Западнославянские языки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Западнославянская
Таксон:

группа

Ареал:

Польша, Чехия, Словакия, Германия

Число носителей:

свыше 60 млн

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Славянская ветвь
Состав

лехитская, лужицкая и чешско-словацкая подгруппы

Коды языковой группы
ISO 639-2:

ISO 639-5:

zlw

См. также: Проект:Лингвистика
  Страны, в которых западнославянские языки являются официальными

Западнославя́нские языки́ — группа в составе славянской ветви индоевропейской языковой семьи, в которую входят польский с кашубским, серболужицкий, чешский, словацкий, а также вымерший полабский язык. Распространены в Центральной и Восточной Европе — в Польше, Чехии, Словакии, а также в Нижней Лужице на территории федеральной земли Бранденбург и в Верхней Лужице на территории федеральной земли Саксония в Германии. Кроме того носители западнославянских языков живут в ряде других стран Европы (сопредельных с названными выше: Украина, Белоруссия, Литва, Австрия, Венгрия, или не граничащих с ними: Франция, Сербия, Россия и др.), в странах Америки (США, Канада, Аргентина) и в Австралии[1].

Общее число говорящих свыше 60 млн человек[1].

Для западнославянских языков характерны общие, сложившиеся в древности и обособившие их от других славянских языков, черты. В области фонетики: сохранение сочетаний согласных tl, dl; результаты второй и третьей палатализации для задненёбного ch, перешедшего в š; сохранение сочетаний kv, gv (hv); наличие согласных c, dz (или z) на месте праславянских сочетаний *tj, *kt и *dj; отсутствие эпентезы l после губных согласных не в начале слова.

Письменность современных западнославянских языков основана на латинском алфавите, древнейший памятник датируется XIII веком (на чешском языке).

Классификация[править | править исходный текст]

Карта распространения западнославянских языков и диалектов

Западнославянские языки разделяют на три подгруппы, различия между кото­ры­ми появились в позднюю праславянскую эпоху:

Лехитская подгруппа, включавшая польский, полабский, кашубский, а ранее и другие племенные языки, в настоящее время состоит только из польского и кашубского, причём кашубский нередко рассматривается в числе польских диалектов[2]. Вымерший в XX веке словинский идиом представляет собой архаичный диалект кашубского языка. В последнее время на рубеже XX—XXI веков отмечается движение за придание статуса самостоятельного языка силезскому диалекту[3], предпринимаются попытки его кодификации.
Лужицкая подгруппа по мнению многих лингвистов представлена единым серболужицким языком, внутренне дифференцированным, имеющим две литературные формы, нижнелужицкую и верхнелужицкую. В то же время как два самостоятельных языка рассматривает нижнелужицкий и верхнелужицкий Г. Шустер-Шевц[4].
Кроме того преобладающие черты восточнословацкого диалекта с регулярными западнославянскими или юго-западнославянскими чертами (при сохранении некоторых карпато-русинских элементов) характеризуют воеводинско-русинский язык, распространённый в Сербии и Хорватии[5].

Ареал и численность[править | править исходный текст]

Наиболее распространённые западнославянские языки — польский (35 млн), чешский (9,5 млн) и словацкий (4,5 млн). Немногочисленное население кашубов проживает на территории Польши. Полабский язык ныне является мёртвым. Он восстанавливается на основе отдельных слов и местных названий, имеющихся в латинских и немецких документах, в небольших записях живой речи XVII—XVIII веков.

Лужицкие языки сохранились в виде небольших островков на территории Германии. Лужицких сербов насчитывается около 150 тысяч. Они имеют свои школы, свою печать, в Берлинском университете есть славянское отделение.

Языковые особенности[править | править исходный текст]

Западнославянские языки, характеризуются рядом общих фонетических черт, сформировавшихся в праславянскую эпоху в племенных диалектах западных славян. Эти черты отличают их от восточнославянских и южнославянских языков[1][6]:

