Дравиды

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Распространение дравидийских народов
Женщина из племени кондов (сродни гондам) в штате Орисса

Драви́ды — народы, населяющие главным образом Южную Индию (на территории Пакистана остались только брагуи) и говорящие на дравидийских языках (входящих в гипотетическую ностратическую макросемью). Антропологически дравиды настолько отличаются от остального населения Индии, что многие исследователи выделяют их в отдельную расу.

К дравидам относятся телугу, или андхра (44 млн человек по оценке 1967 г., в настоящее время более 80 млн человек), тамилы (~70 млн человек, частично живут также на острове Шри-Ланка, в Малайзии, Мьянме и других странах Юго-Восточной Азии), малаяли (более 35 млн человек), каннара (44 млн человек), гонды (более 4 млн человек), тулу (около 1 млн человек), а также ряд малочисленных народов, во многом сохранивших ещё родоплеменной уклад и живущих в основном в горных и лесных районах: ораоны, тоды, кота, курумба, бадага, байга и др.

Дравиды по-видимому обитали в 10-1 тысячелетии до н. э. на юге Ирана, в регионе, позднее получившем название у эллинов Персида, а местными называемая Ашан, хурритами и семмитам известная как Элам. Эламиты-дравиды создали собственную государственность в 3 тыс. до н. э., но ряд историков совершенно бездоказательно приписывает эламитам и создание Шумерской и Хараппской цивилизации. В свою очередь, дравидийские народы сами по себе также можно считать пришлыми по отношению к индийским народам австралоидной расы: их остатками предположительно являются носители языков мунда, андаманских языков и языка ведда. Так что дравиды заселили Индостан одновременно с арийскими племенами после исчезновения культур Локхара, Мохенджо-Даро и Хараппы. Современное индоевропейское население Пакистана, где найдены одни из древнейших процветающих городских культур, ровесников Египта и Шумера является гораздо более близким по внешнему виду и генетическим маркерам, чем чуждые Хараппской цивилизации дравиды.

В науке сейчас принято считать, что в земледельческой зоне Средней Азии предшественники индоиранцев были народы дравидийского корня. Судя по тому, что дравидийские языки обнаруживают отдаленное родство с эламским, на котором в глубокой древности говорило автохтонное население Юго-Западного Ирана, дравидийские племена двигались в Среднюю Азию с запада, из Ирана. Древнейший период в истории этих племен - общий протодравидийский - относится к V - IV тыс. до н. э. Всем этим условиям хорошо удовлетворяет анауская культура Южного Туркменистана, носители которой, очевидно, и являлись восточным форпостом древнейших протодравидийских племен. Примерно на рубеже IV и III тыс. до н. э. происходит разделение протодравидийских племен на западные и восточные (индийские), что предполагает широкое расселение их на восток. Действительно, как установили археологи, именно в конце IV - начале III тыс. до н. э. памятники геоксюрского варианта анауской культуры (эпохи Намазга III) из долины Теджена распространяются на огромные пространства от долины Зеравшана (культура Саразма) до Сеистана и Белуджистана, и факт этот можно объяснить только расселением племен, создавших такие памятники; возможно, что тогда же эти племена через Белуджистан дошли и до Индии. Следующая крупная веха в истории протодравидийских племен - разделение их на две группы уже в пределах Индии примерно в середине III тыс. до н.э., - видимо, связана с началом формирования хараппской культуры, процветавшей в долине Инда в конце III - начале II тыс. до н.э., а распад основной из этих групп в начале II тыс. до н.э. и первые этапы формирования современных дравидийских народов Декана - с гибелью хараппской цивилизации и формированием энеолитических культур Центральной Индии.Таким образом, дравидийская принадлежность носителей земледельческих культур Средней Азии, Сеистана и Белуджистана III - начала II тыс. до н. э. весьма вероятна, поскольку процессы засвидетельствованные лингвистическими данными, с одной стороны, и археологическими данными - с другой, совпадают по месту, времени и содержанию, а для хараппской цивилизации - бесспорно. Однако необходимо учитывать, что народы, создавшие эти культуры, мало походили на современных дравидов Индии и не являлись их прямыми предками. Поэтому предпочтительнее называть их протодравидийскими. Вообще, смена этноса еще не означает поголовной смены населения. Как показывают костные останки людей того времени, физический тип населения Средней Азии со сменой этноса не изменился: и до, и после того здесь жили люди средиземноморского варианта европейской расы. Это значит, что арийских пришельцев численно было немного и физически они быстро растворились среди местного населения. И не только физический тип не изменился: продолжались древние традиции в земледелии, в гончарном ремесле и т. п., так как степняки-арьи не могли привнести в эти виды деятельности что-то свое, особенное. Но в области языка, общественного устройства, идеологии и обрядности, т. е. в том, что определяет этнос, приход арьев принес коренные изменения. В доарийский период своей истории отдельные протодравидийские народы образовывали мощные объединения, о характере которых пока судить трудно...Дравидийское население продолжало жить на территории Средней Азии и Иранского нагорья и после прихода арьев. Но оно или ассимилировалось индоиранцами, или оттеснялось в горы, Еще в средние века в горных местностях, преимущественно на юге Иранского плато, сохранялись отдельные островки дравидоязычного населения. К настоящему времени от иранских дравидов осталась лишь небольшая народность брагуев в Белуджистане, постепенно ассимилируемая белуджами. Но протодравидийские народы были не единственным доарийским населением Средней Азии. Наряду с ними существовали еще два крупных этнических массива. В западной, равнинной части Средней Азии, тогда значительно более увлажненной, чем теперь, по берегам озер и в дельтах рек жили рыболовы и охотники кельтеминарской культуры (IV - III тыс. до н. з.). Они образовывали своего рода крайний южный клин обширного мира таких же рыболовов и охотников, обитавших на просторах Западного Казахстана, Урала и Зауралья. Именно они имели возможность вступать в непосредственные контакты с миром древних земледельцев Средней Азии, с создателями анауской культуры. Все это подводит к мысли, что в таких условиях и могли осуществляться давно уже подмеченные лингвистами очень древние языковые связи финно-угорских народов с дравидами. Так объясняется удивительная связь между народами, которые ныне удалены на огромные расстояния друг от друга, занимая крайний север и крайний юг Азиатского континента. [1]

