Жатва

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
«Жатва»
(художник А. Егорнов)

Жатва — время уборки преимущественно хлебных растений (пшеницы, ржи, овса, ячменя и др.). Российские крестьяне чаще называли время уборки хлебов жнитвом. Время жатвы, или жнитва озимых хлебов, приходится на июль, самый жаркий обычно в году месяц. Быть целый день на солнцепёке в такую пору от зари до зари — работа в высшей степени тяжёлая, особенно при снимании хлеба серпом. Поэтому издавно время жатвы называлось народом не просто рабочей порой, как говорили о навозице (вывозке навоза на поля; пахоте под озимое), сенокосе и т. п., а страдой[1].

Жатва в Библии[править | править код]

Жатва в Палестине (Быт. 8:22) обыкновенно начиналась около начала апреля и оканчивалась в июне, но в некоторых частях нагорной страны и позднее. Жатва ячменя предшествовала жатве пшеницы. Для срезания колосьев обыкновенно употреблялся серп, а молотьба и просеяние хлеба производились часто под открытым небом. Собирание отдельных колосьев, даже отдельных снопов, забытых на поле, после уборки предоставлялось беднякам и делалось их собственностью. Сезон жатвы, несомненно, считался очень трудным, но в то же время и самым весёлым среди полевых занятий. Поэтому выражение «как веселятся во время жатвы» (Ис. 9:3) обратилось даже в поговорку. Пшеница собиралась в житницу, а плевелы, собранные в связки, сжигались (Мф. 13:30). Обыкновенной пищей для жнецов, по крайней мере во времена Руфи, служили только хлеб и поджаренные колосья; питьём же — уксус (вид кислого, слабого вина), отличавшийся вероятно прохлаждающим свойством, особенно приятным в странах жаркого климата (Руф. 2:14). Обычным приветствием между жнецами и проходящими мимо, как видно из 2:4 было следующее: «и сказал (Вооз) жнецам: Господь с вами! И они сказали ему: да благословит тебя Господь[2]

Жатва в славянской традиции[править | править код]

Жа́тва (процесс уборки злаковых культур) являлась одним из наиболее ответственных периодов в хозяйственном цикле славян, относившихся к хлебу как к высшей ценности; в обрядовом комплексе, сопровождавшем жатву, особенно выделялись ритуалы, отмечающие её начало (зажинки) и конец (обжинки, дожинки).

Хотя время уборки урожая определялось в каждой местности климатическими и погодными условиями, тем не менее во многих местах её стремились приурочить к календарным праздникам, близким по срокам к жатве. Например, у русских начинали уборку (зажинали) яровых со дня Прокопия-жатвенника 8 (21) июля или после Ильина дня 20 июля (2 августа) (ср.: «Илья лето кончает, жито зажинает»).

Начало жатвы (зажин, зажинки) было обставлено целым рядом ритуалов и магических действий, из которых главным считался правильный выбор зажинщицы», т.е. такой жницы, которая славилась надёжным здоровьем, силой, ловкостью, «лёгкой рукой».

В период жатвы соблюдались особые правила поведения и запреты. Чтобы не навлечь грозы и пожаров на собранный в поле хлеб, прекращали работы в те календарные праздники, которые приходились на время страды (например, дни Бориса и Глеба, Пантелеймона-Зажимного, св. Павла и др.); в эти дни старались не зажигать в домах огня и даже не топили печи (см. Ильин день, Огненная Мария, Пантелеймон Целитель).

Во многих славянских традициях сохранились представления о том, что в несжатых колосьях скрываются обитающие в злаках полевые духи или души умерших родственников.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]