Захват языка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Захват языка — тактический приём, применяемый разведчиками для того, чтобы доставить командованию человека (военнослужащего), от которого планируется получить информацию определённого рода.

Этимология[править | править код]

Происхождение выражения[править | править код]

Довольно часто славянам поручалось вести разведывательные действия на территории врага и брать «языка». Впервые в письменном виде одно из таких событий красочно осветил Прокопий Кесарийский в рассказе об осаде города Ауксимо (Озимо) в Италии в 539 г.
Термин «захватить языка» позднее встречался в сочинении «Стратегикон» (595—602 гг.) императора Маврикия и в военном разделе переводов Катакалона Кекавмена. Во всех переводах на славянские языки это место передавалось одинаково, то есть как сообщение о захвате пленного, от которого можно получить необходимые сведения[1].

В современном русском языке[править | править код]

  • Военнопленный, захваченный со специальной целью получить сведения о неприятеле[2]
  • Пленный, от которого можно получить нужные сведения[3]

Описание[править | править код]

Захват «языка» двумя разведчиками

Несмотря на то, что этот приём применяется уже много веков, и цель остаётся в общем-то одной и той же — получить информацию, — суть требуемой информации менялась с развитием военного дела, то есть к одинаково необходимым и тысячу лет назад и сегодня общим данным о местонахождении противника, его количестве и составе, планируемых им дальнейших действиях, а также особенностях театра военных действий, добавились такие современные тонкости, как установление нумерации его частей, нанесение на карту необозначенных местных предметов и объектов и т. д. Кроме того, развитие современных технологий существенно снижает необходимость в пленном как источнике информации, однако захват «языка» в обязательном порядке входит в программу боевой подготовки всех Сухопутных войск, а не только отдельных их компонентов, и, частично, других силовых ведомств, не входящих в структуру Министерства обороны.

Вот как советует осуществлять захват языка «Спутник партизана» (1942)[4]:

Если у тебя есть время, изучи заранее порядок несения службы у противника: где расставляются секреты и караулы, в какие часы происходит их смена, по каким дорогам ходят вражеские посыльные, где живут офицеры. И т. д.
Знай наиболее удобные места, где можно захватить пленного: 1) лесные тропинки и дороги, по которым двигаются вражеские связисты и посыльные; 2) окраины населённых пунктов, куда вражеские солдаты ходят для рубки дров; речки, где фашисты купаются и куда водят лошадей на водопой; 3) на биваках противника — тропинки к кухням и коновязям, к ровикам, куда вражеские солдаты ходят для отправления естественных надобностей, и т. п.
Лучшее время для поиска — тёмная ночь.

Примечательно, что, помимо рекомендаций к захвату, данное методическое пособие содержит также краткий русско-немецкий разговорник для самостоятельного допроса пленного.

История[править | править код]

Доимперский период русского государства[править | править код]

Впереди шла «сторо́жа», или передовая стража. Она охраняла главные силы, разведывала о путях и неприятеле и добывала «языков» (пленных).

Андрей Георгиевич Елчанинов, История русской армии и флота — Первый выпуск : Очерк истории военного искусства до Петра Великого.

В ходе Троицкой обороны 26 октября 1606 воевода Григорий Долгоруков-Роща организовал вылазку «охочих» людей с целью захватить «языка»[5].

Великая Отечественная война[править | править код]

В годы Великой Отечественной войны захватом «языка» порой занимались даже люди, не являющиеся разведчиками, например фронтовой кинооператор Евгений Шапиро в ходе боёв за Колпино[6].

Близкие понятия[править | править код]

Взятие в плен[править | править код]

Пленение является понятием более широким, и может подразумевать под собой не только военнопленных и не только в условиях боевых действий (или войсковых учений). Кроме того, захват языка, даже если он не планировался заранее, осуществляется в результате нападения или оборонительных действий. Попадение же в плен может произойти совершенно случайным образом. Не каждый пленный — «язык»[7].

Снятие часового[править | править код]

Отличия от сходного приёма — снятия часового — состоят в том, что при захвате «языка» важно причинить ему как можно более лёгкие телесные повреждения и не контузить, так как он нужен живым и вменяемым.

Примечания[править | править код]

  1. Абрамов Д.М. Byzantine Empire and its northern neighbours  (рус.) (англ.). — Изд-во Московского Культурологического лицея № 1310, 2002. — Т. 1, «1-8 centuries A.D.». — С. 55. — (Ученые записки Московского Культурологического лицея № 1310: Серия история; Византия и её северные соседи I—VIII вв: очерки).
  2.  // Министерство просвещения РСФСР Русский язык в школе. — М.: Учпедгиз, 1986. — Вып. 1—6. — С. 75.
  3. Шуба П.П. Современный русский язык (часть 1). — Мн.: Изд.-во БГУ им В. И. Ленина, 1979. — С.135 с.
  4. Спутник партизана. — М.: Молодая гвардия, 1942. — 359 с.
  5. Богуславский В.В. Троицкая битва // Славянская энциклопедия: XVII век в 2-х томах. — Иллюстрированное. — М.: Олма-Пресс, 2004. — Т. 2. — С. 459. — 784 с. — ISBN 5-224-03660-7.
  6.  // Государственный комитет СССР по кинематографии, Союз работников кинематографии СССР Искусство кино. — М.: Союз кинематографистов СССР, 1968. — Вып. 7—12. — С. 36.
  7. Данишевский И.М. Провал операции «Цитадель»: разгром немецко-фашистских полчищ в битве на Курской дуге. — М.: Изд-во политической лит-ры, 1967. — С. 216 — 270 с.