Заградительный отряд

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Загради́тельные отря́ды или заградотря́ды, в строгом смысле этого слова (под таким названием) — формировавшиеся советским правительством и просоветскими режимами за рубежом на разных исторических этапах[1] (гоминьданом во время гражданской войны в Китае,[⇨] республиканцами во время гражданской войны в Испании[⇨]) воинские формирования, которые размещались позади основных собственных войск на передовой и в ближнем прифронтовом тылу, для «укрепления и поддержания воинской дисциплины», предотвращения бегства военнослужащих с поля боя, возвращения обратно в свои воинские части бежавших с поля боя или отставших от своих подразделений военнослужащих, а также решения второстепенных задач по охране прифронтового тыла[⇨]. Кроме того, в Вооружённых силах СССР в военное время действовала эшелонированная структура заградительных формирований различного подчинения (внутриармейского, комендантского и НКВД), дублирующие функции друг-друга для подстраховки. В годы гражданской войны в России и в мирное время социалистического строительства, заградотрядами именовались действовавшие подразделения войск ОГПУ—НКВД и военизированные комсомольские рабочие дружины, целью которых была охрана колхозной и социалистической собственности — продовольственных складов и других стратегических запасов и заготовок, пресечение массового бегства колхозников в города, борьба с «кулаками», «мешочниками», «отходниками», «спекулянтами» и другими асоциальными элементами при советской власти. Последние из указанных формирований действовали на просёлочных дорогах и на железнодорожном транспорте[⇨].

В широком смысле этого слова — заградительные формирования создавались в вооружённых силах различных государств, начиная с античности, в критических ситуациях для выполнения карательных функций (вплоть до смертной казни). Описываемые формирования, как правило, были либо по своему этническому составу, либо по каким-либо другим критериям, отличны от основных сражающихся сил. На более современном этапе, они могли также иметь различные наименования и разную ведомственную принадлежность: полевая жандармерия, войска по охране тыла и т. п.[⇨]

Исторические аналоги заградительных формирований[править | править код]

Персидское войско (современная историческая реконструкция)

Историк В. А. Артамонов отмечает наличие конных заградительных отрядов уже в античности[2].

Такие воины были ещё во времена греческого историка Ксенофонта. В своём произведении IV века до нашей эры «Киропедия» историк писал о задней шеренге во многонациональном войске персидского царя Кира Великого, в функцию которой входило: «ободрять тех, кто выполняет свой долг, сдерживать угрозами малодушных и карать смертью всех, кто вознамерится повернуть в тыл, вселять в трусов больше страха, чем враги». У того же Ксенофонта можно встретить и психологические зарисовки, в которых отношение к тем, кто во время боя поддается панике, достаточно однозначно: «Людская масса, когда она исполнена уверенности, вызывает неукротимое мужество, но если люди трусят, то чем больше их, тем более ужасному и паническому страху они поддаются». Здесь Ксенофонт определяет первейшую функцию задней шеренги — пресекать дезертирство на корню, когда люди ещё не поддались массовой панике. Аналогичные формирования в боевых порядках применял древнегреческий полководец Филипп Македонский (отец Александра Македонского)[3].

Монголо-татарские полчища захватывают Рязань

Монголо-татарские завоеватели во время своих завоевательных походов также прибегали к формированию заградительных отрядов для удержания в повиновении своих многонациональных орд. Батыева рать, как и войско Чингисхана, была сформирована по следующему принципу. В авангарде наступающих сил ставились ударные части из покорённых народов: мадьяры, поляки, мордва, булгары, куманы и даже «измаильтяне» (мусульмане), практически обречённые на гибель в авангардном бою. Позади них наступали заградотряды из верных воинов[4].

Маршал Франции Монлюк ставил позади войск заградительный отряд, чтобы карать тех, кто покидал строй и бежал с поля битвы. Король Пруссии Фридрих II для подобных же целей использовал тыловые шеренги из унтер-офицеров. В России в годы Первой мировой войны создавались сначала казачьи заградительные отряды, действовавшие в конном строю, а затем и пешие пулемётные части, именовавшиеся «батальонами смерти»[3].

В целом, в новой и новейшей истории практика формирования заградительных отрядов нашла применение в Европе и Азии в ходе Наполеоновских войн, Тайпинского восстания и восстания няньцзюней, гражданской войны в США, Первой мировой войны и гражданской войны в России, эпохи милитаристов в Китае (1916—1928), и ряда других военных конфликтов[5][6].

Заградительные отряды в годы Первой мировой войны[править | править код]

Основная статья: Батальоны смерти

В годы Первой мировой войны на Восточном фронте для восстановления боевого порядка подобные меры были приняты и русскими командирами, хотя таких приказов от главнокомандующего и не поступало, командующие фронтами и армиями нередко требовали соответствующих жёстких мер (например, приказы командующих: 2-й армией генерала В. В. Смирнова от 19.12.1914, и 8-й армией генерала А. А. Брусилова от 05.07.1915). В итоге, на фронтах появились «батальоны смерти», которые отчасти выполняли своеобразные заградительные функции.

