Закадровый смех

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Телевидение
Логотип портала
История
Термины
Жанры и форматы

Закадровый смех — запись человеческого смеха, используемая на телевидении, в основном в комедийных шоу, ситкомах. Впервые такой приём был использован звукорежиссёром Чарли Дугласом на американском канале CBS.

Иногда смех за кадром используется как стилистический приём в произведениях немассового искусства (например, такова пьеса Д. А. Пригова «Стереоскопические картинки частной жизни»)[1].

История[править | править код]

Радио[править | править код]

До появления радио и телевидения зрители смотрели комедийные представления вживую в присутствии других людей. Радио и первые телевизионные выпуски использовали записи живых выступлений, а более поздние студийные шоу пытались воссоздать эту атмосферу, добавляя в саундтрек звук смеха или других реакций толпы. Джек Дадсуэлл, бывший владелец WWJB (англ.) во Флориде, создал первую «пластинку смеха»[2].

В 1946 году Джек Маллин (англ.) привёз магнитофон с Радио Франкфурта вместе с 50 катушками с магнитной лентой. Лента 6,5 мм могла записывать 20 минут высококачественного звука. Позднее Александр Понятов и созданная им компания Ampex изготовили улучшенную версию магнитофона для использования в радиопроизводстве[3]. Бинг Кросби использовал данную технологию для предварительной записи своего радио-шоу, которое было запланировано на определённое время каждую неделю, чтобы избежать необходимости выступать вживую, а также повторять его для аудитории Западного побережья. С введением этого метода записи стало возможным добавлять звуки во время постпродакшна.

Телевидение[править | править код]

На раннем этапе телевидения, большинство программ, которые не транслировали в прямом эфире, записывали съёмкой каждой сцены несколько раз с разных ракурсов. Выступления актёров и съёмочной группы можно было контролировать, но живая публика не всегда могла «правильно» реагировать — иногда зрители смеялись слишком громко, долго или в неподходящее время. Звукорежиссёр CBS Чарли Дуглас заметил эти несоответствия и решил исправить ситуацию. Если шутка не вызывала нужный отклик, Дуглас вставлял дополнительный смех; если живая публика слишком долго смеялась, он постепенно заглушал хохот. Эта техника редактирования стала известна как «sweetening» — подслащивание, при котором записанный смех используется для усиления реакции реальной аудитории, если она не реагирует так, как хотелось бы. И наоборот, этот процесс использовали для того, чтобы «ослабить» реакцию аудитории, уменьшить слишком громкий смех или убрать неуместные аплодисменты[4][5].

Ещё работая на CBS, Дуглас построил прототип «машины смеха». Она состояла из большого деревянного колёса диаметром 28 дюймов с катушкой с лентой, на которую был записан смех. Прототип пришёл в негодность за несколько месяцев использования. В 1953 году Дуглас усовершенствовал машину, поместив записанные звуки в большой магнитофон. При этом был использован клавишный механизм. Разные клавиши содержали разные варианты смеха. Первым американским телешоу, включающим смехотворный трек, был ситком «Шоу Хэнка МакКьюна», «Гордость семьи», «Шоу Джека Бенни» и «Я люблю Люси» и многих других[6][7][8].

Смех, записанный Дугласом, был распространён на телевидении США в 1950—1970 годы. К 1980-м годам его влияние уменьшилось, так как появились конкурирующие звуковые компаниии, и новая практика однокамерных ситкомов, полностью устраняющих аудиторию.

Критика[править | править код]

В терминологии философа А. Зупанчич этот эффект называется маркированием возникновения комического объекта[9]. Негативно оценивает его преподаватель ОНУ имени И. И. Мечникова Виктор Левченко: по его утверждению, закадровый смех, подобно разъяснению шутки, омертвляет смешное и не даёт зрителю самостоятельно различать его[10].

Славой Жижек считает, что смех за кадром вовсе не призван рассмешить зрителя. Напротив, телеэкран сам реагирует на свои шутки, позволяя зрителю заниматься другими делами и тем поощряя «бездумную, лихорадочную активность»[7]. При этом для создателей шоу важно, что зритель чувствует себя так, как будто смеялся он сам[11]. Философы из Казанского университета Ю. Б. Кудашова и Т. М. Шатунова, во многом соглашаясь с Жижеком, находят в «интерпассивности» закадрового смеха положительные стороны — зритель перекладывает бремя потребительского наслаждения на чужие плечи и может идентифицировать себя как творческое, мыслящее существо[12].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Голынко-Вольфсон Д. Читая Пригова: неоднозначное и неочевидное
  2. Billboard, 1945, с. 69.
  3. Audio John Mullin Man. Mixonline.com (1 октября 1999). Дата обращения: 14 июня 2021. Архивировано 14 апреля 2013 года.
  4. Levin, Eric. Who does all that laughing?, TV Guide (April 8, 1978).
  5. Hobson, Dick. Help! I'm a Prisoner in a Laff Box, TV Guide (July 9, 1966).
  6. Carroll Pratt. Sound Effects Engineer. Television Academy (12 июня 2003). Дата обращения: 15 июня 2021.
  7. 1 2 Славой Жижек о пассивном восприятии и закадровом смехе. Вавилон (2003). Дата обращения: 15 июня 2021.
  8. TV Party: The Laugh Track. TVparty.com (2010). Дата обращения: 15 июня 2021.
  9. Зупанчич, 2004, с. 5-23.
  10. Левченко, 2006, с. 137-142.
  11. Жижек С. Некоторые политически некорректные размышления о насилии во Франции и не только
  12. Кудашова, 2009, с. 231-323.

Литература[править | править код]