Егорий Вешний

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Егорий Вешний
Егорий Вешний
Икона «Чудо Геогия о змие». Русский Север. XVI в.
Тип народно-христианский
Иначе Юрьев день, Отмыкание Земли, Ярила вешний
Значение Егорий «отмыкает» землю, в некоторых местах начало нового сельскохозяйственного года
Отмечается славянами, германцами, кельтами
Дата 23 апреля (6 мая) 
Традиции обряд первого выгона скота, «купание» в егорьевской росе, в некоторых местах с этого дня начинался сезон весенне-летних песен и ставили качели

Его́рий Ве́шний (Юрьев день) — день народного календаря славян, приуроченный к христианскому дню[источник не указан 20 дней] памяти великомученика Георгия Победоносца, отмечаемый 23 апреля (6 мая). В этот день у русских на большинстве территорий проводили обряд первого выгона скота[1], купались в егорьевской росе[2][3], собирали лечебные травы[4], устраивали ритуальные трапезы[4], совершались аграрные обряды и жглись костры[4]. По Далю «Юрий — праздник пастухов: их дарят и кормят в поле мирскою яичницей. На Егория пастуха окачивают, чтобы во всё лето не дремал»[5].

У южных славян Гергиев день — основной календарный рубеж первой половины года. Вместе с Дмитриевым днём Юрьев день делит год на два полугодия — «дмитровское» и «юрьевское»[6].

Другие названия дня[править | править вики-текст]

рус. Юрьев день, Георгий Победоносец, Егорий вешний, Егорий весенний, Егорий храбрый[7], Юрий тёплый, Егорий голодный, Скотопас, Праздник пастухов, Егор — ленивая сошка, Водонос[8], Отмыкание Земли, Егорий — резвая соха, рус. вят. Лошадушки менильники (именинники)[9], рус. бирюч. Конский праздник[10], рус. воронеж. Скотский день[11]; белор. Юрай, Ягорый, Юрый весняный, Юр’я, Юр'е-Ягор'е Частны Леса[12][13]; полес. Егорий, Юрий весняный, Юрий голодный, Ягорий[14]; укр. Юрій, Сьвято Юр'я[12]; болг. Георгьовден, Гергевден, Джурджовдън, Зелен Гьорги, Цветен Гьорги[15][4]; макед. Гургевден, Гурговден[12]; серб. Ђурђевдан[16]; хорв. Đurđevo[12]; словен. Jurjevo, Sveti Jurij[12]; польск. św. Jerzy[12]; чеш. Svatý Jiří[12], словацк. Jurij, D'uro, Svätý Júr, Svätý Júraj[12].

У восточных славян[править | править вики-текст]

Лубок «Егорий вешний». XIX век

Юрьев день у восточных славян — основной скотоводческий праздник года, день первого выгона скота на пастбище, у южных славян и на Карпатах — день ритуального доения овец, первого замера молока и др. У южных славян немало магических действий в Юрьев день было связано с овцой, предназначенной для первого доения: её украшали венком из трав и цветов, отдельный венок вешали на котёл, в который её доили. В Юрьев день совершались многочисленные обряды и магические (прежде всего апотропеические) действия, направленные на то, чтобы обеспечить благополучие скота во время летнего выпаса, способствовать его плодовитости, защитить скот от ведьм и нечистой силы, от волков, от укусов змей. В ряде мест в Юрьев день чествовали пастухов. На востоке Балкан одним из основных эпизодов праздника Юрьева дня было принесение в жертву ягнёнка.

На Украине и в Белоруссии, а также на востоке Балкан (особенно в Болгарии) в Юрьев день имели место обрядовые выходы в поле с целью осмотра посевов. Во время этих выходов иногда совершались молебны с водосвятием, однако часто выход происходил без участия священнослужителей. Сами хозяева обходили с утра все принадлежащие семье и засеянные злаковыми культурами участки земли, устраивали на поле трапезы, по окончании которых закапывали в землю остатки пищи (скорлупу яиц, кости поросёнка). Чтобы увеличить урожайность посевов, уберечь их от града или засухи, хозяева катались (кувыркались) по посевам. Иногда выгон скота и обход посевов соединялись в один обряд: скот ненадолго выгоняли на зеленеющие посевы злаковых культур: считалось, что у коров будет больше молока и в то же время это благоприятно повлияет на рост хлебов. Во время обходов предпринимались разнообразные действия для защиты посевов от града, непогоды. В поля втыкали ветки, освящённые в церкви в Вербное воскресенье, специально изготовленные из этих веток крестики, освящённые свечи, вертел от юрьевского ягнёнка; на поле молились, кропили посевы святой водой, целовали землю.

