Западный поход монголов

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Западный поход монголов
Основной конфликт: Монгольские завоевания
1236-1242 Mongol invasions of Europe.jpg
Дата 1236—1242
Место Волжская Булгария, Русь, Северный Кавказ, Венгрия, Чехия, Польша, Хорватия, Болгария
Итог присоединение к Улусу Джучи степей Восточной Европы
Противники

Flag of the Mongol Empire.svg Монгольская империя
Союзники:
Пурешева волость
Болоховская земля
Аварское ханство

Волжская Булгария
Пургасова волость
Половцы
Рязанское княжество

Coat of Arms of Vladimir (1781).png Владимирское княжество

Coat of Arms of Principality of Smolensk.png Смоленское княжество
Алания
Касоги
Казикумухское шамхальство
Кайтагское уцмийство
Табасаранское майсумство
Переяславское княжество
Nowogród.svg Новгородская республика
COA of Chernihiv Principality.svg Черниговское княжество

Alex K Kyiv Michael 2.svg Великое княжество Киевское

Alex K Halych-Volhynia.svg Галицко-Волынское княжество
POL Przemysł II 1295 COA.svg Великое княжество Краковское
POL województwo wielkopolskie COA.svg Великопольское княжество
POL województwo dolnośląskie COA.svg Силезское княжество
POL województwo opolskie COA.svg Опольско-Ратиборское княжество[1]
Coat of arms of Béla III of Hungary (used 1172–1196) - 02.svg Великое Венгерское королевство

BG-gerb1295.png Болгарское царство

Командующие

Батый
Субэдэй
Мунке
Бурундай
Кадан
Берке
Бучек
Байдар
Орда-Эджен
Шибан
Гуюк
Бури
Кюльхан
Пуреш
Атямас

Пургаз
Coat of arms of Cumania.svg Котян Сутоевич
Coat of arms of Cumania.svg Бачман
Юрий Ингваревич
Евпатий Коловрат
Роман Ингваревич
Coat of Arms of Vladimir (1781).png Юрий Всеволодович
Coat of Arms of Yaroslavl (1995).png Всеволод Константинович
Владимир Константинович
Coat of Arms of Rostov.png Василько Константинович
Alex K Kyiv Michael 2.svgCOA of Chernihiv Principality.svg Михаил Всеволодович
COA of Chernihiv Principality.svgМстислав Глебович
Василий
Мстислав Святославич
Alex K Kyiv Michael 2.svgAlex K Halych-Volhynia.svg Даниил Галицкий
Alex K Halych-Volhynia.svg Дмитр
POL Przemysł II 1295 COA.svgPOL województwo wielkopolskie COA.svgPOL województwo dolnośląskie COA.svg Генрих II Набожный
POL województwo opolskie COA.svg Мешко II Опольский[1]
Coat of arms of Béla III of Hungary (used 1172–1196) - 02.svgБела IV
Coat of arms of Béla III of Hungary (used 1172–1196) - 02.svg Коломан
Small coat of arms of the Czech Republic.svg Вацлав I
Coat of arms of the archduchy of Austria.svgWappen Herzogtum Steiermark.jpg Фридрих II Воитель
Carinthia Arms.svg Бернард
BG-gerb1295.png Иван Асень II

Западный поход монголов (Кипчакский поход, Великий западный поход, Вторжение монголов в Европу) — поход войск Монгольской империи в Восточную и Центральную Европу в 1236—1242 годах во главе с чингизидом Батыем и военачальником Субэдэем.

На протяжении ряда лет монголам не удалось преуспеть в покорении восточноевропейских народов силами одного улуса Джучи, и был организован поход силами всех улусов. Решение о Кипчакском походе было принято на курултае, состоявшися в 1235 году. В 1236—1237 годах были покорены поволжские народы и половцы, зимой 1237—1238 годов основные силы монголов нанесли поражение великому князю Владимирскому; затем в 1239 году завершили захват Поволжья и степей вплоть до Кавказского хребта, одновременно нанеся три удара по пограничным русским княжествам. В завершение похода все силы вновь соединились для разорения Юго-Западной Руси и Центральной Европы в 1240—1242 годах.

Предыстория[править | править код]

Поход Субэдэя и Джэбэ. Весной 1220 года по приказу Чингисхана был предпринят четырёхлетний поход трёх туменов Субэдэя, Джэбэ и Тохучара. Начинался этот поход как погоня за хорезмским султаном Ала ад-Дином Мухаммедом II. Далее он перерос в завоевание западной части державы ХорезмшаховАррана, Азербайджана, Ирака и Ширвана. В итоге монгольские войска вышли в Закавказье[2][3].

В 1223 году Субэдэй представил Чингисхану доклад, в котором просил позволения снова атаковать кыпчаков. Его предложение было одобрено, и тумены Субэдэя и Джэбэ прорываются через Кавказ в степную зону Северного Кавказа и Причерноморья и нападают на западных кыпчаков (половцев)[4].

Одновременно с наступлением Субэдэя и Джэбэ из Передней Азии на Северный Кавказ, началось наступление других монгольских отрядов из Улуса Джучи на канглы, расположенных в Северном Приаралье. Это была хорошо спланированная и чётко скоординированная военная операция. Два концентрических удара имели конечной целью булгарские владения на Нижней Волге — Саксин[5].

Битва на Калке. Весной 1223 года Субэдэй и Джэбэ разгромили алан на Северном Кавказе и стали преследовать кыпчаков. Вынужденные бежать к границам Руси, кыпчаки во главе с ханом приднепровских кыпчаков Котяном обратились за помощью к русским князьям. Основные южнорусские князья такую помощь оказали. Выступившее против монголов объединённое русско-кыпчакское войско, включавшее киевские, галицкие, смоленские, и волынские дружины потерпело сокрушительное поражение у реки Калки[5].

События 1223 года. После победы на Калке Субэдэй ушёл в степи Подонья на летовья[6], на территорию кыпчаков племени ельтукове, которые вынуждены были отступить во владения Волжской Булгарии. Атакованные ранее войсками Джучи канглы Северного Приаралья также отступили в Волжскую Булгарию.[7] Осенью 1223 года монгольские войска двинулись на Среднюю Волгу. Как отмечается в работе[7] причиной этого вторжения мог послужить отход кыпчаков ельтукове во владения Волжской Булгарии. Однако на Средней Волге корпус Субэдэя и Джэбэ потерпел поражение от Волжской Булгарии, после чего отступил к Саксину. Там они переправились через Волгу и соединились с действовавшими Волго-Уральском регионе войсками корпуса Джучи.

Военные действия 1229 года. Оборона Саксина. Хотя походы 1221—1224 годов закончились подчинением значительного числа восточных кыпчаков, Волго-Уральский регион оставался под контролем тех, кто отказывался подчиниться Великой Монгольской империи [8][9]. На курултае 1229 года великим кааном был избран Угэдэй. Этот же курултай вынес решение установить твёрдую власть Монгольской империи в Волго-Уральском регионе, и войска Бату были усилены 30-тысячным корпусом под командованием Кокетая и Сунитая для покорения «земель кыпчаков, саксин и булгар»[9][10].

Однако монголы столкнулись с сильной коалицией народов, где силовым и цементирующим узлом была Волжская Булгария, к которой присоединились йемеки (кыпчаки), аланы, мадьяры (маджгарды/баджгарды)[11]. Основной воинский контингент антимонгольской коалиции составляли йемеки во главе с родом ольбари (ильбари/ильбуре). В 1229 году центром сопротивления стал город и область Саксин, находящиеся в районе Нижнего Поволжья[10].

В ответ на поход монголов на Саксин в Заволжье были направлены булгарские сторожевые отряды, действовавшие вместе с ополчением Саксина и отрядами йемеков. Это была попытка действовать на флангах монгольского войска и не дать блокировать Саксин. На реке Яик (Джаик) произошло сражение с монголами. Булгары и их союзники потерпели поражение в этом локальном бою, однако сам город Саксин монголами взят не был[12][13]. Осада Саксина описывается Плано Карпини [14]

… они (монголы) осадили один город вышеназванных Саксов и пытались завоевать их, но те сделали машины против их машин и сломали все машины татар, так что те из-за машин и баллист не могли приблизиться к городу для сражения; наконец они сделали дорогу под землею и вскочили в город; и одни пытались зажечь город, а другие сражались. Жители же города назначили одну часть населения для тушения огня, а другая часть храбро сражалась с теми, которые вошли в город, и многих из них убила, а других ранила, заставляя их вернуться к своим; а сами Татары, видя, что не могут ничего сделать и что многие из них умирают, удалились от них

Поход Бату на Саксин провалился. Правитель Улуса Джучи вынужден был отступить[12].

