Западнославянские языки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Западнославянская
Таксон:

группа

Ареал:

Польша, Чехия, Словакия, Германия

Число носителей:

свыше 60 млн

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Славянская ветвь
Состав

лехитская, лужицкая и чешско-словацкая подгруппы

Коды языковой группы
ISO 639-2:

ISO 639-5:

zlw

См. также: Проект:Лингвистика
Страны, в которых западнославянские языки являются официальными

Западнославя́нские языки́ — группа в составе славянской ветви индоевропейской языковой семьи, в которую входят польский с кашубским, серболужицкий, чешский, словацкий, а также вымерший полабский язык. Распространены в Центральной и Восточной Европе — в Польше, Чехии, Словакии, а также в Нижней Лужице на территории федеральной земли Бранденбург и в Верхней Лужице на территории федеральной земли Саксония в Германии. Кроме того, носители западнославянских языков живут в ряде других стран Европы (сопредельных с названными выше: Украина, Белоруссия, Литва, Австрия, Венгрия, или не граничащих с ними: Франция, Сербия, Россия и др.), в странах Америки (США, Канада, Аргентина) и в Австралии[1].

Общее число говорящих свыше 60 млн человек[1].

Для западнославянских языков характерны общие, сложившиеся в древности и обособившие их от других славянских языков, черты. В области фонетики: сохранение сочетаний согласных tl, dl; результаты второй и третьей палатализации для задненёбного ch, перешедшего в š; сохранение сочетаний kv, gv (hv); наличие согласных c, dz (или z) на месте праславянских сочетаний *tj, *kt и *dj; отсутствие эпентезы l после губных согласных не в начале слова.

Письменность современных западнославянских языков основана на латинском алфавите, древнейший памятник датируется XIII веком (на чешском языке).

Классификация[править | править вики-текст]

Карта распространения западнославянских языков и диалектов

Западнославянские языки разделяют на три подгруппы, различия между кото­ры­ми появились в позднюю праславянскую эпоху:

Лехитская подгруппа, включавшая польский, полабский, кашубский, а ранее и другие племенные языки, в настоящее время состоит только из польского и кашубского, причём кашубский нередко рассматривается в числе польских диалектов[2]. Вымерший в XX веке словинский идиом представляет собой архаичный диалект кашубского языка. В последнее время на рубеже XX—XXI веков отмечается движение за придание статуса самостоятельного языка силезскому диалекту[3], предпринимаются попытки его кодификации.
Лужицкая подгруппа, по мнению многих лингвистов, представлена единым серболужицким языком, внутренне дифференцированным, имеющим две литературные формы, нижнелужицкую и верхнелужицкую. В то же время как два самостоятельных языка рассматривает нижнелужицкий и верхнелужицкий Г. Шустер-Шевц[4].
Кроме того, преобладающие черты восточнословацкого диалекта с регулярными западнославянскими или юго-западнославянскими чертами (при сохранении некоторых карпато-русинских элементов) характеризуют воеводинско-русинский язык, распространённый в Сербии и Хорватии[5].

Ареал и численность[править | править вики-текст]

Наиболее распространённые западнославянские языки — польский (35 млн), чешский (9,5 млн) и словацкий (4,5 млн). Немногочисленное население кашубов проживает на территории Польши. Полабский язык ныне является мёртвым. Он восстанавливается на основе отдельных слов и местных названий, имеющихся в латинских и немецких документах, в небольших записях живой речи XVII—XVIII веков.

Лужицкие языки сохранились в виде небольших островков на территории Германии. Лужицких сербов насчитывается около 150 тысяч. Они имеют свои школы, свою печать, в Берлинском университете есть славянское отделение.

История[править | править вики-текст]

Противопоставление западного восточному и южному ареалам позднепраславянского языка отмечается в середине I тысячелетия н. э. К этому времени отчётливо прослеживаются различия в таких фонетических явлениях, как сохранение или утрата взрывного компонента в сочетаниях согласных *tl, *dl; переход *х в š или s в процессе 2-ой и 3-ей палатализации; сохранение или изменение заднеязычных в сочетании *kvě, *gvě; изменение сочетаний *tj, *kt и *dj в свистящие или шипящие согласные; развитие l эпентетического или его отсутствие в позиции после губных согласных p, b, m, v. При этом указанные изофоны могли заходить на часть территории соседнего диалектного ареала. Так, например, в прасреднесловацком ареале отмечен переход *tl, *dl > l, а в севернословенском отмечено сохранение *tl, *dl, в некоторых лексемах в кашубском и севернопольском ареале, как и в древненовгородском, произошёл переход *dl > gl и т. д.[6][7].