В Чёрной Руси в этот день происходили конские ристалища, сопровождаемые песнями и пиршествами[17].

У русских в Егорьев день (или один из пасхальных дней) молодёжные группы обходили дома тех, кто поженился менее года назад, и «окликали» их по имени-отчеству, исполняя величальные песни в их честь; за такое «окликание» они получали подарки и угощение (см. Вьюнишник)[18].

На русско-белорусском пограничье, на востоке Белоруссии и на западно-русских территориях в Егорьев день жгут большие общесельские костры[19].

У южных славян[править | править вики-текст]

Св. Георгий (слева) и св. Дмитрий (справа). Фрагмент иконы, средние века.

Весенний Юрьев день считался началом полугодия, называемого у сербов «джурджевско» (юрьевское) и продолжающегося до Дмитриева дня 26 октября (8 ноября) , который открывал второе, «митровско» (дмитриевское), полугодие[6].

В Словении, на северо-западе Хорватии, а также в Славонии известен обряд «Зелёный Юрий». В Юрьев день по селу ходила процессия, во главе которой вели человека, с ног до головы покрытого зеленью. У сербов Славонии в ночь накануне Юрьева дня мужчины плели огромную корзину из зелени, покрывали её сплошь зеленью, венками и, перевернув днищем вверх, надевали на голову и плечи человека, который в таком виде носил корзину по селу. Процессия состояла из пеших и конных мужчин, украшенных цветами, причём некоторые из них трубили в трубы и играли на других музыкальных инструментах. Они останавливались перед каждым домом, где исполняли юрьевские песни, в которых сообщалось о прибытии «Зелёного Юрия», а хозяева в ответ награждали их и обливали водой из подойника. У хорватов ряженый в зелень персонаж назывался обычно «Юрий» или «Зелёный Юрий». У словенцев парни вели «Зелёного Юрия» к реке и бросали его в воду; по другим данным, в воду бросали маску-корзину или же обливали водой и ряженого.

В Юрьев день (серб. Ђурђевдан; болг. Гергьовден) отменялись многочисленные пищевые табу. До этого дня можно было есть только старые овощи, а всю молодую зелень запрещалось даже вносить в дом. В Юрьев день также теряли свою силу запреты на молодое мясо и молочные продукты (которые не ели с начала Великого поста или с 1 марта): в этот день первый раз ели домашнюю птицу и ягнятину, пили молоко, готовили сыр и угощали им гостей и т. д. Особенно строгими были ограничения, касающиеся молока. Если у какой-либо овцы погибали ягнята, её молоко всё равно не пили, а выливали в реку, после чего обязательно мыли руки, чтобы не оскверниться молоком, которое ещё не было освящено. Первое надоенное молоко, как и любые другие первые продукты, было предназначено предкам (молоко раздавали соседям на помин души, лили в воду и др.). Нарушение этого правила грозило гибелью приплода и болезнью всего стада. Наиболее последовательно запрет пить молоко до Юрьева дня соблюдался женщинами, у которых умерли грудные дети. По южнославянским поверьям, на «том свете» такие дети сидят на молочном дереве и пьют молоко. Если мать умершего ребёнка нарушит запрет, он отлучается от дерева, остаётся голодным и проклинает её.

Во многих славянских традициях Юрьев день связан с защитой от града: болгары и словаки в этот день воздерживались от работ, ассоциирующихся с «битьём» и иным производством шума: не били бельё вальками, не пользовались ручными мельничками, не ткали, а также не выносили за пределы дома молоко и не употребляли в пищу на улице молочные продукты. У сербов и болгар группа парней обходила ночью село или поле, неся с собой кожу закланного в Юрьев день ягнёнка, задвижку от мельничной запруды, лопату, живую курицу, а по окончании обхода закапывала всё это в землю в том месте, откуда обход начался, тем самым символически запирая круг и предохраняя село или поле от града.

