Дутов, Александр Ильич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александр Ильич Дутов
Dutov.jpg
в 1919 году
Дата рождения 5 (17) августа 1879(1879-08-17)
Место рождения Российская империя, Сырдарьинская губерния, Казалинск
Дата смерти 7 февраля 1921(1921-02-07) (41 год)
Место смерти Китайская республика, Суйдун
Принадлежность

Flag of Russia.svg Российская империя
Флаг России Российская республика

Флаг России Белое движение
Род войск кавалерия
Годы службы 18971921
Звание
Командовал
Сражения/войны
Награды и премии Орден Святой Анны II степениОрден Святой Анны III степени Орден Святого Станислава III степени
Commons-logo.svg Александр Ильич Дутов на Викискладе

Алекса́ндр Ильи́ч Ду́тов (5 (17) августа 1879, Казалинск — 7 февраля 1921, Суйдун, Китай) — русский военный, участник Белого движения, атаман Оренбургского казачества, генерал-лейтенант (1919).

Биография[править | править код]

Предки А. И. Дутова по мужской линии происходили из Самарского казачьего войска, впоследствии упразднённого. Отец, Илья Петрович Дутов – боевой офицер эпохи туркестанских походов, в сентябре 1907 года, при увольнении от службы, был произведён в чин генерал-майора. Мать — Елизавета Николаевна Ускова — дочь урядника, уроженка Оренбургской губернии.
А. И. Дутов родился во время одного из походов в г. Казалинске Сырдарьинской области, первенцем в семье.[1] Его детские годы прошли в Фергане, Оренбурге, Санкт-Петербурге и снова в Оренбурге.

Во время обучения отца в Офицерской кавалерийской школе в 1888—1889 годах жил в Петербурге и в семь лет начал ходить в школу Летниковой, а затем, для подготовки к поступлению в кадетский корпус, в школу Назаровой. Позднее поступил в училище Жоравович в Оренбурге.
В 1889 году его приняли на войсковую стипендию в Оренбургский Неплюевский кадетский корпус, который он окончил в 1897 году.
После окончания николаевского кадетского училища в 1899 году был произведён в чин хорунжего и направлен в 1-й Оренбургский казачий полк, стоявший в Харькове.

В 1902 году был командирован сначала в Киев для предварительного испытания при штабе 3-й саперной бригады для перевода в инженерные войска, а затем отправился в Санкт-Петербург сдавать экзамен при Николаевском инженерном училище на право прикомандирования к инженерным войскам. Подготовка заняла четыре месяца, успешно сдав экзамен за весь курс училища (по свидетельству официальной биографии – первым), поступил в распоряжение Главного инженерного управления и снова оказался в Киеве, в 5-м саперном батальоне, для испытания по службе и последующего перевода. В батальоне спустя три месяца был назначен преподавателем саперной, а с 1903 году – телеграфной школы. Помимо этой работы, он заведовал батальонной солдатской лавкой; 1 октября 1903 года получил чин поручика.
В это время состоялась его женитьба на Ольге Викторовне Петровской, происходившей из потомственных дворян Санкт-Петербургской губернии.

Окончив курсы при Николаевском инженерном училище 1 октября 1903 года, поступил в Академию Генштаба, однако в 1905 году добровольцем ушёл на русско-японскую войну. Воевал в составе 2-й Маньчжурской армии, где за «отлично-усердную службу и особые труды» во время боевых действий был награждён орденом Святого Станислава 3-й степени.

По возвращении из Маньчжурии продолжил обучение в Академии Генштаба, которую окончил в 1908 году по 2-му разряду (без производства в следующий чин и причисления к Генеральному Штабу) в чине штабс-капитана. Был направлен для ознакомления со службой ГенШтаба в Киевский военный округ в штаб 10-го армейского корпуса.

С 1909 по 1912 год преподавал в Оренбургском казачьем юнкерском училище. Одним из его учеников был Г. М. Семёнов — впоследствии Забайкальский войсковой атаман. Помимо выполнения своих должностных обязанностей организовывал в училище спектакли, концерты и вечера.
В декабре 1910 года награждён орденом Св. Анны 3-й степени.

В октябре 1912 года был командирован для годичного цензового командования 5-й сотней 1-го Оренбургского казачьего полка в Харьков. 6 декабря произведён в чин войскового старшины (соответствовавший армейский чин — подполковник). По истечении срока командования в октябре 1913 года вернулся в училище, где прослужил до 1916 года.

