Задонщина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Список Ундольского

«Задо́нщина» (в рукописях имеет заглавия «Задонщина великого князя господина Дмитрия Ивановича и брата его князя Владимира Андреевича», «Слово о великом князе Дмитрии Ивановиче и о брате его, князе Владимире Андреевиче, как победили супостата своего царя Мамая» и др.) — памятник древнерусской литературы конца XIV — начала XV вв. Рассказывает о победе русских войск, возглавляемых великим князем Московским Дмитрием Ивановичем (Донским) и его двоюродным братом Владимиром Андреевичем, над монголо-татарскими войсками правителя Золотой Орды Мамая.

Датировка[править | править вики-текст]

Синодальный список

Донское или Мамаево побоище (название «Куликовская битва» впервые употреблено Карамзиным в «Истории государства Российского» в 1817 году, в дальнейшем оно стало преобладать в литературе) произошло 8 сентября 1380 года на Куликовом поле, между Доном и Непрядвой (по новейшим исследованиям профессора С. Н. Азбелева — при её истоке, на древнерусском языке «устье», из Волова озера)[1].

Точная дата создания «Задонщины» неизвестна: она могла быть написана между датой самой битвы и концом XV века, к которому относится самый ранний сохранившийся список (Кирилло-Белозерский). В рукописи упоминается брянский боярин, впоследствии священник в Рязани, Софоний — вероятный автор повести.

Древнерусское литературное произведение «Задонщина» и её автор – иерей, рязанский боярин Софоний или Иван Иванович Мунында (Софоний Мунья) Патрикеев.[править | править вики-текст]

Во фрагменте рукописи: «Нарышкины, Сафоновы… дворяне Епифанского уезда», автора: Алексея Владимировича Сафонова, содержится исследование об авторе "Задонщины".

«Родоначальником Сафоновых является Сафоний Мунья (Муньев). Однако, о Сафоне Муньеве, как сыне Мунынды, материалов в моём распоряжении нет. Возможно, им является сам Иван Иванович Мунында, князь Московский, получивший имя Софония (Софрония) при постриге в монашество. В 1499 году Митрополит Московский и  Всея Руси Симон (Чиж) (в миру Софроний) (ум. 1511г) спас Патрикеевых от смертной казни: Ивана Юрьевича Гвоздь Патрикеева, правнука Дмитрия Донского по женской линии, и его сыновей: Василия Ивановича Косого (Кривого) Мисюрь (в иночестве Вассиан) и Ивана Ивановича Мунынду (Мунынна, Мунынпа, Мунья, Мынынна).

Ранее, (до выбора в митрополиты в 1494 г.), Симон (Чиж) (в  миру Софроний)  до 1480 г. был монахом в сане дьякона, а в период 1480-1490 гг. служил у московского боярина И.Ю. Патрикеева.

Семен Васильевич Ряполовский по той же опале, в 1499 году, был казнён Иваном III.

Постриг Патрикеевых в монашество осуществлялся по ходатайству Симона.

В работе Зимина А.А., в сноске № 17, стр.301, указано: «УЛС,с.100. Кирилло-Белозёрский летописец сообщает: «Лета 7007. Опала великого князя на бояре, на князя Ивана Юриевича з детьми, и князя Семена Ряполовскаго казнил» (Зимин А.А. Краткие летописцы XV-XVI вв., с.36). Запись разрядных книг: «Того же году в генваре велел князь великий переимати бояр своих князя Ивана Юрьевича да  князя Семена Ивановича Ряполовского. И велел князя Семена казнить на Москве-реке, а князя Ивана постриг у Троицы на Белеозере» (Р, с.54); ГИМ, ОР, собр. Щукина, №668,  л.328 об.;»

Н.М.Карамзин в томе 6 на стр.522 в «Истории государства Российского»   об опале Патрикеевых  пишет: «…..явил ужасный пример строгости над знатнейшими вельможами, князем Иваном Юрьевичем Патрикеевым,  двумя его сыновьями и зятем, князем Симеоном Ряполовским, обличенными в крамоле: осудил их на смертную казнь, невзирая на то, что Иван Юрьевич, праправнук славного Ольгерда, был родной племянник Тёмного, сын дочери великого князя Василия Дмитриевича, Марии и тридцать шесть лет верно служил государю как первый боярин в делах войны и мира: отец же Ряполовского, один из потомков Всеволода Великого, спасал Иоанна в юности от злобы Шемякиной….