Звуковые соответствия праславянского происхождения в западнославянских языках[8]:

праславянский Современные западнославянские языки
словацкий чешский польский верхнелужицкий нижнелужицкий
*tl, *dl plietol, мн. ч. plietli, zjedol, мн. ч. zjedli pletl, мн. ч. pletli, snědl, мн. ч. snědli plótł, мн. ч. pletli, zjadł, мн. ч. zjedli pletł, мн. ч. pletli, zjědł, мн. ч. zjědli platł, мн. ч. platli, zjědł, мн. ч. zjědli
šidlo, диал. šilo šídlo szydło šidło šydło
[~ 1] šerý šerý szary šěry šery
strecha — диал. na strese, mních — им. мн. mnísi střecha — na střeše, mnich — им. мн. mniši strzecha — na strzesze, mnich — им. мн. mnisi třěcha — na třěše, paduch «вор» — им. мн. paduši stšecha — na stśěše
všetok všechen wszystek wšón wšen
*kvě, *gvě kvet, hviezda květ, hvězda kwiat, gwiazda kwět, hwězda kwět, gwězda
*tj, *kt
(перед i, e, ь)
svieca, noc svíce, noc świeca, noc swěca, nóc swěca, noc
*dj medza meze miedza mjeza mjaza
*mj zem země ziemia zemja zemja
viera, verný víra, věrný wiara, wierny wěra, wěrny wěra, wěrny
*ę, *ǫ mäso, ťažký maso, ťěžký mięso, ciężki mjaso, ćěžki měso, śěžki
ruka, kút ruka, kout ręka, kąt ruka, kućik ruka, kuśik
*ort, *olt
(не в а. п. a)
rásť, rástol růst, rostl rosnąć rosć rosć
lakeť loket łokieć łochć łokś
*tort, *tolt,
*tert, *telt
strana strana strona strona strona
zlato zlato złoto złoto złoto
streda středa środa srjeda srjoda
mlieko mléko mleko mloko mloko
*tъrt, *tьrt,
*tъlt, *tьlt
hrb hrb garb horb gjarb
vrch vrch wierzch wjerch wjerch
dlh dluh dług dołh dług
vlk vlk wilk wjelk wjelk

Языковые особенности[править | править вики-текст]

Западнославянские языки, характеризуются рядом общих фонетических черт, сформировавшихся в праславянскую эпоху в племенных диалектах западных славян. Эти черты отличают их от восточнославянских и южнославянских языков[1][9]:

  1. Сохранение архаичных сочетаний согласных tl, dl в соответствии с l в других славянских языках: польск. plótł, mydło, чеш. pletl, mýdlo, словацк. plietol, mydlo, в.-луж. pletł, mydło, н.-луж. pletł, mydło (рус. плёл, мыло).
  2. Результаты второй и третьей палатализации, в которых при одинаковом преобразовании задненёбных k и g на месте ch представлен согласный š в соответствии s в других славянских языках: польск. wszak, szary, чеш. však, šerý, словацк. však, šerý, в.-луж. wšak, šěry (рус. всякий, серый).
  3. Сохранение сочетаний kv, gv (hv) в позиции второй палатализации, в других языках k и g в сочетаниях с v подверглись палатализации — cv, zv (dzv): польск. kwiat, gwiazda, чеш. květ, hvězda, словацк. kvet, hviezda, в.-луж. kwět, hwězda, н.-луж. kwět, gwězda (рус. цвет, звезда).
  4. Свистящие согласные c, dz (или z) на месте праславянских сочетаний *tj, *kt перед гласными переднего ряда и *dj в соответствии с шипящими или иными рефлексами этих сочетаний в других славянских языках (č, ž, št, dj, žd, ć): польск. świeca < *světja, noc < *noktis, sadzać, чеш. svíce, noc, sázet, словацк. svieca, noc, sádzat’, в.-луж. swěca, nóc, sadźeć, н.-луж. swěca, sajźać (рус. свеча, ночь, сажать).
  5. Отсутствие l эпентетического после губных согласных p, b, m, v на стыке морфем на месте праславянских сочетаний губного с j: польск. ziemia, kupiony, чеш. země, koupený, словацк. zem, kúpený, в.-луж. zemja, kupjeny, н.-луж. zemja, kupjeny (рус. земля, купленный). Нерегулярно распространена данная черта в польском и кашубском языках: польск. kropla (рус. капля), кашубские топонимы типа Korablewo. Данная изофона является древней западнославянско-болгарской, поскольку отсутствие l было характерно как для языков предков западных славян, так и для языка предков болгар.
  6. Сохранение и продление кратких гласных на месте праславянского новоакутового ударения: польск. król, чеш. král, kůň, словацк. král’, kôň, в.-луж. kóñ (рус. король, конь). Продление кратких гласных реализовано в западнославянских языках непоследовательно.