Первая мировая война[править | править код]

20 марта 1916 года добровольцем ушёл в действующую армию, в 1-й Оренбургский казачий Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полк, входивший в состав 10-й кавалерийской дивизии 3-го конного корпуса 9-й армии Юго-Западного фронта.

Принимал участие в наступлении Юго-Западного фронта под командованием А. А. Брусилова, во время которого 9-я русская армия, где служил Дутов, разгромила 7-ю австро-венгерскую армию в междуречье Днестра и Прута. Во время наступления был дважды ранен, второй раз тяжело. Однако уже после двух месяцев лечения в Оренбурге вернулся в полк. 16 октября был назначен командующим 1-м Оренбургским казачьим полком совместно с князем С. В. Бартеневым.

В аттестации А. И. Дутова начальником 10-й кавалерийской дивизии генералом В. Е. Марковым и командиром корпуса графом Ф. А. Келлером 11 февраля 1917 года писалось: «Последние бои в Румынии, в которых принимал участие полк под командой войскового старшины Дутова, дают право видеть в нем отлично разбирающегося в обстановке командира и принимающего соответствующие решения энергично, в силу чего считаю его выдающимся и отличным боевым командиром полка».[2]
К февралю 1917 года за боевые отличия Дутов был награждён мечами и бантом к ордену Святой Анны 3-й степени и орденом Святой Анны 2-й степени.

После Февральской революции[править | править код]

После Февральской революции в марте 1917 года избран товарищем (заместителем) председателя Временного Совета Союза Казачьих Войск. 1 июня избран председателем II Общеказачьего съезда в Петрограде. 7 июня избран председателем Совета Союза Казачьих Войск. В сентябре избран атаманом Оренбургского казачьего войска и главой (председателем) войскового правительства. По своим политическим взглядам стоял на республиканских и демократических позициях.

Восстание А. И. Дутова[править | править код]

Генерал Дутов, октябрь 1918, Оренбург

К октябрю 1917 года 38-летний А. И. Дутов превратился в знаковую фигуру, известную всей России и популярную в казачестве[3].

26 октября (8 ноября) вернулся в Оренбург и приступил к работе по своим должностям. В тот же день он подписал приказ по войску № 816 о непризнании на территории Оренбургского казачьего войска власти большевиков, совершивших переворот в Петрограде, став, таким образом, первым войсковым атаманом, объявившим войну Советской власти. 27 октября им был издан новый указ по Оренбургскому казачьему войску: «Впредь до восстановления полномочий Временного правительства и телеграфной связи принимаю на себя всю полноту исполнительной государственной власти». Город и губерния были объявлены на военном положении. Созданный Комитет спасения родины, в который вошли представители всех партий, за исключением большевиков и кадетов, назначил его начальником вооруженных сил края[4].

А. И. Дутов взял под свой контроль стратегически важный регион, перекрывавший сообщение центра страны с Туркестаном и Сибирью. Перед ним стояла задача провести выборы в Учредительное собрание и поддерживать стабильность в губернии и войске вплоть до созыва собрания. С этой задачей он в целом справился. Приехавшие из Петрограда и местные, не ушедшие в подполье, большевики были арестованы, а разложившийся и пробольшевистски настроенный гарнизон Оренбурга разоружён и распущен по домам.

В ноябре А. И. Дутов был избран членом Учредительного Собрания от Оренбургского казачьего войска.

«Родзянко, Милюковы, Гучковы, Коноваловы хотят вернуть себе власть и при помощи Калединых, Корниловых и Дутовых превращают трудовое казачество в орудие своих преступных целей...»

 — этими словами открывалось пространное обращение Совета народных комиссаров от 25 ноября 1917 года. А главному комиссару Черноморского флота и «красному коменданту Севастополя» В. В. Роменцу СНК послал следующую «установочную» телеграмму:

«Каледины, корниловцы, дутовы — вне закона!»

Открывая 7 декабря 2-й очередной Войсковой Круг Оренбургского казачьего войска, Дутов говорил:

«Ныне мы переживаем большевистские дни. Мы видим в сумраке очертания царизма, Вильгельма и его сторонников, и ясно определённо стоит перед нами провокаторская фигура Владимира Ленина и его сторонников: Троцкого-Бронштейна, Рязанова-Гольденбаха, Каменева-Розенфельда, Суханова-Гиммера и Зиновьева-Апфельбаума. Россия умирает. Мы присутствуем при последнем её вздохе. Была Великая Русь от Балтийского моря до океана, от Белого моря до Персии, была целая, великая, грозная, могучая, земледельческая, трудовая Россия — нет её»

16 декабря он разослал командирам казачьих частей призыв направить казаков с оружием в войско. Однако основная масса казаков, возвращавшихся с фронта, воевать не хотела, только кое-где формировались станичные дружины. В связи с провалом казачьей мобилизации А. И. Дутов мог рассчитывать лишь на добровольцев из офицеров и учащейся молодежи, всего не более 2-х тысяч человек, включая стариков и необстрелянную молодежь.