Оборона Суммеркента. Город Суммеркент, подчинённый Саксину, располагался на острове в дельте Волги и тоже оказал упорное сопротивление. Согласно Гильому Рубруку, население Суммеркента, состоявшее из аланов и сарацинов, сопротивлялось монголам восемь лет[15]. Никаких точных дат блокады нет, но по мнению Оллсена [15] эта борьба происходила в период между 1229 годом, когда монголы начали свою новую кампанию в Волго-Уральском регионе, и 1236 годом, когда в наступление были брошены новые крупные силы.

Поход на Биляр 1232 года Летом или осенью 1232 года состоялся поход Бату на столицу Волжской Блгарии – Биляр. Но сопротивление булгарских полевых войск и защитников крепостей не позволила монголам прорвать оборону и осадить столицу. Монголы были вынуждены отступить [16][17].

Сопротивление йемеков под руководством Бачмана (1229 - 1236 годы) Непокорившаяся часть восточных кыпчаков - йемеков продолжала сопротивление. Его возглавил Бачман из рода ольбери. По мнению историка П.Голдмена сопротивление под руководством Бачмана началось в 1229 году[18]. С учетом мощи монгольской армии, Бачманом была выбрана тактика партизанской войны. Вплоть до 1236 года, опираясь на военную поддержку Булгарии, продолжали вести борьбу и мадьяры (баджгарды) Южного Урала [12]. В руководстве Монгольской империи возникло беспокойство, что упорное сопротивление восточных кыпчаков может разжечь восстание в других районах степи [19].

Силы Монгольской империи[править | править код]

В современной исторической литературе господствующей является оценка общей численности монгольского войска в западном походе: 120—140 тыс. воинов[20], 150 тыс. воинов[21], но по некоторым оценкам (Л. Н. Гумилёв, Н. И. Веселовский) первоначально составляла 30—40 тыс. воинов, поскольку часть войск была занята подавлением мусульман в Персии.

Численность монгольской армии в западном походе также оценивается приблизительно в 60 тысяч человек на момент начала похода, 40 тысяч человек после ухода Менгу и Гуюка в Монголию (учитывая потери монголов в боях с русскими княжествами, кипчаками-половцами, булгарами, башкирами, асами, мордвой и т. д. + увод войск своих улусов Менгу и Гуюком после окончания похода на Русь) и около 30 тысяч во время похода в Венгрию.[22]

Первоначально Угэдэй сам планировал возглавить кипчакский поход, но Мунке отговорил его[23]. В походе участвовали следующие чингизиды: сыновья Джучи — Батый, Орда-Ежен, Шибан, Тангкут и Берке, внук Чагатая — Бури и сын Чагатая — Байдар, сыновья Угэдэя — Гуюк и Кадан, сыновья Толуя — Мункэ и Бучек, сын Чингисхана — Кюльхан, внук брата Чингисхана — Аргасун.

Курултай 1235 года[править | править код]

Хотя к 1234 году у монголов был ряд военных успехов в Заволжье и определенне расширение территории Улуса Джучи на запад, но решающего успеха достигнуто не было. За одиннадцать лет непрерывной войны на границах с 1223 года Улус Джучи существенно не расширился[16][24]. Автор «Сокровенного сказания» отмечал, что

...Субеетай-Багатур встречал сильное сопротивление со стороны тех народов и городов, завоевание которых ему было поручено еще при Чингис-хане, а именно Канлин (Канглы), Кибчаут (Кыпчаки), Бачжигит (Мадьяры), Орусут (Русь), Асут (Асы-аланы), Сесут (Саксин), Мачжар, Кешимир, Сергесут, Булар (Булгария), Келет [25], а также и городов за многоводными реками Адил и Чжаях ...[26] .

а также:

...вражеских же стран там много, и народ там свирепый. Это такие люди, которые в ярости принимают смерть, бросаясь на собственные мечи. Мечи же у них, сказывают, остры...[27]

Правители Улуса Джучи оказались перед лицом общего краха всей своей военной политики. Каан Монгольской империи Угедей, несмотря на наличие других войн – с империей Южная Сун, с Кореей и Тибетом, вынужден был учесть положение Джучидов, так как они являлись силой, поддерживавших его на троне против других Чингизидов. Уступая давлению Джучидов великий хан объявил общемонгольский поход на Запад во главе с Бату[16][28].

Решение об установлении полного контроля над западнокыпчакскими землями было принято на курултае, проходившем на берегах реки Онон в конце весны 1235 года. Новое продвижение на запад планировалось как крупномасштабное предприятие. Номинальное руководство поручалось Бату, второму сыну Джучи и его преемнику. Однако в целях обеспечения успеха Угэдэй передал фактическое руководство операцией в руки Субэдэя[16][29].

Интересные сведения о курултае сохранил Ала ад-Дин Джувейни, использовавший материалы ханской канцелярии и рассказы очевидцев, поскольку писал в 1252-1253 годах, через полтора десятилетия после самих событий. Он писал:

Когда каан [Угедей] во второй раз собрал Великий курилтай, они [царевичи] вместе совещались об истреблении и покорении всех оставшихся [до сих пор] непокоренными. Было принято решение о завоевании пределов Булгар, Ас и Рус, находившихся по соседству со становищем Бату. До сих пор не подчиненных и [тщеславно] гордившихся множеством своих городов[30]

Поход на Запад и завоевание Волжской Булгарии (1236—1237 годы)[править | править код]

В короткие сроки после курултая 1235 года был осуществлен сбор дополнительных налогов и начался набор войск. По указу Угедея:

Старшего сына обязаны послать на войну как те великие князья-царевичи, которые управляют уделами, так и те, которые таковых в своем ведении не имеют. Нойоны-темники, тысячники, сотники и десятники, а также люди всех состояний, обязаны точно так же выслать на войну старшего из своих сыновей. Равным образом старших сыновей отправят на войну и царевны, и зятья [27]

Каждая семья обязана была выставить одного воина. Это была беспрецедентная мобилизация сил, подобной которой больше Монгольская империя не знала [16][28]. Выполняя указ Угедея, многие Чингизиды участвовали в походе лично:

младший сын Чингиз-хана Кулькан, сыновья Угедея Гуюк и Кадан, сыновья Тулуя Менгу и Бучек, сыновья Чагатая Бури и Байдар, а также все взрослые Джучиды – Бату, Орду, Шибан и Тангут, а из почетных эмиров Субедей-багатур, Бурундай-батыр и несколько других эмиров [31]

Общее командование войск было возложено на Бату, а его главным советником стал Субедей. Не будучи Чингизидом этот полководец сыграл огромную роль в организации и руководстве военными действиями во время похода на Запад [32][33].

Год «и-вэй» 21 января 1235 года – 8 февраля 1236 года. Субедей, не дожидаясь сбора всех войск начал наступление на йемеков, действовавших под командованием Бачмана, и разгромил их. Бачман отступил к низовьям Волги [32][34]. Обезопасив тем самым свой южный фланг от контратаки йемеков, Субедей стал готовить генеральное наступление на Булгарию.

1236 год. Весной и летом войска Бату сражались с мадьярами в Южном Приуралье. В конце лета или осенью после подхода корпусов Гуюка и Мунке началось вторжение в Волжскую Булгарию. Наступление происходило несколькими корпусами, которые двигались по сходящимся направлениями общим направлением на Биляр («Великий город») [35][36].

