Зиньковский, Лев Николаевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Задов, Лев Николаевич»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Задов и Зиньковский.
Лев Николаевич Зиньковский
Лев Юдкович Задов
ZadovLev.jpg
Прозвище Лёвка Задов
Дата рождения 11 апреля 1893(1893-04-11)
Место рождения колония Веселая, Бахмутский уезд, Екатеринославская губерния, Российская империя
Дата смерти 25 сентября 1938(1938-09-25) (45 лет)
Место смерти Одесса, Молдавская АССР, УССР, СССР
Годы службы 19171937
Звание комендант Крымской группы Революционной повстанческой армии
Командовал

Украинская Советская Социалистическая Республика начальник штаба боеучастка бригады Кругляка под Царицыном. (с 1917),
Повстанческое движение под руководством Нестора Махно «Революционная повстанческая армия Украины» помощник командира полка, начальник контрразведки армии, начальник разведки 1 Донецкого корпуса, комендант Крымской группы, член штаба и адъютант Махно.

Украинская Советская Социалистическая Республика С декабря 1924 г. — сотрудник для поручений ГПУ УССР в Харькове — 26 августа 1937 сверхштатный уполномоченный контрразведки Одесского УНКВД.
Сражения/войны Гражданская война в России
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Лев Никола́евич Зинько́вский (Лев ́Юдкович За́дов; 11 апреля 1893 — 25 сентября 1938) — деятель анархистского движения в период Гражданской войны в России. Начальник контрразведки Революционной повстанческой армии Украины Нестора Махно; с 1924 года — деятель органов госбезопасности в Украинской ССР.

Биография[править | править код]

Происхождение[править | править код]

Лев Задов родился в еврейской земледельческой колонии Весёлая близ посёлка Юзовка Бахмутского уезда Екатеринославской губернии в семье колониста Юделя Гиршевича Задова. Около 1900 года обедневшая семья переехала в Юзовку. После окончания хедера[1] Лев устроился работать на мельницу, а потом на металлургический завод, где стал анархистом.

В 1913 году Задов был арестован за нападение на почтовую контору и получил 8 лет каторги. Будучи на каторге, поменял фамилию на более благозвучную — Зиньковский. В феврале 1917 года освобождён, избран депутатом городского совета в Юзовке. Весной 1918 года стал рядовым красноармейцем, позднее командиром боеучастка под Царицыном.

Повстанчество[править | править код]

Поздней осенью 1918 года Зиньковский возвращается на Украину и вскоре присоединяется к движению Нестора Махно, повстанческая армия которого к тому времени разрослась до 60 тысяч человек, и возникла необходимость в создании армейской контрразведки, которую и организовали после захвата махновцами города Александровска. Начальником контрразведки был назначен Лев Голиков, а его помощником — Зиньковский. В ноябре 1918 года участвовал в формированиях отрядов в селах Юзовского, Гришинского и Мариупольского уездов, затем возглавлял комиссию по реквизиции.

В начале марта 1919 года Зиньковский участвовал в штурме Мариуполя. Здесь и в Бердянске им вместе с Черняком были созданы т. н. «гражданские отделы» контрразведки, занимавшиеся снабжением армии. Летом 1919 контрразведка разделилась на армейскую и корпусную, и Зиньковский стал начальником контрразведки 1 Донецкого корпуса. Так, в декабре 1919 года руководимая им разведка Донецкого корпуса направила в район Херсона — Никополя группу из четырёх разведчиков, которые раздобыли важные сведения о настроении населения, дислокации вражеских войск, составе органов безопасности деникинцев. Тогда же он руководил расстрелом командира «Железного полка» коммуниста М. Полонского с группой товарищей, заподозренных в заговоре против Махно.

В 1919 году, когда Красная Армия после победы над Деникиным вернулась на Украину, двигаясь победным маршем по путям, расчищенным повстанцами, к махновцам относились по-прежнему враждебно, и в январе 1920 года Махно был объявлен вне закона. Лев с братом Даниилом был в числе тех, кто спас заболевшего тифом Махно, спрятав его в укромном месте, а сами подались в Донбасс, к родне. Весной 1920 года братья Зиньковские вернулись к Махно в его восстановленной армии. Позже белоэмигрантские издания будут изобиловать публикациями о зверствах и пытках, творимых самолично Зиньковским. Но в материалах дела Зиньковского в ГПУ 1924—1927 гг., НКВД 1937 года нет ни слова о зверствах и пытках, приписываемых ему, хотя чекисты провели скрупулёзное расследование.

В октябре 1920 года было заключено Старобельское советско-махновское соглашение для использования повстанцев в борьбе с бароном П. Врангелем в Крыму. Зиньковский был назначен комендантом Крымского корпуса, он участвовал в штурме Перекопа и разгроме Врангеля. После победы в Крыму Зиньковский с остатками Крымского корпуса пробился к махновцам в декабре 1920. Понеся большие потери, Махно во главе небольшого отряда в июле-августе 1921 года совершил свой последний рейд Украиной, а затем ушёл в Румынию.

Эмиграция[править | править код]

В августе 1921 года, разоружив наряд пограничников, Лев Зиньковский обеспечил переправу в Румынию группы в количестве 77 человек — всего, что осталось от повстанческой армии. Начался период вынужденной эмиграции, продолжавшийся около трёх лет.

Братья Зиньковские проживали в Бухаресте, зарабатывая сезонными работами. В 1924 году румынская разведка («сигуранца») предложила Зиньковским сотрудничество и участие в диверсионной группе на территории Советской Украины.

Советский чекист Д. Н. Медведев в своих мемуарах рассказывает, что соглашения с румынами с самого начала были фиктивными. Нестор Махно и Зиньковский решили воспользоваться предложением «сигуранцы», чтобы Лев Зиньковский и его товарищи смогли достать клад, зарытый в Дибровском лесу на чёрный день.

