Жангра, Ив

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Ив Жангра
фр. Yves Gingras
Yves Gingras04.JPG
Дата рождения

1954(1954)

Страна
Научная сфера

история, социология

Место работы
Альма-матер
Награды и премии
Commons-logo.svg Ив Жангра на Викискладе

Ив Жангра (фр. Yves Gingras, род. в 1954) — историк, социолог науки из франкоговорящей части Канады.

Биография[править | править код]

После получения степени магистра физики в университете Лаваль, в 1984 году Жангра защитил докторскую работу по истории и социополитике науки в университете Монреаля под названием «Канадские физики: генеалогия социальной группы,1850-1950» (опубл. в 1991 г. на французском и английском языках под названием «Истоки научного исследования в Канаде: случай физиков»/ «Физика и подъем научного исследования в Канаде»).

  • 1984—1986 — постдокторская программа на отделении истории науки в Гарвардском университете.
  • 2000 — Dibner Fellow в Дибнеровском институте по истории науки и технологии в Массачусетском технологическом институте.
  • Много раз был приглашенным профессором во французских университетах. Является аффилиированным профессором в Институте истории и философии науки и технологии в Торонто.
  • С 1986 по настоящее время является профессором в университете Квебека в Монреале (UQAM). Сначала работал на отделении социологии, затем — на отделении истории (с 1989).
  • С 1986 является членном Центра индустриальных и технологических исследований и развития (CREDIT), основатель Межуниверситетского центра исследований науки и технологии (CIRST).
  • В 1997 принял участие в создании Обсерватеории наук и технологий (OST)[1] — организации, посвященной оценке науки, технологии и инновации. Жангра — научный руководитель OST, которая является частью CIRST.
  • В 2001—2005 Жангра является директором CIRST.
  • С 2005 полностью посвятил себя Канадской кафедре исследований в истории и социологии науки [2] (мандат истекает в 2010).
  • С 1997 также ведет ежемесячную передачу Les années lumière на радио Канады.

Награды[править | править код]

  • 1988 — приз Мишель-Брюне (le prix Michel-Brunet) от Французского института истории Америки за книгу «История наук в Квебеке» (в соавторстве с Люком Шартраном и Реймоном Дюшесном).
  • 2001 — приз Айвен Слейд (Ivan Slade Prize) от Британского общества истории науки за сочинение «Социальные и эпистемологические последствия математизации физики».
  • 2005 — приз Жерара-Паризо (le prix Gérard-Parizeau)"за заслуги исключительного наследия и общественной деятельности в открытии огромного и трудного поля истории наук".
  • 2007 — приз Жака-Руссо (prix Jacques-Rousseau) от Франкофонной ассоциации знания (ACFAS) за новаторство и развитие науки.

Преподаваемые курсы и научные интересы[править | править код]

В настоящее время Жангра преподает курсы Введение в историческое познание, Наука и техника в истории западных обществ, Наука и техника в истории Квебека, а также ведет докторский семинар. К основных научным интересам Жангра в настоящее время относятся: формирование дисциплин, трансформация университетов с 1700 г., а также математизация наук.

Взгляды[править | править код]

Позиция Жангра в отношении социологии науки и проблемы анализа исторического развития науки проникнута естественнонаучными методологическими установками. К ним можно отнести, например, убежденность в единстве восприятия и объяснения с приоритетом физики (в широком смысле слова), представляя социологическое объяснение как попытку тотального объяснения закономерностей и механизмов функционирования Вселенной, включая взаимодействие механических деталей. В своих аргументах Жангра склонен редуцировать понятия (например «гетерогенность») к их физическим значениям как первичным. Он также отказывает социальной науке в эвристичности, отождествляя социологическое объяснение с естественнонаучным в его тотальности (таким образом, социальные науки представляют, по Жангра, часть «проблемы», а не её решение, а отношения социальных и естественных наук он описывает в понятия периферии и центра соответственно, поскольку «в неком первичном смысле можно сказать, что у естественнонаучного знания есть внешние референты»[1]. С естественнонаучной методологией также можно связать требование Жангра к «точному» объяснению связей в социальных процессах и «отчетливо сформулированным выводам». Признавая дискурсивную природу объяснений, Жангра тем не менее склонен противопоставлять понятия и «не видеть» диалектических взаимоотношений, участвующих в процессе создания науки, особенно в том, что касается сопредельных сфер социального и технического. В некоторых местах он также недвусмысленно отделяет социологическую истину от научной. В целом, стоит отметить значение, которое Жангра приписывает социологии: «социологический» в его интерпретации проявляется как «внешний» (вероятно, в соответствии с социологизмом Дюркгейма). Как подчеркивает сам Жангра, «ученые подчиняются правилам дисциплинарной подготовки, во многом определяющей их интеллектуальный горизонт»[2].