В лето 6744 (1236 г.) ... приидоша от восточные страны в Болгарьскую землю безбожнии Татарии и взяша славныи Великий город Болгарскыи и избиша оружьем от старца и до унаго и до сущаго младенца и взяша товара множество, а город ихъ пожгоша огнемъ и всю землю ихъ поплениша [37]

Сначала они [царевичи] силою и штурмом взяли город Булгар, который известен был в мире недоступностью местности и большою населенностью. Для примера подобным им, жителей его [частью] убили, а [частью] пленили [38]

По предположению Измайлова И.Л., после падения центра обороны - Биляра организованное сопротивление прекратилось. Дать отпор монгольским войскам пытались лишь отдельные пункты. Города, как взятые с боем, так и сложившие оружие были разорены. Военное поражение было усугублено тем, что часть булгарских аристократов перешла на сторону монголов. Победа над булгарами открыла монголам путь к завоеванию всего Поволжья. Монгольские войска разделились и принялись завоевывать поволжские земли одну за другой [39][40].

1237 год. Летом войска Бату частично отошли в заволжские степи, чтобы отдохнуть и пополнить свои ряды резервами, а какие-то отряды продолжали воевать в Булгарии, подавляя сопротивление отдельных городов и областей.

Следующий удар был нанесен по южной части Булгарии и Нижнему Поволжью. В конце лета или начале осени монгольские войска переправились через Волгу в районе традиционной переправы близ Самарской Луки. Были уничтожены булгарские города по Волге и Самарской Луке, которые получили такой страшный удар, что больше уже не восстанавливались [41]. Далее монголы двинулись к верховьям рек Сура и Хопер на южную часть булгарских земель [42][43].

Центром подавления сопротивления в Посурье и районом сосредоточения монгольских войск стал район реки Узы. Откуда они начали вторгаться в мордовские земли и быстро привели их к покорности[42][43].

В результате в 1237–1238 годах Нижнее Поволжье было завоевано окончательно [42].

Поход в Северо-Восточную Русь (1237—1238)[править | править код]

Взятие Владимира монголами,
миниатюра из русской летописи

Венгерский монах Юлиан сообщает о том, что ещё осенью 1237 года всё монгольское войско было разделено на четыре части, три из которых готовились к вторжению на Русь зимой, когда реки и болота замёрзнут[44][45]:

Они, как передали нам словесно сами русские, венгры и булгары, бежавшие перед ним, ждут того, чтобы земля, реки и болота с наступлением ближайшей зимы замёрзли, после чего всему множеству татар легко будет разграбить всю Русь …Ныне же, находясь на границах Руси, мы близко узнали действительную правду о том, что всё войско, идущее в страны Запада, разделено на четыре части. Одна часть у реки Этиль (Волги) на границах Руси с восточного края подступила к Суздалю. Другая же часть в южном направлении уже нападала на границы Рязани, другого русского княжества. Третья часть остановилась против реки Дона, близ замка Oveheruch, также княжества русских. Они, как передавали нам словесно сами русские, венгры и болгары, бежавшие перед ними, ждут того, чтобы земля, реки и болота с наступлением ближайшей зимы замёрзли, после чего всему множеству татар легко будет разграбить всю Русь, всю страну Русских.

По Рашид ад-Дину, Джувейни и китайской «Юань ши», Мунке участвовал в походе на Северо-Восточную Русь. Первые два источника называют его более поздним «каан», а последний рассказывает о том, как он «вместе с чжуваном Бату ходил в поход на племя русских, дошел до города Рязань, самолично сражался в рукопашной и сокрушил его [город][46]». О том, сколь большое значение придавали чингизиды покорению русских, свидетельствует монолог Угэдэя в адрес Гуюка, недовольного Батыевым руководством[47].

После поражения войск Рязанского княжества монголы взяли Рязань 21 декабря 1237 года, после битвы у Коломны с соединёнными силами Северо-Восточной Руси в первых числах января 1238 года, в котором погиб сын Чингисхана Кюльхан, пала Коломна. Затем арьергард монгольского войска испытал на себе удар вернувшегося из Чернигова Евпатия Коловрата. Наиболее упорное сопротивление монголам оказали Москва (взята 20 января), Владимир (7 февраля), Переславль-Залесский, Тверь, Торжок (5 марта), Козельск (начало мая 1238 года). В начале марта 1238 года корпус монголов под командованием одного из крупнейших их полководцев Бурундая благодаря фактору внезапности смог уничтожить на стоянке соединённое русское войско и убить великого князя Юрия Всеволодовича Владимирского в битве на Сити. После взятия Торжка монголы не пошли на Великий Новгород, крупнейший город северной части Волжского торгового пути. На своём обратном пути в южные степи монгольские отряды, шедшие в условиях зимней бескормицы небольшими отрядами по разным маршрутам, которые охватывали значительные пространства, прошли через черниговские и смоленские земли. В первых они разорили и уничтожили такие города как Вщиж и Козельск. А о проходе через смоленские земли нам известно из сообщения «Хроники» Ян Длугоша и из одной древнерусской повести. Согласно последней, монголы прошли через район Долгомостья в 30 км восточнее Смоленска («Житие Меркурия Смоленского»). О предполагаемом разгроме отряда монголов там говорится в позднем литературном произведении краеведческого характера[48].

Весной 1238 года, после взятия Козельска, монголы отошли в южнорусские степи для откорма коней и перегруппировки.

Военные действия в 1238—1239 годах[править | править код]

Согласно официальной трактовке восточных придворных историков, кампании 1236—1238 годов против народов Поволжья, кипчаков и прочих являются покорением народов, которые согласно завещанию Чингис-хана и интересам Монгольской империи должны быть подчинены, но все еще оставались непокорёнными. А боевые действия 1238—1240 годов представлены не как очередной поход на Запад, а лишь как восстановление порядка внутри Монгольской империи, подавление мятежей, которое поднимало местное население против законной власти. Таким образом, факт первоначального покорения и признания каким-то народом власти Золотого рода автоматически вводил их в число подданных великого хана, и любое их дальнейшее сопротивление (возможно законное с их точки зрения) трактовалось монголами как преступление, мятеж против легитимной власти, что влекло соответствующие карательные действия[49].

Начавшийся новый 1238 год (с 1 марта), русские летописцы после всех ужасов монгольского нашествия, отметили особо киноварью: «Того же лета было мирно»[50].

Однако в это время монголы, заняв Подонье, стали методично подавлять спорадическое сопротивление в Нижнем Поволжье, на Северном Кавказе и лесной зоне Сурско-Окского междуречья. Одним из главных очагов сопротивления оставались йемеки под руководством Бачмана, которые, потерпев поражение от монголов в Заволжье в 1229 году, оставались непокорёнными и продолжали вести ожесточённую войну с монгольскими отрядами в Нижнем Поволжье. Район сопротивления монголам включал Волго-Уральское междуречье и Нижнее Подонье. Поэтому главный удар монгольских войск был нанесен против него. Во главе войск стоял Мунке[51].

Бачман, в силу своего знатного происхождения и военным заслугам смог стать центром притяжения антимонгольских сил и организовать серьезное противодействие Ченгизидам. Кыпчаков поддерживали тюркизированные асы из Подонья и Нижнего Поволжья под командованием Качир-укулэ. Бату послал против Бачмана лучшие свежие тумены Менгу.


Летом 1238 года Шибан, Бучек и Бури предприняли поход в Крым, где: «у племени чинчакан (кипчаков?) захватили Таткару»[23]. Вероятно, именно об этих событиях пишет и Гильом де Рубрук:

когда пришли Татары, Команы, которые все бежали к берегу моря, вошли в эту землю в таком огромном количестве, что они пожирали друг друга взаимно, живые мёртвых, как мне рассказывал видевший это некий купец; живые пожирали и разрывали зубами сырое мясо умерших, как собаки — трупы

Путешествие Рубрука. — Электронная библиотека исторического факультета МГУ.

Летом того же 1238 года действовавший самостоятельно брат Батыя Берке взял в плен трёх половецких военачальников.

Осенью 1238 года Мунке и Кадан: «выступили в поход против черкесов и зимою убили тамошнего государя по имени Тукара»[23].

