Эта статья является кандидатом в добротные статьи

Иллич-Свитыч, Владислав Маркович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Владислав Маркович Иллич-Свитыч
Иллич-Свитыч.jpg
В. М. Иллич-Свитыч
Дата рождения:

12 сентября 1934(1934-09-12)

Место рождения:

Киев

Дата смерти:

22 августа 1966(1966-08-22) (31 год)

Место смерти:

Щёлково

Страна:

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Научная сфера:

лингвистика

Место работы:

Институт славяноведения АН СССР

Учёная степень:

кандидат филологических наук

Учёное звание:

младший научный сотрудник

Альма-матер:

МГУ

Научный руководитель:

С. Б. Бернштейн

Владисла́в Ма́ркович И́ллич-Сви́тыч (12 сентября 1934, Киев22 августа 1966, Щёлково, Московская область) — выдающийся советский лингвист-компаративист, внёсший большой вклад в развитие славянской акцентологии и ностратической теории. Внук и тёзка революционера-народника Владислава Станиславовича Иллич-Свитыча. Погиб в расцвете творческих сил под колёсами автомобиля, не дожив до 32 лет.

Биография[править | править вики-текст]

Родился в семье Марка Владиславовича Иллич-Свитыча (1886—1963) и Клары Моисеевны Деснер (1901—1955), которые поженились в Киеве в 1923 году[1]. Отец занимался литературной деятельностью, опубликовал книгу «Враги» (включающую в себя повести «Враги» и «Любовь») и в 1930 году рассказ «Шуточка» в киевской серии «Дорожная библиотека». Дед, Владислав-Игнатий Станиславович Иллич-Свитыч[2] (настоящая фамилия Свитыч[3], 1853—1916), происходил из польского дворянского рода, был сыном титулярного советника из Могилёва; участвовал в революционном кружке И. М. Ковальского, вёл агитацию среди рабочих, при аресте 30 января 1878 года оказал вооружённое сопротивление и был ранен, в июле того же года Одесским военно-окружным судом приговорён к 8 годам каторги, а в 1900-х годах поселился в Киеве[4]. Марк Владиславович Иллич-Свитыч родился в Амгинской слободе Якутской области, по месту ссылки отца, вырос в Киеве[5].

В 1941 году семья Иллич-Свитычей была эвакуирована из Киева в Чкаловск, где отец работал бухгалтером-ревизором в местном облпромсовете, а мать — режиссёром-постановщиком (с 1952 года главным режиссёром) в Чкаловском кукольном театре[6][7]. Ещё в школе Владислав начал интересоваться языками; кроме немецкого (обязательного по тогдашней программе), отдельно занимался с преподавателем английским. Уже тогда он начал собирать картотеку по интересовавшим его лингвистическим вопросам [6]. В 1952 году В. М. Иллич-Свитыч окончил 10-й класс оренбургской школы с золотой медалью и в том же году поступил в МГУ им. М. В. Ломоносова на филологический факультет (славянское отделение, болгарский язык и литература). Преподаватель болгарского языка Н. В. Котова писала в своих мемуарах:

« Слава, как оказалось, выбрал славянскую филологию вполне осознано: он удивил меня тем, что ещё до поступления в университет уже прочитал учебник по болгарскому языку С. Б. Бернштейна. »

Профессор Самуил Бернштейн также обратил внимание на способного студента, он же рекомендовал его в члены Научного студенческого общества. В его рекомендации есть упоминание о курсовой работе Владислава по теме «Лексика говоров семиградских болгар[8]»[9].

Его дипломная работа была посвящена истории праславянских именных основ на *-ū-, в дальнейшем Иллич-Свитыч опубликовал ряд статей на эту тему[10].