Опираясь на данные методологические установки, Жангра определяет «обладание правотой в науке в данной конкретный момент» как располагание доказательствами, которые, учитывая структуру поля и уровень знаний на данный момент, не могут быть убедительно оспорены или заменены другими, способными завоевать одобрение большинства ученых, принадлежащих данному полю[3]. Также Жангра подчеркивает, что «признание значения времени и аргументации ведет к историчной концепции знания, не оставляющей места вневременному критерию абсолютной истины, но и не приводящей к некой форме ниглистического релятивизма. Нет необходимости отрицать всякую эксплицитную отсылку к внешней реальности, которая накладывала бы на знание свои ограничения, утверждая, что социальная динамика регламентированной научной коммуникации вунтри поля науки является единственным условием производства научного знания»[1]. Для понимания взглядов Жангра важно также следующее его утверждение: «„Социальные факторы“ являются особым продуктом профессиональной деятельности социологов, стремящихся установить новые типы измерений в своих институциях. Они дают различные определения тому, что удерживает нас всех вместе. Они называют это „обществом“ и пытаются навязать свои дефиниции как можно большему числу людей, проникая в как можно более число профессиональных занятий…»[4]. Таким образом, Жангра особым образом сочетает критику в рамках социологии науки и социологии социологии с позиции наблюдателя с латентными естественнонаучными методологическими установками в отношении знания.

Объектом критики Жангра стали, прежде всего, взгляды Латура и Каллона о невозможности различения социального и технического. Жангра крикикует, прежде всего: 1) постулат о неразличимости факторов в анализе развития науки; 2) неиерархизированность факторов (социальных, технических, экономических, политических) в данном анализе. Жангра указывает на несоответствие программных постулатов Латура и Каллона, заявляемое в качестве методологической установки, существу проводимого их сторонниками анализа («Как следует реагировать на многочисленные утверждения, заполняющие вступления и заключения к множеству текстов, которые при этом не находят применения в их основной части?»). Это несоответствие, на его взгляд, ярко отражается в избыточном оперировании «оруэлловским новоязом», как он определяет понятия сети акторов или гетерогенной инженерии. Жангра утверждает, что заявляемая теоретическая рамка во многих научных текстах данного направления не выдерживается, и в результате «использование метафор „ассоциаций“ или „аттракции“ устанавливает риторическую связь между „актантами“, плохо скрывая стоящий за ними реалистический подход»[5]. Причина этого, как он считает, исходит из неразличения онтологического, эпистемологического и методологического уровней неразличения различных факторов анализируемого процесса. В своей аргументации Жангра также представляет социальное и техническое как два локуса в едином пространстве, а не две диалектически связанные логики действия (рассуждения о том, что «политика приводит к технологии, а технология к политике», он отождествляет с высказыванием о том, что расследование ведет из Парижа в Лондон, и наоборот[6], тем самым во многом редуцируя подразумеваемые смыслы).

Жангра указывает на непонимание со стороны инженерного дискурса энтузиазма со стороны социологов по поводу обращения социологов к естественным наукам как источнику и фактору социальных процессов. Однако Жангра критикует и сам дискурс социологов, называет его «искусством каламбура, заменяющим размышление»[7]. Рассматривая проблему отождествления языка социального актора и наблюдателя социального процесса, Жангра, в целом, выступает против феноменологии. По его мнению, концепты социологов «должны четко различасться с категориями, используемыми самими агентами»[8]. Критикует Жангра и теорию контингентности научных открытий как выросшую из наблюдений на микроуровне, где якобы «невозможно избавиться от ощущения, что каждая партия уникальна»[2].

В качестве выхода из сложившейся ситуации Жангра предлагает «заменить туменные ссылки на „социологию“, „социологов“ или на „общество“ тщательным анализом самого содержания работ, опубликованных нашими коллегами»[1], тем самым обращаясь как раз от традиции к дискурсивному обсуждению, которое, по Жангра, должно принимать вид интерсубъективного согласия.

Таким образом, Ив Жангра демонстрирует своё радикальное несогласие с современной социальной мыслью в лице Латура и Каллона на уровне стиля исследования социологии науки, утверждая, что «щегольство, шарм и заразительное остроумие более уместны в мире моды, чем в социологии»[1], несмотря на то, что социология, как и мода, является частью общества.

Избранная библиография[править | править код]

  • Histoire des sciences au Québec («История наук в Квебеке», 1987, совместно с Luc Chartrand и Raymond Duchesne)
  • Les origines de la recherche scientifique au Canada : le cas des physiciens («Истоки научного исследования в Канаде: случай физиков», 1991)
  • Du scribe au savant. Les porteurs du savoir de l’Antiquité à la Révolution industrielle («От переписчика до ученого. Носители знания с античности до промышленной революции», 1998, совместно с Peter Keating и Camille Limoges)
  • The Social and Epistemological Consequences of the Mathematization of Physics (2005)
  • Éloge de l’homo techno-logicus («Похвала homo techno-logicus», 2005)
  • Nobel by association: beautiful mind, non-existent prize[3]
  • Science and mysticism: a tainted embrace[4]
  • Un air de radicalisme. Sur quelques tendances récentes en sociologie de la science et de la technologie // Actes de la recherche en sciences sociales. 1995. № 108. P. 3-17.на французскомна русском — в Журнале социологии и социальной антропологии, 2004, Том VII, № 5, С.75-98.

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]