Зияющие высоты

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Зияющие высоты
Издание
Жанр социологический роман, антиутопия
Автор Александр Зиновьев
Язык оригинала русский
Дата написания 1974—1975
Дата первой публикации 1976
Издательство L'Age d'Homme
Электронная версия
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике

Зияющие высоты — дебютный роман советского философа и писателя Александра Зиновьева, принесший ему мировую известность. Впервые издан в швейцарском издательстве «L'Âge d’Homme» 26 августа 1976 года и был переведен на более чем двадцать языков[1]. Роман совмещая философские и социологические рассуждения, фантастические элементы, сатиру и фарс описывает общество «реального социализма»[2].

В СССР книга распространялась нелегально. Реакцией на публикацию книги стало увольнение Зиновьева из Института философии АН СССР, исключение из КПСС, лишение всех званий и наград (в том числе и военных). В 1978 году после публикации следующей своей книги «Светлое будущее» Зиновьев вместе с семьей был выслан из страны и лишен советского гражданства.

В СССР «Зияюшие высоты» впервые легально изданы во время «перестройки» в 1991 году[3].

Сюжет[править | править код]

Книга представлена автором как обрывки найденной на свалке рукописи. События происходят в Иба́нске — вымышленном «никем не населенном населенном пункте», все жители (ибанцы) которого носят одну и ту же фамилию Иба́нов и различаются только прозвищами. Глава Ибанска — Заведующий (Заибан), он также вождь Братии (Партии). В Ибанске вымышленный строй общества — социзм, переходящий в перспективе в полный социзм (псизм). Теоретической основой его построения является учение «дьяволектический ибанизм». Ибанцы не живут в обыденном смысле этого слова, а совершают исторические мероприятия. Мероприятие, описанное в рукописи называется ШКХБЧЛСМП (по именам основных его участников). Параллельно описывается Под-Ибанск, цивилизация возникшая в подземных сооружениях Ибанска, находящаяся на высшей стадии развития социзма — псизме. Большая часть книги рассматривает «период растерянности», либеральной эпохи Хряка (аллюзия на «хрущевскую оттепель»). Фрагменты книги посвящены персонажам сидящим на гауптвахте (губе) Ибанской Военной Авиационной Школы Пилотов (ИВАШП). Часть фрагментов посвящена рутинной деятельности сотрудников Института Промывания Мозгов, диалогам около Ларька и Очереди за несуществующим товаром «шырли-мырли». Период растерянности заканчивается ликвидацией оппозиции, захватом Ибанском всей планеты и объявлением о приближении второй ступени псизма.

История создания[править | править код]

С юности интересовавшийся творчеством Александр Зиновьев участвовал в составлении стенгазет. Во время службы в армии в 1942—1945 писал стихи, в том числе «Балладу о неизвестном курсанте», впоследствии восстановленную для «Зияющих высот» (поздняя версия вошла в российское издание). В 1945 году Зиновьев придумал словосочетание «зияющие высоты», ставшее впоследствии заглавием романа. После армейской службы, в 1946 году Зиновьев показывает черновик своей «Повести о предательстве» Константину Симонову, который советует уничтожить рукопись из соображений безопасности. Зиновьев следует совету и бросает литературную деятельность на тридцать лет[4].

Толчком к возвращению к литературному творчеству стали события «пражской весны». Зиновьев описывает свое состояние как «поворотом к бунту». Предпосылками к написанию романа стали опыт публицистических статей, публичные лекции и эссе об Эрнсте Неизвестном. Зиновьев решает изложить свои размышления о коммунистическом обществе в форме книги. Размышляя над стилем повествования, он решает писать «так как пишется», совмещая фрагменты научного стиля, прозу и поэзию. Основная часть книги была написана летом 1974 года на даче в Переделкино. Опасения преследований со стороны органов госбезопасности, неуверенность в том, что процесс написания книги не будет прерван, во многом определили структуру произведения, состоящую из множества отрывков, которые можно бы было воспринимать самостоятельно.

В конце 1974 года Зиновьев решает, что материала для книги достаточно, а в начале 1975 года рукопись окончательно переправлена во Францию. Зиновьев уничтожает черновики книги. По словам Зиновьева, после переправки выяснилось, что две части книги — «Сказка о Московии» и «Исповедь отщепенца» пропали. Восстанавливая утраченные фрагменты, Зиновьев напишет две книги «Светлое будущее» и «Записки ночного сторожа»[3][5]. Рукопись отклоняют русскоязычные французские издательства. Напечатать книгу согласился Владимир Дмитрие́вич в издательстве «L’Age dʼHomme» (с фр. — «Век человека»). Первый тираж книги печатается в Бельгии 7 августа в городе Лёвен в типографии Rosseels Printing.

