Золотой запас Российской империи

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Золотой запас Российской империи — находившееся в государственной собственности Российской империи в хранилищах финансовых ведомств Казначейства и Госбанка золото в виде российской и иностранной монеты (в том числе XVIII, XIX и XX веков), кружков без аверса и реверса, полос, слитков, а также золотых самородков из хранилищ СПб Горного института.

В 1914 году (перед началом Первой мировой войны) золотой запас России был крупнейшим в мире[1].

Предыстория[править | править код]

Единицы измерения[править | править код]

До августа 1914 года (начала Первой мировой войны) в Российской империи действовал золотой стандарт. Один рубль содержал 0,774235 г золота, соответственно 1 миллион рублей представлял собой 774 кг золота. В 1913 году курс рубля по отношению к другим валютам был 9,46 рубля за фунт стерлингов, 1,94 рубля за доллар США, 0,46 рубля за немецкую марку, 0,37 рубля за французский франк.

Золотой запас во время Первой мировой[править | править код]

В начале Первой мировой войны золотой запас России был самым крупным в мире и составлял 1 миллиард 695 миллионов рублей (1311 тонн золота, более 60 миллиардов долларов по курсу 2000-х годов).

В течение войны значительные суммы золотом были отправлены в Англию в качестве гарантии военных кредитов. В 1914 году через Архангельск в Лондон было отправлено 75 млн рублей золотом (8 млн фунтов). В пути корабли конвоя (крейсер Drake и транспорт Mantois) получили повреждения на минах и этот путь был признан опасным. В 1915—1916 годах 375 млн рублей золотом (40 млн фунтов) было отправлено по железной дороге во Владивосток, а затем на японских военных кораблях перевезено в Канаду (часть Британской империи) и помещено в хранилища Банка Англии в Оттаве. В феврале 1917 тем же путём через Владивосток было отправлено ещё 187 миллионов рублей золотом (20 млн фунтов). Эти суммы золотом стали гарантией английских кредитов России для закупки военного снаряжения на сумму соответственно 300 и 150 млн фунтов стерлингов.

Итого, к моменту захвата банков большевиками, с учётом золота, добытого во время войны, золотой запас России составлял 1101 миллион рублей, или 852,5 тонны золота.[2][3]

С началом Первой мировой войны встал вопрос о сохранности государственного золотого запаса Российской империи, находившегося в Петрограде. Для гарантии сохранности была запланирована эвакуация государственных сокровищ.

Эвакуация началась в начале 1915 года. Из Петрограда ценности вывезли поездом в Казань и Нижний Новгород.

После Февральской революции туда же перевезли ещё и золото из других городов: Воронежа, Тамбова (в мае 1918 года в Казань прибыло золото, хранившееся в Тамбовском отделении Госбанка), Самары (в июне 1918 года), Курска, Могилева и Пензы. В итоге в Казани сосредоточилось более половины золотого запаса Российской империи.

Буквально за несколько дней до Октябрьской революции золото в слитках на сумму 5 млн рублей было погружено в поезд «особого назначения» и направлено через Петроград и Финляндию в Стокгольм, шведский Рикс-банк.

Золото в руках большевиков[править | править код]

После революции золото досталось захватившим власть в стране большевикам. Дополнительно к резервам Государственного банка около 200 т золота было изъято у населения в ходе тотальных конфискаций 1918‑1922 гг.[2]

Большая часть этих ценностей была использована руководством РСДРП(б) и РКП (б) для удержания власти и создания партийных резервов за границей.

Расплата по мирным договорам[править | править код]

В соответствии с 3-й статьей Русско-германского добавочного (к Брест-Литовскому) договора и приложенному к нему финансовому соглашению, подписанному в Берлине 27 августа 1918 г. представителями Советской России, с одной стороны, и Центральных держав (Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии) — с другой, РСФСР обязалась выплатить Германии контрибуцию кредитными билетами и золотом (245 564 кг). В сентябре 1918 г. из хранилища золота в бывшем Нижегородском отделении Госбанка России через Москву и Оршу в кладовые Рейхсбанка в Берлине было отправлено два «золотых эшелона», куда было загружено 93 535 кг золота стоимостью 124,835 млн руб.

