Залоговые аукционы в России

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Залоговые аукционы»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Залоговые аукционы в России — один из механизмов приватизации, серия сделок в форме аукциона, проведённых в 1995 году, в результате которых ряд коммерческих банков получил в собственность государственные пакеты акций нескольких крупных промышленных компаний (таких, как «ЮКОС», «Норильский никель», «Сибнефть»).

По схеме этих аукционов правительство получало кредит у нескольких коммерческих банков, передавая им в качестве залога пакеты акций госпредприятий. Причём, банки выдавали кредиты деньгами Министерства финансов, которое открывало в каждом из банков счёт и размещало на нём средства. С 4 ноября по 28 декабря 1995 года Министерство финансов России заключило 12 договоров кредита под залог акций с победителями аукционов на право заключения договоров. Через установленное время правительство должно было возвратить кредиты, в случае невозврата государственные пакеты акций переходили в собственность банков. Для реализации этой схемы были организованы аукционы, в которых приняли участие несколько банков. Правительство не возвратило кредиты, таким образом пакеты акций перешли в собственность банков.[1][2]

Залоговые аукционы были проведены на основании указов президента Бориса Ельцина[3]. Идею аукционов с целью пополнения бюджета выдвинул Владимир Потанин, возглавлявший «ОНЭКСИМ-банк». Инициатива была поддержана тогдашним первым вице-премьером правительства Анатолием Чубайсом и вице-премьером Олегом Сосковцом[4] (именно он, по словам тогдашнего председателя ЦБ РФ Сергея Дубинина, первым поставил вопрос о проведении аукционов на заседании кабинета министров[5]). Курировал проведение аукционов глава Госкомимущества Альфред Кох. В ходе громких судебных процессов над Михаилом Ходорковским в 2011—2012 годах стали появляться новые, недоказанные сведения о проведении залоговых аукционов в 1995 году. Основную часть данных сведений дал сам Ходорковский, говоря об этих аукционах как о распиле государственного имущества с заранее известным результатом[источник не указан 2014 дней].

Залоговые аукционы, проведённые в России в ноябре-декабре 1995 года[править | править код]

Дата Предприятие Доля, % Средства,
поступившие
в бюджет,
млн долл.
Победители аукциона
17 ноября 1995 Норильский никель 51 170,1 ОНЭКСИМ Банк
17 ноября 1995 Северо-западное речное пароходство 25,5 6,05 Банк МФК
17 ноября 1995 АО «Мечел» 15 13 ТОО «Рабиком»
7 декабря 1995 Лукойл 5 141 Лукойл-Империал
7 декабря 1995 Сиданко (теперь ТНК-BP) 51 130 Банк МФК (фактически — консорциум из МФК и «Альфа-групп»)
7 декабря 1995 Новолипецкий металлургический комбинат 14,87 31 Банк МФК (фактически — «Ренессанс Капитал»)
7 декабря 1995 Мурманское морское пароходство 23,5 4,125 ЗАО «Стратег» (фактически — банк МЕНАТЕП)
8 декабря 1995 ЮКОС 45 159 ЗАО «Лагуна» (фактически — банк МЕНАТЕП)
11 декабря 1995 Новороссийское морское пароходство (Новошип) 20 22,65 Новороссийское морское пароходство (Новошип)
28 декабря 1995 Сибнефть 51 100,3 ЗАО «Нефтяная финансовая компания» (гарант — Столичный банк сбережений)
28 декабря 1995 Сургутнефтегаз 40,12 88,9 НПФ «Сургутнефтегаз» (гарант — ОНЭКСИМбанк)
28 декабря 1995 АО «Нафта-Москва» 15 20,01 ЗАО «НафтаФин» (фактически — менеджмент самого предприятия)

Оценки[править | править код]

В докладе Счётной палаты России «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993—2003 годы», опубликованном в 2004 году, отмечается, что «в результате проведения залоговых аукционов отчуждение федеральной собственности было произведено по значительно заниженным ценам, а конкурс фактически носил притворный характер», и приводится ряд нарушений в ходе проведения аукционов, в частности[6]:

  • «в большинстве случаев состязательность при проведении аукционов не предполагалась. Из 12 аукционов лишь в четырёх сумма кредита существенно превысила начальную цену.»
  • «[…] банки фактически „кредитовали“ государство государственными же деньгами. Минфин России предварительно размещал на счетах банков — участников консорциума средства в сумме, практически равной кредиту, а затем эти деньги передавались Правительству Российской Федерации в качестве кредита под залог акций наиболее привлекательных предприятий. В результате банки, „кредитовавшие“ государство, смогли непосредственно либо через аффилированных лиц стать собственниками находившихся у них в залоге пакетов акций государственных предприятий».
  • «Вопреки Правилам проведения аукционов […] банки не направляли кредитные средства на счёт в Центральном банке […], средства оставались в тех же коммерческих банках, но на специальных счетах».