Также западнославянские языки (исключая литературный словацкий язык и среднесловацкий диалект) характеризуются древней фонетической особенностью, объединяющей их с восточнославянскими языками — изменения начальных ort, olt. Если под акутовой интонацией произошло изменение в rat, lat, как и у южных славян, то под циркумфлексной ort, olt перешли в rot, lot только в западнославянских и восточнославянских языках.

Наряду с общими фонетическими чертами, сложившимися в праславянский период, для языков западнославянской группы характерны некоторые общие изменения, появившиеся позднее во время их самостоятельного развития. В ряде случаев эти изменения не затронули периферийные районы западнославянского ареала[1]:

  1. Формирование динамического ударения, закреплённого за определённым слогом, на месте свободного ударения, характерного для праславянского языка. Ударение на первом слоге (инициальное) отмечается в лужицких языках, на большей части территории распространения чешского и словацкого языков, в южнокашубском диалекте и говорах крайнего юга ареалов малопольского и силезского диалектов польского языка. Ударение на предпоследнем слоге (парокситоническое) характерно для польского языка, североморавских диалектов чешского языка и восточнословацкого диалекта. На северо-западной периферии — в севернокашубском диалекте и полабском языке — сохранилось подвижное ударение.
  2. На большей части западнославянского ареала (с отклонениями в среднесловацком диалекте, а также в полабском и верхнелужицком языках) произошло одинаковое изменение редуци­ро­ван­ных в сильной позиции (ъ, ь > e): польск. sen < sъnъ, dzień < dьnь, чеш. den, sen (рус. сон, день), словацк. deň, но ovos, l’an, von, dážd’ (рус. день, овёс, лён, вон (наружу), дождь), в.-луж. dźeń, но kozoł, law, won, dešć (рус. день, козёл, лев, вон (наружу), дождь), полаб. dan, dåzd (рус. день, дождь).
  3. Стяжение гласных при выпадении интервокального j: польск. pas, bać się, bojaźliwy, przyjaciel, чеш. pás, bát se, bázlivý, přítel, словацк. pás, bát’ sa, bojazlivý, priatel’, в.-луж. pas, bojeć so, přećel, н.-луж. pas, bojaś se, pśijaśel (рус. пояс, бояться, боязливый, приятель).

Внутренняя дифференциация[править | править вики-текст]

Ряд языковых черт противопоставляет северные западнославянские (лехитские) языки южным (чешско-словацким). Серболужицкие языки, в которых встречаются особенности как лехитской, так и чешско-словацкой подгрупп, занимают переходное положение между ними. В лехитской подгруппе отмечается противопоставление западных кашубского и полабского языков восточному польскому.
К языковым изменениям, по-разному реализованным в лехитской и чешско-словацкой подгруппах в праславянскую эпоху, либо в период распада или сразу после распада праславянской общности, относят[1][10]:

  1. Изменения в группах tort, tert, tolt, telt. В языках лехитской подгруппы (и в серболужицких языках) данные группы изменились в trot, tret, tlot, tlet: польск. wrota, złoto, brzeg, mleć, в.-луж. wrota, złoto, brjóh, mlěć (рус. ворота, золото, берег, молоть), а в чешско-словацких, как и в южнославянских языках — в trat, trět, tlat, tlět: чеш. vrata, zlato, břeh, mlít, словацк. vrata, zlato, breh, mliet’. Отсутствие метатезы в сочетании trot в кашубском (кашубск. warta) и полабском (полаб. vórtǎ) языках является одним из различий между западными и восточными лехитами. Широко представленные в кашубской топонимике неметатезированные сочетания tort сохраняются в настоящее время в основном в севернокашубском диалекте. Отмечалось отсутствие метатезы в данном сочетании и в среднеболгарских памятниках.
  2. Сохранение в языках лехитской подгруппы носовых гласных, развившихся из праславянских ę, ǫ: польск. ręka (но rączka), ciężki (но ciąża). В чешско-словацкой подгруппе (и в серболужицких языках) праславянские ę, ǫ изменились в u и ä, позднее давшие разнообразные рефлексы: чеш. ruka, maso, těžký, словацк. ruka, mäso, t’ažký, в.-луж. ruka, mjaso, ćežki (рус. рука, мясо, тяжкий).
  3. Изменение праславянского ě в нижний ä в лехитских языках, давший затем в польском гласный a перед твёрдыми переднеязычными и e в остальных случаях: biały — bielić, dzielić — dział (рус. белый, делить). В чешско-словацких языках (и в серболужицких языках) ě перешёл в средне-верхний ě, развившийся в чешском и словацком в кратком слоге в e, а в долгом слоге в дифтонг ie (позднее в чешском давший долгий гласный í): чеш. dělit [d’elit], díl, словацк. delit’, diel, в.-луж. dźělić [džeilič] (рус. делить).

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Комментарии
  1. *х по 2-ой и 3-ей палатализациям.
Источники
  1. 1 2 3 4 5 Скорвид С. С. Западнославянские языки // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — 2-ое изд.. — М.: Российская энциклопедия, 2002. — С. 663—664. — ISBN 5-85270-239-0.
  2. Тихомирова, 2005, с. 1—2.
  3. Тихомирова, 2005, с. 37.
  4. Ермакова М. И. Функционирование серболужицкого языка // Язык. Этнос. Культура. — М., 1994. — С. 151—165. (Проверено 22 сентября 2012)
  5. Скорвид С. С. Серболужицкий (серболужицкие) и русинский (русинские) языки: К проблематике их сравнительно-исторической и синхронной общности // Исследование славянских языков в русле традиций сравнительно-исторического и сопоставительного языкознания. — М., 2001. — С. 110—115. (Проверено 25 октября 2012)
  6. Супрун А. Е., Скорвид С. С. Славянские языки. — С. 7. (Проверено 9 февраля 2015)
  7. Супрун А. Е., Скорвид С. С. Славянские языки. — С. 9. (Проверено 9 февраля 2015)
  8. Супрун А. Е., Скорвид С. С. Славянские языки. — С. 8. (Проверено 9 февраля 2015)
  9. Ананьева, 2009, с. 13—17.
  10. Ананьева, 2009, с. 20—24.

Литература[править | править вики-текст]

  1. Ананьева Н. Е. История и диалектология польского языка. — 3-е изд., испр. — М.: Книжный дом «Либроком», 2009. — 304 с. — ISBN 978-5-397-00628-6.
  2. Дуличенко А. Д. Кашубский язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia»,, 2005. — С. 383—403. — ISBN 5-87444-216-2.
  3. Ермакова М. И., Недолужко А. Ю. Серболужицкий язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia», 2005. — С. 309—347. — ISBN 5-87444-216-2.
  4. Скорвид С. С. Чешский язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia», 2005. — 36 с. — ISBN 5-87444-216-2. (Проверено 11 декабря 2012)
  5. Смирнов Л. Н. Словацкий язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia», 2005. — С. 274—309. — ISBN 5-87444-216-2.
  6. Супрун А. Е. Полабский язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia», 2005. — С. 404—417. — ISBN 5-87444-216-2.
  7. Тихомирова Т. С. Польский язык // Языки мира: Славянские языки. — М.: «Academia», 2005. — 37 с. — ISBN 5-87444-216-2. (Проверено 11 декабря 2012)

Ссылки[править | править вики-текст]