Еврейская самоненависть

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Евре́йская самоне́нависть (нем. Judischer Selbsthass) — термин, используемый в контексте лиц еврейской национальности, придерживающихся антисемитских убеждений[1]. Концепция получила широкое распространение после публикации в 1930 году книги Теодора Лессинга «Der Jüdische Selbsthass» («Еврейская самоненависть»), в которой предпринимались попытки объяснить распространенность антисемитизма в среде еврейской интеллигенции. Еврейская самоненависть описывалась как невротическая реакция на внешний антисемитизм, при которой евреи принимали, распространяли или даже преувеличивали основные положения антисемитизма[2]. Термин стал «одним из ключевых оскорбительных понятий в дискуссиях о сионизме времён холодной войны»[3].

История[править | править код]

Появлению термина послужила начавшаяся в середине 19-го века полемика между немецкими ортодоксальными евреями Вроцлавской школы и сторонниками реформистского иудаизма[4]. Каждая сторона обвиняла другую в предательстве основ еврейской идентичности[5], в частности ортодоксальные евреи обвиняли реформистских в том, что те идентифицируются скорее с немецким протестантизмом и немецким национализмом, чем с иудаизмом[4].

Выражения «еврейская самоненависть» и «еврейский антисемитизм» были впервые использованы в немецко-еврейской публицистике на рубеже XIX и XX веков[6]. Согласно Амосу Элону, в ходе немецко-еврейской ассимиляции в XIX веке давление, которому подвергались молодые люди из привилегированных еврейских кругов, спровоцировало реакцию, позднее известную как «еврейская самоненависть». Она имеет не просто политические корни, но в первую очередь психо-эмоциональные[7]. Элон использует термин «еврейская самоненависть» в качестве синонимичного понятию «еврейский антисемитизм».

Австро-еврейский журналист Антон Ку писал в своей книге «Евреи и немцы» о бесполезности концепции «еврейского антисемитизма» и необходимости её замещения понятием «еврейской самоненависти». Однако термин получил широкое распространение только после публикации в 1930 году книги Теодора Лессинга «Еврейская самоненависть»[3], которая показывает путь Лессинга от еврея-самоненавистника до сиониста[4]. В своей книге Лессинг в качестве примеров самоненависти приводит биографии Пауля Рэ, Отто Вейнингера, Артура Требитша, Макса Стайнера, Уолтера Кейла и Максимилиана Гардена — молодых людей, чья философия во многом строилась на неприятии собственной еврейской идентичности.

Одним из самых известных австрийских антисемитов был Отто Вейнингер, талантливый молодой еврей, опубликовавший книгу «Пол и характер», в которой он определяет мужское начало как «носитель добра» и женское как «носитель зла». Вейнингер усматривает в еврействе большое сходство с ненавидимым им женским началом. В книге утверждается, что еврей так же, как женщина, не имеет души, не чувствует потребности в бессмертии, слишком легко становится неверующим.

Еврей — это бесформенная материя, существо без души, без индивидуальности. Ничто, нуль. Нравственный хаос. Еврей не верит ни в самого себя, ни в закон и порядок.

Амос Элон считает еврейский антисемитизм одной из причин роста антисемитизма в целом: книга Вейнингера способствовала появлению типично венской поговорки — «антисемитизм не воспринимается всерьёз до тех пор, пока его не перенимают сами евреи»[7].

Социологическое и психологическое объяснения[править | править код]

Проблема периодически обсуждалась в научной литературе по социальной идентичности. Такие исследования часто ссылаются на Курта Левина и используются в качестве доказательства того, что люди предпринимают попытки дистанцировать себя от принадлежности к группам с плохой репутацией, поскольку они в определенной степени разделяют негативное мнение большинства по отношению к своей группе, а также из-за того, что их социальная идентичность является препятствием для достижения высокого социального статуса[8]. Современные труды по социальной психологии используют для описания подобного рода явлений такие термины, как «самостигматизация» и «ложное сознание».

Кеннет Левин, историк и психиатр Гарвардской медицинской школы, утверждает, что еврейская самоненависть может быть вызвана двумя основными причинами: первая — стокгольмский синдром, в соответствии с которым «некоторые группы населения, постоянно находящиеся в угнетённом положении, зачастую принимают обвинения агрессоров, какими бы нелепыми и оскорбительными они ни были»; второй причиной Левин называет динамическую психологию детей, подвергающихся жестокому отношению, которые почти всегда возлагают вину за сложившуюся ситуацию на себя, убеждая себя в том, что они «плохие», и, став «хорошими», они смогут смягчить гнев своих обидчиков и покончить со своими мучениями[9].