Счётная палата по результатам проверки в конце 1995 года направила информационные письма в адрес председателя правительства, председателя Госкомимущества, председателей Совета Федерации и Государственной думы, Генерального прокурора и министра юстиции, где говорилось о неэффективности аукционов и необходимости отказа от них[6].

Осенью 2011 года Роман Абрамович в Высоком суде Лондона под присягой заявил, что фактически залоговый аукцион по приватизации «Сибнефти» (нынешняя «Газпром-Нефть») носил фиктивный характер: сговор Бориса Березовского и его партнёра Бадри Патаркацишвили с другими участниками торгов позволил им избежать конкуренции и купить компанию за стартовую цену[7].

Маршалл Голдман, преподаватель экономики и заместитель директора по советологии Гарвардского университета высказал следующее мнение: «Реформы 1990-х годов были, в основном, делом рук советников, привлечённых при правлении действующего в то время президента Бориса Ельцина. Опасаясь возможного скорого изменения настроения населения и его недовольства реформами, Егор Гайдар и Анатолий Чубайс – основные архитекторы этого процесса с российской стороны – приняли решение ускорить его путем дешёвой распродажи, или даже бесплатной раздачи, принадлежащих государству ресурсов и предприятий. Вскоре после начала этого процесса права собственности на некоторые наиболее ценные российские ресурсы были проданы с молотка принадлежащим олигархам банкам. Схема носила название «Залоговые аукционы». Несмотря на то, что участвовавшие в аукционах банки предположительно действовали от имени государства, они – в подавляющем большинстве случаев – оказались победителями торгов при помощи мошенничества. Именно таким образом Ходорковский всего за 310 миллионов долларов США получил 78 % «Юкоса», что оценивалось в сумму около 5 миллиардов долларов, а Борис Березовский получил в собственность другой нефтяной гигант («Сибнефть»), оцениваемый в 3 миллиарда долларов, заплатив за него около 100 миллионов долларов… Правительство [России] было, в общем, не в состоянии действенно контролировать ситуацию. И по причине слабости государства эти „новые русские“ заплатили со своих приобретений небольшие налоги, либо даже не платили их вообще».[8]

Согласно оценке Джона Неллиса (Center for Global Development): «Большая часть имевшей место второй волны приватизации – в особенности схема с „залоговыми аукционами“, по которой крупнейшие российские банки получили акции компаний, имевших высокий потенциал доходности, в виде обеспечения предоставленных государству займов – превратилась в запутанные жульнические махинации, привлекших немалое количество критики».[9]

Старший редактор журнала Forbes Пол Хлебников позднее комментировал «дело ЮКОСа», перешедшего в собственность Ходорковского в результате аукционов: «Мы наблюдаем, как агонизирует клептократическая система ельцинской России. Вопиющий пример порочности приватизационной эпохи — пресловутые залоговые аукционы 1995—1997 гг., обеспечившие Ходорковскому его состояние. <…> Покупая у государства активы в ходе такой закулисной сделки и по столь заниженной цене, вы рискуете, что ваши права на новую собственность никогда не будут надёжно защищены. Сограждане будут считать вас мошенником, а государство — скорее хранителем активов, чем их подлинным владельцем»[10].

А. Чубайс оправдывает проведение залоговых аукционов следующим образом: «Если бы мы не провели залоговую приватизацию, то коммунисты выиграли бы выборы в 1996 году, и это были бы последние свободные выборы в России, потому что эти ребята так просто власть не отдают». В то же время он отмечает: «В то время я не вполне понимал, какую цену нам придётся заплатить. Я недооценил то глубокое чувство несправедливости, которое зародилось в людях»[11].