Юрьев день — первый в ряду нескольких праздников, когда практиковался сбор лекарственных трав и прочих полезных и наделяемых магическими свойствами растений; эти травы хранили для лечения, ими закармливали в Юрьев день скот, украшали дома и все хозяйственные постройки в апотропеических целях (для защиты от града, засухи, насекомых-вредителей).

В обрядности южных и восточных славян Юрьев день посвящён магии, связанной с обеспечением здоровья. В этот день собирали росу, которую использовали для лечения, взвешивались на весах, прикреплённых на молодом дереве, чтобы весь год быть здоровыми; опоясывались по голому телу зелёными ветками, катались и кувыркались по росе и др. С этим днём связаны у южных славян многочисленные гадания по сорванной зелени: увядшие к утру стебли предвещали домочадцам болезни и смерть, а сохранившие свежесть — здоровье и долголетие.

У сербов в некоторых районах до недавнего времени в этот день ритуальная процессия девушек («кралица») обходила дома с пожеланиями здоровья и счастья всем домочадцам[20].

В Болгарии с 1880 года в день святого Георгия Победоносца отмечается День храбрости. В этот день освящаются боевые знамёна и проводится воинский парад, то есть, по сути дела, отмечается день Болгарской армии.

Особенное значение Юрьев день имеет также для балканских цыган, почитающих святого Георгия своим покровителем. Празднование этого дня по-цыгански называется «Эдерлези». В этот день балканские цыгане закалывают и зажаривают ягнят. Также, у них считается, что на Юрьев день можно вымолить здоровье больному ребёнку.

У православных гагаузов 6 мая отмечается «Хедерлез» в день святого Георгия Победоносца — праздник, который своими истоками уходит далеко в язычество.

Апокрифичный образ святого Георгия[править | править вики-текст]

В народной культуре славян называется Егорий Храбрый[21] — защитник скота, «волчий пастырь», по весне отмыкает Землю и выпускает росу. У южных славян Гергиев (Юрьев) день — основной календарный рубеж первой половины года, вместе с Дмитриевым днём он делит год на два полугодия — «дмитровское» и «юрьевское».

В народном сознании сосуществуют два образа святого: один из них приближен к церковному культу святого Георгия — змееборца и христолюбивого воина, другой, весьма отличный от первого, к культу скотовода и землепашца, хозяина земли, покровителя скота, открывающего весенние полевые работы. Так, в народных легендах и духовных стихах воспеваются подвиги святого воина Егория (Георгия), устоявшего перед пытками и посулами «царища Демьянища (Диоклетианища)» и поразившего «люту змию, люту огненну». Мотив победы св. Георгия известен в устной поэзии восточных и западных славян. У поляков св. Ежи сражается с «вавельским смоком» (змеем из краковского замка). Русский духовный стих, также следуя иконописному канону, причисляет к змееборцам и Феодора Тирона (см. Сказание о подвигах Фёдора Тиринина), которого восточно- и южнославянские традиции тоже представляют всадником и защитником скота.

Другой народный образ святого связан с началом весны, земледелием и скотоводством, с первым выгоном скота, который у восточных и части южных славян, а также в восточной Польше часто бывает на Юрьев день. В русских (костром., твер.) обходных юрьевских песнях обращаются к св. Егорию и св. Макарию:

Егорий ты наш храбрый,
Макарий преподобный!
Ты спаси нашу скотину
В поле и за полем,
В лесу и за лесом,
Под светлым месяцем,
Под красным солнышком,
От волка хищного,
От медведя лютого,
От зверя лукавого

У хорватов и словенцев в обходе дворов с юрьевскими песнями главная фигура — «Зелёный Юрий» (Zeleni Juraj) — мальчик, покрытый с головы до ног зелёными ветками, изображающий св. Георгия (ср. полес. куст). В тех же хорватских песнях в Юрьев день иногда присутствует мотив змееборчества и похищения змеем девицы. Словенцы в Помурье водили «Зелёного Юрия» или «Весника» (Zeleni Jurij, Vésnik — от словенского диалектного vésna «весна») и пели:

Оригинал
Zelenega Jurja vodimo,      
Maslo in jajca prosimo,
Ježi-babo zganjamo,
Mladoletje trosimo!

Перевод
Зелёного Юрия водим,
Масло и яйца просим,
Бабу Ягу прогоняем,
Весну рассыпаем!