….Князю Ряполовскому отсекли голову на Москве-реке; но митрополит Симон, архиепископ ростовский и другие святители ревностным ходатайством спасли Патрикеевых от казни- Иван Юрьевич и старший его сын, боярин Василий Косой, постриглись в монахи: первый в обители св.Сергия, а второй – св.Кирилла-Белозерского; меньший сын Юрьевича, Иван Мынинда, остался под стражию в доме.»

В томе 6 на стр.574 Карамзин Н.М., описывая противников ссылки  в монастырь Соломонии (1525 год), жены Василия III, указывает: «В числе их был пустынный инок Вассиан, сын князя литовского, Ивана Юрьевича Патрикеева и сам некогда знатнейший боярин, вместе с отцом в 1499 году неволею постриженный в монахи за усердие к юному великому князю, несчастному Димитрию. Сей муж уподоблялся, как пишут, древнему святому Антонию: его заключили в Волоколамском монастыре, коего иноки любили угождать мирской власти …».

Мясников А.Л. на стр.343, описывая события 1499 года, отмечает: «казнен боярин Семен Ряполовский за то, что он «высокоумничал» с Патрикеевым, как выражался Иван. Пострижены и сосланы в заволжские скиты отец и сын Патрикеевы».     

И.Ю. Патрикеев умер около  1499г.. Вассиан Патрикеев, брат Мунынды, вышел из пострига  (монашества) в 1510 году и   возвращён Василием III из ссылки,  вновь приближен ко двору, в боярство. И.И.Мунында с 1499 года находился в Кирилло-Белозерском монастыре  (подробно об опале Патрикеевых см. А.А.Зимин "Россия  на рубеже XV – XVI столетий» М.1982).  Был ли Мунында также возвращён из ссылки, мне  не известно.

Историкам  известен рязанский боярин Софоний (Софроний), являющийся автором «Задонщины» - сказания о Куликовской битве,  «Похвалы Дмитрию Донскому» и др.

«Задонщину» записал старец Кирилло-Белозерского монастыря Ефросин. В монастыре он находился с 1450г до смерти в ? 1511-1514гг.. И.И.Мунында (?1470-1527гг) был в том же  монастыре с 1499 года по 1510 год (возможный возврат из ссылки вместе с братом Вассианом), либо до 1527 года.

То есть Мунында и Ефросин одновременно находились в монастыре минимум около 11 лет, с 1499 по 1511 год. Мунында – праправнук Дмитрия Донского. Рязанский боярин Софоний (Софроний), автор «Задонщины»,  имел доступ к древней литературе в хорошей библиотеке монастыря, использовал в своих работах «Слово о полку Игореве» и др.

Софоний  Мунья – родоначальник рода Сафоновых. Сафоновы в XVI веке имели земли в рязанской деревне Задонщина (Задонщино)  Епифанского уезда, вблизи места Куликовской битвы («Куликово поле. Антология…» стр 374).

Вышеизложенное позволяет предполагать, что рязанский боярин Софоний (Софроний), И.И.Мунында и Софоний Мунья – одно и то же лицо.

В материалах Горского А.А. (стр.124-125) указано «Р.П. Дмитриева обратила внимание на отрывок, помещённый в Тверском сборнике XVI в.: «В  лето 6888. А се писание Софония Рязанца, брянского боярина,…» и «Наименование Софония «брянским боярином» нигде более не встречается,…».

Майоров А.А.  в «Истории Орловской» (стр.154) отмечает: «В это же время  (1408 год) к Василию Дмитриевичу отъехал с большой группой сторонников, провозгласивший себя князем Русским брянский наместник Свидригайло Ольгердович…» и «В составе свиты Свидригайло Ольгердовича, помимо прочих, были и верховские князья: Звенигородские Патрикей (Карачевский и Хотимльский) и Александр (Карачевский и Звенигородский), Михаил Хотетовский и Семен Перемышльский.»

Антонов А.В. в «Актах служилых землевладельцев» (стр.306) внёс запись: «Сафоновы. №377. 1603г. сентября 6. – Отдельная и межевая выпись карачевского губного старосты Абрама Бовыкина Ивану Осипову  сыну Сафонова на пуст. в урочище на Муравьеве колодце в Городском ст. Карачевского у…  . РГАДА. Ф. 1209 Столбцы по Брянску, № 271/31807. Б/п.  Список 1625г.»