В 1924 году по подготовленному разведкой «коридору» диверсанты перешли границу.

Возвращение и работа в ГПУ-НКВД[править | править код]

Тут же после перехода границы Лев выступил с заявлением: «Хлопцы, ну его к чёрту, этот террор. Пошли сдаваться». После допросов и уточнений всех, кроме Льва Зиньковского, освободили из-под стражи, запретив выезд из Харькова до полного выяснения обстоятельств. Потеряв надежду на благополучный исход, на одном из допросов, который проводил чекист Марк Спектор, Зиньковский попросил: если ему будет грозить расстрел, то Марк Борисович должен принести чекушку водки. После шести месяцев допросов судьба Зиньковского решилась в его пользу. Органы ЧК решили использовать его опыт работы в разведке и контрразведке, а также большой авторитет среди махновцев, привлечь к нелегальной работе в советских органах госбезопасности. Да и к тому же на тот момент на него уже распространялась амнистия от 1922 года для бывших махновцев. Первым весть об освобождении принёс Зиньковскому чекист Марк Спектор, ранее конспиративно работавший у махновцев под именем «Матвей Бойченко» и написавший книгу «В логове Махно».

После освобождения Лев Зиньковский и его брат Даниил работали нештатными сотрудниками Харьковского республиканского ГПУ, и только весной 1925 года их определили на легальную работу оперуполномоченными иностранных отделов ГПУ. Лев Зиньковский служил в одесском отделе ГПУ-НКВД. В 1929 году Зиньковский получил благодарность ГПУ УССР и 200 рублей за ликвидацию крупного диверсанта Ковальчука (сам Зиньковский во время операции был ранен в руку).

«…Как-то раз, находясь в засаде, Лев увидел медленно продвигавшийся между деревьями силуэт человека. Подпустив диверсанта метров на 5-6, Зиньковский громко потребовал: „Бросай оружие!“. В ответ в то же мгновение прогремел выстрел. Острая боль обожгла руку. Не шелохнувшись и не изменив интонации, в ответ на выстрел в упор Лев Зиньковский повторил: „Бросай оружие!“ — и пошёл к бандиту. Матёрый убийца дрогнул и поднял руки. Впоследствии на допросе задержанный говорил, что если бы на него напала группа, он, отстреливаясь, ушёл бы от них, как уходил неоднократно: „А тут, стреляю в упор, а он стоит и спокойно предлагает сдать оружие. Не помню, как поднял руки“, — показывал на следствии бандит…»

В 1932 году получил именное боевое оружие из Одесского облисполкома. В 1934 году получил денежное вознаграждение за ликвидацию группы террористов и именное боевое оружие.

Смерть[править | править код]

26 августа 1937 года Зиньковский был арестован и обвинён в шпионаже в пользу Румынии. Суд признал его виновным по всем пунктам обвинения, включая службу у Нестора Махно, и приговорил к расстрелу (приговор выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР 25 сентября 1938 года). Считается, что обвинение в прошлых грехах было лишь средством устранить человека, близкого к Л. Д. Троцкому, кем был Зиньковский. Сокамерником Зиньковского был К. Ф. Штеппа, оставивший его подробное описание[2]. В январе 1990 года Лев Зиньковский был реабилитирован.

В литературе[править | править код]

Сейчас же вошёл, несколько переваливаясь от полноты, лоснящийся улыбающийся человек в короткой поддёвке, какие в провинции носили опереточные знаменитости и куплетисты… А ну, подивись на меня, — сказал человек в поддёвке, — я Лёва Задов, со мной брехать не надо, я тебя буду пытать, ты будешь отвечать…

  • Лев Задов и его взаимоотношения с чекистами показаны в романе о Гражданской войне Игоря Болгарина и Виктора Смирнова «Багровые ковыли»[3].
  • Подробно разбирается история Льва Задова, а также суд над ним, в книге «Лев Задов: смерть от бескорыстия» Виталия Оппокова.
  • Василием Звягинцевым Задов отождествлён с Леонидом Заковским («Бои местного значения»; «Скорпион в янтаре»).
  • А. П. Листовским в произведении «Конармия» изображён отвратительным палачом и убийцей, непримиримым врагом красноармейцев-будённовцев.
  • Лёвка Задов упоминается в книге «Номах», написанной Игорем Малышевым.

В кино[править | править код]

Художественный образ Задова в виде одесского уголовника и главного помощника Батьки Махно был довольно популярен в отечественной литературе и кино. Его образ воплощали:

Семья[править | править код]

  • Брат — Даниил Николаевич Зотов (Задов), (1898—1938), анархист и махновец, впоследствии сотрудник ИНО ОГПУ в Тирасполе, расстрелян. Автор воспоминаний «Моя война за справедливость» (Тульча, Румыния, 1922).
  • Жена — Вера Матвеенко, уроженка Кременчуга, после ареста Задова была репрессирована, более года просидела в тюрьме, но затем освобождена.
  • Сын — Вадим Львович Зиньковский[4] (1926—2013[5]), по окончании Талды-Курганской школы механизации работал трактористом, в январе 1944 пошёл добровольцем на фронт, участник Великой Отечественной войны, дослужился до полковника Советской Армии, с 1977 года в запасе. Написал книгу «Правда о Зиньковском-Задове Льве Николаевиче — анархисте, чекисте»[6].
  • Дочь — Алла Львовна Зиньковская (1921—1942), участница Великой Отечественной войны, призвана Воднотранспортным РВК г. Одессы, медсестра, погибла 13 июня 1942 года под Севастополем на санитарном транспорте «Грузия».

Примечания[править | править код]