Злокачественная гипертермия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Злокачественная гипертермия
PBB Protein RYR1 image.jpg
Мутации в гене RYR1 обнаруживают при злокачественной гипертермии
МКБ-10 T88.388.3
МКБ-10-КМ T88.3
МКБ-9 995.86995.86
МКБ-9-КМ 995.86[1][2]
OMIM 145600
DiseasesDB 7776
MedlinePlus 001315
MeSH D008305

Злокачественная гипертермия (ЗГ, злокачественная гиперпирексия)[3] — редкое жизнеугрожающее фармакогенетическое заболевание. Криз ЗГ возникает во время или после общей анестезии при воздействии определенных препаратов, называемых препаратами-триггерами. К ним относят все галогенсодержащие ингаляционные анестетики и деполяризующий миорелаксант сукцинилхолин. У предрасположенных к ЗГ лиц эти препараты могут вызвать резкое и неконтролируемое повышение окислительного метаболизма для обеспечения непрекращающегося сокращения скелетных мышц, что повышает потребность организма в кислороде, образование углекислого газа и температуру тела. В дальнейшем грубые метаболические и электролитные нарушения быстро приводят к рабдомиолизу, полиорганной недостаточности и смерти при отсутствии лечения.

Эпидемиология[править | править код]

По данным различных источников, заболеваемость ЗГ составляет 1:10000-1:220000 общих анестезий у взрослых и 1:3000–15000 анестезий у детей[4]. Частота встречаемости мутаций, ответственных за ЗГ, может достигать 1:3000[3].

Этиология[править | править код]

Злокачественная гипертермия наследуется аутосомно-доминантно. Чаще всего причиной является дефект гена, кодирующего рианодиновый рецептор 1 типа (RyR1 - (кальциевый канал саркоплазматического ретикулума) и расположенного на длинном плече 19-й хромосомы (19q13.1)[5]. Более 25 мутаций этого гена связаны с ЗГ. Однако существуют и другие мутации, ответственные за предрасположенность к ЗГ.

Провоцируют развитие криза ЗГ галогенсодержащие ингаляционные анестетики (например, галотан, десфлуран, изофлуран, севофлуран) и деполяризующий миорелаксант сукцинилхолин.

Патогенез[править | править код]

Препараты-триггеры переводят кальциевый канал саркоплазматического ретикулума в стабильно открытое состояние, что приводит к непрекращающемуся выбросу кальция, вызывая стойкое генерализованное мышечное сокращение[6]. В результате в мышцах возникает истощение запасов энергии, заключенной в АТФ, увеличивается потребление кислорода, повышается образование углекислого газа и тепла. Истощение аэробного пути получения энергии запускает анаэробный метаболизм, что приводит к накоплению лактата и ацидозу. В итоге мышечные волокна гибнут, высвобождая в кровь калий, миоглобин и креатинфосфокиназу. Гиперкалиемия может привести к нарушениям ритма сердца, миоглобинурия — к повреждению почек[7].

Клиническая картина[править | править код]

Первые симптомы ЗГ проявляются как во время анестезии, так и после нее. К ранним признакам заболевания относятся быстрый рост уровня СО2 в выдыхаемом воздухе или тахипноэ, тахикардия, гипертермия, цианоз и генерализованная мышечная ригидность.

Диагностика[править | править код]

Галотан-кофеиновый контрактурный тест — золотой стандарт диагностики ЗГ[8]. В настоящее время в России он недоступен.

Лечение[править | править код]

Дантролен — единственный специфический препарат, способный остановить криз ЗГ. Блокируя непосредственно рианодиновые рецепторы 1 типа, он оказывает миорелаксирующее действие[9]. В России препарат не зарегистрирован.

Прогноз[править | править код]

Применение дантролена позволило снизить летальность при ЗГ с 80% до менее чем 5%[3].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Disease Ontology release 2019-04-18 — 2019-04-18 — 2019.
  2. Monarch Disease Ontology release 2018-06-29sonu — 2018-06-29 — 2018.
  3. 1 2 3 Rosenberg H, Davis M, James D, Pollock N, Stowell K (2007). “Malignant hyperthermia”. Orphanet J Rare Dis. 2: 21. DOI:10.1186/1750-1172-2-21. PMC 1867813. PMID 17456235.
  4. Kim DC (Nov 2012). “Malignant hyperthermia”. Korean J Anesthesiol. 63 (5): 391–401. PMID 3506847. Текст "doi:10.4097/kjae.2012.63.5.391 " пропущен (справка); Используется устаревший параметр |month= (справка)
  5. MacLennan DH (August 1992). “The genetic basis of malignant hyperthermia”. Trends Pharmacol. Sci. 13 (8): 330—4. PMID 1329295. Используется устаревший параметр |month= (справка)
  6. McCarthy EJ (2004). “Malignant hyperthermia: pathophysiology, clinical presentation, and treatment”. AACN Clin Issues. 15 (2): 231—7. PMID 15461040.
  7. http://www.mhaus.org/malignant-hyperthermia-healthcare-professionals/mhaus-faqs-healthcare-professionals/what-is-malignant-hyperthermia (недоступная ссылка) MHAUS
  8. Litman RS, Rosenberg H (June 2005). “Malignant hyperthermia: update on susceptibility testing”. JAMA. 293 (23): 2918—24. DOI:10.1001/jama.293.23.2918. PMID 15956637. Используется устаревший параметр |month= (справка)
  9. Krause T, Gerbershagen MU, Fiege M, Weisshorn R, Wappler F (April 2004). “Dantrolene--a review of its pharmacology, therapeutic use and new developments”. Anaesthesia. 59 (4): 364—73. DOI:10.1111/j.1365-2044.2004.03658.x. PMID 15023108. Используется устаревший параметр |month= (справка)