В СССР книга издана впервые «Независимым издательством „ПИК“» в двух томах в 1991 году. Для советского издания Зиновьев изменил структуру книги: часть текста об Эрнсте Неизвестном была изъята, вместо трех частей роман делился на пять. Также книга включила расширенное «Предисловие»[3].

Художественные особенности[править | править код]

Роман имеет полифоническую структуру без выраженного сюжета. Книга разбивается на фрагменты со сложной и запутанной композицией. Также Зиновьев использует прием «книга в книге» (трактаты Шизофреника и Клеветника, книга «Все о крысах»). Разнообразие литературных приемов помогает Зиновьеву создать подробную картину изображенного в романе общества «ибанизма»[2]. Роман описывает идеологизированное общество, погрязшее во лжи и зашедшее в тупик. Жизнь ибанца наполнена скукой и серостью обыденных мелочей и подчиняется социальным законам. Немногие положительные герои романа трагичны: талантливый художник Мазила не может реализовать свой дар, Шизофреник не может опубликовать свои труды, Болтун решает добровольно уйти из жизни[2][6].

Текст изобилует пародийными неологизмами: (Братия — Партия, дьяволектический ибанизм — диалектический материализм, Театр на Ибанке — Театр на Таганке и т. п.) Персонажи романа носят обобщенный характер (например Крикун, Клеветник, Социолог, Сотрудник). В части персонажей угадываются аллюзии на реальных персонажей: Хозяин — И. В. Сталин, Хряк — Н. С. Хрущев, Правдец — А. И. Солженицын, Мазила — Э. И. Неизвестный и так далее[7]. Прозвища персонажей указывают на профессии (Журналист, Писатель), социальный статус (Сотрудник, Академик, Претендент) или качества персонажей (Стукач, Карьерист). Часть персонажей анонимны: Некто, Девица, Он, Она. Важную роль роль в произведении занимают диалоги, охватывающие все стороны бытия персонажей. В описании и диалогах научный, квази- и псевдонаучный стиль соседствует с вульгаризмами, анекдотами и высмеиванием канцеляритов советского официоза[2].

Критика и отзывы[править | править код]

Роман вызвал сенсацию на западе. Критики сравнивали автора с Рабле, Свифтом, Вольтером, Салтыковым-Щедриным. О романе писали как о «фундаментальном сатирико-социологическом исследовании советского общества», «лабиринте нового платоновского государства»[6][8]. По оценке французского литературоведа Жоржа Нива[9],

Как и все великие книги, книга Зиновьева не поддается классификации: шутовской платоновский диалог, непристойная поэма, изображение «крысятника», поэма абсолютного конца. «Зияющие высоты» изобретают свой язык, свои приемы, свое собственное стилистическое освобождение.

В СССР роман распространялся нелегально и не был подвергнут официальной критике. По воспоминанием жены писателя Ольги Зиновьевой, многие знакомые перестали общаться с Зиновьевыми, прозвучало обвинение в «доносе на советскую интеллигенцию». Напряженному отношению посодействовали узнаваемые образы персонажей, в которых многие из среды Зиновьева узнавали себя в нелестном виде. Среди поддержавших роман были Петр Капица, Эрнст Неизвестный и Надежда Мандельштам[4].

В первой русскоязычной рецензии Раиса Лерт описывала чтение книги как тяжелый процесс, от которого невозможно оторваться. «Вся книга есть не что иное, как страстное рыдание интеллекта, вопль удушаемого мозга, насилуемой и растлеваемой мысли <…>гнев самой мысли против бессмыслицы». Лерт отмечает, что несмотря на то, что незнакома с прототипами персонажей книг, они узнаются как «социальный слой». Рассуждая о крайнем пессимизме Зиновьева, она подытоживает рецензию выводом: книга «учит полузабытому искусству: мыслить — и не соглашаться»[10].

Петр Вайль и Александр Генис в рецензии «Заговор против чувств», отмечая уникальность книги, невозможность поставить её в ряд других произведений, описывают её как Энциклопедию, «трактат социологических знаний о коммунизме». Авторы отмечают, что главная идея книги: людям свойственно жить при коммунизме, коммунизм естественен для человечества. Ибанск же преподносится как одновременно тупик и окончательный выход «из всех затруднений прошлой истории». Произведение сравнивается с учебником и пособием по программированию, где автора интересует не художественная правда, а достоверность излагаемой теории[11].