После подписания Компьенского перемирия Брест-Литовский договор был разорван. По условиям Версальского мирного договора, подписанного Германией, все финансовые последствия Брестского мира аннулировались, а золото, доставленное в Германию из Советской России, по статье 259 Версальского договора переходило под контроль Антанты, хотя его дальнейшая судьба не определялась. Русское золото было доставлено в Банк Франции, где и размещено на хранение. По российско-французскому соглашению об урегулировании взаимных финансовых претензий 1997 года Россия отказалась от требований на золото, оставшееся во Франции, и требований, связанных с интервенцией 1918—1922 годов, и выплатила Франции компенсацию в 400 млн долларов, а Франция отказалась от требований выплаты долга по займам и облигациям царского правительства.

По условиям подписанного 2 февраля 1920 года Тартуского мирного договора между РСФСР и Эстонией, Эстонии было выплачено 11,6 тонн золота на сумму около 15 миллионов рублей.

Согласно советско-литовскому мирному договору, подписанному 12 июля 1920 года, Литве было выплачено 3 миллиона рублей золотом.

Согласно Рижскому мирному договору 1920 года Латвии выплачивалось 4 миллиона рублей золотом.

Согласно Рижскому мирному договору 1921 года Польше должно было быть передано 30 млн золотых рублей, но по разным причинам это постановление договора никогда не было выполнено.

Золотой запас в Казани[править | править код]

По поручению В. И. Ленина главный комиссар Народного банка республики Т. И. Попов в середине июня 1918 г предписал Казанскому отделению Госбанка подготовиться к возможной эвакуации ценностей. 27 июня в разгар работ управляющего Казанским отделением Народного банка Марьина вызвал к себе главком Муравьев. Он обвинил финансовых работников в паникерстве и трусости. Наутро у здания банка встал усиленный наряд из личной охраны Муравьева. В первых числах июля Муравьев попытался захватить власть в Казани и овладеть кладовыми Казанского банка.

27 июля 1918 года Совнарком создал группу по эвакуации золотого запаса из Казани в составе К. П. Андрушкевич (руководитель), Н. В. Наконечный, С. М. Измайлов. Вечером 28 июля 1918 года группа была в Казани. Она имела в своем распоряжении несколько барж и пароходов, снаряжённых в Нижнем Новгороде. Предстояло вывести около 80 тысяч пудов драгоценностей. Были ускорены работы по прокладке подъездных путей от банка до пристани, налаживался транспорт, велась проверка упаковки золота. Для охраны золота в пути был сформирован конвой из 20 человек во главе с членом ревкома комиссаром финансов Казанского Совета А. И. Бочковым.

В августе 1918 года хранившие в Казани золотой запас Российской империи большевики приняли решение эвакуировать золото из города, однако стремительность атаки Казани Каппелем смешала планы советского руководства, которому удалось вывезти из Казани всего 4,6 тонны золота (100 ящиков). След этих денег потерян, установил историк-исследователь А. Г. Мосякин[2].

Золото, взятое Каппелем при штурме Казани[править | править код]

Телеграмма Каппеля Чечеку о взятии Золотого запаса России

Казань штурмовали добровольцы

Генерального штаба полковника В. О. Каппеля, чешские части под командованием Й. Швеца, К. Кутлвашера и русского капитана Степанова. На их сторону неожиданно для красных перешли бойцы Сербского батальона майора Благотича, ударившие во фланг красным латышским стрелкам, переброшенным накануне на оборону города.