Пётр Авен назвал залоговые аукционы самым проблемным этапом приватизации в истории России 1990-х годов: «Всё-таки „недовольны“ и „нелегитимна“ — это разные вещи. И ощущение нелегитимности в России фундаментально другое. Главная, мне кажется, проблема — это залоговые аукционы, которые вообще вышли за рамки…»[12].

Бывший руководитель Рабочего центра экономических реформ при правительстве и замминистра экономики Сергей Васильев считает, что «приватизация воспринималась как несправедливая» из-за «циничных залоговых аукционов с заранее известными победителями» и чековых инвестиционных фондов (ЧИФ) («лучшего способа запросто отнять у населения ваучеры не было»)[13].

Юридическая оценка[править | править код]

С точки зрения гражданского права залоговые аукционы обладают всеми признаками притворной сделки, осуществлённой группой руководителей коммерческих банков по предварительному сговору с заинтересованными чиновниками Правительства РФ с целью фактически бесплатного отчуждения у Российского государства федеральной собственности в форме контрольных пакетов акций лучших предприятий страны стоимостью примерно 40 млрд долларов США. С точки зрения уголовного права мы имеем дело с хищением федеральной собственности путём преступного сговора в форме мошенничества не просто в особо крупных размерах, а в небывало крупных размерах. Стоимость только наиболее дорогих и стратегически значимых шести аукционов в 1995 году была умышленно занижена в 20 раз и составила лишь 1867 млн долларов. Всего через 1,5 года акции этих предприятий на свободном рынке уже стоили 39 713 млн долларов[14].

Примечания[править | править код]

  1. Андрей Бунич. Статьи. «Залоговые аукционы стали вопиющим нарушением всех законов по приватизации». Приватизация и национализация (недоступная ссылка)
  2. Грядет крах олигархов | Залоговые аукционы незаконны | Суд над олигархами
  3. Указы от 31 августа 1995 г. № 889 «О порядке передачи в залог акций, находящихся в федеральной собственности», от 30 сентября 1995 г. № 986 «О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями», от 02 ноября 1995 г. № 1067 «О сроках реализации акций, находящихся в федеральной собственности и передаваемых в залог в 1995 году», от 07 декабря 1995 г. № 1230 «Вопросы передачи в 1995 году в залог акций, находящихся в федеральной собственности»
  4. Александр Малютин. Три потанинских удара. // Коммерсантъ-Власть, 16 июня 1998. Проверено 4 июня 2012.
  5. Сергей Дубинин. Краткая история номенклатуры. // Московские новости, № 131, 2011 год. Проверено 4 октября 2011. Архивировано 9 февраля 2012 года.
  6. 1 2 2.2.3. Необоснованное занижение цены продаваемых государственных активов, притворность конкурсов, низкая результативность продаж // Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993—2003 годы (экспертно-аналитическое мероприятие) / Руководитель рабочей группы — Председатель Счетной палаты Российской Федерации С. В. Степашин. — М.: Издательство «Олита», 2004.
  7. Михаил Оверченко, Дмитрий Дмитриенко. Абрамович признал, что аукцион по «Сибнефти» был фикцией. // vedomosti.ru. Проверено 3 ноября 2011. Архивировано 5 февраля 2012 года.
  8. Putin and the Oligarchs. Council on Foreign Relations. Проверено 27 июня 2015. Архивировано 30 июня 2015 года.
  9. Time to Rethink Privatization in Transition Economies? — John Nellis, pub. in the quarterly magazine of the International Monetary Fund, June 1999, Volume 36, Number 2.
  10. Хлебников П. Дело «ЮКОСА»: Веха на пути к законности // Ведомости, № 45 (234) от 18.11.2003.
  11. Arkady Ostrovsky. Father to the Oligarchs. Архивная копия от 5 июля 2012 на Wayback Machine // The Financial Times, November 13 2004 (перевод inopressa.ru: Отец олигархов).
  12. Владимир Федорин. Во главе ФСБ Чубайс принес бы не меньше пользы, чем на приватизации. Forbes (2 марта 2010).
  13. Петр Орехин. «Перестройку могла спасти либерализация цен». Газета.Ru (23 апреля 2015).
  14. В. И. Добреньков, Н. Р. Исправникова. Пирамиды упущенных возможностей. Российская версия «капитализма для своих». — Москва: Университетская книга, 2014. — С. 17. — 191 с. — ISBN 978-5-91304-335-1.

Ссылки[править | править код]