Дневниковая запись С. Б. Бернштейна от 20.08.1954

Вчера весь день у меня на даче провел Слава Иллич-Свитыч. Много гуляли, наслаждались природой, но одновременно много говорили по специальным вопросам. Он всесторонне одарен. Прекрасно разбирается в самых сложных вопросах сравнительной грамматики. Знает много языков. Боюсь, что мне не удастся удержать его в славянском и балтийском языкознании. Постепенно у него созревает потребность выйти за пределы не только славянского, но и индоевропейского языкознания. Последнее время его начали беспокоить общие элементы в различных языках Старого Света. Путь опасный. Сколько талантливых людей сломало себе шею на этом! Сделаю все, чтобы удержать его в славянском языкознании. Хватит ли сил!!![11]

В 1957 году Владислав Иллич-Свитыч окончил университет с отличием и был рекомендован в очную аспирантуру по сравнительной грамматике славянских языков[12]. Экзамены в аспирантуру проходили с 6 по 25 сентября 1957 года. Первые два экзамена по сравнительной грамматике славянских языков и болгарскому языку, как и по немецкому языку, Владислав сдал на отлично, но по истории КПСС он получил оценку «удовлетворительно», что препятствовало успешному поступлению[13]. Однако, диплом с отличием давал выпускнику МГУ возможность свободного распределения, поэтому Владислав смог найти работу, близкую своим научным интересам — место редактора в Государственном Издательстве иностранных и национальных словарей (в славянской редакции), где он проработал около года.Там, по мнению С. Б. Бернштейна, у него проснулся интерес к лексикографии[10].

С 1958 года Иллич-Свитыч стал работать младшим научным сотрудником в Институте славяноведения АН СССР, где познакомился с В. А. Дыбо и стал заниматься акцентологией. В 1963 году была издана монография «Именная акцентуация в балтийском и славянском», за которую Иллич-Свитычу присудили степень кандидата наук (против был подан всего один голос). Оппонентами были Б. В. Горнунг и В. Н. Топоров, причём свою речь Топоров закончил словами о том, что за эту работу Иллич-Свитыч заслуживает степени доктора, а не кандидата наук. Несмотря на успешное получение кандидатской степени, Иллич-Свитыч до самой смерти оставался младшим научным сотрудником[14][15].

О книге положительно отозвался Р. О. Якобсон, и она была признана лучшей книгой Академии наук по языкознанию за 1963 год[16].

Иллич-Свитыч — автор этимологических и сравнительно-фонетических исследований по славянским, балтийским языкам, по индоевропеистике, по уральским, алтайским, картвельским, чадским языкам. Он составил первый македонско-русский словарь совместно с македонским лингвистом Диме Толовским[17].

Следующим этапом в научной деятельности Иллич-Свитыча стало обоснование ностратической гипотезы, которая была выдвинута в начале XX века датским ученым Х. Педерсеном, но только после создания В. М. Иллич-Свитычем этимологического словаря и сравнительной фонетики ностратических языков приобрела характер доказательной научной теории[18].

На филологическом факультете МГУ Иллич-Свитыч читал сравнительную грамматику индоевропейских языков[19].

В конце лета 1966 года Иллич-Свитыч собирался в экспедицию по изучению венгерских говоров Закарпатья[20][21]. Отъезд предполагался во второй половине августа вместе со студентом из Тарту по имени Шандор[22]. Но согласовать дату отъезда они долго не могли. В своей последней телеграмме из Тарту от 18 августа 1966 г. Шандор писал: «Буду в Москве 25. Нам удобнее всего ехать поездом НР51 отправлением в 0 часов 25 минут или поездом НР9 отправлением в 12 часов 40 минут. Прошу Вас, закажите для меня тоже 2 плацкартных или купейных места — на день, который Вам подходит. Шандор»[23]. Однако, 21 августа Иллич-Свитыча сбил автомобиль, на следующий день он скончался, не завершив главный труд своей жизни — «Опыт сравнения ностратических языков»[24].

Похоронен Иллич-Свитыч в посёлке Образцово близ города Щёлково, недалеко от места жительства. Рукописный текст «Опыта сравнения ностратических языков» Иллич-Свитыч собирался закончить к концу 1966 года.

Семья[править | править вики-текст]

  • Жена — Майя Владимировна Никулина (род. 1933), филолог-славист, кандидат филологических наук, научный сотрудник Института славяноведения и балканистики РАН. М. В. Никулина принимала участие в публикации научного наследия мужа, в том числе монографии «Опыт сравнения ностратических языков» (М.: Наука, 1981)[13][25].
    • Сын — Павел.