В 1238—1239 годах наиболее крупные объединения кыпчаков были разгромлены. Сохранили независимость и единство только те орды, что стремительно отступили на запад. Одно из крупнейших подобных объединений кыпчаков во главе с ханом Котяном обратилось с письмом к королю Венгрии с просьбой предоставить им убежище. Разрешение было получено, и осенью 1239 года король Бела IV лично на границе встречал 40-тысячное племя хана Котяна. Кыпчаки приняли католичество и составили войско, подчинявшееся непосредственно королю. Кыпчаки, попавшие под власть Бату, включались в монгольскую военно-административную систему и пополняли войска Чингизидов[51].

Отряды Гуюка, Мунке, Кадана и Бури, прежде действовавшие против мордвы и мокши, зимой 1238/1239 годов провели рейд на Муром, Гороховец [52]. В Лаврентьевской летописи так сообщается о нём:

На зиму . взѧша Татарове Мордовьскую землю . и Муром̑ пожгоша . и по Клѧзмѣ воєваша . и град̑ ст҃ъıӕ Бц҃а . Гороховець пожгоша . а сами идоша в станъı своӕ[37].

Монголо-татарами также был взят «Городец Радилов на Волзе».

Эти действия не носили характера крупного вторжения. Бату давал понять преемникам русских князей, погибших во время нашествия, что им следовало изменить политику и пойти на признание власти великого хана в лице его представителя — самого Бату. Дело в том, что ни вокняживший в Рязани Ингварь Ингваревич, ни новый великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович прежде не имели дела с монголами и не могли непосредственно убедиться в их силе и могуществе. Бату демонстрировал им мощь монгольского оружия[52].

Военные действия в 1239—1240 годах[править | править код]

3 марта 1239 года монголы штурмом взяли Переяславль-Южный («Переяславль Рускый») — владение владимирских князей в Южной Руси. Соборная церковь св. Михаила была разрушена, а епископ Симеон — убит.

Осенью 1239 года тумены Джучидов во главе с Берке начали наступление на Чернигов. Основные силы Мунке и Гуюка были заняты на Северном Кавказе: «Гуюк-хан, Менгу-каан, Кадан и Бури направились к городу Минкас и зимой, после осады, продолжавшейся один месяц и пятнадцать дней взяли его»[53]. Минкас — аланский город. А Шибан и Бучек осенью 1239 года направились в Крым и дошли до его южного побережья в декабре; 26 декабря 1239 года ими был захвачен Сурож (Судак). Таким образом, для похода на Чернигов оставались только тумены Джучидов — с Бату и Берке во главе[54][55].

Наступление на Чернигов шло с юго-востока. Сначала были взяты города по течению Десны: Сосница (в 100 км от Чернигова) потом Хоробор (85 км) и Сновск (30км)[56]. Черниговские князья поступили аналогично суздальским — полки Мстислава Глебовича Северского и некоторых других князей пришли на помощь городу, приняли бой в поле и потерпели поражение[57][58][59].

В отличие от Переяславля, который был взят быстрой атакой, Чернигов пришлось осаждать. Он был окружён и блокирован, а потом подвергся массированным ударам стенобитных машин и камнемётов[57].

В новгородских летописях первой половины XV века содержится обстоятельный рассказ о поражении русских под Черниговым и взятии города после жестокого приступа. Описывая штурм татарами Чернигова, летописец говорит о задействованных при этом камнемётных машинах, разрушивших городские стены и тем самым предрешивших исход сражения. Их применение производило ошеломляющее впечатление на современников. Летописец характеризует случившееся как нечто небывалое и почти невероятное: камни, выпущенные ужасными машинами, не могли поднять даже четверо мужчин, и эти камни летели на расстояние, которое в полтора раза превышало дальность полета стрелы, пущенной из обычного лука. Монголами использовалась вывезенная из Китая и обслуживаемая китайскими инженерами передовая военная техника. Китайская осадная техника по своим конструктивным параметрам и боевым характеристикам значительно превосходила все известные на тот момент мировые аналоги[60]. Город был взят штурмом 18 октября 1239 года.

Рассказ об осаде Чернигова Даниилом Галицким в 1235 году из Галицко-Волынской летописи дублируется с рассказом об осаде Чернигова монголами в 1239 году в новгородских известиях под 1239 годом: в Софийской первой летописи и Новгородской четвертой летописи и Пискаревском летописце[61] вплоть до подробного описания камней, использовавшихся осаждавшими в камнемётных машинах, и мира, заключённого с участием Мстислава Глебовича Северского (возможно, погиб при обороне Чернигова в 1239 году; двоюродный брат Михаила Черниговского), Владимира Рюриковича (умер 3 марта 1239 года) и Даниила Романовича Волынского по итогам столкновения. По версии Майорова, рассказ о мире относится к 1239 году[60][62][63], а в результате этого договора Смоленск, вотчина Владимира Рюриковича, не был разорен монголами[64].

После Чернигова монгольские отряды занялись покорением городков Черниговского княжества вдоль Десны и Сейма: археологические исследования показали, что Любеч (на севере) был не тронут, зато пограничные с Половецкой степью городки княжества, такие как Новгород-Северский, Путивль, Глухов, Вырь, Вщиж и Рыльск, были разрушены и опустошены. Рейд монгол на территорию Новгород-Северской земли, захват и разрушение расположенных там городов, включая Глухов и Рыльск имел целью сломить единственного из черниговских князей, поднявших оружие против захватчиков, — северского князя Мстислава Глебовича[65]. С этими событиями одна из версий связывает гибель четверых младших братьев Мстислава Глебовича, а также Ивана Ивановича рыльского, внука Романа Игоревича[66] После похода на Черниговское княжество, монгольские войска вернулись на юг, в Дешт-и-Кипчак. Обезопасив свой северный фланг, Чингизиды начали планомерно завоевывать степи Северного Причерноморья и Крым[57][58][55].

Во время покорения Черниговского княжества[67], к Днепру напротив Киева подходил Мунке, который, как пишет летопись[68]:

видивъ град̑ . оудивисѧ красотѣ его . и величествоу его присла послъı свои к Михаилоу и ко гражаномъ . хотѧ е . прельстити.

Контролировавший в то время город черниговский князь Михаил Всеволодович ответил тогда отказом на мирные предложения монголов. Новая попытка овладеть Киевом была предпринята монголами почти год спустя.

Во время Батыева нашествия также подверглись разграблению и разорению земли и города вдоль Десны и Сейма, в том числе Путивль, Глухов, Вырь и Рыльск[20]. Разорению подверглось среднее Поднепровье. По данным археологии, был сожжён и Гомель[69], также были разорены Мозырь, Любеч, Могилёв, Городище, Вищин[70].

Поход в Центральную Европу через Южную Русь (1240—1242)[править | править код]

Взятие Киева монголами в 1240 году,
миниатюра из русской летописи

Корпус под предводительством Букдая весной 1240 года был направлен через Дербент на юг, в помощь действовавшим в Закавказье монгольским войскам. Примерно в это же время Батый принял решение отослать домой Мунке, Гуюка и Бури, отношения с которыми у него не сложились. Согласно Сокровенному сказанию монголов летом 1240 года они уже были в Монголии. Оставшиеся войска провели перегруппировку, вторично пополнившись за счёт половцев и поволжских народов[20].

Поход против Даниила Галицкого (1240)[править | править код]

Следующей целью монголов стали русские земли на правом берегу Днепра. К 1240 году большая их часть (Галицкое, Волынское, Киевское, а также, предположительно — Турово-Пинское княжества) была объединена под властью сыновей волынского князя Романа Мстиславича: Даниила и Василька.

Не считая себя в состоянии самостоятельно противостоять монголам, накануне вторжения (то есть примерно осенью 1240 года) Даниил отправился в Венгрию, вероятно, пытаясь склонить короля Белу IV оказать ему помощь. Не добившись своего, он по сообщению Ипатьевской летописи[71]:

…воротился от короля, и приехал в Синеволодское, в монастырь святой Богородицы…и возвратился назад в Угры, ибо не мог пройти в Русскую землю, поскольку мало с ним было дружины.

Позднее он перешёл в Польшу: сначала в Сандомир (где встретился со своей семьёй), а затем в Мазовию, к своему союзнику Конраду. Там же оказался и брат Даниила Василько. В Мазовии князья оставались до тех пор, пока не узнали об уходе монголов из их земель.