На территории Каракалпакской АССР в районе старого русла Акчадарье в 1954 г. Хорезмской экспедицией был найден большой могильник Кокча 3. Раскопки производились под руководством С. П. Толстова и М. А. Итиной. На территории правобережной Амударьи С.П. Толстов выделил две культуры эпохи бронзы: тазабагъябскую и суярганскую, которые в течение длительного времени существовали одновременно. Могильник датируется XIII-XI вв. до н. э. и относится к времени, когда стоянки двух различных культур сосуществовали. Это свидетельствует и о разнородном этническом составе. Преобладание тазабагъябского элемента в культуре стоянки Кокча 3 позволило С. П. Толстову отнести этот памятник к тазабагъябской культуре и провести параллели с андроновской культурой северного Казахстана и южного Зауралья, и срубно-хвалынской культурой Поволжья. В свою очередь происхождение суярганской культуры связывается с южными районами Средней, а возможно, и Передней Азии или Северной Индии… Суярганские племена принадлежали, возможно, к индодравидоидному типу, распространенному в древности значительно шире – от Индии до Передней Азии… Племена тазабагъябской культуры пришли с северо-запада на территорию Акча-Дарьинской дельты, уже заселенную суярганскими племенами. Они представляют собой европеоидный с большой емкостью мозговой коробки высокорослый тип, тяготеющий к племенам срубной культуры Поволжья и андроновской – Южного Приуралья, Казахстана и Алтая. Череп, по которому произведена реконструкция, принадлежит мальчику 9-11 лет, характеризуется долихокранией, узким лицом, крутым выпуклым лбом, слабо выступающими глабеллой и надбровными дугами, равномерной складкой века, слабо наклонным разрезом глаз, довольно широким носом, основание которого опущено, а спинка имеет слабую горбинку, сильно прохейличным пухлым ртом с ярко выраженным альвеолярным прогнатизмом и массивным подбородком. Череп мальчика несет на себе черты экваториального типа, и его можно отнести к дравидоидной расе (южно-индийской). Погребение сопровождалось инвентарем суярганского типа.[2]

В кастовой системе Индии и Шри-Ланки представители дравидийских народов традиционно относились к низшим кастам. Несмотря на это, смешение между представителями индоарийских и дравидийских народов зашло так далеко, что генетики не считают возможным провести между ними чёткое различие. Причина в том, что связанные с ритуальной чистотой запреты на общение с представителями низших каст не препятствовали сексуальному насилию и внебрачному сексу с их представителями. По этой причине изучение истории дравидийских народов в Индии непопулярно, а сама гипотеза о дравидийском происхождении Хараппской цивилизации вызвала протесты у националистически настроенных историков-индийцев. С другой стороны, именно по причине длительного кастового угнетения многие влиятельные предводители новообразованных религиозных движений и сект современной Индии являются выходцами из дравидийских народов.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. И. В. Пьянков НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ СРЕДНЕЙ АЗИИ. 1995
  2. Антропологические типы древнего населения на территории СССР. М., 1988