В материалах Чернопятова В.И. «Дворянское сословие Тульской губернии» Том VII (XVI) «Некрополь» (стр.141) имеется запись: «Сафонов Пётр Игнатьевич, у него сын Фёдор, 1683 – вклад в Брянск. Свент. м.» (Прим.авт.  видимо Свенский монастырь).

К тому же, представители Сафоновых имели поместье в селе  Кретово Карачевского у. Брянской г.

Таким образом, связь Патрикеевых и Сафоновых с Брянском очевидна, даже при слабой проработке вопроса.

Косвенно, на литовское боярство рязанца Софония указывает хорошее знание им родословцев Гедеминовичей, упоминаемых в «Задонщине». Автор произведения, проявляя гордость за литовских князей, в списке «Задонщины» Кирилло-Белозерского монастыря (А.А.Горский, стр.38-40) писал:

«Славии птица, что бы еси выщекотала сиа

два брата, два сына Вольярдовы, Андрея

Половетцаго, Дмитриа Брянъского

«То бо бяше сторожевыя полкы, на щите

рожены, под трубами поютъ, под шеломы

възлельаны, конец копия вскормлены, с

востраго меча поены в Литовъской земли».

Периодическое обращение к родословию Рюриковичей можно объяснить тем, что автор «Задонщины» хорошо знал и непринуждённо обращался с генеалогией Гедеминовичей – потомков Рюриковичей, правивших с конца X века в Полоцке. Эта тема ему была также близка.

Родственники Ивана Ивановича Мунынды также были творческими и государственными личностями:

  • отец  Иван Юрьевич Гвоздь Патрикеев  длительное время был главой боярской Думы, имел в ней большой вес – пять голосов близких родственников из 12 лиц общего состава, постоянно занимался совершенствованием законодательства и государственными делами.
  • брат Василий Иванович Кривой (Мисюрь)  (в иночестве Вассиан), член боярской Думы, был теоретиком «нестяжателей».
  • предполагаемый родственник Михаил Григорьевич Мунехин (Мисюрь) разрабатывал теорию «Москва – Третий Рим».

Нельзя не отметить, что в Рязани (и не только), на землях, которой происходило укоренение части Гедеминовичей (родственников рязанских князей), почитался святой пророк Софоний.  В частности, его изображение мы дважды видим в Большом семиярусном иконостасе летнего Успенского Собора Рязанского Кремля (Пророческий чин: 6 ряд, 93 место и 7 ряд Пророчества, место 112. Описано: Труды РИАМЗ 2004г.) 

Издревле на территории Епифанского уезда (ныне Кимовский район) существуют населённые пункты: Карачево и Белоозеро.

Полагаю, что дальнейшие исследования жизнедеятельности Ивана Ивановича Мунынды Патрикеева с 1499 года по 1527 год смогут документально подтвердить его авторство «Задонщины» и др.». А.В.Сафонов

Текстология[править | править вики-текст]

1-й Исторический список

«Задонщина» в списке XVII века была впервые опубликована в 1852 году В. М. Ундольским и сразу была воспринята как литературное подражание «Слову о полку Игореве»: отдельные её выражения, образы, целые фразы повторяли и переделывали соответствующие образы, пассажи и выражения «Слова», применяя их к рассказу о победе русских войск над татарами за Доном на Куликовом поле.

Все шесть ныне известных списков «Задонщины» дают крайне искажённый текст, и точное восстановление первоначального вида произведения — сейчас задача едва ли возможная. Не вполне ясно и текстологическое соотношение сохранившихся списков Задонщины: спорят о том, представляет ли собой «краткая редакция» (отражённая в Кирилло-Белозерском списке) изначальную версию или, напротив, впоследствии сокращённую.

«Задонщина» и «Слово о полку Игореве»[править | править вики-текст]

2-й Исторический список

В конце XIX века французский славист Луи Леже выдвинул гипотезу, согласно которой «Слово о полку Игореве» создано мистификатором XVIII века по образцу «Задонщины» (а не наоборот). Так как связь «Задонщины» со «Словом» вне сомнений, то версию Леже приняли все без исключения последующие сторонники версии о поддельности «Слова» (А. Мазон и его группа, А. А. Зимин, К. Трост и его группа, Э. Кинан). Однако некоторые литературоведы (прежде всего О. В. Творогов) отмечали, что пассажи в «Задонщине», параллельные «Слову», не всегда логично вписываются в повествование и содержат много несообразностей, легко объяснимых при традиционном подходе, но маловероятных при версии о вторичности «Слова».