Заградительные отряды в годы Гражданской войны и советско-польской войны[править | править код]

Продовольственные заградотряды[править | править код]

В годы Гражданской войны (19181922) заградительными отрядами (или постами) назывались специальные формирования осуществляющих охрану продовольственных и других заготовок, борьбы с мешочничеством и спекуляцией. Заградотряды выставлялись в городах, на железнодорожных станциях, пристанях, шоссе. Создание заградотрядов происходило в условиях кризиса, разрухи и голода, особенно в промышленных центрах страны.

14 января 1918 года (27 января по новому стилю) СНК РСФСР принимает постановление «О мерах по улучшению продовольственного положения» написанное В. И. Лениным[7], в котором предлагается создание вооруженных отрядов для «самых революционных мер продвижения грузов, сбора и ссылке хлеба и т. д., а также для беспощадной борьбы со спекулянтами». На базе этих отрядов, создаваемых продовольственными и местными органами власти, создавались посты, выполняющие функцию заградотрядов.

Практика применения заградительных отрядов была официально легализована после принятия декрета СНК «О чрезвычайных полномочиях народного комиссара по продовольствию» (9 мая 1918 года) и декрета ВЦИК о создании Продотрядов (27 мая 1918 года).

Из-за отсутствия четкой организации, и невозможности в условиях обостряющегося кризиса наладить контроль, деятельность заградотрядов зачастую принимала самоуправский характер, нарушающий положения центральных органов власти.

Определенный порядок в деятельность заградотрядов внесло положение СНК «О заградительных реквизиционных продовольственных отрядах, действующих на ж.-д. и водных путях» (4 августа 1918 года). Согласно ему право ставить продовольственные отряды на железной дороге и водных путях предоставлялось только Наркомпроду и губернским продотделам. Начальник заградотряда должен был иметь при себе письменное распоряжение органов Наркомпрода, подтверждающее его полномочия. Заградотряды могли осматривать все пассажирские и служебные вагоны (за исключением вагонов Госбанка и почтовых вагонов). Особо оговаривалось, что действия заградотрядов не должны нарушать железнодорожное и водное сообщение и лишь в крайних случаях им разрешалось задерживать пароходы и поезда, но не более чем на 1 час. Заградотряды имели право конфисковать продовольствие превышающее установленные нормы провоза в 20 фунтов на одного человека (около 8 кг). Для борьбы с злоупотреблениями начальник заградотряда был обязан выдать квитанцию на реквизированные продукты, которые подлежали оплате по твердым ценам. Заградотряды комплектовались людьми из частей Продармии, численность заградотряда обычно колебалась в пределах 5-15 человек.

С мая 1919 года части Продармия и заградотряды вошли в состав Войск ВОХР, а с сентябре 1920 года в войска ВНУС. 19 января 1921 года войска ВНУС и заградотряды были переданы в военное ведомство.

Еще в декабре 1918 Наркомпрод выступил с предложением о ликвидации всех заградотрядов, кроме отрядов Наркомпрода и губернских продкомов. Но четкий запрет всем органам власти, кроме Наркомпрода, выставлять заградотряды и реквизировать продукты питания, был принят СНК только 29 июня 1920.

Заградотряды были упразднены во второй половине 1921 года после введения нэпа.

Заградительные отряды Троцкого[править | править код]

Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. Надо ставить солдата между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади.

О заградительных отрядах на фронтах гражданской войны пишет непосредственно сам Троцкий в книге «Вокруг Октября»[8].

По его инициативе в Красной армии была создана заградслужба (также именуемая «заградиловкой»), элементами которой стали такие формирования как заградпосты, заградроты и заградотряды, рядовой военнослужащий таких формирований назывался заградотрядовец[9]. В знаменитой Чапаевской дивизии тоже были заградотряды, но об этом стало известно лишь после краха советской системы[10], а в те годы, после окончания гражданской войны об этих заградительных формированиях и их роли в «укреплении Красной армии» в советской печати умалчивалось[9].

Организационно заградотряды и другие заградительные формирования того периода относились к частям особого назначения (ЧОН)[10], тесно взаимодействовали с ВЧК, с 1921 года они находились в оперативном подчинении у военного командования[1]. А формировали такие группы из бывших военнопленных австро-венгров, латышей, мадьяр, китайцев, и прочих «воинов-интернационалистов»[11].

Впервые о заградотрядах периода гражданской войны были кратко упомянуто в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (Москва, 1987) где они были названы «ленинскими»[9].

Межвоенный период[править | править код]

В межвоенный период заградотряды действовали во многих внутренних и внешних конфликтах с участием советских войск.

