Илия (Карам)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Митрополи́т Илия́ (араб. المطران ايليا‎, в миру Салим Насиф Карам, араб. سليم نصيف كرم‎; род. 8 мая 1903, Бхамдун, Ливан — 11 апреля 1969, Эль-Хадат) — епископ Антиохийской Православной Церкви, с 1935 года — митрополит Библский и Ботрисский, ипертим и экзарх Гор Ливанских[1].

Биография[править | править код]

Факты биографии, подтверждённые документально, — крайне скудны и отрывочны; некоторые сведения, как, например, о дате рождения противоречивы в разных источниках. Родитель будущего митрополита был торговцем, владевшим каменоломней.

Известно, по свидетельству родственников, что 10-и лет Салим окончил начальную школу, где изучал арабский и французский языки.

12 марта 1918 года стал иподиаконом Антиохийского патриарха Григория IV (Хаддада).

В 1921 году поступил в Духовную семинарию при монастыре Баламанд в Северном Ливане, которую окончил в 1923 году.

5 августа 1923 года рукоположён во диакона Патриархом Григорием IV в Дамаске; в декабре направлен к митрополиту Бейрутскому Герасиму (Массара) по просьбе последнего.

6 августа 1926 года возведён в сан архидиакона Бейрутской епархии; в 1930 года — архимандрита.

В начале 1930-х годов — представитель Антиохийской церкви при Сербском Патриархе, где завязал знакомства со многими деятелями Русской Зарубежной Церкви.

Епископ Илия (справа) на присуждении титула почётного доктора богословия Сербского богословского факультета Белградского университета митрополиту Антонию (Храповицкому)

13 января 1935 года в кафедральном соборе Дамаска хиротонисан в митрополита Библского и Ботрисского (епархия Жбейля и аль-Батруна).

Присутствовал в 1935 году на торжествах в Белграде по случаю 50-летия священнослужения митрополита главы РПЦЗ Антония (Храповицкого).

В ходе Второй мировой войны «переориентировался» на безоговорочную поддержку Московской Патриархии и немало способствовал созданию имиджа СССР как страны, где никогда не было и не могло быть религиозных гонений.

Первая поездка митрополита Илии в СССР, согласно имеющимся документам, состоялась в ноябре — декабре 1947, по приглашению Московского Патриархата. Протокольная сторона первых дней визита детально изложена в Журнале Московской Патриархии № 1 за 1948[2] (обещанное на стр. 57 продолжение не последовало). Гость служил во многих храмах Москвы, Ленинграда, Киева и Одессы; получил в дар лично от Патриарха Алексия I, приходов, священников и прихожан множество ценных икон, многие в дорогих окладах. Патриарх писал о госте своей сестре: «Он едет, обремененный подарками. В частности, я ему дал: облачение, митру, белый клобук и икону в жемчугах, большой портрет в раме, чашу, дискос и весь прибор <…> Кроме того, на нём моя шуба (беличья)»[3]. 20 ноября Илия посетил Мавзолей В. И. Ленина.

Чрезвычайно радушная встреча митрополита, судя по рассекреченным в 1990-х документам, объясняется тем, что руководство СССР и Патриархия в тот период находились в процессе подготовки имевших состояться в 1948 празднования 500-летия автокефалии Русской Церкви и приуроченного к нему Совещания Глав Православных Церквей; последнему придавалось большое значение как внешнеполитическому мероприятию, призванному узурпировать лидерство во вселенском православии у Константинопольской кафедры. Древние восточные патриархаты рассматривали сам факт созыва Совещания Московским Патриархом как посягательство на прерогативу Константинополя и не собирались присутствовать на нём на высшем уровне. Караму в его беседах с Патриархом Алексием удалось создать несомненно ложное впечатление, что Антиохийский Патриарх не намерен следовать в фарватере Фанара. Так, в своём письме Председателю Совета по делам РПЦ Г. Г. Карпову от 20 ноября 1947 Патриарх писал: «<…> М[итрополит] Илия вызвался быть нашим официозным (не официальным) посредником между нами и П[атриар]хами греками — и тут, по его мнению, решающим фактором является степень нашей возможности давать им деньги <…> доминирующим мотивом его высказываний является вопрос о материальной помощи: деньгами, богослужебными предметами, парчой, панагиями, крестами, митрами и т. д. Говорили подробно и о подворьях, и о будущем Совещании.»[4]