Впоследствии лингвистическими исследованиями Р. О. Якобсона, Л. А. Булаховского и других показано, что язык «Задонщины» имеет намного больше новых черт, чем язык «Слова». А. А. Зализняк продемонстрировал, что независимые и параллельные «Слову» части «Задонщины» резко различны по синтаксическим параметрам (в то время как «Слово» по этому признаку однородно).

«Задонщина» и «Велесова книга»[править | править вики-текст]

Фрагмент рукописи из исследования Сафонова А.В.:

Рассматривая вопрос происхождения древнерусских произведений, нельзя не обратить внимание на «Велесову книгу» и «Слово о полку Игореве». 

Автором «Велесовой книги», полагаю, был Василий Иванович  Косой (Кривой) Мисюрь (в иночестве Вассиан) Патрикеев. Он с 1499 года по 1510 год находясь в опале, пребывал в Кирилло-Белозерском монастыре, где создавал это произведение, используя древние славянские рукописи и имитируя происхождение своего произведения под более древний период. Сокрытие Вассианом своего имени под псевдонимом Ягайло Ган и предание произведению архаичного вида было обусловлено его опасением - быть подвергнутым казни властью Ивана III, как это произошло с мужем его сестры С.И. Ряполовским.

Цель произведения – расшатать устои власти Рюриковичей, которых он, видимо считал, не вполне легитимными и демократичными правителями, действиями которых подавлялись власть и права княжеского клана, происходившего от Сколоменда и Гедемина. Действия Вассиана были обусловлены обидой за опалу бояр Патрикеевых и осознанием того, что права клана Сколоменда-Гедемина на Руси, не менее знатного, чем Рюриковичи, были Рюриковичами уничтожены.

В материалах  российских историков, изучавших «Велесову книгу» имеется большое количество косвенных признаков, подтверждающих эту гипотезу.

В частности:

1.     В каталоге («Книгорек») А.И.Сулакадзева указана рукопись на досках: «Патриарси», Ягила Гана смерда в Ладоге [...] (А.Л.Монгайт «Надпись на камне», Москва 1969 г.) Эта книга историками определяется как «Велесова книга».

Слово «Патриарси» можно истолковать как – Патрикеевы, либо Патриаршие, т.е. находящиеся под покровительством патриарха (? Симона, служивший ранее у отца Вассиана – И.Ю.Патрикеева).

Псевдоним Ягила Ган - созвучно Ягеллоны.

К клану Ягеллонов приписывали себя многие тщеславные Гедеминовичи, даже не имевшие с ними прямой родственной линии. К примеру: Голицыны и Куракины. (О.И. Хоруженко. «Герб в практиках формирования родовых корпораций русского дворянства XVII – XIX вв.»  стр. 22-25, 34-38.).

Упоминание Ладоги связано с тем, что период с 1333 года по 1338 год Новгород отдал Ладогу в кормление Наримунту –Глебу Гедеминовичу (О.И.Хоруженко там же стр. 23)

Новгород, по «Велесовой книге», основывало племя, к которому причисляет себя Ягила Ган.

Ладога также связана с первоначальным пребыванием Рюрика на Руси. 

2.     Упоминание историками в исследованиях «Велесовой книги» князей Задонских и Куракина.  

Задонские – созвучно «Задонщина».

Куракины – происходят из клана Патрикеевых.

3.     Предположения историков о происхождении автора из балтийских или западных, либо литовских славян. 

Для Патрикеевых это фактически так и есть. 

4.      Периодическое упоминание в произведении бога – Свентовита (Святовита). Свентовит – верховный бог балтийских славян (см. выше Свенский монастырь в Брянске). Этот бог также почитался в древнем Новгороде.

5.      Описание в Прологе «Велесовой книги» всадника с мечом на белом коне соответствует гербу «Погоня», имевшемуся у многих Гедеминовичей.

6.      В тексте «Велесовой книги» имеются постоянные призывы противостоять варягам (читай: Рюриковичам). По материалам Р.П.Дмитриевой: «…родословие литовских князей как бы противопоставляется родословию князей русских…» (Прим.авт.: читай -  князей Рюриковичей).  («Сказание о князьях владимирских» М.; Л., 1955 стр.87).