Первым пунктом на пути Батыя был Киев. Осенью 1240 года Батый снова собрал в кулак бывшие в его распоряжении войска. Как, немного смешивая события, сообщает Ипатьевская летопись в его распоряжении были[68]:

братьӕ его силныи воеводъı . Оурдю . и Баидаръ . Бирюи Каиданъ . Бечакъ . и Меньгоу . и Кююкь {…} не ѿ родү же его . но бѣ воевода его перьвъıи . Себѣдѧи богатоуръ . и Боуроунъдаии багатырь иже взӕ Болгарьскоую землю . и Соуждальскоую . инѣхъ бещисла воеводъ.

Своё наступление монголы начали с покорения Поросья — области зависимых от киевских князей Чёрных Клобуков. После Поросья монгольские войска осадили Киев[20][72]. Обороной Киева руководил тысяцкий Дмитр.

Относительно сроков и продолжительности осады Киева в источниках есть противоречие. Главный источник по событиям осады — Ипатьевская летопись — не содержит никаких дат. Лаврентьевская летопись под 1240 годом сообщает, что Киев был взят монголами «до Ржс̑тва Гс̑нѧ . на Николинъ дн҃ь»[73] — то есть 6 декабря. В то же время, согласно сравнительно поздней (XV век) Летописи Авраамки осада Киева продолжалась 74 дня с 5 сентября до 19 ноября: «приідоша Татарове къ Кіеву, Септября 5, и стояша 10 недель и 4 дни, и едва взяша его, Ноября 19, в понеделникъ».

Падение Киева стало знаковым событием — среди правящих кругов Галича и Волыни началась паника. Сидевший в Луцке Михаил Всеволодович снова бежал со своим сыном в Польшу. Туда же бежала супруга князя Даниила и его брат Василько. Правители Болоховской земли изъявили завоевателям покорность.

Учтя это, Батый смог беспрепятственно заняться покорением русских городов. Как пишет Рашид ад-Дин, монголы:

проходили облавой туман за туманом все города Владимирские и завоевывали крепости и области, которые были на [их] пути. Потом они осадили город Учогул Уладмур (Владимир Волынский?) и в три дня взяли его.

Из Ипатьевской летописи также известно о взятии монголами городов Ладыжин и Каменец (Кременец монголам взять не удалось). Основная часть монгольского войска (до 70 тыс.чел.[20]) во главе с самим Батыем, Каданом и Субудаем взяла Галич. Также было уничтожено Берестье.

Согласно современному исследователю Р. Маршаллу[74]:

На зиму Батый расположился возле Перемышля — у своего трамплина в Европу. Встал вопрос: где и когда совершить следующее нападение? С точки зрения здравого смысла следовало выбрать для похода лучшую погоду и дождаться весны. Очевидной целью представлялась Польша, которая находилась теперь в непосредственной близости от монгольского войска. Но Батый и Субедэй держали в голове гораздо более сложный план кампании

Главный удар новой кампании было решено нанести в Венгрии.

После разорения Галицко-волынского княжества монгольские войска получили непродолжительный отдых[75] и, отойдя от границ Венгрии, провели перегруппировку (болоховские князья предоставили монгольской армии фураж и избежали разорения своих земель) и определились с дальнейшими целями.

Поскольку часть монголов во главе с Мунке и Гуюком вернулась в Монголию, некоторые исследователи[20][76] считают, что дальнейшее движение на запад было предпринято Батыем по собственной инициативе. С другой стороны, источники сообщают об изначальном наличии у Батыя планов похода в Венгрию и Германию. И если венгерский король Бела IV попросту не отвечал на неоднократные посольства монголов, то император Священной Римской империи Фридрих II на монгольское требование об изъявлении покорности в 1238 году ответил, что, как знаток соколиной охоты, мог бы стать сокольничим хана[77].

Так или иначе, но оставшиеся войска были разделены на несколько корпусов и в 1241 году продолжили свой поход на запад.

Поход в Польшу и Моравию (1241)[править | править код]

Выделенные для похода в Польшу монгольские войска (по мнению Каргалова В. В. и Храпачевского Р. П., их было 3 тумена[20]) возглавили Байдар и Орду: огибая Карпаты с севера, они проследовали в Польшу через южную часть Берестейской земли[78]. Каргалов В. В. из этих сведений делает вывод о разрушении монголами Берестья[79]. В январе 1241 года они захватили Люблин и Завихост. 13 февраля 1241 года пал Сандомир[80]. В этот же день[81] они разгромили малопольское ополчение под Турском. Краковские войска воеводы Владислава Клеменса и сандомирские — воеводы Пакослава и кастеляна Якуба Ратиборовича пытались закрыть путь на Краков, но были разбиты соответственно под Хмельником (Шидловце) 18 марта и под Торчком 19 марта. 22 марта монголы заняли Краков, а затем Бытом. Краковский князь Болеслав V со своей матерью бежал в Венгрию, а затем какое-то время скрывался в цистерцианском монастыре в Моравии.

Битва при Легнице,
миниатюра XIV века

В начале апреля монголы через Ратибург и Ополе прорвались к Вроцлаву, жители которого бежали, после чего посад был сожжён воинами силезского князя. 9 апреля в битве под Легницей польско-немецкое войско Генриха Благочестивого потерпело страшное поражение. Воспользовавшись гибелью Генриха, Конрад Мазовецкий занял Краков. Чешские войска во главе с королём Вацлавом I на 1 день опоздали под Легницу и были направлены в Лужицы наперерез предполагаемому пути монголов.

Магистр ордена Храма во Франции Пон д’Обон написал молодому Людовику IX (не ранее середины мая 1241 года):

Знайте, что татары разорили землю, принадлежащую герцогу Генриху Польскому, и убили его с великим количеством его баронов, а также шестью нашими братьями <…> и пятьюстами нашими воинами. Трое из наших спаслись, и знайте, что все немецкие бароны и духовенство, и все из Венгрии приняли крест, дабы идти против татар. И ежели они будут по воле Бога побеждены, сопротивляться татарам будет некому вплоть до вашей страны[82].

После победы под Легницей монголы в течение двух недель оставались возле Отмухува (Силезия), где Байдар и узнал о приказе Батыя как можно скорее двигаться на юг, на соединение с основными силами в Венгрии. Т.о., будучи уже на границах Германской империиМайсена), монголы были вынуждены резко изменить свой маршрут. Поворот на юг пришёлся на беззащитную Моравию, через которую монголы проследовали в апреле (по другим сведениям в мае) 1241 года. К началу июня корпус Байдара уже точно находился в Венгрии. По пути ими были разгромлены Банска Штьявница, Пуканец[en], КрупинаСловакии), а также Опава, Бенешов, Пршеров, Литовел и Евичко (в Чехии).

Военные действия в Венгрии и Хорватии (1241—1242)[править | править код]

См.также: Монгольские вторжения в Венгрию

Занимающая территорию Венгрии среднедунайская низменность является органичным продолжением южнорусских степей и ещё задолго до монголов привлекала внимание различных кочевых народов (гунны, авары, венгры), желающих обосноваться в непосредственной близости от европейских государств с оседлым населением. Именно в этот регион (огибая Карпаты через Валахию или форсируя их через различные горные перевалы) и был направлен основной удар монгольских войск.

Примечательно в свете отношений Даниила с Белой IV выглядит совет взятого в плен монголами киевского тысяцкого Дмитра Батыю:

Не задерживайся в земле этой долго, время тебе на угров уже идти. Если же медлить будешь, земля та сильная, соберутся на тебя и не пустят тебя в землю свою». Про то говорил ему, поскольку видел землю Русскую, гибнущую от нечестивого[71].

Планы покорения Венгрии существовали у Батыя с самого начала западного похода. Ещё во время кампании 1236 года Батый направил Беле IV послание, в котором предлагал венгерскому королю покориться и сетовал, что вынужден уже «в тридцатый раз» отправлять к нему послов и до сих пор не получил ответа[83][84]. В том же письме Батый предлагал Беле IV изгнать со своих земель разбитых татарами половцев, которых король незадолго перед этим принял под своё покровительство. Поскольку оба эти предложения были также проигнорированы, война с Венгрией стала неизбежной.