Коллективизация[править | править код]

В ходе кампаний по раскулачиванию, борьбе с «мешочничеством» и с «хищениями урожая» действовали заградительные отряды ОГПУ на транспорте[12].

Во время гражданской войны в Китае[править | править код]

Гоминьдан на этапе сотрудничества с СССР в годы эпохи милитаристов и гражданской войны в Китае по указанию советских наставников ввёл при воинских формированиях Национально-революционной армии заградотряды, в дальнейшем они стали постоянными спутником китайских войск и в последующих конфликтах, уже без участия советских кураторов (см. ниже Корейская война)[13].

Во время гражданской войны в Испании[править | править код]

В ходе гражданской войны в Испании заградотряды были созданы при интербригадах после того как командующие Штерн и Вальтер направили в НКВД докладные о массовом бегстве их бойцов[14]. Пулемётные заградотряды действовали в оперативному тылу интербригад, также действовали заградотряды на дорогах. Чтобы пресечь проникновение анархистов или троцкистов на руководящие должности, начальниками заградительных отрядов старались повсюду ставить только своих проверенных людей[15].

Во время советско-японских пограничных столкновений[править | править код]

В ходе советско-японских пограничных столкновений 1938—1939 гг. на озере Хасан и Халхин-Голе заградотряды уже действовали в тылу советских войск[1].

Во время советско-финской войны[править | править код]

Во время советско-финской войны также действовали заградотряды «для повышения наступательного порыва» частей Красной армии[16]. На создаваемые отряды возлагались следующие задачи: организация заслонов и застав, проведение облав в тылу действующей армии, задержание дезертиров. Каждый отряд имел численность в 100 человек. На участке наступления 14-й армии было создано 2 отряда; 9-й армии — 5 отрядов; 8-й армии — 8 отрядов; 13-й армии — 5 отрядов; 7-й армии — 7 отрядов. Приказ требовал создавать заградотряды из полков НКВД. Они должны были действовать на линии штабов дивизий в сторону фронта, и на линии штабов полков в секторе по обе стороны основной дороги на 5—10 километров[1].

По итогам анализа боевого опыта конфликтов межвоенного периода Начальник Главного управления политпропаганды РККА Лев Мехлис прямо заявил: «Опыт Хасана, Халхин-Гола и Финляндии показал, что заградительные отряды в военных условиях себя оправдали, поэтому надо принимать меры к тому, чтобы в военное время в действующих армиях на основных направлениях в тылу были заградительные отряды, подчинённые органам НКВД». После советско-финской войны создание и использование заградотрядов стало неписанной и необъявленной частью советской военной доктрины, а их подчинение органам НКВД свидетельствовало об определённом недоверии Сталина военному руководству и затрудняло взаимодействие частей и соединений с органами НКВД[1].

В годы Великой Отечественной войны[править | править код]

В местечке «Маслова пристань» заградотряд отобрал у нас автоматы и карабины. Взамен дали по винтовке со штыком и по лому, а младший лейтенант из заградотряда в ярко начищенных сапогах, обвешанный ремнями и планшетками, произнёс примерно такую речь: «Здесь мы остановим немцев и здесь должно состояться новое Бородино. Ни шагу назад!». Но видно было, что он не верит, ни в этот рубеж, ни в собранных из разных отступающих частей солдат и офицеров.
— Из воспоминаний бойца 69-й армии художника Петра Токарева[17]