Уже к полудню 7 августа 1918 года отрядом полковника Каппеля Казань была полностью освобождена от бойцов Латышского 5-го Земгальского полка, защищавшего город вместе с другими красными отрядами. Полковник Каппель докладывал в телеграмме полковнику С. Чечеку: «Трофеи не поддаются подсчёту, захвачен золотой запас России в 650 миллионов…[4]». Кроме того, из казанской части Золотого запаса Российской империи белым достались 100 млн рублей кредитными знаками, слитки золота, платины и другие ценности. Впоследствии полковник Каппель сделал всё, чтобы вовремя вывезти Золотой запас России из Казани и сохранить его для Белого дела.

Захваченную в Казани часть золотого и серебряного запаса Российской империи и в количестве более чем пятисот тонн золота и не менее 750 ящиков серебра на пароходах под охраной отправили в Самару — столицу КОМУЧа. Из Самары золото на некоторое время перевезли в Уфу, а в конце ноября 1918 года золотой запас Российской империи был перемещён в Омск и поступил в распоряжение правительства адмирала Колчака.

Золото было размещено на хранение в филиале Госбанка.

В мае 1919 года группа сотрудников банка начала пересчёт золота. На всех ящиках были проверены пломбы и печати, после чего актом от 10 мая 1919 г. было установлено, что всего в Омске находилось золото на сумму 651 532 117 руб. (505 тонн)[2]. Кроме того, здесь хранилось золото, не включённое в государственный запас — золотые части приборов, принадлежащие Главной палате мер и весов.

31 октября 1919 года золотой запас под усиленной охраной офицерского состава был погружён в вагоны. Золото и охрану разместили в 40 вагонах, ещё в 12 вагонах находился сопровождающий персонал. Транссибирская магистраль на всём протяжении от Ново-Николаевска (ныне Новосибирск) до Иркутска контролировалась чехами, отношение которых к адмиралу сильно ухудшилось после разгона Уфимской директории и последовавших за этим репрессий. К тому же главной задачей чехов была собственная эвакуация из России. Только 27 декабря 1919 года штабной поезд и поезд с золотом прибыли на станцию Нижнеудинск, где представители Антанты вынудили адмирала Колчака подписать приказ об отречении от прав Верховного правителя России и передать эшелон с золотым запасом под контроль Чехословацкого корпуса. 15 января 1920 года чешское командование выдало Колчака эсеровскому Политцентру, который уже через несколько дней передал адмирала большевикам. 7 февраля чехословаки возвратили советским властям 409 млн рублей золотом в обмен на гарантии беспрепятственной эвакуации корпуса из России.

Народный комиссариат финансов РСФСР в июне 1921 года составил справку, из которой следует, что за период правления адмирала Колчака золотой запас России сократился на 235,6 миллионов рублей, или на 182 тонны. В некоторых ящиках, где некогда хранились золотые слитки, были обнаружены кирпичи и камни. На закупку вооружения и обмундирования для Российской армии Верховный Правитель потратил 68 миллионов рублей. 128 миллионов рублей были им размещены в зарубежных банках, их дальнейшая судьба остаётся неясной.

Ещё 35 миллионов рублей из золотого запаса пропало уже после передачи его большевикам, при перевозке из Иркутска в Казань.[5]

Пропавшее золото теперь ищут кладоискатели-любители множества городов от Иркутска до Петропавловска (Северный Казахстан), где, однако, по утверждениям некоторых историков его и быть не могло.[6]

Золото в руках Чехословацкого легиона[править | править код]

В Казани по предварительным данным было захвачено более 657 миллионов рублей золотом. Это золото было перевезено в Самару, а потом, под охраной Чехословацкого корпуса, отправлено из Самары в Омск. При переучёте в Омске обнаружился только 651 миллион рублей. Некоторые историки на этом основании утверждают, что недостающие 6 миллионов были украдены чехами. Кроме того существует расхождение в 4-5 миллионов рублей между суммой, оставшейся у Колчака после закупки оружия, и суммой, полученной большевиками в Иркутске.[7] По одной из версий, эти 4-5 миллионов тоже украли чехи, когда золото снова оказалось под их охраной на пути из Омска в Иркутск. В поддержку этой версии приводится переписка руководителей чешской армии и государства, в частности, существовавшее, по утверждению владивостокского краеведа Буякова, секретное письмо Бенеша командованию легиона, в котором он выражает заинтересованность в «закупке золота и других драгоценных металлов».[5] Ещё одним основанием для этой версии служит то, что вернувшиеся на родину легионеры основали собственный банк — «Легиабанк», ставший одним из крупнейших банков Чехословакии.[8] Однако, по уточнённым данным, пропавшего колчаковского золота не могло хватить для основания банка.[9]