Оперативный план Субедэя предполагал вторжение на территорию Венгрии с нескольких направлений, чтобы, по всей видимости, заставить противника максимально раздробить свои силы и тем самым дать возможность разбить их по частям:

Основная часть монгольской армии Батыя прошла 12 марта 1241 года через так называемые «Русские ворота» (Верецкий перевал в Карпатах)[85].

Корпус Кадана и Бури[23] следовал через Молдавию, перейдя Карпаты через Родну и Трансильванию, разорив венгерские города Бистрицу, Орадя и Темешвар.

Отряд Бучека проследовал в Венгрию ещё более южным путём: через Валахию. Выйдя на среднедунайскую низменность позднее прочих, войска Бучека заняли города южной Венгрии: Арад, Перг и Егрес. Возможно, монголы именно этого отряда упоминаются у французского хрониста Филиппа Муске как потерпевшие поражение от войска «короля влахов» (болгарского царя Ивана Асеня II)[86]. Правда, сообщение Муске можно понять и в том ключе, что болгарами были разбиты не монголы, а бежавшие от них половцы: поскольку европейцы того времени, описывая события монгольского нашествия, далеко не всегда правильно различали татар и команов-половцев. При этом достоверно известно как о бегстве половцев в 1241 году в Болгарию, так и об их разгроме болгарами.

Основные силы монголов под руководством Субедэя начали кампанию с победы над половцами в бассейне реки Сирет (на землях половецкого епископства), после чего проследовали в Венгрию через один из перевалов в восточных Карпатах (возможно, дорогой Кадана через Родну). Об изначальных целях этой группировки данных нет; вероятно, Субэдей планировал использовать эти войска как своеобразный резерв на том направлении, где монголы добьются наибольших успехов или же там, где будут замечены главные силы противника.

Венгерский король Бела IV полагал, что монголы нанесут свой основной удар через так называемые «Русские ворота» (Верецкий перевал) и именно туда заранее отправил с войском палатина Дионисия. Сам же король при этом продолжал собирать свои войска под Пештом. Конфликт с баронами помешал ему сделать это оперативно, в результате чего палатин Дионисий не смог вовремя получить помощь и 12 марта 1241 года был разбит войсками Батыя. Эта победа позволила Батыю примерно на 2 недели раньше прочих корпусов выйти на паннонскую равнину и уже 15 марта передовые монгольские отряды под руководством Шибана вышли к Пешту, установив таким образом контакт с главными силами венгров. Разбив свой лагерь примерно в 20 км от венгерского войска, Батый смог держать королевское войско в постоянном напряжении. Тем временем отдельные отряды его корпуса грабили окрестности и мешали отдельным венгерским соединениям пробиться к главной армии: 17 марта пал Вац, около этого же времени монголы взяли Эгер и разбили отряд варадинского епископа.

Битва на реке Шайо,
миниатюра XIII века

В венгерском лагере мнения разделились: сам король со своими приближёнными был сторонником выжидательной тактики, в то время как другие, во главе с колочским архиепископом Хугрином, выступали за более активные действия против монголов. Помимо соображений престижа, не последнюю роль в принятии решения сыграло численное преимущество венгров (по донесению Шибана, ещё 15 марта венгров было в 2 раза больше чем монголов), а также то, что значительная часть корпуса Батыя была укомплектована не вполне надёжными русскими контингентами[87]. Так или иначе, в конце концов, ещё до полного сосредоточения войск, Бела IV принял решение выступить на Батыя.

Такое решение, несмотря на его кажущуюся ожидаемость, застало монголов врасплох. Не имея возможности в одиночку противостоять объединённой венгеро-хорватской армии, едва ли не впервые за всё время западного похода Батый был вынужден уклониться от сражения и начать отвод своих войск от Пешта. Неспешное отступление продолжалось несколько дней, и за это время оба войска успели проделать более половины пути до Карпат. Вероятно, именно в это время к корпусу Батыя успели присоединиться главные силы под предводительством Субедэя, после чего монголы почувствовали себя достаточно сильными, чтобы принять генеральное сражение. Оно состоялось 11 апреля у р. Шайо и закончилось сокрушительным поражением войск Белы IV.

По его результатам король бежал под защиту австрийского герцога Фридриха II, а под властью монголов оказалась вся задунайская часть венгерского королевства. Закончив преследование венгров в Пеште, монголы приступили к организации временной администрации на завоёванной территории: все земли были разделены на округа, во главе которых стояли чиновники, по своим функциям близкие к французским бальи.

Бедственное положение Венгрии побудило императора Священной Римской империи Фридриха II Гогенштауфена (ещё в 1239 году отлучённого папой Григорием IX от церкви[88]) 20 июня 1241 года в своей энциклике обратиться к христианским правителям Европы и к своим подданным:

Время пробудиться от сна, открыть глаза духовные и телесные. Уже секира лежит при дереве, и по всему свету разносится весть о враге, который грозит гибелью целому христианству. Уже давно мы слышали о нем, но считали опасность отдаленною, когда между ним и нами находилось столько храбрых народов и князей. Но теперь, когда одни из этих князей погибли, а другие обращены в рабство, теперь пришла наша очередь стать оплотом христианству против свирепого неприятеля[72].

Крепость Клис[en], пережившая монгольскую осаду в 1242 году

В течение лета—осени 1241 года монголы предпринимали неоднократные попытки занять плацдармы на южном берегу Дуная и перенести военные действия на земли Священной Римской империи, но, как правило, терпели неудачу. Один из отрядов монголов (вероятно, это был отходивший из Польши корпус Байдара и Орду) вышел к Нойштадту (8 миль от Вены), однако, столкнувшись с объединённым чешско-австрийским войском, отступил за Дунай. Также есть сведения о поражении монголов от войск баварского герцога, а также от германского короля Конрада IV. Однако, маловероятно, что эти столкновения имели место в действительности, а если и имели, то были незначительными[89].

В свою очередь немцы, изначально собираясь выступить против монголов в первых числах июля 1241 года, сначала перенесли дату общего наступления на несколько недель, а потом и вовсе отказались от каких-либо активных действий. Это может объясняться[90] стратегическим союзом императора с монголами против гвельфов, и тем, что император провёл поход на Рим во время нахождения монголов на границах южной Германии[88]. Установившееся равновесие сохранялось до декабря 1241 года.

Новое наступление было предпринято монголами почти через полгода. С наступлением заморозков, войска Батыя, переправившись через замёрзший Дунай, приступили к осаде Буды, Фехервара, Эстергома, Нитры, Братиславы и ряда других венгерских городов. В этом районе действовали основные силы монголов под руководством Батыя. Корпус Кадана вновь отделился от Батыя, и во второй половине января 1242 году устремился в Хорватию, имея главной целью преследование и нейтрализацию Белы IV. Кадан разорил Хорватию (был сожжен Загреб). После бегства Белы IV в Далмацию, монголы под командованием Кадана вышли в марте 1242 года к крепости Клис, и не сумев её взять, двинулись дальше: в Сербию и Болгарию, где встретились с отошедшими из Венгрии и Моравии отрядами Батыя. Есть сведения о столкновении монголов с войсками Латинской империи.

Завершение похода (1242)[править | править код]

В марте 1242 года началось обратное движение монголов через Боснию, Сербию и Болгарию. Не желая вступать в конфликт с монголами, Болгария согласилась платить им дань.

Существует четыре основные версии касательно причин завершения похода:

  • В декабре 1241 года умер хан Угэдэй, что часть исследователей считает причиной возвращения Батыя на восток с целью принять участие в избрании нового хана.
  • Монголы не желали выступать за пределы степного региона, который давал возможность обеспечивать кормом коней;
  • Монгольские войска были обескровлены затяжным походом;
  • Перед силами монголов изначально была поставлена задача провести разведывательный поход (подобно походу на Русь 1223 года), а окончательное завоевание предполагалось осуществить позднее[91].

