Западнорусизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Западноруси́зм — историко-идеологическое направление научной, общественно-политической, этноконфессиональной и культурной жизни, возникшее в Северо-Западном крае Российской империи, основывающееся на постулате, что белорусы являются этнографической группой общерусского народа[1]. Аналог концепции малороссийской идентичности[2], игравшей важную роль в самоидентификации юго-западных губерний Российской империи.

История[править | править код]

Михаил Осипович Коялович, один из видных идеологов западнорусизма

Согласно белорусскому историку Александру Цвикевичу, формирование первых идей, названных впоследствии западнорусизмом, началось ещё во времена Речи Посполитой в ответ на постановления Замойского церковного собора 1720 года[3], который обязал грекокатолическое духовенство приблизить богослужение и образ жизни к римско-католическим канонам.

По мнению Якова Трещенка, катализатором западнорусизма был так называемый «диссидентский вопрос» (вопрос неравенства прав католиков и представителей других конфессий). Он утверждает, что основополагающий комплекс представлений западнорусизма сложился под идейным руководством епископа Белорусского св. Георгия Конисского ещё во второй половине XVIII в.[4] Влияние на развитие западнорусизма оказала идея славянофильства, разработанная А. С. Хомяковым, И. В. Киреевским, И. С. Аксаковым[5][6].

Идеи западнорусизма развивались в окружении виленского епископа Иосифа (Семашко), особенно в связи с проведением Полоцкого собора 1839 года, ликвидировавшего униатство на территории Российской империи. Окончательно теория западнорусизма была научно разработана в трудах русского историка, выходца из Гродненской губернии Михаила Кояловича, который для обозначения современной территории Белоруссии ввёл в научный оборот термин «Западная Россия». Коялович (1863) высмеивает «буколический взгляд» «польских писателей» о том, что Литва и Польша существовали в «блаженном мире». Особенностью Литвы он называет наличие «русских областей», которые не тождественны с «московским государством» (Восточной России, царству Иоанна III). Коялович активно использует слово «белоруссы» для обозначения населения Минской, Виленской, Витебской, Могилевской, Гродненской и частично Псковской и Смоленской губерний. Белоруссы отличны от малороссов (населения Киевской, Подольской и Волынской губерний) и «до татарского ига» составляли «один народ». Кроме того, он подчеркивает, что жители Западной России всегда называли себя русскими. Принцип единства им мыслится в вере («русские по вере») и подданстве. Однако Коялович предпочитает называть белоруссов и малороссов «западно-русскими славянами». Литовцами он называет жмудь — население Ковенской губернии. Лишь из-за унии 1386 года русские Литвы начали втягиваться в «польскую и латинскую нацию», то есть «ополячиваться» и «олатиниваться». Апогеем этого процесса стала Люблинская уния 1569 года. Вместе с тем, препятствием для воссоединения Западной И Восточной России Коялович называет «неистовства Иоанна» (политику Ивана Грозного, которая компрометировала «русское дело»), а также «литовское боярство», жаждавшее «шляхетских преимуществ». Казаков Коялович обвиняет в «хаотической несознательности», делавшей их страшнее татар.

Другими видными представителями западнорусизма были Григорий Киприанович, Платон Жукович, Константин Харлампович, Афанасий Ярушевич, А. Турцевич, А. Демьянович.

Сообщества западнорусистов образовывались вокруг некоторых изданий, таких как журналы «Вестник Западной России» под редакцией Ксенофонта Говорского, «Крестьянин», «Окраины России», газеты «День», «Московские новости», «Новое время», «Северо-западная жизнь», «Минское слово», «Минское русское слово», «Белорусский вестник»[7].

Сами термины «белорусский народ» и «Белая Русь» не были широко распространены среди населения. Как писал близкий к кругам западнорусистов филолог и этнограф Евфимий Карский в 1903 году:

Въ настоящее время простой народъ въ Бѣлоруссіи не знаетъ этого названія. На вопросъ: кто ты? простолюдинъ отвѣчаетъ — русскій, а если онъ католикъ, то называетъ себя либо католикомъ, либо полякомъ; иногда свою родину назоветъ Литвой, а то и просто скажетъ, что онъ «тутэйшій» (tutejszy) — здѣшній, конечно противополагая себя лицу, говорящему по-великорусски, какъ пришлому въ западномъ краѣ.

Е. Ѳ. Карскій. Бѣлоруссы. Т. I, гл. IV., с. 116.

По данным ряда исследователей, в дореволюционной России западнорусистские взгляды были среди белорусского населения доминирующими[8][9]. По словам А. Д. Гронского, в советской историографии, напротив, господствовала точка зрения, что абсолютное большинство белорусов поддерживало белорусское национальное движение[8]. В целом западнорусизм оказал значительное влияние на взгляды белорусской интеллигенции, особенно в восточной части края. Как указывал Митрофан Довнар-Запольский, в среде западнорусов существовали «левое» и «правое» крылья, отводившие самобытности белорусов большее или меньшее место[10].