Дмитрий Юрьев в статье «Сияющая бездна» критикует книгу за скучность, однообразный и примитивный по формам юмор, злоупотребление намеками и передразниваниями. Также критика подверглась композиция романа: «структурная сложность обеспечивается механическим перемешиванием нескольких параллельных сюжетов». Тем не менее Юрьев отмечает мужество автора, объективную честность наблюдателя:«Школа Зиновьева была школой логики, наблюдательности, иронии, но прежде всего — школой интеллектуального мужества»[12].

Философ Карл Кантор назвал книгу «сияющей высотой словесности». Главной проблематикой книги он называет проблему свободы личности и противостояние её обществу, изображенному как Ибанск. Он отмечает двойственные роли персонажей книги: Мыслитель выполняющий функцию философа — эрудит-компилятор, противопоставленный настоящему мыслителю — Шизофренику; представитель официального искусства Художник противопоставлен гению Мазиле и т. д. Трагический герой произведения, выступающий под масками Болтуна, Крикуна, Шизофреника, по Кантору, традиционный для русской литературы «лишний человек», лишенный возможности приносить пользу обществу[6][13].

Славист Вольфганг Казак характеризуя прозу Зиновьева как однообразное разоблачение коммунистический строя и общества, критикует отсутствие в «Высотах» сквозного сюжета, схематичность персонажей и многочисленные непристойности[14].

Андрей Фурсов находит исторических предшественников Зиновьева в Аввакуме, Льве Толстом и Платонове. По его мнению, Зиновьев доводит линию противоречия «индивид — система» до абсолюта. Коммунизм в «Зияющих высотах» мертв, так как такой строй бесперспективен[15].

Писатель Леонид Бородин дал негативную оценку книге, отметив популярность её у специфической публики. На его взгляд, книга пропитана отвращением к своей стране и к народу и «не что иное, как взгляд на Россию глазами ибанца и на потеху прочим ибанцам положенный на бумагу».[16]

Писатель Эдуард Лимонов дал крайне негативную оценку книге: «Сил не было пробиваться через унылых персонажей с глупыми кличками, через их разговоры, от которых можно было сделаться импотентом в самый короткий срок», признавая, правда, что книга оказалось не у того читателя. В Зиновьева он видит публициста не сумевшего войти в литературу, а книгу не более чем полемикой с советской властью[17].

Писатель Дмитрий Быков в лекции посвященной книге называл её «не самым легким» чтением, пародией на трактат и науку, которая ничего не изучает, направленную не на Россию, а на интеллигенцию, обслуживающую режим либо квазиопозиционную. «Первые пять фраз смешно, следующие пять — скучно, а потом эта скука начинает переходить в какое-то новое качество.<…>Когда этого много, это скучно, когда этого очень много, это величественно, вы начинаете понимать вот эту дурную бесконечность. И ощущение сортиров в смеси с марксизмом-ленинизмом, дурной физиологией и дурной философией, оно, наверное, точнее всего отражает тогдашнее советское самоощущение. Но это дико печальная книга»[18].

Публицист Дмитрий Пучков называл «Зияющие высоты» любимой книгой, оказавший на него самое сильное впечатление[19].

Награды и премии[править | править код]

Издания[править | править код]

На русском языке[править | править код]

  • Александр Зиновьев. Зияющие высоты. — Lausanne: L'Age d'homme, 1976.
  • Александр Зиновьев. Зияющие Высоты. — М.: Независимое Издательство «ПИК», 1990. — Т. 1.
  • Александр Зиновьев. Зияющие высоты : Отрывки из книги // Октябрь. — 1991. — № 1 (январь). — С. 36—97. — ISSN 0132-0637.
  • Александр Зиновьев. Зияющие высоты // Собрание сочинений : В 10 т.. — М., 1999. — Т. 1. — ISBN 5-93494-003-1.
  • Александр Зиновьев. Зияющие высоты. — Москва: Эксмо, 2008. — ISBN 978-5-699-22857-7.
  • Александр Зиновьев. Зияющие высоты. — Москва: АСТ: Астрель, 2010. — ISBN 978-5-17-065582-3.