Тем временем преданные Советской власти войска начали наступление на Оренбург. После тяжёлых боёв численно превосходящие дутовцев отряды Красной армии, под командованием В. К. Блюхера 31 января 1918 года в результате совместных действий с большевистским подпольем захватили Оренбург. А. И. Дутов решил не покидать территорию Оренбургского войска и в одиночку отправился в центр 2-го военного округа — Верхнеуральск, находившийся вдали от крупных дорог, рассчитывая там продолжить борьбу и мобилизовать новые антибольшевистские силы.

В марте Верхнеуральск был также сдан, после чего казачье правительство обосновалось в станице Краснинской, где к середине апреля попало в окружение. 17 апреля, прорвав окружение силами четырёх партизанских отрядов и офицерского взвода, А. И. Дутов вырвался из Краснинской и ушёл в Тургайские степи.

Весной 1918 г., вне связи с Дутовым, на территории 1-го военного округа началось мощное повстанческое движение, спровоцированное политикой Советской власти и руководимое съездом делегатов 25 станиц и штабом во главе с войсковым старшиной Д. М. Красноярцевым. В ночь на 4 апреля отряд казаков войскового старшины Н. В. Лукина и отряд С. В. Бартенева совершили дерзкий налёт на Оренбург, заняв его на некоторое время и нанеся частям Красной армии ощутимые потери. В ответ последовали антиказачьи карательные меры (в частности, сожжено 11 станиц).

В результате к июню только на территории 1-го военного округа в восстании участвовало свыше 6 тысяч казаков. В конце мая к движению присоединились казаки 3-го военного округа[5], поддержанные восставшими частями Чехословацкого корпуса. Красногвардейские отряды на территории Оренбургского войска были повсеместно разбиты, и 3 июля казачьими частями был взят Оренбург. От казаков к А. И. Дутову, как законно избранному войсковому атаману, в Тургайские степи была выслана делегация. 7 июля он прибыл в Оренбург и возглавил Оренбургское казачье войско, объявив территорию Оренбургской губернии «Особой Областью Войска Оренбургского». 28 сентября казаки взяли Орск — последний из городов на территории войска, занятых Красной армией. Таким образом, территория войска была на некоторое время полностью очищена от красных.

В числе первых поддержал Верховного Правителя — А. И. Колчака. Подчиняющиеся А. И. Дутову войска в ноябре вошли в состав Русской армии адмирала.
Оренбургская армия А. И. Дутова с переменным успехом вели борьбу с Красной армией, но в сентябре 1919 года она была разбита под Актюбинском. Атаман с остатками войска отошёл в Семиречье, где присоединился к Семиреченской армии атамана Б. В. Анненкова. Из-за отсутствия продовольствия переход через степи стал известен как «Голодный поход».
По прибытии в Семиречье А. И. Дутов был назначен атаманом Анненковым генерал-губернатором Семиреченской области. Командование же Оренбургской армией перешло к генералу А. С. Бакичу. Под натиском РККА в мае 1920 года Дутов, с атаманским отрядом и гражданскими беженцами, перешёл в Китай, куда вскоре отступила и Семиреченская армия атамана Анненкова.

Смерть[править | править код]

7 февраля 1921 года атаман А. И. Дутов был убит в Суйдуне агентами ЧК в ходе спецоперации, целью которой было либо похитить его и вывезти его в Джаркент, либо убить. Руководил операцией Касымхан Чанышев — татарский князь, начальник Джаркентской уездной милиции. Группа состояла из 9 человек (все, кроме Чанышева, являлись уйгурами).

Чанышев, используя свои связи среди белых и выдавая себя за противника Советской власти, способного поднять восстание в Джаркентском уезде, в октябре 1920 года добился встречи с А. И. Дутовым. Во время этой встречи он смог втереться в доверие к атаману, а также отметил усталый вид и определённый скепсис Дутова к его сообщениям и великолепную осведомлённость о делах в Семиречье, что говорило об отличной работе дутовской разведки и контрразведки. Через месяц Чанышев повторно съездил к Дутову, на этот раз добившись полного доверия.