По словам историка Александра Бендина, в Северо-Западном крае конфессиональный фактор играл ведущую роль в производстве этнических различий и до 1917 года и позже белорусское население на массовом уровне не испытывало потребности в политическом оформлении своего существования в качестве особой, отличной от великороссов и малороссов этнической группы[11], а белорусское население осознавало себя в качестве «русской народности», имеющей в Северо-Западном крае, свои региональные особенности, говорящей на белорусском наречии и являющейся составной и неотъемлемой частью русской нации[11]. По его мнению, подтверждением этому является тот факт, что русские националисты и октябристы на выборах в III и IV Государственные думы получили в белорусских губерниях абсолютное большинство мест[12].

Ввиду отсутствия массовой поддержки идеи отдельной белорусской нации, большевистские власти в 1920—1930-х годах начали проводить политику белорусизации[13][14], вызвавшую недовольство большинства населения Белоруссии[15][16]. В то же время западнорусизм или западнорусская идентичность подверглась гонениям как тип идентичности, являющийся препятствием для национальной консолидации белорусов[17].

Среди идеологов белорусского национализма, пытавшихся научно обосновать несостоятельность западнорусизма, были Александр Цвикевич и Вацлав Ластовский. Хотя свёртывание политики «белорусизации» в первой половине 1930-х годов и начало репрессий против «нацдемов» снизило накал нападений на западнорусизм, сам он как «реакционное» учение продолжал быть для советской власти нежелательным[17]. О западнорусизме продолжали писать лишь некоторые деятели белорусской диаспоры, такие как Юрка Витьбич, отмечавший, что некоторые представители левого крыла западнорусов, к которому он относил и Довнар-Запольского, были идеологически недалеко от «белорусского национал-освободительного движения», но по разным причинам не захотели к нему примкнуть[17].

По мнению Александра Бендина, критика западнорусизма изначально была несостоятельно. Он констатировал: «Прежде всего, нужно со всей ясностью сказать, что определение „западнорусизма“, которое дает А. Цвикевич, нельзя отнести к разряду научного[18]».

Неозападнорусизм[править | править код]

В 1990-е годы в Белоруссии начали высказывать свои взгляды сторонники западнорусских идей, в том числе историки, философы, религиоведы, социологи, экономисты, юристы — Я. Трещенок, В. Теплова, А. Бендин, Александр Гронский, Алексей Хотеев, Валерий Черепица, Сергей Шиптенко, Лев Криштапович, Кирилл Аверьянов, Дмитрий Куницкий, Гордей Щеглов, Всеволод Шимов, Чеслав Кирвель и многие другие. В частности, они отмечали, что, по их мнению, именно трудами сторонников западнорусского направления были заложены основы научной белорусской историографии, филологии, этнографии и фольклористики[19]. Была сформулирована точка зрения, что западнорусизм тоже является версией белорусского национального движения[17]. В те же годы возобновилась критика западнорусизма со стороны представителей белорусского национального движения[17]. Исключительно негативную характеристику дал западнорусизму историк и литературовед Алексей Кавко, определивший его как «трупный вирус в белорусском национальном организме»[20], а также как предтечу советской и постсоветской ассимиляторской политики.

Многие сторонники западнорусизма считают термин «неозападнорусизм» неадекватным и неприемлемым[21].

По мнению политолога и славяноведа Олега Неменского, западнорусизм — наиболее естественное и наиболее историчное направление мысли в Белоруссии. По его словам, современное интеллектуальное движение западнорусизма занято возрождением огромного дореволюционного наследия западнорусской мысли и сможет вновь стать важнейшим фактором белорусской культурной жизни, а со временем — и составляющей государственной идеологии[22]. По словам эксперта, о победе западнорусизма можно в некотором смысле говорить уже сегодня, поскольку белорусы прочно вернулись к православию и в подавляющем большинстве хотят жить в едином политическом и информационном пространстве с Россией и Украиной.

Представители западнорусизма[править | править код]

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Цьвікевіч А. Западно-руссизм. Нарысы з гісторыі грамадскай мысьлі на Беларусі у XIX і пачатку XX в. — Мн. 1993.
  • Трещенок Я. И. Две белорусские национальные идеи (католический национал-сепаратизм и православная национальная идея). // VII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры: Материалы чтений (Минск, 22-24 мая 2001 г.). В 2 ч. Ч. 1, кн. 2 / Европейский гуманитарный ун-т, Бел. гос. ун-т культуры; отв. ред. и сост. А. Ю. Бендин.- Мн.: ООО «Ковчег», 2002.
  • Коялович М. О. Чтения по истории западной России. — Минск: Беларуская Энцыклапедыя, 2006. — 480 с ISBN 985-11-0348-9
  • Киприанович Г. Я. Исторический очерк православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве, с древнейшего до настоящего времени. — Минск: Изд-во Белорусского Экзархата, 2006. — 351 с.
  • Литвинский А. В. Западноруссизм в российской историографии второй половины XIX — начала XX века.-. Автореферат дисс. на соискание уч. степ. к. и. н. — Мн., 2004.
  • Бендин Ю. А. Проблемы этнической идентификации белорусов 60-х гг. XIX — начала XX вв. в современной историографии.