На иностранных языках[править | править код]

  • Alexandre Zinoviev. Les Hauteurs béantes. — Lausanne: L'Age D'Homme, 1977.
  • Aleksandr Zinov’ev. Cime Abissali. — Milano: Adelphi Edizioni, 1977. — Vol. I.
  • Aleksandr Zinov’ev. Cime Abissali. — Milano: Adelphi Edizioni, 1977. — Vol. II.
  • Alexandr Zinoviev. Cumbres Abismales. — Madrid: Ediciones Encuentro, 1979.
  • Alexander Zinoviev. The Yawning Heights. — London: The Bodley Head, 1979.
  • Alexander Zinovjev. Gapande höjder. — Stockholm: Coeckelberghs, 1980. — Vol. 1.
  • Alexander Zinovjev. Gapande höjder. — Stockholm: Coeckelberghs, 1980. — Vol. 2.
  • Aleksandr Zinovjev. Gepende Hoogten. — Amsterdam: Meulenhoff/De Arbeiderspers, 1981.
  • Alexander Sinowjew. Gähnende Höhen. — Zürich: Diogenes Verlag AG, 1981.
  • Aleksander Zinovjev. Gapende høyder. — Aventura, 1982.
  • Александар Зиновјев. Зјапеће висине. — Београд: Наш дом, 2007.

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Раиса Лерт. Подступы к «Зияющим высотам» : Опыт ненаучного анализа // Третья волна. — 1978. — № 3—4 (апрель).
  • Петр Вайль, Александр Генис. Заговор против чувств (А. Зиновьев)) // Современная русская проза. — Эрмитаж, 1982. — ISBN 0-938920-28-6.
  • Карл Кантор. Сияющая высота словесности : О сатирико-дифирамбическом, трагико-комическом, эпико-лирическом и художественно-научном произведении «Зияющие высоты» и о его авторе Александре Александровиче Зиновьеве // Октябрь. — 1991. — № 1. — ISSN 0132-0637.
  • А.А. Грицанов. Зияющие высоты // Социология: Энциклопедия / Сост. А. А. Грицанов, В. Л. Абушенко, Г. М. Евелькин, Г. Н. Соколова, О. В. Терещенко. — Минск : Интерпрессервис; Книжный Дом, 2003. — ISBN 985-428-619-3.
  • Казак Вольфганг. Зиновьев // Лексикон русской литературы XX века. — Москва: РИК «Культура», 1996.
  • Александр Зиновьев. Русская судьба, исповедь отщепенца. — Центрполиграф, 1999. — ISBN 5-227-00470-6.
  • Дмитрий Юрьев. Сияющая бездна // Новый мир. — 1999. — № 11.
  • Андрей Фурсов. О великом вопрекисте // Феномен Зиновьева : Жизнебытийный эксперимент и творчество А. А. Зиновьева в контексте социальной теории и русской истории. — Современные тетради, 2002. — ISBN 5-88289-200-7.
  • Люциан Суханек. Метафора системы. О романе «Зияющие высоты» Александра Зиновьева // Десять лучших русских романов XX века: Сб. статей.. — Луч, 2004. — ISBN 5-88915-005-7.
  • Ольга Зиновьева. Александр Зиновьев: творческий экстаз // Феномен Зиновьева. — «Современные тетради», 2002. — ISBN 5-88289-200-7.
  • Карл Кантор. «Мистерия-Буфф» Александра Зиновьева // Феномен Зиновьева. — Современные тетради, 2002. — ISBN 5-88289-200-7.
  • Леонид Бородин. Без выбора. Автобиографическое повествование. — Молодая гвардия, 2003. — ISBN 5-235-02629-2.
  • М. П. Лепехин. Зиновьев Александр Александрович // Русская литература ХХ века. Прозаики, поэты, драматурги. — ОЛМА-ПРЕСС Инвест, 2005. — ISBN 5-94848-245-6.
  • Гусейнов А. А. ЗИНОВЬЕВ // Большая российская энциклопедия. Том 10.. — М.: БРЭ, 2008. — С. 493—495.
  • Эдуард Лимонов. Зияющие высоты. Александр Зиновьев // Книга мертвых-2. Некрологи. — Лимбус Пресс, 2010. — ISBN 978-5-8370-0611-1.
  • Е. В. Комовская. Жанр социологического романа в творчестве А.А. Зиновьева. — Брянск, Полиграм Плюс. — 2014. — ISBN 978-5-906754-00-4.
  • Фокин П. Е. Александр Зиновьев: Прометей отвергнутый. — М.: Молодая гвардия, 2016. — 749 с. — (ЖЗЛ). — 3000 экз. — ISBN 978-5-235-03928-5.
  • Дмитрий Быков. Александр Зиновьев «Зияющие высоты», 1976 год. tvrain.ru (3 июня 2017). Проверено 1 декабря 2018.
  • Schwab, Claude. Alexandre Zinoviev. Résistance et lucidité. — Lausanne: L'Âge d’homme, 1984.