Применение[править | править код]

Термин используется в еврейских изданиях, таких как The Jewish Week (Нью-Йорк) и The Jerusalem Post (Иерусалим), во множестве контекстов, часто в качестве синонима еврейского антисемитизма, как выражение критики по отношению к артистам или художникам, изображающих евреев в негативном свете; в качестве краткого описания предполагаемого психологического конфликта в художественной литературе; в статьях об упадке традиций (напр. свадьбах или обрезании), а также для дискредитации евреев, критикующих израильскую политику или какие-либо определённые еврейские порядки[8]. Так или иначе, наиболее широкое распространение термин получил в связи с дискуссиями вокруг Израиля. В этих дискуссиях сионисты правого толка утверждают, что сионизм и поддержка Израиля являются ключевыми элементами еврейской идентичности. Отсюда следует, что евреи, критикующие израильскую политику, отказываются от собственной еврейской идентичности[8].

Критика[править | править код]

Уже изначальная формулировка понятия и публикации на соответствующую тему, в первую очередь получившая широкое распространение книга Лессинга, столкнулись с жёсткой критикой. Ранние исследования оценивали данный термин как спорный, в частности в такой форме:

«В качестве объяснения поведения еврейской интеллигенции понятие „еврейская самоненависть“ вызывает больше проблем, чем могло бы решить. Прежде всего, термин выявляет необходимость введения общего определения еврейской идентичности, что в последнее время не представляется возможным, по крайней мере начиная с эпохи Просвещения».[10]

С одной стороны, сторонники теории, как правило, стараются подчеркнуть, что предполагаемая «еврейская самоненависть» является попыткой вырваться из унизительного положения — при этом собственная идентичность, не в последнюю очередь на основании враждебного отношения, отрицается или приобретает негативную окраску. С этой точки зрения еврейская самоненависть является следствием антисемитизма. С другой стороны, исторические документы, якобы доказывающие существование «еврейской самоненависти», чаще всего используются для усиления антисемитских идей. И, наконец, сами евреи оценивают выражения «еврейской самоненависти» как явление, одновременно обусловленное антисемитизмом и служащее его дальнейшему распространению.

Некоторые исследователи утверждают, что концепция еврейской самоненависти основывается на унификации еврейской идентичности. Исследования еврейской самоненависти зачастую предполагают, что критика по отношению к другим евреям, а также интеграция в нееврейское сообщество приводит к ненависти к собственному еврейскому происхождению[8]. Тем не менее, как в XX веке, так и сегодня среди евреев существует множество групп, которые имеют существенные различия в национальной идентичности, основанные на классовых, культурных, религиозных взглядах и образовании. Враждебность между такими группами может расцениваться как «еврейская самоненависть» только в том случае, если предполагается существование высшей, «правильной» еврейской идентичности[8].

Ссылки[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Gilman, Sander. Jewish Self-Hatred: Anti-Semitism and the Hidden Language of the Jews. Johns Hopkins University Press, Jul 1, 1990
  2. Bernard Lewis, «Semites and Anti-Semites», W. W. Norton & Company 1999, pp. 255—256.
  3. 1 2 Paul Reitter (2008), «Zionism and the Rhetoric of Jewish Self-Hatred», The Germanic Review 83(4)
  4. 1 2 3 Antony Lerman, Jewish Quarterly, «Jewish Self-Hatred: Myth or Reality?», Summer 2008
  5. Paul Reitter (2008), «Zionism and the Rhetoric of Jewish Self-Hatred», The Germanic Review 83(4)
  6. Matthias Hambrock: Die Etablierung der Aussenseiter: der Verband nationaldeutscher Juden 1921—1935, Böhlau Verlag, Köln — Weimar — Wien 2003, S. 521; Gilman 1993, 210ff
  7. 1 2 Amos Elon, «The Pity of It All : a History of Jews in Germany, 1743—1933», Metropolitan Books 2002, pp.231-237.
  8. 1 2 3 4 5 W. M. L. Finlay, «Pathologizing Dissent: Identity Politics, Zionism and the 'Self-Hating Jew'», British Journal of Social Psychology, Vol. 44 No. 2, June 2005, pp. 201—222.
  9. Kenneth Levin «The Psychology of Populations under Chronic Siege», Post-Holocaust and Anti-Semitism, No. 46 2 July 2006, Jerusalem Center for Public Affairs. Accessed Feb 2010
  10. Jeffrey Grossman: 'Die Beherrschung der Sprache': Funktionen des Jiddischen in der deutschen Kultur von Heine bis Frenzel, in: Jürgen Formann / Helmut J. Schneider (Hgg.): 1848 und das Versprechen der Moderne, Königshausen & Neumann, Würzburg 2003, S. 165—179, hier S. 165.