В литературе[править | править код]

Литературными произведениями, в центре повествования которых находится монгольское вторжение на Русь в 1237—1238 годах, являются «Повесть о разорении Рязани Батыем», которая, несмотря на многие неточности (например, ошибочную передачу имён удельных муромо-рязанских князей), содержит и многие дополнительные подробности, не вступающие в противоречие с летописными данными (например, имена потомков Юрия Рязанского и обстоятельства их смерти), и «Житие Меркурия Смоленского», объясняющее спасение Смоленска, вблизи которого прошли весной 1238 года войска Батыя, вмешательством божественных сил. Также описывает не имевшее место в действительности поражение монголов в Чехии весной 1241 года Краледворская рукопись, которая, как было доказано в конце XIX — начале XX веков, представляет собой подделку, изготовленную филологом, поэтом и одним из основателей Национального музея Вацлавом Ганкой в 1817 году.

Матвей Парижский про поход монголов в Юго-Восточную и Западную Европу записал следующее:

«…племя это бесчеловечное и лютое, не ведающее законов, варварское и неукротимое, которое тартарами зовется, предавая безумным и неистовым набегом северные земли христиан ужасному опустошению, повергло всех христиан в безмерный страх и трепет. Вот уже и Фризию, Гутию, Польшу, Богемию и обе Венгрии в большей их части, после того как правители, прелаты, горожане и крестьяне бежали или были убиты, неслыханной жестокостью как бы в пустыню превратили».

Матвей Парижский Великая хроника

В XX веке события похода легли в основу сюжета трилогии советского писателя В. Г. Яна «Нашествие монголов», в которой первая книга («Чингиз-хан») рассказывает в том числе о первом вторжении монголов в Европу (1221—1224), а вторая («Батый») и третья («К последнему морю») — непосредственно о западном походе, соответственно о нашествии на Русь и о походе в Центральную Европу, до Адриатики.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 James Chambers. The Devil's Horsemen: The Mongol Invasion of Europe. Atheneum. New York. 1979. ISBN 0-689-10942-3
  2. Измайлов, 2009, с. 133.
  3. Храпачевский, 2005, с. 326.
  4. Оллсен, 2008, с. 353.
  5. 1 2 Измайлов, 2009, с. 137.
  6. Измайлов, 2009a, с. 81.
  7. 1 2 Пилипчук, 2011, с. 151.
  8. Измайлов, 2015, с. 94.
  9. 1 2 Оллсен, 2008, с. 355.
  10. 1 2 Измайлов, 2015, с. 95.
  11. Начиная с IV века происходила миграция венгерских племен из района Южного Урала в западном направлении. Часть из них осела в бассейне Южной Камы и проживала там в в XIII веке. В письменных источниках того времени они называлась маджгарды или баджгарды
  12. 1 2 3 Измайлов, 2015, с. 96.
  13. Хаутала, 2020, с. 653.
  14. Карпини, 1957, с. 57—58.
  15. 1 2 Оллсен, 2008, с. 356.
  16. 1 2 3 4 5 Измайлов, 2015, с. 97.
  17. Хаутала, 2020, с. 654.
  18. Golden P.B. Cumanica II: The Olberli (Olperli). The Fortunes and Misfortunes of an Inner Asian Nomadic Clan // Archivum Eurasiae Medii aevi. Vol. 6. Wiesbaden, 1986.
  19. Оллсен, 2008, с. 357.
  20. 1 2 3 4 5 6 7 Храпачевский Р. П. Военная держава Чингисхана. — М.: ООО «Издательство ACT», 2004 [1]
  21. Каргалов, 1980.
  22. Сабитов Ж. О численности монгольской армии в Западном походе. Опубликовано в сборнике: «Вопросы истории и археологии Западного Казахстана». — 2010. — № 1. — С. 55—73.
  23. 1 2 3 4 Рашид-Ад-Дин. Сборник летописей. Дата обращения: 27 февраля 2021. Архивировано 27 февраля 2021 года.
  24. Измайлов, 2009, с. 140.
  25. видимо, общее наименование поляков и венгров
  26. Сокровенное сказание, 1941, с. 191.
  27. 1 2 Сокровенное сказание, 1941, с. 192.
  28. 1 2 Измайлов, 2009, с. 141.
  29. Почекаев, 2007, с. 79.
  30. Арсланова А.А. Сведения Ала ад-Дина Джувейни о завоевании монголами Волжской Булгарии // Волжская Булгария и монгольское нашествие. Казань: Институт языка, литературы и истории Казанского филиала Академии наук СССР, 1988. С. 33–43
  31. Рашид-ад-Дин, 1941, с. 34.
  32. 1 2 Измайлов, 2015, с. 99.
  33. Измайлов, 2009, с. 143.
  34. Пилипчук, 2011a, с. 283.
  35. Измайлов, 2015, с. 100.
  36. Измайлов, 2009, с. 144.
  37. 1 2 Лаврентьевская летопись, 1846.
  38. Джувейни, 1941, с. 22.
  39. Измайлов, 2015, с. 101.
  40. Измайлов, 2009, с. 146.
  41. Матвеева Г.И., Кочкина А.Ф. Муромский городок. Археологические памятники Самарской области. Самара: Самарский объединенный исторический краеведческий музей, 1998. 46 с.
  42. 1 2 3 Измайлов, 2015, с. 102.
  43. 1 2 Измайлов, 2009, с. 147.
  44. Жарко С. Б. Венгерские источники о монголах и Руси XIII века // Працы гістарычнага факультэта БДУ: навуковы зборнік. — Выпуск 10. — Мінск, 2015. — С. 202—211.
  45. Аннинский С. А. Известия венгерских миссионеров XIII—XIV веков о татарах и восточной Европе // Исторический архив. — 1940. — Т. 3. — С. 71—76.
  46. Юань ши // Рус. пер. в „Золотая Орда в источниках“, т. 3 „Китайские и монгольские источники“, М., 2009, стр. 181.
  47. Сокровенное сказание, 1941.
  48. История города Смоленска, составленная иеромонахом Иоасафом Шупинским к приезду императрицы Екатерины II в 1780 году. Архивная копия от 8 октября 2011 на Wayback Machine
  49. Почекаев, 2007, с. 129.
  50. Измайлов, 2009, с. 154.
  51. 1 2 Измайлов, 2009, с. 155—156.
  52. 1 2 Почекаев, 2007, с. 130.
  53. Рашид ад-Дин, 1960, с. 39.
  54. Храпачевский, 2005, с. 376.
  55. 1 2 Каргалов, 1967, с. 114.
  56. Майоров, 2012, с. 66.
  57. 1 2 3 Измайлов, 2009, с. 157.
  58. 1 2 Храпачевский, 2005, с. 377.
  59. Каргалов, 1967, с. 113.
  60. 1 2 Майоров, 2016, с. 95.
  61. Майоров, 2012, с. 53.
  62. Майоров, 2012, с. 60.
  63. Димник, 2014, с. 18.
  64. Майоров, 2012, с. 91.
  65. Майоров, 2012, с. 73.
  66. Войтович, 2000.
  67. 1239 год следует из списка правителей в БРЭ: так датирован приход в Киев Ростислава Мстиславича смоленского после бегства Михаила Всеволодовича. По мнению Р. П. Храпачевского, исходящего из нахождения Мунке осенью 1239 года на Северном Кавказе, это произошло не ранее февраля—марта 1240 года.
  68. 1 2 Ипатьевская летопись
  69. Насевіч В. Л. Пакаленне першае: Міндоўг (1230-ыя — 1250-ыя гады) // Пачаткі Вялікага княства Літоўскага: Падзеі і асобы. — Мн., 1993.
  70. Кузьмин А. В. Опыт комментария к актам Полоцкой земли второй половины XIII — начала XV веков // Древняя Русь: Вопросы медиевистики. — 2007. — № 1 (27). — С. 55.
  71. 1 2 Жизнеописание Даниила Галицкого.
  72. 1 2 Соловьёв. — Т. 2, 1960.
  73. Лаврентьевская летопись
  74. Storm from the East: From Ghengis Khan to Khubilai Khan — Robert Marshall — Google Книги
  75. Carmen miserabile // MGH. SS. T. 29, p. 554.
  76. Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV веках. — М., 1985. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 30 июля 2009. Архивировано 8 августа 2015 года.
  77. dMGH | Band | Scriptores [Geschichtsschreiber] | Scriptores (in Folio) (SS) | 23: [Chronica aevi Suevici] | Tab. 3
  78. Пашуто В. Т. Образование Литовского государства