Бывший заместитель министра финансов в правительстве Колчака Новицкий в 1921 году в публикации в лондонском русскоязычном журнале утверждал, что чехи присвоили 63 миллиона рублей. Представители оппозиционных немецких партий в довоенном парламенте Чехословакии обвиняли правительство в краже 36 российских миллионов. Ни цифры Новицкого, ни цифры немецких партий не подтверждаются документами и не поддерживаются серьёзными историками.[10]. По современным данным сумма, примерно соответствующая 63 миллионам, была тайно переведена министерством финансов на счета доверенных лиц белого движения за границей, чтобы обезопасить золото от возможной конфискации его большевиками.

В связи с вопросом русского золота в Чехословакии иногда отмечается[11], что после Гражданской войны чешское правительство пригласило в страну несколько тысяч российских эмигрантов и активно помогало им материально. Только с 1921 по середину 1927 года на их поддержку было выделено 489 миллионов крон[12] (приблизительно 170 миллионов долларов) — то есть значительно большая сумма, чем та, которую легионеры могли вывезти из Сибири даже по самым смелым оценкам.

Золото атамана Семёнова[править | править код]

Атаман Семёнов

В сентябре 1919 в Чите атаманом Семёновым был захвачен эшелон с 42 миллионами рублей «колчаковского» золота. Из них 29 миллионов Семёнов потратил на нужды своей армии и правительства, расчёты с поставщиками и местным населением, в том числе и на выплату заработной платы железнодорожникам и другим служащим госучреждений.

В марте 1920 года в порту Дальний атаман Семёнов передал японской стороне 33 ящика с золотыми монетами (порядка 1,5 тонны). По информации посольства Японии в России[13] деньги были помещены на депозит в банк Тёсэн Гинко. 1 млн 400 тыс. иен с вышеуказанного депозита в качестве оплаты за продукцию военного назначения были перечислены на счет в банке Ёкохама Сёкин Гинко генералу М. П. Подтягину, который являлся военным атташе Дальневосточной армии при посольстве России в Токио. В 1922—1929 годах в японских судах рассматривался спор между Семёновым и Подтягиным о том, кому из них должны быть возвращены примерно 1 млн 60 тыс. иен, которые остались после произведённых выплат.

В ноябре 1920 года начальник снабжения семёновской Дальневосточной армии генерал-майор Павел Петров передал под расписку на временное хранение начальнику японской военной миссии полковнику Исомэ 20 ящиков с золотой монетой и 2 ящика со слитками на сумму 1,2 миллиона рублей. Впоследствии это золото так и не было возвращено японцами Петрову, хотя он много раз пытался его вернуть.

В 1934 году Петров подал иск в токийский суд на министерство обороны Японии. Продолжавшийся до 1940 суд был фактором внутренней японской политики, в судебном деле Петрова поддерживали японские либералы, которые таким образом хотели уменьшить политическое значение военных из Квантунской армии. Наконец в 1940 году суд вынес решение против Петрова. Суд указал, что хотя факт получения золота японцами установлен, но, поскольку Дальневосточная армия Семёнова больше не существует, то Петров является частным лицом и не может быть правопреемником Российской империи и Романовых, которым изначально принадлежало золото.