Ссылки[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Носевич В. Л. Белорусы: становление этноса и «национальная идея» // Белоруссия и Россия: общества и государства. — М.: Права человека, 1998. — С. 11—30.
  2. Горизонтов, Л. Е. К Украинско-белорусские исторические и историографические параллели // Україна—Білорусь. Політичні, екомомчіні та культурні аспекти взаємин. Чернівці-Вільнюс, 2007
  3. Цьвікевіч А. «Западно-руссизм». Нарысы з гісторыі грамадскай мысьлі на Беларусі у XIX і пачатку XX в. — Мн. 1993. — С. 8.
  4. Трещенок Я. И. Две белорусские национальные идеи (католический национал-сепаратизм и православная национальная идея). // VII Международные Кирилло-Мефодиевские чтения, посвященные Дням славянской письменности и культуры: Материалы чтений (Минск, 22-24 мая 2001 г.). В 2 ч. Ч. 1, кн. 2 / Европейский гуманитарный ун-т, Бел. гос. ун-т культуры; отв. ред. и сост. А. Ю. Бендин.- Мн.: ООО «Ковчег», 2002.
  5. Цьвікевіч А. «Западно-руссизм». Нарысы з гісторыі грамадскай мысьлі на Беларусі у XIX і пачатку XX в. — Мн. 1993.
  6. Шидловский, С. О. Из проектов И. С. Аксакова по социокультурному обустройству Северо-Западного края Российской империи / С. О. Шидловский // Славяноведение. — 2013. — № 5. — С. 78—85.
  7. Тихомиров А. В. Беларусь в международных отношениях 1772—1914 гг.
  8. 1 2 А. Д. Гронский. Образ Российской империи и белорусского национального движения в новом школьном учебнике по истории Белоруссии
  9. М. В. Заблоцкая. Идеи «западноруссизма» в политической и культурно-национальной жизни Беларуси в конце XIX — начале XX века Архивная копия от 13 декабря 2013 на Wayback Machine. Русский сборник. Исследования по истории России 2012 № 12
  10. Довнар-Запольский, М. В. История Белоруссии. Минск, 2003. С. 421—422
  11. 1 2 Бендин Ю. А. Проблемы этнической идентификации белорусов 60-х гг. XIX — начала XX вв. в современной историографии.
  12. Экономическое и политическое развитие Беларуси в 1907—1913 гг. — ИСТОРИЯ БЕЛАРУСИ (XX — начало XXI в.)
  13. Бендин А. Ю. «Нацыянальная адраджэнне» ў вышэйшай школе Беларусі (канец 20-х — пачатак 30-х гадоў) // Нацыянальная самасвядомасць і выхаванне молодзі: Зборнік навуковых прац. — Мн., 1996. — С. 25-36.
  14. Лосев В. Белоруссия и Россия: нужны иные формы воссоединения // Страны СНГ. Русские и русскоязычные в новом зарубежье. — № 51 (01.05.2002)
  15. Беларусізацыя 1920-я гады. Дакументы і матэрыялы. Минск: Белорусский государственный университет, 2001.
  16. Политика белорусизации ИСТОРИЯ БЕЛАРУСИ (XX — начало XXI в.)
  17. 1 2 3 4 5 6 Горизонтов Л. Е. Западнорусизм в мире идентичностей межславянского пограничья Архивная копия от 3 февраля 2014 на Wayback Machine. Историографические наблюдения В кн.: Славянский мир: в поисках идентичности. Кн. 8. М.: Институт славяноведения РАН, 2011. С. 930—939
  18. Александр Бендин. Белорусские националисты и «западнорусизм»: опыт взаимоотношений.. zapadrus.su. Проверено 30 января 2016.
  19. Трещенок, Я. И. История Беларуси. Ч. 1. Могилёв, 2004 С. 256—258
  20. Каўка А. Тэрыторыя ці нацыя? // Беларусіка. Albaruthenica. Кн. 2 Минск, 1992. С. 42-48
  21. Administrator. Западнорусизм или неозападнорусизм: проблема терминологии.. zapadrus.su. Проверено 30 января 2016.
  22. Неменский, О. Б.: Эксперт: Чтобы в Белоруссии победило «литвинство», страну надо лет на 50 превратить в концлагерь, REGNUM, 24.07.2012