  1. Сохранение архаичных сочетаний согласных tl, dl в соответствии с l в других славянских языках: польск. plótł, mydło, чеш. pletl, mýdlo, словацк. plietol, mydlo, в.-луж. pletł, mydło, н.-луж. pletł, mydło (рус. плёл, мыло).
  2. Результаты второй и третьей палатализации, в которых при одинаковом преобразовании задненёбных k и g на месте ch представлен согласный š в соответствии s в других славянских языках: польск. wszak, szary, чеш. však, šerý, словацк. však, šerý, в.-луж. wšak, šěry (рус. всякий, серый).
  3. Сохранение сочетаний kv, gv (hv) в позиции второй палатализации, в других языках k и g в сочетаниях с v подверглись палатализации — cv, zv (dzv): польск. kwiat, gwiazda, чеш. květ, hvězda, словацк. kvet, hviezda, в.-луж. kwět, hwězda, н.-луж. kwět, gwězda (рус. цвет, звезда).
  4. Свистящие согласные c, dz (или z) на месте праславянских сочетаний *tj, *kt перед гласными переднего ряда и *dj в соответствии с шипящими или иными рефлексами этих сочетаний в других славянских языках (č, ž, št, dj, žd, ć): польск. świeca < *světja, noc < *noktis, sadzać, чеш. svíce, noc, sázet, словацк. svieca, noc, sádzat’, в.-луж. swěca, nóc, sadźeć, н.-луж. swěca, sajźać (рус. свеча, ночь, сажать).
  5. Отсутствие l эпентетического после губных согласных p, b, m, v на стыке морфем на месте праславянских сочетаний губного с j: польск. ziemia, kupiony, чеш. země, koupený, словацк. zem, kúpený, в.-луж. zemja, kupjeny, н.-луж. zemja, kupjeny (рус. земля, купленный). Нерегулярно распространена данная черта в польском и кашубском языках: польск. kropla (рус. капля), кашубские топонимы типа Korablewo. Данная изофона является древней западнославянско-болгарской, поскольку отсутствие l было характерно как для языков предков западных славян, так и для языка предков болгар.
  6. Сохранение и продление кратких гласных на месте праславянского новоакутового ударения: польск. król, чеш. král, kůň, словацк. král’, kôň, в.-луж. kóñ (рус. король, конь). Продление кратких гласных реализовано в западнославянских языках непоследовательно.

Также западнославянские языки (исключая литературный словацкий язык и среднесловацкий диалект) характеризуются древней фонетической особенностью, объединяющей их с восточнославянскими языками — изменения начальных ort, olt. Если под акутовой интонацией произошло изменение в rat, lat, как и у южных славян, то под циркумфлексной ort, olt перешли в rot, lot только в западнославянских и восточнославянских языках.

Наряду с общими фонетическими чертами, сложившимися в праславянский период, для языков западнославянской группы характерны некоторые общие изменения, появившиеся позднее во время их самостоятельного развития. В ряде случаев эти изменения не затронули периферийные районы западнославянского ареала[1]:

  1. Формирование динамического ударения, закреплённого за определённым слогом, на месте свободного ударения, характерного для праславянского языка. Ударение на первом слоге (инициальное) отмечается в лужицких языках, на большей части территории распространения чешского и словацкого языков, в южнокашубском диалекте и говорах крайнего юга ареалов малопольского и силезского диалектов польского языка. Ударение на предпоследнем слоге (парокситоническое) характерно для польского языка, североморавских диалектов чешского языка и восточнословацкого диалекта. На северо-западной периферии — в севернокашубском диалекте и полабском языке — сохранилось подвижное ударение.
  2. На большей части западнославянского ареала (с отклонениями в среднесловацком диалекте, а также в полабском и верхнелужицком языках) произошло одинаковое изменение редуци­ро­ван­ных в сильной позиции (ъ, ь > e): польск. sen < sъnъ, dzień < dьnь, чеш. den, sen (рус. сон, день), словацк. deň, но ovos, l’an, von, dážd’ (рус. день, овёс, лён, вон (наружу), дождь), в.-луж. dźeń, но kozoł, law, won, dešć (рус. день, козёл, лев, вон (наружу), дождь), полаб. dan, dåzd (рус. день, дождь).
  3. Стяжение гласных при выпадении интервокального j: польск. pas, bać się, bojaźliwy, przyjaciel, чеш. pás, bát se, bázlivý, přítel, словацк. pás, bát’ sa, bojazlivý, priatel’, в.-луж. pas, bojeć so, přećel, н.-луж. pas, bojaś se, pśijaśel (рус. пояс, бояться, боязливый, приятель).