В японской печати высказывалось мнение, что кроме упомянутых выше сумм какое-то количество золота, захваченное японскими войсками в Сибири, было скрыто японскими офицерами от японского правительства и присвоено ими в личную собственность, пошло в секретные фонды армейской разведки и на подкуп чиновников и членов парламента в Токио.[14]

Растрачивание золотого запаса большевиками[править | править код]

После всех известных событий и перипетий, связанных с «золотом Колчака», его остаток был доставлен в мае 1920 г. из Иркутска в Казань. Сумма составила 409 625 870 руб. Это 317,5 т чистого золота, которое было зачислено на баланс Центрального бюджетно-расчетного управления Наркомфина[2].

Помимо этого, в начале 1920 г. в распоряжении правительства В. И. Ленина находилось золото на сумму около 550 млн руб.

Итого полученный большевиками золотой запас Российской империи в это время сохранился на две трети и оценивался в 960 млн руб., что эквивалентно 743,3 т чистого драгметалла. Однако по архивным документам, недавно найденным Александром Мосякиным, 9 ноября 1920 г. золотой запас РСФСР составлял уже 546 196 180 руб., что эквивалентно 422,9 т чистого золота, плюс в распоряжении большевиков было румынское золото на сумму 117,9 млн руб. (91,3 т).

К 1 сентября 1921 года золотой запас РСФСР «усох» до 73 520 849 руб (56,9 т). Большевики также израсходовали румынское золото на 12,6 млн руб.

В 1920—1921 годах 5 млн золотых рублей было выделено как помощь «кемалевской» Турции, ведшей войну с Антантой.

Формирование золота партии[править | править код]

Всего за 10 месяцев 1921 года из Советской России на Запад было вывезено золота на сумму 485,3 млн руб. (375,7 т), из них только четверть израсходовали на закупки зерна, паровозов, снаряжения для Красной армии и пр., а основная масса золота легла на секретные партийные счета в западных банках. Отвечал за эти сверхсекретные операции уполномоченный Политбюро ЦК РКП(б) по золотовалютным операциям за границей Максим Литвинов. Выступая в апреле 1928 года в Москве на 3-й сессии ЦИК, Литвинов признал: «В 1921 году я состоял главным уполномоченным СНК по валютным операциям и по реализации нашего золота за границей. Я находился в Ревеле и через мои руки прошло несколько сот миллионов рублей нашего золота, проданного мною за границу. Бóльшая часть этого золота была продана мною непосредственно или через разных посредников крупным французским фирмам, которые это золото переплавляли не то во Франции, не то в Швейцарии, откуда это золото находило свое последнее убежище в кладовых американского резервного банка»[15]. Так формировалось «золото партии» на случай потери большевиками власти. Вследствие этого, к началу 1922 года свободные от обязательств золотовалютные резервы РСФСР, с учётом румынского золота, составляли всего лишь 107,7 млн руб. (83,5 т)[2].

Паровозная афера вместо хлеба[править | править код]

Основная статья: Паровозная афёра

Двести миллионов золотых рублей было потрачено большевиками в начале 1920-х годов на закупку паровозов в Швеции и Англии по многократно завышенным ценам. Организовал сделку по поручению Троцкого видный большевик и инженер-железнодорожник Ю. В. Ломоносов, назначенный уполномоченным Совета народных комиссаров по железнодорожным заказам за границей. Несмотря на наличие собственных 9 заводов, ранее выпускавших паровозы (из них крупнейшими были Харьковский, Луганский и Коломенский, с объемом выпуска в 1915 году соответственно 207, 150 и 132 единицы)[16], 5 ноября 1920 года Декретом СНК была учреждена Российская железнодорожная миссия. Она заплатила шведской компании Нидквист и Хольм 200 млн золотых рублей,[17] причём львиная доля этих денег была потрачена на создание производственных мощностей, так как выбранная Ломоносовым компания ранее выпускала не более 40 паровозов в год. По контракту требовалось поставить Советской России из Швеции 1000 паровозов, причем при отказе от поставок Россия должна была выплатить производителю неустойку, чем шведская сторона и воспользовалась, реально поставив 500 локомотивов[17].