Заградотряды были организованы во всех советских фронтах Красной армии, сухопутных бригадах морской пехоты РККФ, при оборонительных крепостях и укрепрайонах, как отмечает В. Урбан, за кем в войну не шли заградотряды, — так это за подводными лодками[18]. Заградотряды вооружались пулемётно-артиллерийским и миномётным вооружением и действовали в ближнем прифронтовом тылу сражающихся войск. В тылу действовали заградительные комендатуры, опиравшиеся в своей деятельности на войска НКВД по охране тыла и истребительные батальоны. Но этим не исчерпывались «меры по укреплению военной дисциплины», то есть вмешательство НКВД в военные дела и внедрение чекистов в действующую армию и флот. Кроме самих заградотрядов и заградкомендатур для выявления «предателей» и «дезертиров», были приняты меры контрразведывательного характера по укомплектованию частей агентурно-осведомительным аппаратом, по новым штатам на каждую армию полагалось иметь по 400 оперуполномоченных СМЕРШ и агентурный аппарат — 30 осведомителей на батальон, то есть по 1 осведомителю на каждое отделение, таким образом обеспечивалось не только «дуло в спину», теперь «глаза и уши» НКВД были на самом низовом тактическом уровне[19]. Предназначение, как и сам факт существования заградотрядов в годы Великой Отечественной войны — отрицался официальной советской пропагандой. Сведения о заградотрядах входили в «Перечень сведений, запрещенных к опубликованию в открытой печати, в передачах по радио и телевидению»[20]. Упоминание заградотрядов в открытой печати, как и полного текста Приказа № 227 запрещалось цензурой даже в период гласности, по прошествии более чем 40 лет после окончания войны приказ ещё не был опубликован, публиковались лишь отдельные его фрагменты с общими фразами типа «Ни шагу назад!»[21], которые в советских изданиях трактуются однобоко и без каких-либо подробностей[22]. В советской художественной литературе заградотряды упоминаются крайне редко и только в послесталинское время[9]. В мемуаристике, чтобы избегать слово «заградотряд», употреблялись эвфемизмы «зелёные фуражки», «пограничники» за сходство полевой униформы заградотрядов с погранвойсками НКВД и вследствие того, что уцелевший личный состав фактически прекративших своё существование западных погранокругов был в массовом порядке влит в состав заградотрядов[23]. Сведения о заградотрядах сталинского периода отсутствовали в советской справочной литературе, в энциклопедии «Гражданская война и военная интервенция в СССР» (Москва, 1987) рассказывается лишь о «ленинских» заградотрядах[9]. Историк А. М. Самсонов так характеризовал перипетии своей борьбы за публикацию полного текста приказа в позднеперестроечное время: "Сейчас (1988) я в буквальном смысле воюю за то, чтобы в новом издании моей книги «Сталинградская битва» полностью опубликовать знаменитый приказ № 227 наркома обороны СССР от 28 июля 1942 года, который в литературе называется «Ни шагу назад!»[21]. Даже после распада СССР материалы о заградотрядах, как и о штрафбатах, в Центральном архиве Министерства обороны РФ «хранятся за семью печатями» и исследователям не выдаются[22].

Начало Великой Отечественной войны[править | править код]

В начале июля 1941 года Главный военный прокурор Красной армии В. И. Носов доложил сводку о чрезвычайных происшествиях в Красной армии за первые дни войны, где сообщалось, что в начале войны заградительные пункты отсутствовали, но к 6 июля 1941 года на фронте были созданы заградительные пункты и заградотряды[1]. 27 июня 1941 года Третье управление наркомата обороны СССР (управление по борьбе с «контрреволюцией, шпионажем, диверсией, вредительством и всякого рода антисоветскими проявлениями») издаёт директиву № 35523 о работе своих органов в военное время. В ней, в частности, была предусмотрена: «Организация подвижных контрольно-заградительных отрядов на дорогах, железнодорожных узлах, для прочистки лесов и т. д., выделяемых командованием с включением в их состав оперативных работников органов Третьего управления».[24][25] Начальник Генерального штаба РККА генерал армии Г. К. Жуков и Ставка ВГК рассматривали действия заградотрядов как необходимое условие для успеха ведения вооружённой борьбы[1]. Так, 10 июля 1941 года он по прямому проводу упрекал командующего Северо-Западного фронта генерал-полковника Ф. И. Кузнецова, что «истребительные отряды у Вас до сих пор не работают и плодов их работы не видно»[1].

Приказом НКВД СССР № 00941 от 19 июля 1941 года при особых отделах дивизий и корпусов сформированы отдельные стрелковые взводы, при особых отделах армий — отдельные стрелковые роты, при особых отделах фронтов — отдельные стрелковые батальоны, укомплектованные личным составом войск НКВД[24].

Инструкция для особых отделов НКВД Северо-Западного фронта по борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами

… § 4
Особые отделы дивизии, корпуса, армии в борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами осуществляют следующие мероприятия:
а) организуют службу заграждения путём выставления засад, постов и дозоров на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения, с тем чтобы исключить возможность какого бы то ни было просачивания военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции;
б) тщательно проверяют каждого задержанного командира и красноармейца с целью выявления дезертиров, трусов и паникёров, бежавших с поля боя;
в) всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала. Следствие заканчивать в течение 12-часового срока;
г) всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении представителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии;
д) в особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте, начальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на месте. О каждом таком случае начальник особого отдела доносит в особый отдел армии и фронта;
е) приводят в исполнение приговор военного трибунала на месте, а в необходимых случаях перед строем;
ж) ведут количественный учёт всех задержанных и направленных в части и персональный учёт всех арестованных и осуждённых;

з) ежедневно доносят в особый отдел армии и особый отдел фронта о количестве задержанных, арестованных, осуждённых, а также о количестве переданных в части командиров, красноармейцев и материальной части.

Из директивы Управления особых отделов НКВД СССР № 39212 от 28 июля 1941 года об усилении работы заградительных отрядов по выявлению и разоблачению агентуры противника, перебрасываемой через линию фронта[24][25]:

…Одним из серьёзных средств выявления засылаемых к нам агентов германской разведки являются организованные заградительные отряды, которые должны тщательно проверять всех без исключения военнослужащих, неорганизованно пробирающихся с фронта в прифронтовую полосу, а также военнослужащих, группами или в одиночку попадающих в другие части.