    Уцелели от монгольского разорения также Полоцко-Минские и другие земли Белоруссии. Чёрная Русь (Новогородок, Слоним, Волковыйск), Городенские, Турово-Пинские и Берестейско-Дорогичинские земли не были завоеваны татаро-монгольскими феодалами

    Пострадала южная часть Берестейской земли. Возвращаясь на родину через разоренную землю между Берестьем и Владимиром, князья «не возмогоста ити в поле, смрада ради множьства избьеных» (ПСРЛ, т. II, стб. 788).
  79. Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы развития Феодальной Руси Архивная копия от 30 января 2012 на Wayback Machine
  80. Rocznik Wielkopolski / ed. A. Bielowski // MPH, T. 3, Lwow, 1878, p. 9.
  81. Кадырбаев А. Ш. http://www.socionauki.ru/journal/articles/129328/ Польша и тюрко-монгольские народы в историческом пространстве].
  82. [Письмо, приводимое Гарольдом Лэмбом. Ор. cit. Р. 141, без ссылки]. Источник: Мельвиль М. История ордена Тамплиеров. — СПб., 2003. — С. 194.
  83. Письмо брата Юлиана // Известия венгерских миссионеров (1235—1320).
  84. Аннинский С. А. Известия венгерских миссионеров XIII—XIV веков о татарах и Восточной Европе // Исторический архив. — Т. III. — М.Л., 1940. — С. 71—112.
  85. Хрусталёв Д. Г. Русь и монгольское нашествие: 2050-е годы XIII века. — СПб.: Евразия, 2015. — С. 240.
  86. Chronique rimee de Philippe Mouskes, publie par le baron de Reiffenberg, II, Bruxelles 1838, ст. 30747—30762.
  87. А. Ю. Карпов. Монгольское завоевание Венгрии
  88. 1 2 Энциклопедия для детей, т.1 Всемирная история, Москва, Аванта+, 1993, статья «Фридрих II Гогенштауфен» ISBN 5-86529-003-7
  89. David Morgan. The Mongols. p.67. (англ.)
  90. Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь.
  91. Greg S. Rogers. An Examination of Historians' Explanations for the Mongol Withdrawal from East Central Europe // East European Quarterly. — Vol. 30. — No. 1 (Spring 1996). — pp. 3—26.

Библиография[править | править код]

Источники[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Аннинский С. А. Известия венгерских миссионеров XIII—XIV веков о татарах в Восточной Европе // Исторический архив. — М.Л.: Издательство АН СССР, 1940. — Т. 3. — С. 71—112.
  • Вернадский Г. В. Монголы и Русь = The Mongols and Russia / Пер с англ. Е. П. Беренштейна, Б. Л. Губмана, О. В. Строгановой. — Тверь—М.: ЛЕАН, Аграф, 1997. — 480 с. — 7000 экз. — ISBN 5-85929-004-6.
  • Войтович Л.В. Князівські династії Східної Європи (кінець IX — початок XVI ст.): склад, суспільна і політична роль. Історико-генеалогічне дослідження (укр.). — Львів: Інститут українознавства ім. І. Крип’якевича, 2000. — 649 с. — ISBN ISBN 966-02-1683-1.
  • Димник М. Даниил Галицкий, Михаил Черниговский и татары: Борьба за Галицкую землю в 1239–1245 годах // Русин. — 2014. — № 1(35). — С. 17—35. — doi:10.17223/18572685/35/3.
  • Измайлов И.Л. Походы в Восточную Европу в 1223—1240 годах // История татар с древнейших времён: в 7 томах. Улус Джучи (Золотая Орда): XII — середина XV века. — Казань: Академия наук Республик Татарстан, Институт истории имени Ш. Шарджани, 2009. — Т. 3. — 1055 с.
  • Измайлов И.Л. Волжская Булгария накануне походов Бату // История татар с древнейших времён: в 7 томах. Срединная Азия и Восточная Европа в XII — начале XIII века. — Казань: Академия наук Республик Татарстан, Институт истории имени Ш. Шарджани, 2009a. — Т. 3. — 1055 с.
  • Измайлов И.Л. «Народ там свирепый»: Монгольское завоевание Волго-Уральского региона (1223—1240 годы) // Золотоордынская цивилизация. — Казань: Академия наук Республик Татарстан, Институт истории имени Ш. Шарджани, 2015. — Вып. 8. — С. 90—109.
  • Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. — Высшая школа, 1967. — 163 с.
  • Каргалов В. В. Конец ордынского ига / Отв. ред. В. И. Буганов. — М.: Наука, 1980. — 154 с. — (Страницы истории нашей Родины).
  • Краткая история Золотой Орды и татарских ханств / Научный редактор В. В. Трепавлов. — Казань: Академия наук Республик Татарстан, Институт истории имени Ш. Шарджани, 2019. — ISBN 978-5-94981-311-9.
  • Майоров А.В. Повесть о нашествии Батыя в Ипатьевской летописи. — Ч. I // Rossica Antiqua. — СПб., 2012. — № 1. — С. 33—94.
  • Майоров А.В. Завоевание русских земель в 1237—1240 годах // Золотая Орда в мировой истории. Становление Улуса Джучи. — Казань: Академия наук Республик Татарстан, Институт истории имени Ш. Шарджани; Оксфордский Университет, Великобритания, 2016. — 968 с.
  • Миргалеев И. Джучи — первый правитель улуса // Золотая Орда в мировой истории. Становление Улуса Джучи. — Казань: Академия наук Республик Татарстан, Институт истории имени Ш. Шарджани; Оксфордский Университет, Великобритания, 2016. — 968 с.
  • Оллсен Т. Т. Прелюдия к западным кампаниям: Монгольские военные операции в Волго-Уральском регионе (1217–1237 годы) // Степи Европы в эпоху средневековья : сборник. — Донецк: Издательство Донецкого национального университета, 2008. — Т. 6: Золотоордынское время. — С. 351—362.
  • Пилипчук Я. В. Монгольское завоевание владений восточных кыпчаков и Волжской Булгарии // Военное дело Золотой Орды: Проблемы и перспективы изучения. — Казань: Академия наук Республик Татарстан, Институт истории имени Ш. Шарджани, 2011. — С. 143—156. — 220 с.
  • Пилипчук Я. В. Монгольское завоевание кочевий восточных кипчаков // Тюркологический сборник. — СПб.: Институт восточных рукописей РАН, 2011a. — Т. 2009—2010. — С. 259—288.
  • Почекаев Р. Ю. Батый: Хан, который не был ханом. — М.СПб.: АСТ; Евразия, 2007. — 350 с. — ISBN 978-5-17-038377-1.
  • Почекаев Р. Ю. Золотая Орда: История в имперском контексте. — СПб.: Наука, 2017. — 206 с.
  • Соловьёв С. М. История России с древнейших времён. — М.: Издательство социально-экономической литературы, 1960. — Т. 2. — 783 с.
  • Трепавлов В. Образование Улулса Джучи // Золотая Орда в мировой истории. Становление Улуса Джучи. — Казань: Академия наук Республик Татарстан, Институт истории имени Ш. Шарджани; Оксфордский Университет, Великобритания, 2016. — 968 с.
  • Хаутала Р. Ранние джучидские военные компании и про-толуидские письменные источники // Золотоордынская цивилизация. — Казань: Академия наук Республик Татарстан, Институт истории имени Ш. Шарджани, 2020. — Вып. 8(4). — С. 647—661.
  • Храпачевский Р. П. Великий западный поход чингизидов на Булгар, Русь и Центральную Европу // Военная держава Чингисхана. — М.: АСТ, 2005. — 557 с. — (Военно-историческая библиотека). — ISBN 5170279167.
  • Чебаненко С. Б. Южная Русь и Прикарпатье (юго-западная Русь) в период монгольского нашествия: Проблемы новейшей историографии // Русин. — 2016. — № 1(43). — С. 81—94. — doi:10.17223/18572685/43/6.

Ссылки[править | править код]