: Советская энциклопедия; ОГИЗ; Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1935. — Т. 1.
  434. 1 2 «Бег». Булгаковская энциклопедия. Проверено 27 августа 2015.
  435. Долинин, Александр. Набоков, Достоевский и достоевщина // Старое литературное обозрение : журнал. — 2001. — № № 1 (277).
  436. Карякин Ю. Ф. Антикоммунизм, Достоевский и «достоевщина» // Проблемы мира и социализма : журнал. — 1963. — № 5.
  437. Шубин Л. Гуманизм Достоевского и «достоевщина» // «Вопросы литературы» : журнал. — 1965. — № 1.
  438. Мирский, 1992
  439. Набоков, 1999, с. 189
  440. Гозенпуд, 1971, с. 150—169
  441. Гозенпуд, 1971, с. 152—155
  442. Гозенпуд, 1971, с. 149—150
  443. Гозенпуд, 1971, с. 150—151
  444. Гозенпуд, 1971, с. 164—166
  445. Гозенпуд, 1971, с. 166—168
  446. Белов С. В. Достоевский и театр, 1846–1977 : библиогр. указ.. — Л., 1980. — 179 с.
  447. Скворцов, К. В. Избранные произведения : в 3 т. — М. : Русская книга, 1999. — Т. 3. — ISBN 5-268-00424-7.
  448. Театр балета Бориса Эйфмана. Belcanto.ru. Проверено 1 декабря 2015.
  449. По ту сторону греха. Санкт-Петербургский государственный академический театр балета Бориса Эйфмана. Проверено 1 декабря 2015.
  450. Кисляцких, Юлия. «Идиот» стал балетом. В Музыкальном театре станцуют роман Достоевского // Аргументы и Факты в Омске : газета. — 2015. — 2 июля (№ 30).

Литература[править | править вики-текст]

Издания
  • Достоевский, Ф. М. Полное собрание сочинений и писем : в 35 т. / Ф. М. Достоевский. — СПб. : Наука, 2013—.
  • Достоевский, Ф. М. Полное собрание сочинений : в 30 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1972—1990.
  • Достоевский, Ф. М. Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1988—1996.
  • Достоевский, Ф. М. Полное собрание сочинений в прижизненных публикациях (1844—1881) [Электронный ресурс] / Ф. М. Достоевский ; Кафедра рус. лит-ры и журналистики ПетрГУ. — Электрон. науч. издание. — Загл. с экрана.
  • Достоевский, Ф. М. Полное собрание сочинений : канонические тексты : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Петрозаводск : ПетрГУ, 1995—2011.
Переводы
  • Оноре де Бальзак. Бальзак в переводе Достоевского : Приложение / Гроссман Л. П. // Евгения Гранде = Eugénie Grandet / Пер. с фр. Достоевский Ф. М. — М., 2012. — С. 227. — 272 с. — ISBN 978-5-389-03515-7.
Биография
Воспоминания
Исследования

Ссылки[править | править вики-текст]