Однако имеющиеся материалы говорят о том, что работа заградительных отрядов ещё недостаточно организована, проверка задержанных лиц проводится поверхностно, зачастую не оперативным составом, а военнослужащими.
В целях выявления и беспощадного уничтожения агентуры противника в частях Красной Армии предлагаю:
1. Усилить работу заградительных отрядов, для чего выделить в отряды опытных оперативных работников. Установить, как правило, что опрос всех без исключения задерживаемых должен производиться только оперработниками.
2. Всех лиц, возвратившихся из германского плена, как задержанных заградительными отрядами, так и выявленных агентурным и другим путём, арестовывать и тщательно допрашивать об обстоятельствах пленения и побега или освобождения из плена.
Если следствием не будут добыты данные о причастности их к органам германской разведки, таких лиц из-под стражи освобождать и направлять на фронт в другие части, установив за ними постоянное наблюдение как со стороны органов особого отдела, так и со стороны комиссара части.

В сентябре 1941 года Сталин подписал директиву командующим войсками, где требовал «в каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд из надежных бойцов», но это средство тогда оказалось абсолютно негодным и не привело к прекращению массового бегства[9]:

Директива Ставки ВГК № 001919 командующим войсками фронтов, армиями, командирам дивизий, главнокомандующему войсками Юго-Западного направления о создании заградительных отрядов в стрелковых дивизиях[24][25]

12 сентября 1941 года.
Опыт борьбы с немецким фашизмом показал, что в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать: «Нас окружили!» и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах. Если бы командиры и комиссары таких дивизий были на высоте своей задачи, паникёрские и враждебные элементы не могли бы взять верх в дивизии. Но беда в том, что твёрдых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много.
В целях предупреждения указанных выше нежелательных явлений на фронте Ставка Верховного главнокомандования приказывает:
1. В каждой стрелковой дивизии иметь заградительный отряд из надёжных бойцов, численностью не более батальона (в расчёте по 1 роте на стрелковый полк), подчинённый командиру дивизии и имеющий в своём распоряжении кроме обычного вооружения средства передвижения в виде грузовиков и несколько танков или бронемашин.
2. Задачами заградительного отряда считать прямую помощь комсоставу в поддержании и установлении твёрдой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, ликвидацию инициаторов паники и бегства, поддержку честных и боевых элементов дивизии, не подверженных панике, но увлекаемых общим бегством.
3. Обязать работников особых отделов и политсостав дивизий оказывать всяческую помощь командирам дивизий и заградительным отрядам в деле укрепления порядка и дисциплины дивизии.
4. Создание заградительных отрядов закончить в пятидневный срок со дня получения настоящего приказа.
5. О получении и исполнении командующим войсками фронтов и армий донести.
Ставка Верховного главнокомандования
И. Сталин

Б. Шапошников

Сталинградская битва[править | править код]

Особую роль заградотряды сыграли во время битвы за Кавказ и Сталинградской битвы, как отмечает Анатолий Безуглов: «Только чудовищная жестокость сталинских заградотрядов остановили наше отступление на Кавказе и обеспечила победу в Сталинградской битве. Эти заградотряды сопровождали нас до самой победы…».[26] 28 июля 1942 года вышел знаменитый приказ № 227 («Ни шагу назад») Народного комиссара обороны СССР И. В. Сталина, в котором предписывалось[24][25]:

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

— сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной.

По состоянию на 15 октября 1942 года в Красной армии сформировано 193 заградительных отряда. Из них Особым отделам Сталинградского фронта подчинено — 16, а Донского фронта — 25[24][25]. Заградотрядами с 1 августа по 1 октября 1942 года задержано 140 755 военнослужащих, сбежавших с передовой линии фронта.

Из числа задержанных:

  • арестовано 3980 человек;
  • расстреляно 1189 человек;
  • направлено в штрафные роты 2776 человек;
  • направлено в штрафные батальоны 185 человек;
  • возвращено в свои части и на пересылочные пункты 131 094 человека.

По Донскому фронту задержано 36 109 человек:

  • арестовано 736 человек;
  • расстреляно 433 человека;
  • направлено в штрафные роты 1056 человек;
  • направлено в штрафные батальоны 33 человека;
  • возвращено в свои части и на пересыльные пункты 32 933 человека.