Для болгарских и восточносербских юрьевских песен характерен мотив подковывания коня и объезда полей: «Свети Гиоргия коня кове се от сребро и от злато…» (Святой Георгий подковывает коня серебром и золотом…),

Оригинал
Тръгнал ми е свети Георги      
Сутром рано на Герговден
Да обижда зелени нивя,
Зелени нивя, росни ливади.

Перевод
Направился святой Георгий
Рано утром на Юрьев день
Объезжать зеленые поля,
Зелёные поля, росистые луга.

В Приангарье Егория Храброго чтили как покровителя лошадей, в его день на лошадях не работали. В Пиринской Македонии (Петрич) полагали, что св. Георгий — повелитель весеннего дождя и грома: вместе с пророком Ильёй он разъезжал на коне по небу, и от этого слышался гром. В сёлах около Пловдива воспринимали святого как хозяина и «держателя» всех вод: он убил змея, чтобы дать людям воду[22].

Поговорки и приметы[править | править вики-текст]

Два Егорья: один холодный, другой голодный.

«В сей день сходить весна на землю» (укр.). Во многих местах с этого дня начинались сельские гулянья. С Егорья хороводы, с Дмитрия посиделки. Егор вешний на санях — Дмитрий на лодке. Пастухи с этого дня не стригутся. Моленик (каравай) пастуху, крохи – скоту. На Егорья пастуха окачивают (водой), чтобы во всё лето не дремал. В поле стадо гонять и Егорья окликать. На Егория запахивали пашню, говорили: «На Егория выезжает и ленивая соха». Ясное утро на Егорья – лучше ранний сев; ясный вечер – поздний. На Егорья роса – будут добрые проса. На Егорья мороз – будет просо и овёс. Коли на Юрья берёзовый лист в полушку — к Успенью клади хлеб в кладушку. Кукушка до Егорья кукует – скот падёт. «Коли на Юрія закує зозуля на голе дерево, то буде голодне літо, а як на піст, то буде поліття» (укр.). «З Юр'я пачынае куваць зязюля» (белорус.).

Кто бранится на Егорьев день — того молния убьёт. Кто спит в Егорьев день – у того весь год будет болет голова и будет сонным (серб.). С весеннего Егорья до Семён дня, либо по Покров (сроки торговцев сделкам и наймам). Апрель — пролетний месяц — Егорьем красен. На Егория сажают огурцы (воронеж.). Сей рассаду на Егорья — будет капусты довольно (ростов.).