Существует версия, что подготовка к похищению шла полным ходом, когда внезапно Чанышеву перестали доверять и дорога к атаману стала для него закрыта. Чекисты, в свою очередь, начали подозревать в Чанышеве двойного агента, арестовали его и взяли в заложники всех его ближайших родственников. Ему был поставлен ультиматум: либо он убивает Дутова (о похищении речь уже не шла), либо всех его родственников расстреляют.

В ночь с 31 января на 1 февраля 1921 года диверсионная группа перешла государственную границу. 2 февраля, находясь в Суйдуне, Чанышев написал Дутову записку, что к восстанию всё готово и нужно немедленно начинать выступление: "Господин атаман. Хватит нам ждать, пора начинать, все сделано. Готовы. Ждем только первого выстрела, тогда и мы спать не будем" и отправил её со своим курьером Махмудом Хаджамировым. В штабе курьера знали, поэтому пропустили прямо к Дутову в кабинет, где помимо самого атамана был его адъютант, сотник Лопатин. Хаджамиров передал записку и, как только А. И. Дутов начал читать, в упор расстрелял и дострелил его, а потом и Лопатина. Одновременно был убит часовой. Вся диверсионная группа без потерь бежала обратно через границу[6][7].
11 февраля из Ташкента была отправлена телеграмма об исполнении задания председателю Туркестанской комиссии ВЦИК и СНК, члену Реввоенсовета Туркестанского фронта Г. Я. Сокольникову, а копия телеграммы – в ЦК РКП(б)[8]. Члены группы были награждены Ф. Э. Дзержинским, а в 1930-е годы стали жертвами политических репрессий. Последний участник операции проживал на территории Оренбургской области (куда он был сослан) вплоть до своей смерти в 1968 году[9].

А. И. Дутов и убитые вместе с ним двое казаков были похоронены с воинскими почестями в предместье Суйдуна, на католическом кладбище. Через несколько дней после похорон могила атамана была осквернена: неизвестные выкопали тело и обезглавили его[10].

Награды[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Сергей Раковский. Дутов Александр Ильич :: Личности — История Оренбуржья. kraeved.opck.org. Проверено 6 марта 2018.
  2. Сергей Раковский. Дутов Александр Ильич :: Личности — История Оренбуржья. kraeved.opck.org. Проверено 6 марта 2018.
  3. Войнов В. М. ВОССТАНИЕ А. И. ДУТОВА 1917-18 (недоступная ссылка)
  4. Операция "Трест". Советская разведка против русской эмиграции. 1921-1937 гг.
  5. БОРЬБА С БОЛЬШЕВИКАМИ НА ТЕРРИТОРИИ III ВОЕННОГО ОКРУГА ОРЕНБУРГСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА 1917—1918 гг.: ПО МАТЕРИАЛАМ СТАНИЧНЫХ АНКЕТ Альманах «Белая гвардия», № 8. Казачество России в Белом движении. М., «Посев», стр. 185—192
  6. Козубский К. Э., Ивлев М. Н. Теракт в Суйдуне: убийство Оренбургского атамана — журнал «Простор», N-o 8 / 2004.
  7. коллектив авторов. Советская милиция: история и современность. — Москва: Юридическая литература, 1987. — С. 73. — 336 с.
  8. Владимир Марковчин. Конец атамана / «Московский комсомолец»
  9. Участник убийства атамана Дутова жил в Орске почти 20 лет
  10. Убийство атамана Дутова

Литература[править | править код]