7.      В конце главы «Велесовой книги» - «Войны Германареха» изложено:                                                         

  •  ранее князей избирали;                                                                                                                 
  • избрание утверждалось на вече;                                                                                                 
  •  князь должен был защищать людей;                                                                                        
  •  а ныне князи и подати берут, и сынам своим сами от себя власть передают, и даже правнукам.

Историки относят эти рассуждения к Новгородскому Вече (Новгородской Республике, существовавшей с 1136 года). В 1478 году Новгород путём военных походов был присоединён Иваном III  к Великому Княжеству Московскому. Это произошло за 20 лет до опалы Патрикеевых. Специалисты  склонны считать, что «Велесова книга» не могла появиться ранее конца XV векаЮ.П.Миролюбов, хранитель рукописи «Велесовой книги», датировал книгу XIV – XV вв. Опалу Патрикеевых историки связывают  с их участием в конфликте боярских групп и Великого князя в связи с планировавшейся передачей власти Иваном III либо сыну Василию, либо внуку Дмитрию.

Слово «правнукам» было употреблено именно, чтобы скрыть авторство. Употреби автор слово «внук», его смогли бы быстро установить.

8.      Вассиан Косой (Кривой) был писателем, с 1508 года -  глава нестяжателей, по своим взглядам близок к старообрядцам. На церковном Соборе 1531 года обвинён в ереси и сослан в Волоколамский монастырь.

9.     Материалы «Велесовой книги», «Слово о полку Игореве» и «Задонщины» во многом перекликаются. Особенно характерны отдельные образные выражения: - «на конце мечей»; - «с острия копья»; - «стяги, хоругви – рекут, глаголят» и т.д. и т.п. Подводя предварительный итог, складывается впечатление, что Вассиан и Мунында создавали литературный цикл: «Слово о полку Игореве», «Задонщина» и «Велесова книга». При этом Вассиан мог использовать совместную работу с Мунындой над первыми двумя произведениями, разрешенными к изучению, для получения доступа к подлинным древним документам и тайного написания «Велесовой книги». Почему  именно Вассиан является предполагаемым автором «Велесовой книги»? Он был более амбициозен, чем Мунында и мог ассоциировать себя как потомка Ягеллонов. Мунында (или Сафоний Мунья) позиционировал себя как рязанского (или брянского) боярина. 

Рукописи «Задонщины»[править | править вики-текст]

  • У или  — ГБЛ, собр. Ундольского, № 632 (пространная редакция, в сборнике начала 1660-х);
  • И-1 или  — ГИМ, собр. Музейское, № 2060 (пространная редакция, начало утрачено, в сборнике 1530-х — 1540-х гг.);
  • И-2 или M1 — ГИМ, собр. Музейское, № 3045 (фрагмент пространной редакции из середины произведения, в сборнике конца XV — начала XVI вв.);
  • Ж — БАН, собр. Жданова, № 1.4.1 (фрагмент пространной редакции из начала произведения, в сборнике второй половины XVII в.);
  • К-Б или L — РНБ, собр. Кирилло-Белозерского монастыря, № 9/1086 (краткая редакция, в сборнике 1470-х — 1480-х гг.);
  • С или M4 — ГИМ, собр. Синодальное, № 790 (пространная редакция, но сходная с К-Б; в сборнике середины XVII в.);
  • и несколько строк выписаны (в XVI в.) на чистом листе Минеи служебной на декабрь месяц (РНБ, собр. Кирилло-Белозерского монастыря, № 382/639).

(Первые варианты обозначений приняты в отечественной литературе, вторые использованы в публикации Яна Фрчека.)

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Некоторые публикации[править | править вики-текст]