На Егорья заря с зарёй сходится. Св. Георгий красную весну на красную горку начинает, пророк Илья (20 июля) лето кончает, жито зажинает. Тёплый Егорий весну начинает, а Илья лето кончает. На Егория с кормом, на Александра (23 ноября) с мостом. Юрий росу спустил. Без росы и трава не растёт. Земля пьёт воду, а трава — росу. Пошли, господи, тихую воду да тёплую росу (при первом громе)! Силён и здоров, что Юрьева роса! Будь здоров – как Юрьева гора! Выпил бы нищий на Егорья вина косушку, да нет ни полушки: пошёл по росу! Егорьевы пироги — дóроги: дороже их нет, когда хлеб в закрому мыши доели! Егорил дед, егорил, да ни одной копейки не выегорил! Объегорили старика маклаки: выгодно хлеб продал, а стал считать — дыра в горсти, все утекло! Егорий — пивной праздник. Варятся ушаты пива. Егорий Храбрый — зиме ворог лютый! Юрий да Влас — крестьянскому богатству глаз. В поле стадо сгонять и Егорья окликать. Не верила бабка весне, а пришёл батюшка Егорий, — и её, старую, в пот бросило! Кто берёт под Юрья шерсть в руки, у того волки овец перережут! В этот день мужики примешивают в корм лошадям кусочки крестов из ржаного теста, испёченных на четвёртой-Крестопоклонной, Средо-крестной — неделе Великого Поста; это должно, по их словам, охранять коня-пахаря от голодного хищника-волка на весеннем подножном корму. Сегодня лошадушки менильники (именинники). Нужно им дать сена до колена, овса — до ушей! Егорьевские росы пользительны: телешом покатайся, нагой в них искупайся. Егорий-вешний и касатку не обманет (на этот день, по примете, падает начало прилёта касаток-ласточек). Заегорит (перейдёт за день Георгия Победоносца) весна, так и зябкий мужик — шубу с плеч долой. В Егорьев день скота на руки Егору передают. Алексей — человек божий (17 марта) — с гор воду сгонит, Федул (5 апреля) тепла надует, Василий Парейский (12 апреля) землю запарит, святой Пуд (15 апреля) вынет пчелу из-под спуда, а мужик — всё весне не верит, — пускай, говорит, земля преет, а я погожу полушубок снимать: придёт Егорий — сам, батюшка, с плеч сымет. «От жэ корогод, от жэ наглы, дзе корогод ходзiць, там жыто родзiць, а йдзе не бувае, там жыто ўлегае» (белорус.). [Ср. В зимних колядках: «Где коза ходит, там жито родит»]. Ранний посев ярового — с Юрья; средний — с Николы (9 мая); поздний — с Ивана (7 мая) до Тихона (16 июня). На доброй земле сей яровое раньше, на худой позже.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  1. Дмитрия св. день / Агапкина, Т. А. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 1999. — Т. 2: Д (Давать) — К (Крошки). — С. 93–94. — ISBN 5-7133-0982-7.
  2. Костер / Агапкина, Т. А. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 1999. — Т. 2: Д (Давать) — К (Крошки). — С. 620–627. — ISBN 5-7133-0982-7.
  3. Обходные обряды / Виноградова Л. Н. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 2004. — Т. 3: К (Круг) — П (Перепелка). — С. 483–487. — ISBN 5-7133-1207-0.
  4. Роса / Виноградова Л. Н., Толстая С. М. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 2009. — Т. 4: П (Переправа через воду) — С (Сито). — С. 470–474. — ISBN 5-7133-0703-4, 978-5-7133-1312-8.
  5. Даль В. И. Месяцеслов // Пословицы русского народа. — 1861–1862.
  6. Золотые правила народной культуры / О. В. Котович, И. И. Крук. — Мн.: Адукацыя i выхаванне, 2010. — 592 с. — 3000 экз. — ISBN 978-985-471-335-9.
  7. Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области. Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. — Вып. III / Сост. Пухова Т. Ф., Христова Г. П.. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005. — 249 с.
  8. Колева Т. Гергьовден у южните славяни. — София, 1981. (болг.)
  9. Кулишић Ш. Ђурђевдан // Српски митолошки речник. — Београд: Нолит, 1970. — С. 130–131. — 317 с. — (Библиотека Синтезе).  (сербохорв.)
  10. Некрылова А. Ф. Круглый год. — М.: Правда, 1991. — 496 с. — ISBN 5-252-00598-6.
  11. Плотникова А. А. Материалы для этнолингвистического изучения балканославянского ареала. — М.: Ин-т славяноведения и балканистики РАН, 1996. — 76 с.
  12. Решетников Н. И. Русский народный календарь: пословицы, поговорки, обычаи, обряды, имена. — М.: Олма-пресс, 2005. — 608 с. — ISBN 5-224-04295-X.
  13. Русские / В. А. Александров, И. В. Власова, Н. С. Полищук. — М.: Наука, 1999.
  14. Снегирёв И. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. (Выпуск 3). — М.: Университетская типография, 1838. — 214 с.
  15. Соколова В. К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов XIX — начало XX в. Академия наук СССР, Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — М.: Наука, 1979. — 286 с.
  16. Георгий / Толстой H. И. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 1995. — Т. 1: А (Август) — Г (Гусь). — С. 496–498. — ISBN 5-7133-0704-2.
  17. Юрьев день / Трефилова О. В. // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / Под общей ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Международные отношения, 2012. — Т. 5: С (Сказка) — Я (Ящерица). — С. 601–607. — ISBN 978-5-7133-1380-7.
  18. Холодная В. Г. Первый выгон скота. Российский этнографический музей. Проверено 21 мая 2015.
  19. Холодная В. Г. Егорьев день. Российский этнографический музей. Проверено 21 мая 2015.
  20. Шаповалова Г. Г. Егорьевский цикл весенних календарных обрядов у славянских народов и связанный с ним фольклор // Фольклор и этнография. — Л., 1974.

Ссылки[править | править вики-текст]