Внутренняя дифференциация[править | править исходный текст]

Ряд языковых черт противопоставляет северные западнославянские (лехитские) языки южным (чешско-словацким). Серболужицкие языки, в которых встречаются особенности как лехитской, так и чешско-словацкой подгрупп, занимают переходное положение между ними. В лехитской подгруппе отмечается противопоставление западных кашубского и полабского языков восточному польскому.
К языковым изменениям, по-разному реализованным в лехитской и чешско-словацкой подгруппах в праславянскую эпоху, либо в период распада или сразу после распада праславянской общности, относят[1][7]:

  1. Изменения в группах tort, tert, tolt, telt. В языках лехитской подгруппы (и в серболужицких языках) данные группы изменились в trot, tret, tlot, tlet: польск. wrota, złoto, brzeg, mleć, в.-луж. wrota, złoto, brjóh, mlěć (рус. ворота, золото, берег, молоть), а в чешско-словацких, как и в южнославянских языках — в trat, trět, tlat, tlět: чеш. vrata, zlato, břeh, mlít, словацк. vrata, zlato, breh, mliet’. Отсутствие метатезы в сочетании trot в кашубском (кашубск. warta) и полабском (полаб. vórtǎ) языках является одним из различий между западными и восточными лехитами. Широко представленные в кашубской топонимике неметатезированные сочетания tort сохраняются в настоящее время в основном в севернокашубском диалекте. Отмечалось отсутствие метатезы в данном сочетании и в среднеболгарских памятниках.
  2. Сохранение в языках лехитской подгруппы носовых гласных, развившихся из праславянских ę, ǫ: польск. ręka (но rączka), ciężki (но ciąża). В чешско-словацкой подгруппе (и в серболужицких языках) праславянские ę, ǫ изменились в u и ä, позднее давшие разнообразные рефлексы: чеш. ruka, maso, těžký, словацк. ruka, mäso, t’ažký, в.-луж. ruka, mjaso, ćežki (рус. рука, мясо, тяжкий).
  3. Изменение праславянского ě в нижний ä в лехитских языках, давший затем в польском гласный a перед твёрдыми переднеязычными и e в остальных случаях: biały — bielić, dzielić — dział (рус. белый, делить). В чешско-словацких языках (и в серболужицких языках) ě прешёл в средне-верхний ě, развившийся в чешском и словацком в кратком слоге в e, а в долгом слоге в дифтонг ie (позднее в чешском давший долгий гласный í): чеш. dělit [d’elit], díl, словацк. delit’, diel, в.-луж. dźělić [džeilič] (рус. делить).

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

Комментарии
Источники
  1. 1 2 3 4 5 Скорвид С. С. Западнославянские языки // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — 2-ое изд.. — М.: Российская энциклопедия, 2002. — С. 663—664. — ISBN 5-85270-239-0
  2. Тихомирова, 2005, с. 1—2.
  3. Тихомирова, 2005, с. 37.
  4. Ермакова М. И. Функционирование серболужицкого языка // Язык. Этнос. Культура. — М., 1994. — С. 151—165. (Проверено 22 сентября 2012)
  5. Скорвид С. С. Серболужицкий (серболужицкие) и русинский (русинские) языки: К проблематике их сравнительно-исторической и синхронной общности // Исследование славянских языков в русле традиций сравнительно-исторического и сопоставительного языкознания. — М., 2001. — С. 110—115. (Проверено 25 октября 2012)
  6. Ананьева, 2009, с. 13—17.
  7. Ананьева, 2009, с. 20—24.

Литература[править | править исходный текст]

  1. Ананьева Н. Е. История и диалектология польского языка. — 3-е изд., испр. — М.: Книжный дом «Либроком», 2009. — 304 с. — ISBN 978-5-397-00628-6
  2. Дуличенко А. Д. Кашубский язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia»,, 2005. — С. 383—403. — ISBN 5-87444-216-2
  3. Ермакова М. И., Недолужко А. Ю. Серболужицкий язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia», 2005. — С. 309—347. — ISBN 5-87444-216-2
  4. Скорвид С. С. Чешский язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia», 2005. — 36 с. — ISBN 5-87444-216-2 (Проверено 11 декабря 2012)
  5. Смирнов Л. Н. Словацкий язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia», 2005. — С. 274—309. — ISBN 5-87444-216-2
  6. Супрун А. Е. Полабский язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia», 2005. — С. 404—417. — ISBN 5-87444-216-2
  7. Тихомирова Т. С. Польский язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia», 2005. — 37 с. — ISBN 5-87444-216-2 (Проверено 11 декабря 2012)

Ссылки[править | править исходный текст]