Во время голода 1921 года Советская Россия ввезла паровозов на 124,3 млн рублей, продуктов мукомольного производства — на 92,6 млн. В натуральном выражении импорт муки, крупы и зерна в 1921—1922 годах составил около миллиона тонн, что в пересчете на 25 млн голодающих дает 40 кг хлеба на человека. На «паровозные» деньги можно было закупить по 10 пудов (160 кг) хлеба на человека[17].

Монеты, составлявшие золотой запас империи[править | править код]

Фильмография[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Золото. Золотой запас Российской Империи
  2. 1 2 3 4 5 6 Мосякин, А.Г. Судьба золота в Российской империи в срезе истории. 1880—1922. — Историческое расследование. — Москва: КМК, 2017. — 657 с. — ISBN 978-5-9500220-7-4.
  3. J. D. Smele Europe-Asia Studies, Vol. 46, No. 8, Soviet and East European History. (1994), pp. 1317—1347.
  4. Каппель и каппелевцы. 2-е изд., испр. и доп. М.: НП „Посев“, 2007 ISBN 978-5-85824-174-4, с.139
  5. 1 2 Владлен Сироткин Зарубежное золото России Олма-Пресс, 1999
  6. Золото Колчака в Петропавловске. Клад, которого не было (рус.)  (неопр.) ?. Петропавловск News. Дата обращения 29 июля 2019.
  7. ПОЛИТ.РУ \ ИССЛЕДОВАНИЯ \ Деньги для Белого дела
  8. Суханов Ан. Тайна «золотого эшелона». — «Modus Vivendi», № 14/15 сент. 1995
  9. Радиостанция «Эхо Москвы» / Передачи / Не так / Суббота, 17.09.2005: Олег Будницкий
  10. Деньги русской эмиграции. Колчаковское золото 1918—1957, Олег Будницкий, НЛО, 2008
  11. Первая волна русской научной эмиграции в Чехословакии Архивная копия от 27 сентября 2007 на Wayback Machine
  12. Документы парламента Чехословакии (на чешском)
  13. О проблеме золота, принадлежавшего Российской империи (недоступная ссылка)
  14. ЯПОНЦЫ И РУССКОЕ ЗОЛОТО
  15. 3-я сессия ЦИК Союза ССР 4-го созыва (апрель 1928 г.). — Стенографический отчет. — Москва: Госиздат, 1928. — С. 792—793.
  16. Раков, Виталий Александрович. Локомотивы отечественных железных дорог (1845-1955) / Зубкович Е.М. — 2-е издание. — Москва: Транспорт, 1995. — 564 с. — ISBN 5-277-00821-7.
  17. 1 2 3 Иголкин, Александр. У истоков советской коррупции: «ленинские паровозы». АРГУМЕНТ (12 января 2012). Дата обращения 4 октября 2019.

Литература[править | править код]

  • Каппель и каппелевцы. 2-е изд., испр. и доп. М.: НП «Посев», 2007 ISBN 978-5-85824-174-4
  • William Clarke. = The Lost Fortune of The Tsars. — London: Orion Books, 1994. — 390 p.
  • Сироткин В. Г. Золото и недвижимость России за рубежом. М.: Международные отношения. 1997. — 283 стр. — ISBN 5-7133-0922-3
  • Катасонов В. Ю. Золото в экономике и политике России. М.: Анкил. 2009. — 286 стр. — ISBN 978-5-86476-288-2
  • Мосякин А. Г. Судьба золота Российской империи в срезе истории. 1880—1922. — М.: Товарищество научных изданий КМК. 2017. — 657 стр., 24 вкл. — ISBN 978-5-9500220-7-4
  • Барк П. Л. Воспоминания последнего министра финансов Российской империи. 1914—1917. В 2 т. Т. 1 / вступ. ст. и коммент. С. В. Куликова. — М.: Кучково поле; Мегаполис, 2017. — 293 с.

Ссылки[править | править код]