По Сталинградскому фронту задержано 15 649 человек:

  • арестовано 244 человека;
  • расстреляно 278 человек;
  • направлено в штрафные роты 218 человек;
  • направлено в штрафные батальоны 42 человека;
  • возвращено в свои части и на пересыльные пункты 14 833 человека.
Справка ОО НКВД СТФ в УОО НКВД СССР о деятельности заградительных отрядов Сталинградского и Донского фронтов не ранее 15 октября 1942 года[27]

Практика и результаты использования[править | править код]

Официальная версия Альтернативная точка зрения
П. Н. Лащенко[28]
Герой Советского Союза, генерал армии
Н. Н. Никулин[29]
ветеран Великой Отечественной войны
«Да, были заградительные отряды. Но я не знаю, чтобы кто-нибудь из них стрелял по своим, по крайней мере на нашем участке фронта. Уже сейчас я запрашивал архивные документы на этот счёт, таких документов не нашлось. Заградотряды находились в удалении от передовой, прикрывали войска с тыла от диверсантов и вражеского десанта, задерживали дезертиров, которые, к сожалению, были; наводили порядок на переправах, направляли отбившихся от своих подразделений солдат на сборные пункты.

Скажу больше, фронт получал пополнение, естественно, необстрелянное, как говорится, пороху не нюхавшее, и заградительные отряды, состоявшие исключительно из солдат уже обстрелянных, наиболее стойких и мужественных, были как бы надёжным и сильным плечом старшего. Бывало нередко и так, что заградотряды оказывались с глазу на глаз с теми же немецкими танками, цепями немецких автоматчиков и в боях несли большие потери. Это факт неопровержимый».

«Выйдя на нейтральную полосу, вовсе не кричали „За Родину! За Сталина!“, как пишут в романах. Те, кто победил, либо полегли на поле боя, либо спились, подавленные послевоенными тяготами. Остались у власти и сохранили силы другие — те, кто загонял людей в лагеря, те, кто гнал в бессмысленные кровавые атаки на войне. Они действовали именем Сталина, они и сейчас кричат об этом. Не было на передовой: „За Сталина!“. Комиссары пытались вбить это в наши головы, но в атаках комиссаров не было. Всё это накипь…

Войска шли в атаку, движимые ужасом. Ужасна была встреча с немцами, с их пулеметами и танками, огненной мясорубкой бомбежки и артиллерийского обстрела. Не меньший ужас вызывала неумолимая угроза расстрела. Чтобы держать в повиновении аморфную массу плохо обученных солдат, расстрелы проводились перед боем. Хватали каких-нибудь хилых доходяг или тех, кто что-нибудь сболтнул, или случайных дезертиров, которых всегда было достаточно. Выстраивали дивизию буквой „П“ и без разговоров приканчивали несчастных. Эта профилактическая политработа имела следствием страх перед НКВД и комиссарами — больший, чем перед немцами. А в наступлении, если повернешь назад, получишь пулю от заградотряда. Страх заставлял солдат идти на смерть. На это и рассчитывала наша мудрая партия, руководитель и организатор наших побед. Расстреливали, конечно, и после неудачного боя. А бывало и так, что заградотряды косили из пулеметов отступавшие без приказа полки. Отсюда и боеспособность наших доблестных войск.
Действия заградотрядов понятны в условиях всеобщего разлада, паники и бегства, как это было, например, под Сталинградом, в начале битвы. Там с помощью жестокости удалось навести порядок. Да и то оправдать эту жестокость трудно. Но прибегать к ней на исходе войны, перед капитуляцией врага! Какая это была чудовищная, азиатская глупость!».

Официальное письмо, адресованное в октябре 1941 г. Народному комиссару внутренних дел СССР Л. П. Берии заместителем начальника Управления Особых отделов НКВД СССР, комиссаром госбезопасности 3 ранга Соломоном Мильштейном, содержит сведения о задержанных заградотрядами в прифронтовой полосе, в небоевой обстановке[30]:

С начала войны по 10-е октября с.г. (1941) особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657 364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. Из числа задержанных, арестовано 25 878 человек, остальные 632 486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт.

В числе арестованных:

  • шпионов — 1505;
  • диверсантов — 308;
  • изменников — 2621;
  • трусов и паникёров — 2643;
  • распространители провокационных слухов — 3987;
  • других — 4371.
  • Всего — 25 878.

По постановлениям особых отделов и по приговорам военных трибуналов расстреляно 10 201 человек. Из них расстреляно перед строем — 3321 человек

В боевой обстановке, предотвращая панику, заградотряды уничтожили около 300 тыс. солдат и офицеров РККА[31], — эта цифра оспаривается некоторыми историками. Так, например, историк Джейсон Лайл (опираясь на труды Владимира Дайнеса, Вадима Телицына и Андрея Орлова) оспаривает эту цифру, приводя данные о 158 тыс. убитых заградотрядами в бою за период с 1941 по 1944 год[5]. Сложность подсчёта обусловлена в том числе и различной подведомственностью (армейские заградотряды и заградотряды НКВД, стрелковые роты НКВД). Кроме того происходили стычки из-за ошибки идентификации, когда за дезертиров принимались возвратившиеся из разведки мимо своих частей разведдозоры, — у советских войсковых разведчиков и десантников, которые действовали в тылу противника, не могло быть при себе документов (имеющиеся документы обязательным образом сдавались перед заброской или переходом через линию фронта), а многим их и вовсе изначально не вручали[23]:

«Где перевязочная, толком не знали, указали направление до проселочной дороги. Отсюда шёл в рост, опираясь на винтовку. Доковылял до пыльной дороги и не заметил, как из-под земли появился красноармеец. Смотрю: в фуражке с зеленым верхом. Пограничник, что ли? Представился: «Боец заградотряда, проверяю документы идущих с передовой». Потом смотрю: их великое множество вдоль всей дороги. Заинтересовались. Замаячили, как суслики, у своих нор. Документов — не «ахти». Красноармейских книжек не вручали (ни до присяги, ни после). Кто есть мы? Пехотинцы из рода десантников.»

Для тщательной проверки военнослужащих Красной армии, находившихся в плену или в окружении противника, решением ГКО № 1069сс от 27 декабря 1941 года[32][25] в каждой армии были созданы армейские сборно-пересыльные пункты и организованы спецлагеря НКВД. В 1941—1942 годах создано 27 спецлагерей, но в связи с проверкой и отправкой проверенных военнослужащих на фронт они постепенно ликвидировались (к началу 1943 года функционировало всего 7 спецлагерей). По официальным данным, в 1942 году в спецлагеря поступило 177 081 бывших военнопленных и окруженцев. После проверки особыми отделами НКВД в Красную армию было передано 150 521 человек[33].

29 октября 1944 года приказом № 0349 наркома обороны И. В. Сталина отдельные заградительные отряды были расформированы, в связи с существенным изменением обстановки на фронте. Личный состав пополнил стрелковые подразделения[34]. Это однако не означало расформирования всех существовавших заградотрядов и заградкомендатур.

В Армии Людовой[править | править код]

В созданной в Советском Союзе Армии Людовой также были созданы заградотряды по советскому образцу, подчинённые НКВД[35].

В послевоенное время[править | править код]

После окончания войны, заградотряды применялись на этапе войсковой фазы подавления вооружённых выступлений местного населения на Западной Украине, в операции под кодовым наименованием «Трембита», — в этой секретной войсковой операции принимали участие войска пяти военных округов и трёх округов погранвойск, две речные флотилии, соединения внутренних войск и конвойные части НКВД, железнодорожные войска, а также крупные соединения польской и чехословацкой народных армий, в их оперативном тылу действовали заградотряды НКВД (сформированные главным образом из военнослужащих погранвойск)[36].

Корейская война[править | править код]

Как и в предшествовавшей гражданской войне между Гоминьданом и Коммунистической партией Китая, у «китайских народных добровольцев» и соединений Народно-освободительной армии Китая во время Корейской войны также существовали заградительные формирования под названием «группы надзора» (督战队). Когда во время наступления 1951 года, целые подразделения КНД в полном составе стали организованно отходить с поля боя — Ли Чэнвань расценил это как массовый побег и приказал «группам надзора» остановить бегство. Брошенные на перехват «группы надзора» были просто перебиты отступавшими[37][13].

ИГИЛ[править | править код]

Командование ИГИЛ также прибегало к практике применения заградотрядов[38].

Отличившиеся воины заградотрядов[править | править код]

  • Гальберштадт, Василий — боец заградотряда, позднее служивший в личной охране Сталина[39].
  • Hero of the Soviet Union medal.png Зиангиров, Мухамед Султангирович — автоматчик 198-го отдельного заградительного отряда 6-й армии Юго-Западного фронта. Герой Советского Союза (1944, посмертно).
  • Hero of the Soviet Union medal.png Раевский, Иван Васильевич — заместитель командира по строевой части 198-го отдельного армейского заградительного отряда 6-й армии Юго-Западного фронта. Герой Советского Союза (1944, посмертно).