  • Jan Frček. Zádonština: staroruský žalozpěv o boji Rusů s Tatary r. 1380. Rozprava literárně dějepisná. Kritické vydání textů // Práce Slovanského Ústavu v Praze. Svazek XVIII, 1948. (Опубликованы и сопоставлены пять рукописей.)
  • Задонщина: Слово о великом князе Дмитрии Ивановиче и о брате его князе Владимире Андреевиче, яко победили супостата своего царя Мамая / Послесловие С. Шамбинаго; Общая редакция Ф. М. Головенченко. — [М.]: ОГИЗ — Гос. изд-во худож. лит-ры, [1947]. — 48 с. — 3 000 экз. (в пер.)
  • «Слово о полку Игореве» и памятники Куликовского цикла: К вопросу о времени написания «Слова» / Под ред. Д. С. Лихачёва и Л. А. Дмитриева. — М.-Л.: Наука, 1966. (Опубликованы все шесть рукописей)
  • Задонщина: Похвала великому князю Дмитрию Ивановичу и брату его князю Владимиру Андреевичу / Составитель Е. Н. Лебедев; Послесловие к.и.н. И. В. Лёвочкина; Художник Алексей Шмаринов. — М.: Современник, 1980. — 106 с. — 3 000 экз. (Факсимильное воспроизведение рукописи из ГИМа)
  • Задонщина. / Подготовка и комментарии д.и.н. А. А. Зимина. Художник А. Макаров. - Тула, Приокское кн. изд., 1980. - 128 с. - 100 000 экз.
  • Сказания и повести о Куликовской битве / Л. А. Дмитриев, О. П. Лихачёва (подг. текста). Академия наук СССР. — Л.: Наука, Ленингр. отд., 1982. — 424 с. — (Литературные памятники). — 30 000 экз. (Сводный текст)
  • Задонщина: Сборник (Задонщина. Летописная повесть о побоище на Дону. Сказание о Мамаевом побоище). — М.: Художественная литература, 1982. (Сводный текст. Роскошный подарочный том с иллюстрациями Ильи Глазунова)
  • Памятники Куликовского цикла / Под ред. Б. А. Рыбакова. Институт российской истории РАН. — СПб.: Русско-балтийский информационный центр БЛИЦ, 1998. — ISBN 5-86789-033-3. (Опубликованы четыре наиболее сохранившиеся рукописи)

Литература[править | править вики-текст]

Исследования
  • Карамзин Н.М.  История государства Российского. ЭКСМО. Москва.2015
  • Мясников А.Л.  Рюриковичи и смутное время. Вече. Москва.2014
  • Зимин А.А.  «Россия на рубеже XV-XVI столетий». Москва. «Мысль» 1982.
  • Горский А.А. «Слово о полку Игореве» и «Задонщина». Москва. 1992.
  • Шибаев М.А.  Рукописи Кирилло-Белозёрского монастыря XV века. Москва- С.-Петербург. 2013.
  •  Майоров А.А.  История Орловская. Славянская история с древних времён до конца XVII века. Полиграфическая фирма Картуш. Орёл. 2013.
  • Богуславский В.В. Славянская энциклопедия. Киевская Русь – Московия: в 2т. – Москва Олма-Пресс. 2005
  • Большая Российская энциклопедия под редакцией Ю.С.Осипова. Москва. 2013
  • Кусакин С.В.  Храмы Куликова поля. Тула. Государственный музей-заповедник «Куликово поле». 2014
  • Чернопятов В.И. Дворянское сословие Тульской губернии. Том VII (XVI) «Некрополь». Москва. 1912.
  • Антонов А.В. Акты служилых землевладельцев XV – начала XVII века. Том III. Москва. Древлехранилище. 2002.
  • Труды Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника. Сборник научных статей. Выпуск 2. Рязань. 2004
  • Сафонов Алексей Владимирович Фрагмент рукописи: «Нарышкины, Сафоновы… дворяне Епифанского уезда». 
  • Азбелев С. Н. Фольклоризм «Задонщины» и «Слово о полку Игореве» // Литература Древней Руси: Сборник научных трудов / Отв. ред. Н. И Прокофьев; Московский гос. педагог. ин-т им. В.И. Ленина. — М.: МГПИ, 1981. — 160 с.
  • Азбелев С. Н. Фольклоризм «Задонщины» // Дмитрий Донской и эпоха возрождения Руси: События, памятники, традиции: Труды юбилейной научной конференции «Дмитрий Донской — государственный деятель, полководец, святой». (Тула — Куликово поле, 12–14 окт. 2000 г.) / Редкол.: В.П. Гриценко, М.И. Гоняный, В.А. Касаткин; Отв. ред. А.Н. Наумов; Гос. военно-ист. и природ. музей-заповедник «Куликово поле»; Тульский гос. ун-т. — Тула: Тульский полиграфист, 2001. — 288 с. — ISBN 5-88422-274-2.
  • Азбелев С. Н. Куликовская победа в народной памяти: Литературные памятники Куликовского цикла и фольклорная традиция. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2011. — 312 с. — (Studiorum Slavicorum Orbis). — 500 экз. — ISBN 978-5-86007-667-9. (в пер.)

Ссылки[править | править вики-текст]

Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Задонщина