Дукора

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Агрогородок
Дукора
белор. Дукора
Central Square of Dukora, Post Office, Building 03.jpg
53°40′21″ с. ш. 27°57′31″ в. д.HGЯO
Страна  Белоруссия
Область Минская область
Район Пуховичский
История и география
Первое упоминание 1554
Агрогородок с 2005
Высота НУМ 181[1] м
Тип климата умеренно-континентальный
Часовой пояс UTC+3
Население
Население 1279 человек (2010)
Национальности белорусы, русские
Конфессии католики, православные
Цифровые идентификаторы
Телефонный код +375 1713
Почтовый индекс 222840[2]
Автомобильный код 5
Прочее
Реки Свислочь
Дукора на карте
Дукора
Дукора
Дукора на карте
Дукора
Дукора

Дукора — агрогородок в Пуховичском районе Минской области Республики Беларусь. Является центром Дукорского сельсовета. Находится на реке Свислочь, на расстоянии 25 км на юго-запад от Марьиной Горки, в 30 км от Минска, на пересечении автомобильных дорог Минск — Бобруйск и РуденскСмиловичи. Население 1279 человек[3] (2010).

POL COA Zadora.svg
Coat of arms of Dukora.jpg
Герб Кезгайлов «Задора» и герб Дукоры

История[править | править код]

XVI век[править | править код]

Деревня Дукора входила в состав волости Бакшты в Минском повете, наследственного владения рода Кезгайлов. В 1554 году, в связи со смертью Станислава Кезгайлы, Бакшты были поделены между наследниками — семьями Завишей и Шеметов[4]. Современный герб Дукоры является частью герба Кезгайлов «Задора».

Этимология топонима Дукора имеет две версии. Первая — от латинского слова decoro (украшать), вторая — в переводе с литовского языка «дукора» — дочь князя[5].

В соответствии с административно-территориальной реформой 1565—1566 годов Дукора входила в состав Минского повета Минского воеводства. Первое письменное упоминание про Дукору, как собственность несовершеннолетних детей Я. Завиши, датируется 1582 годом, когда их мать вышла замуж вторично — за князя А. Вишневецкого. Тогда же упоминается первый сельский староста Дукоры — Еська Юрьевич. Около 1592 и 1595 годов в качестве владельцев поселения упоминаются Ян и Вацлав Шеметы, староста — С. Мазовка.

XVII век[править | править код]

С 1606 Дукора находилась в совместном владении вдов А. Завиши и В. Шемета. В 1615 году поселение отдали в заклад Кшиштофу Слушке. В то время в Дукоре насчитывалось 84 двора селян-куничников. Позже собственниками владения стали Огинские. Последним владельцем Дукоры и всего Бакштинского владения из рода Огинских был гетман Михаил Казимир.

XVIII век[править | править код]

Восстановленные конюшни Дворца Гартингов, 2014 год

В результате второго раздела Речи Посполитой в 1793 году, Дукора оказалась в составе Российской империи, в Игуменском повете Минской губернии. Состоявшие на службе у гетмана Огинского Франц Ошторп — потомок осевшего в ВКЛ шведского солдата армии Карла XII и военный судья войск Великого княжества Литовского Станислав Монюшко, дед композитора Станислава Монюшко, взяли часть владений Огинского в аренду. Постепенно став кредиторами Огинского, Ошторп и Монюшко в конце 1790-х годов, в счет погашения долга, забрали у Огинского Дукору и Смиловичи Игуменского повета. Смиловичи достались Монюшко, Дукора — Францу Ошторпу. Чтобы уравнять ценность владений (в Смиловичах в то время уже был построен новый костёл), на средства Станислава Монюшко в 1800 году новый каменный храм возвели и в Дукоре.

Ранее Дукора была местом компактного проживания татар, которые были огородниками и кожевенниками, однако, после перехода селения в собственность Францу Ошторпу, татары переселились в Смиловичи и их окрестности, которые принадлежали Монюшко, и где тогда татары составляли почти половину населения. Считается, что после исхода татар освободившееся место было заселено евреями, которые взяли в свои руки всю торговлю и ремесло[6].

XIX век[править | править код]

В 1800 году Дукора состояла из усадьбы, небольшого еврейского местечка и села. Имела униатскую Воздвиженскую церковь, хедер, возводился каменный костёл, регулярно проводилось 4 ярмарки. В 1-й половине XIX века Ошторпы построили каменный дворец. Был разбит большой регулярный парк. Прислуги во дворце насчитывалось около 100 человек. С 1823 по 1846 в имении существовал свой театр, работал цирк с зарубежными артистами, оркестр. Библиотека насчитывала несколько тысяч томов книг на польском, латинском и русском языках, а также рукописи и манускрипты. Ошторп имел большую коллекцию произведений живописи и предметов декоративно-прикладного искусства. Также, он был хозяином известного на то время Дукорского конезавода. В конюшнях Ошторпа выращивалось более 300 лошадей — орловской, арабской и английской пород. Проводились бега и скачки. Хозяева вели великосветский образ жизни, перманентно устраивая балы и гуляния. За заслуги перед губернским начальством и высокий уровень организации балов Леон Ошторп был избран минским губернским маршалком, получил звание действительного статского советника, стал обладателем Мальтийского креста. В 1851 году Леон Ошторп утонул в Свислочи. Дукора на некоторое время осталась без хозяев. Сохранилась язвительная эпиграмма на эту тему польского поэта-юмориста Легатовича[7]:

…смерть Ошторпа в Дукоре произведёт большую перемену: господа перестанут пить, а мужики начнут есть…

В 1865 году Дукорский католический костел был закрыт и превращен в Успенскую православную церковь. В 1874 имение перешло к голландцу Константину Гартингу (ум. в 1891), семья которого обосновалась на Минщине в начале XIX века. Представители мужской линии Гартингов в основном были военными на российской службе.

«Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» указывает на наличие в Дукоре «нескольких десятков» татарских семейств, которые занимались выделкой кожи и земледелием[8].

В 1876 году в Дукоре существовала водяная мельница, кузница, 3 трактира, винокурня, ледовня, амбары и другие хозяйственные постройки. В 1881 местечко слилось с селом: в это время здесь было 2 церкви, больница.

XX век[править | править код]

Наследник Константина Гартинга, Станислав Гартинг, был воспитанником российского императора Николая II. Для встречи императора в Дукоре был специально подготовлен царский зал. Одна из стен зала была полностью зеркальной, три остальные были увешаны живописными полотнами. Из паркета на полу был выложен узор, изображающий тропические растения и животных[7].

Мемориальная доска с фамилиями советских партизан, павших в боях под Дукорой в 1920 году
Въездные ворота дворцово-паркового ансамбля Гартингов в Дукоре

Но события 1905 года помешали визиту императора. В 1905—1907 годах Дукора стала центром революционной пропаганды среди крестьян села и окрестных деревень. Крестьяне подняли бунт, самовольно рубили лес в помещичьих угодьях, сопротивлялись полицейским.

Последний владелец из рода Гартингов — Георгий, выехал во Францию в 1918 году[9].

В Первую мировую войну, в феврале — декабре 1918 года, Дукору занимали немецкие войска. В августе 1919 — июле 1920 года село находилось под властью Польской Республики, было центром гмины. В лесах вокруг Дукоры действовал партизанский отряд под командованием Андрея Блашко. Отряд насчитывал около 600 человек. В центре Дукоры установлена мемориальная доска, на которой перечислены фамилии погибших в 1920 году членов отряда. Именем Андрея Блашко названа улица в Дукоре.

В 1919 Дукора вошла в состав БССР, 20 августа 1924 стала центром сельсовета. Статус поселения понизили до деревни. По состоянию на 1970 год здесь было 797 дворов, на 1993 — 652.

В конце 20-х и 30-е годы произошли значительные перемены в жизни крестьян. С началом процесса коллективизации хозяйства многих зажиточных крестьян были национализированы и переданы в колхоз. Целыми семьями «раскулаченные» были высланы на поселение в Сибирь и на Дальний Восток.

В 1918 году здание дворца Гартингов было отдано под школу. Во время Великой Отечественной войны здание дворца было взорвано советскими партизанами. Боевой необходимости в уничтожении дворца не было. Около 10 охранников-полицаев разбежались сразу после нападения партизан и сопротивления не оказали. В 60-е годы на фундаменте дворца была построена новая школа.

В 2005 году присвоен статус агрогородка[10].

Население[править | править код]

  • XIX век: 1861 — 225 человек в местечке Дукора и 133 человека в селе Дукора; 1881 — 842 человек.
  • XX век: 1901 — 102 человек в имении Дукора и 1444 человек в селе Дукора; 1970 — 2258 человек; 1993 — 1588 человек[11].

Инфраструктура[править | править код]

В Дукоре работает средняя образовательная школа, детское дошкольное учреждение, амбулатория, дом культуры, библиотека, почта.

Туристическая информация[править | править код]

Памятники[править | править код]

  • Церковь (XIX век, православная Свято-Ильинская церковь, ранее Петро-Павловская)
  • Еврейское кладбище
  • Дворцово-парковый комплекс Гартингов (XVIII век)

Утраченные памятники[править | править код]

  • Дворец Гартингов (XVIII век)
  • Синагога (XIX век)
  • Крестовоздвиженская униатская церковь (XVIII век)

Известные уроженцы[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Дукора на foto-planeta.com
  2. Белпочта. Индекс Дукоры Архивная копия от 10 апреля 2015 на Wayback Machine
  3. Гарады і вёскі Беларусі: энцыклапедыя / Рэдкал.: Т. У. Бялова (дырэктар) [і інш.]. — Мн.: Беларус. Энцыкл. імя П.Броўкі, 2012. — Т. 8. Мінская вобласць. Кн. 3
  4. Насевіч В. Кезгайлы // Вялікае Княства Літоўскае. Энцыклапедыя у 3 т. — Мн.: БелЭн, 2005. — Т. 2: Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — С. 80-81. — 788 с. — ISBN 985-11-0378-0.
  5. Экопроект. Дукора, Ситники (недоступная ссылка). «Польская зелёная сеть». Дата обращения 31 марта 2014. Архивировано 7 апреля 2014 года.
  6. Проект «Голоса еврейских местечек. Могилевская область»
  7. 1 2 Альфред Микус. Дукора. Лариса Козак. Дата обращения 31 марта 2014.
  8. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества
  9. «Дукорский маёнтак». Кузьменко С. А.. Дата обращения 2 апреля 2014.
  10. Указ Президента Республики Беларусь № 150 от 25 марта 2005 г. «О Государственной программе возрождения и развития села на 2005–2010 годы»
  11. Вячеслав Носевич. Дукора // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. У 6 т. Т.3: Гімназіі — Кадэнцыя / Беларус. Энцыкл.; Рэдкал.: Г. П. Пашкоў (гал. рэд.) і інш.; Маст. Э. Э. Жакевіч. — Мн.: БелЭн, 1996. С. 313