Память[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Киршин Ю. Я. Великая победа: благодаря или вопреки сталинизму? (Уроки для демократической России). — Клинцы, 2006. — С. 344—346.
  2. Артамонов В. А. Боевой дух Русской армии XV—XX вв. // Военно-историческая антропология: Ежегодник 2002. — М., 2002. — С. 131.
  3. 1 2 Киршин Ю. Я. Человекосберегающая система военной безопасности мирового сообщества: взгляд в будущее. — Клинцы, 2010. — С. 98.
  4. Куркчи А. О. Лев Гумилёв. О «Древней Руси» и «Великой Степи». // Международная жизнь. — 2005. — № 10. — С. 122.
  5. 1 2 Lyall, Forced to Fight, 2017, p. 89.
  6. Lyall, Forced to Fight, 2017, p. 92.
  7. Ленин В. И. ПСС. — Т. 35. — С. 314.
  8. Троцкий Л. Д. Вокруг Октября. — 1924.
  9. 1 2 3 4 5 6 Шустов А. Н. Заградительные отряды. // Русская речь. — М.: Наука, 2007. — № 4 — С. 117—119.
  10. 1 2 Солоухин В. А. При свете дня. // Под «крышей» Mавзолея : сборник. — М.: Полина, 1998. — С. 147.
  11. Терещук В. А. Жертва безумия. — Омск: Омский дом печати, 1999. — С. 248.
  12. Баранов А. В. Кульминационный этап реформ 1920-х гг. на юге России. // Клио (журнал для учёных). — СПб: Изд-во СПбГТУ, 2002. — № 3 (18). — С. 102.
  13. 1 2 打仗的时候是不是真的有督战部队?_文史频道_中华网 history.china.com
  14. Бивор Э. Гражданская война в Испании 1936—1939 (электронное издание). / Пер. с англ. А. Кабалкина. — М.: Колибри, Азбука-Аттикус, 2018.
  15. Коминтерн и гражданская война в Испании: документы. / Институт всеобщей истории РАН. — М.: Наука, 2001. — С. 445.
  16. Черкасов А. А. «Надо ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади» Л. Троцкий. Основоположники применения заградотрядов. // Военно-исторический архив. — 2007. — № 8 (92). — С. 76-81.
  17. Валов А. Зримые и неизображённые сюжеты Петра Токарева. // Сибирское богатство. — 2007. — № 5. — С. 79.
  18. Урбан В. Потаенное судно без тайн. // Российская провинция. — 1996. — № 3. — С. 99.
  19. Кривоносов А. Т. Жить в Советской империи и выжить — дано было не каждому: воспоминания и размышления солдата, офицера, ученого о пройденном пути. — Москва — Нью-Йорк: МАКС Пресс, 2008. — С. 147.
  20. Перечень сведений, запрещенных к опубликованию в открытой печати, в передачах по радио и телевидению (Москва, 1976).
  21. 1 2 Самсонов А. М. Знать и помнить: диалог историка с читателем. — М.: Политиздат, 1988. — С. 16, 98, 268.
  22. 1 2 Историческая мысль в современную эпоху: тезисы докладов. / Под ред. Е. Г. Блонсфельд. — Волгоград: Перемена, 1994. — С. 48.
  23. 1 2 Военно-исторический архив
  24. 1 2 3 4 5 6 Пыхалов И. Великая Оболганная война. — М.: Яуза, Эксмо, 2005. — 480 с. / Тираж 7000 экз. isbn 5-699-10913-7.
  25. 1 2 3 4 5 6 Приказ НКО № 227 28 июля 1942 года / копия подлинника
  26. Безуглов А. А. Анатолий Безуглов против Алекандра Солженицына. — М.: МАБ-Пресс, 2002. — С. 25.
  27. Справка ОО НКВД СТФ в УОО НКВД СССР о деятельности заградительных отрядов Сталинградского и Донского фронтов не ранее 15 октября 1942 года // Сталинградская эпопея. Материалы НКВД СССР и военной цензуры из Центрального архива ФСБ РФ. — М., 2000. — С. 230—232.
  28. Игорь Пыхалов. Правда о заградительных отрядов
  29. Никулин Н. Н. Воспоминания о войне. — 2-е изд. — СПб., 2008. — С. 43-47, 231.
  30. Великая Отечественная. Отцы победили, нам завещали
  31. Бессольнов А. Б. Тема подвига в Великой Отечественной войне и ее интерпретации в новейшей отечественной историографии. // Великая Победа. К 60-летию разгрома нацистской Германии : материалы республиканской научно-практической конференции, г. Минск, 2005 г. — Мн.: БДПУ, 2006. — С. 15.
  32. Пыхалов И. Правда и ложь о советских военнопленных.
  33. Степаков В. Нарком СМЕРШа. — Спб., 2003. --С. 67.
  34. ПРИКАЗ О РАСФОРМИРОВАНИИ ОТДЕЛЬНЫХ ЗАГРАДИТЕЛЬНЫХ ОТРЯДОВ № 0349 29 октября 1944 г.
  35. Гогун А. На полпути от истории к агитке. // Клио (журнал для учёных). — СПб: Изд-во СПбГТУ, 2002. — № 3 (18). — С. 222.
  36. Ларский Л. Г. Здравствуй, страна героев. — Кфар-Сава: Спутник, 2009. — С. 282.
  37. 当时李承晚就是派出督战队弹压溃军,但结果却是督战队反被溃军杀光
  38. Lyall, Forced to Fight, 2017, pp. 88—89.
  39. Halberstadt, Alex. Young Heroes of the Soviet Union: A Memoir and a Reckoning. — N.Y.: Random House, 2020. — P. 51.
  40. Пражское «Братание» — интересная альтернатива памятнику Коневу. Вокруг Света. 17 апреля 2020.

Литература[править | править код]

Документы[править | править код]

Ссылки[править | править код]