  • Акулинин И. Г. Оренбургское казачье войско в борьбе с большевиками.
  • Артемьев Константин — Последний приют атамана Дутова.
  • Василенко С. Ю. Казачество в борьбе против большевиков в Семиречье и Синьцзяне в 1920—1922 гг. — Н. Новгород, 1998.
  • Волков Е. В. Новая книга об атамане А. И. Дутове // Новый Часовой (Санкт-Петербург). 2010. № 19-20. С. 358—359. [1]
  • Гагкуев Р. Г. Забытый атаман // Военно-исторический журнал. 2007. № 7. С. 78-79 [2]
  • Ганин А. В. Атаман А. И. Дутов (Россия забытая и неизвестная. На великом переломе). — М.: «Центрполиграф», 2006. — 623 с. — ISBN 5-9524-2447-3
  • Ганин А. В.. Александр Ильич Дутов // Вопросы истории 2005 № 9. — С. 56—84
  • Ганин А. В. Войсковой атаман Оренбургского казачьего войска А. И. Дутов // Кубанец: Magazine of Kuban cossack association / Изд. Кубан. казачьего союза. 2001. № 209. Февраль. С. 27-32.
  • Ганин А. В. Александр Ильич Дутов // Свой. Журнал Никиты Михалкова. 2008. № 3-4. С. 37-43.
  • Ганин А. В. Походный атаман всех казачьих войск (Александр Дутов) // Казачество великое, бесстрашное. СПб., 2008. С. 599—601.
  • Ганин А. В. Попытка свержения атамана А. И. Дутова в Оренбурге в декабре 1918 г. // История белой Сибири: Материалы 5-й международной научной конференции 4-5 февраля 2003 г. Кемерово. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2003. С.151-154. [3]
  • Ганин А. В. Заговор против атамана Дутова в воспоминаниях очевидцев // Археография Южного Урала. Материалы Третьей Межрегиональной научно-практической конференции 30 сентября 2003 года. Уфа: Информреклама. 2003. С. 27-36. [4]
  • Ганин А. В. Вожди антибольшевистского движения оренбургского казачества в Николаевской Академии Генерального Штаба, 1901—1914 гг.: Опыт историко-психологического исследования // Русский сборник. Исследования по истории России XIX—XX вв. Т. 1. М., 2004. С. 152—196.
  • Ганин А. В. Гибель атамана А. И. Дутова на территории Западного Китая в 1921 году // Новая и новейшая история. 2006. № 6. С. 162—174.
  • Ганин А. В. Атаман А. И. Дутов и дело есаула Ф. А. Богданова // История белой Сибири. Материалы 6-й международной научной конференции 7-8 февраля 2005 года. Кемерово, 2005. С. 119—123. [5]
  • Ганин А. В. Предки и потомки Войскового атамана Оренбургского казачьего войска А. И. Дутова // Генеалогический вестник. Санкт-Петербург. 2005. № 21. С. 40-47. [6]
  • Ганин А. В. Атаман А. И. Дутов и «дело» полковника В. Г. Рудакова // Белое дело. 2 съезд представителей печатных и электронных изданий. Резолюция и материалы научной конференции «Белое дело в гражданской войне в России, 1917—1922 гг.». М., 2005. С. 226—239.
  • Ганин А. В. Рец.: Парамонов О. В. «Дутовки». Боны Оренбургского Отделения Государственного Банка в 1917—1918 гг. Каталог-исследование. М., 2005: Нумизматическая Литература. 400 с.; ил. // Вопросы истории. 2007. № 2. С. 169.
  • «…горячее желание маленького войска помочь старшим братьям». Письмо Войскового правления Иркутского казачьего войска Войсковому атаману Оренбургского казачьего войска А. И. Дутову от 19.03.1919 г. Публикация и примечания А. В. Ганина // Казачество России в Белом движении. Белая гвардия. Альманах. 2005. № 8. С. 278. [7]
  • Ганин А. В., Семенов В. Г. Офицерский корпус Оренбургского казачьего войска. 1891—1945: Биографический справочник. — М.,2007 [8]
  • Голинков Д. Л. Крушение антисоветского подполья в СССР — М., Политиздат, 1975 г.
  • Денисов С. В. Белая Россия. Альбом N-o 1 — Н.-Йорк, 1937 г.
  • Козубский К. Э., Ивлев М. Н. Теракт в Суйдуне: убийство Оренбургского атамана — в журнале «Простор», N-o 8 / 2004.
  • Милованов Н. Касымхан Чанышев — в сборнике «Незримый фронт. 1917—1967», Алма-Ата, «Казахстан», 1967.
  • Огаров О. Агония белых в Синцзянской провинции — в журнале «Военная мысль», N-o 2 / 1921.
  • Пученков А. С. А. В. Ганин. Атаман А. И. Дутов. М. ЗАО Центрполиграф. 2006. 623 с. // Вопросы истории. 2008. № 1. С. 171—172 [9]
  • Серебренников И. И. Великий отход. Рассеяние по Азии белых Русских Армий. 1919—1923 — Харбин, изд-во М. В. Зайцева, 1936.
  • Хинштейн А., Жадобин А., Марковчин В. Конец атамана — «Московский комсомолец» от 30 мая 1999.
  • Гульбану Абенова. Конец атамана Дутова: загадке советских чекистов исполнилось 90 лет

Ссылки[править | править код]