Второй приезд Карама состоялся в июле 1948 года, в составе делегации на празднование 500-летия автокефалии. На праздничном обеде, данном 15 июля 1948 года Советом по делам Русской Православной Церкви в честь участников Совещания, митрополит Илия провозгласил, поднимая тост, что Православие должно быть сильным и единым, таким, как говорил И. В. Сталин, заявивший, что он хочет «сильного Православия». Зал вздрогнул. «Может быть, Иосиф Виссарионович и не говорил этих слов. Но я, лично, считаю, что только благодаря Сталину обеспечено процветание Русской Православной Церкви и Православия во всем мире»[5].

В августе — сентябре 1954 года сопровождал Антиохийского Патриарха Александра III в его поездке в СССР.

7 марта 1958 года посетил посольство СССР в Ливане и просил о помощи в ремонте пяти храмов епархии, лечении своего брата в СССР и повторил свою просьбу о приглашении его в СССР; в последнем было отказано со ссылкой (в межведомственной переписке) на «приём большого количества церковных делегаций, в том числе и Антиохийской церкви, прибывающих на празднование 40-летия восстановления патриаршества в Русской Церкви»[6]

Летом 1960 года, во время своего визита в СССР[7], участвовал в хиротонии архимандрита Никодима (Ротова) во епископа Подольского.

5-й визит — в 1963 году, во Псков. Поскольку в это время РПЦ подвергалась форменному разгрому (храмы закрывали сотнями и тысячами, а монастыри — десятками), в СССР могли пустить только самого проверенного «свидетеля», который затем бы на весь мир возвещал о «свободе и процветании» религии в правление Н. С. Хрущёва.

В мае 1968 года — в составе делегации Антиохийской Церкви на празднование 50-летия восстановления патриаршества в Русской Церкви.

Скончался 11 апреля 1969 года, в Великую пятницу; похоронен в храме города Бхамдуна, близ Бейрута, где он служил. Во время гражданской войны 1970-х храм был взорван.

Сейчас останки покоятся в домашней церкви при старом городском госпитале. Родственники Илии строят новый храм на месте старого.

Легенды; отзывы очевидцев[править | править код]

В конце 1990-х годов в СМИ, а затем и в монографиях, изданных с благословения видных иерархов Русской православной церкви, получила широкое распространение легенда об особой миссии Илии Карама, связывавшая его имя с Казанской иконой в Князь-Владимирском соборе Ленинграда, его личной встрече с Иосифом Сталиным[8].

Источником легенды, видимо, является протоиерей Василий Швец, встречавшийся с Илиёй в 1963 году во Пскове и изложивший её без каких-либо ссылок на источники в статье «Чудеса от Казанской иконы Божией Матери»; её излагает также Сергей Фомин в книге «Россия перед вторым пришествием»[9]. Свои страницы Василию Швецу для изложения его сведений предоставил журнал «Наука и религия»[10], созданный в 1959 году «для распространения научно-материалистического мировоззрения, борьбы за формирование коммунистических духовных ценностей».

Дкументальных свидетельств встречи Карама с Иосифом Сталиным нет, хотя из переписки между патриархом Алексием и Георгием Карповым, видно, что митрополит просил о таком «свидании» в 1947 году.

Старейший клирик Санкт-Петербургской епархии протоиерей Василий Ермаков, бывший очевидцем приезда Илии Карама в Ленинград, отзывался о нём как о «проходимце, собиравшем и увозившем русское национальное достояние»[11].

Воспоминания митрополита Питирима о половине 1940-х:

Сейчас, говоря о той эпохе, часто упоминают митрополита Гор Ливанских Илию Карама — что он был молитвенником, большим другом России и т. д. Может быть, конечно, и так, только у нас полушутя называли его «грабителем». Увидит икону на аналое: «О, Матерь Божия! Матерь Божия!» — бросается к ней, целует, что-то бормочет на своём языке, — содержание речи сводится к тому, чтобы ему отдали икону. И не откажешь… В Одессе митрополит Борис [Вик] — уж на что умный человек — а имел неосторожность пригласить его к себе в келью — так потом пришлось чуть не все иконы со стенки дарить. Я всё это увидел, когда был ещё восторженным юношей, и впечатление осталось на всю жизнь. Потом, когда бывал на Востоке, видел там множество русских икон — в золотых окладах с драгоценными камнями. Ещё бы! Колчицкий тогда с амвона вещал: «Православные! К нам прибывают восточные Патриархи, которые молятся за нас у своих древних святынь. Вы можете принести им в дар имеющиеся у вас иконы». И понесли, бедные, у кого что ещё оставалось… Всегда говорю, что грехов у меня, конечно, много, но в одном я чист: никогда ни одному из них не подарил ни единой вещи[12].

По словам историка Андрея Кострюкова, «‹…› Достаточно почитать опубликованную ныне переписку Патриарха Алексия I с Г. Г. Карповым или воспоминания митрополита Волоколамского Питирима (Нечаева), чтобы понять, что это был скорее аферист, чем боговидец. И свои сказочные истории митрополит Илия начал рассказывать уже после войны, когда впервые посетил Россию. И его переписка с советским руководством, которую он якобы вел, документально никак не зафиксирована»[13].

Награды[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Титул Гор Ливанских, видимо, придуман редакцией Журнала Московской Патриархии в 1960 году, где и когда он впервые появляется; до того в русскоязычных документах Карам именуется митрополитом Ливанским
  2. ЖМП. 1948, № 1, стр. 45 — 57
  3. Письма Патриарха Алексия I к его сестре // Цит. по Сухейль Фарах, Николай Гаврюшин. Митрополит Илия (Карам) и Россия. — М.: Издательский Совет РПЦ, 2005, стр. 144 ISBN 5-94625-113-9
  4. Сухейль Фарах, Николай Гаврюшин. Митрополит Илия (Карам) и Россия. — М.: Издательский Совет РПЦ, 2005, стр. 115—116
  5. Николай Лисовой Штаб церковной стратегии
  6. Письмо Отдела стран Ближнего Востока МИД СССР от 14 мая 1958 совпослу в Ливане С. П. Киктеву // Цит. по Сухейль Фарах, Николай Гаврюшин. Митрополит Илия (Карам) и Россия. — М.: Издательский Совет РПЦ, 2005, стр. 137
  7. ЖМП. 1960, № 10, стр. 12 — 13
  8. Казанская икона Божией Матери: явление во граде Казани, установление престольного праздника в Святой Земле и современные мифы. Архивная копия от 27 сентября 2007 на Wayback Machine
  9. Протоиерей Василий Швец. Пророчества о России в годы Великой Отечественной войны.
  10. Швец В. Благословение России // Наука и религия : журнал. — 1994. — № 11. — С. 12—13.
  11. Диакон Андрей Кураев. Война: чудо и сказки. Прим. 9.
  12. Александрова Т. Л., Суздальцева Т. В. Русь уходящая. Рассказы митрополита Питирима. — СПб., 2007. — С. 129—130 (прим.)
  13. Кострюков, А. При Сталине был бы порядок?. Православие и мир, 19.5.2017.
  14. Кавалеры ордена святой Анны (недоступная ссылка)
  15. Орден святого равноапостольного великого князя Владимира Архивная копия от 18 июня 2008 на Wayback Machine

Литература[править | править код]