Научное наследие[править | править вики-текст]

Праностратический
K̥elHä wet̥ei ʕaK̥un kähla
k̥aλai palhʌ-k̥ʌ na wetä
śa da ʔa-k̥ʌ ʔeja ʔälä
ja-k̥o pele t̥uba wete

Перевод
Язык – это брод через реку времени,
он ведёт нас к жилищу умерших;
но туда не сможет дойти тот,
кто боится глубокой воды.

В. М. Иллич-Свитыч

По свидетельству В. А. Дыбо, монография «Именная акцентуация в балтийском и славянском» связала балто-славянскую систему ударения с праиндоевропейской, восстанавливаемой по индо-иранским, греческим и германским данным, а также предопределила дальнейшее развитие балто-славянской акцентологии[26].

Противник акцентологических идей Иллич-Свитыча З. Бабик называет эту акцентологическую школу «пост-Иллич-Свитычевской» и считает что, книга «Именная акцентуация в балтийском и славянском» была мифологизирована и не подвергалась обычной научной критике[27].

Именем Иллич-Свитыча был назван открытый им праславянский фонетический закон, заключающийся в переходе существительных *-o-склонения мужского рода баритонированной парадигмы (парадигма b по Х. Стангу) в подвижно-окситонированную парадигму (парадигма c по Стангу)[28].

Кроме того, у Иллич-Свитыча имеются публикации по ларингальной теории и македонскому языку. Он также участвовал в работе над «Карпатским диалектологическим атласом»[21].

Публикацией незаконченного «Опыта сравнения ностратических языков» после смерти Иллич-Свитыча занялись его коллеги, В. А. Дыбо и А. Б. Долгопольский, в 1971 году издавшие первый том[24]. К выходу этой книги была приурочена конференция, посвящённая ностратическому языкознанию, впоследствии её участники организовали «Ностратический семинар имени В. М. Иллич-Свитыча», посвящённый проблемам дальнего родства[29]. С 1992 года семинар проходит на базе Центра компаративистики Института восточных культур и античности РГГУ[30].

Второй том вышел в 1976 году, а третий, созданный по материалам картотеки Иллич-Свитыча, лишь в 1984 году[31].

Хотя идея ностратической макросемьи принадлежит Х. Педерсену, именно Иллич-Свитыч является создателем ностратики как отрасли сравнительно-исторического языкознания. Им был обработан огромный материал индоевропейских, уральских, алтайских, картвельских, дравидских и афразийских языков, установлены системы регулярных фонетических соответствий между этими семьями, реконструирован фонетический облик праязыка, обобщено и выдвинуто около 600 этимологий, а также объяснены многие факты в истории ветвей ностратической макросемьи, которые без внешнего сравнения остаются непонятными[32][33].

Идеи Иллич-Свитыча в области ностратического языкознания были высоко оценены тюркологом Л. С. Левитской, картвелистом Г. А. Климовым[34], Вяч. Вс. Ивановым[35], А. Лампрехтом и М. Чейкой[36], П. Гардом, Н. Н. Поппе, В. Скаличкой, Р. Эккертом, Б. Коллиндером, Б. Чопом, А. Йоки и Й. Расмуссеном[37].

Стругацкие А. Н. и Б. Н. «Хромая судьба»

Мальчик-вундеркинд, почитывает «Кубические формы» Ю. Манина, очкарик; когда моет посуду, любит петь Высоцкого. Двенадцать лет в восьмеричной системе исчисления. Цитирует труды Иллича-Свитыча.

Среди критиков Иллич-Свитыча были уралист и тюрколог Б. А. Серебренников[38], тюркологи А. М. Щербак[39], Дж. Клосон и Г. Дёрфер, В. Пизани, уралист П. Хайду, А. Эрхарт[40], Л. Палмайтис[41].

В. М. Иллич-Свитыча наряду с А. Б. Долгопольским, В. А. Дыбо, Вяч. Вс. Ивановым и А. А. Зализняком считают одним из основателей Московской школы компаративистики[42].

Труды[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Бернштейн С. Б. В. М. Иллич-Свитыч // Труды по истории славистики. М.: Институт славяноведения РАН, 2011, с. 346—348.
  • Дыбо В. А. Памяти В. М. Иллич-Свитыча // Советское славяноведение, 1967, № 1, с. 72-77.
  • Дыбо В. А. Владислав Маркович Иллич-Свитыч как компаративист // Славяноведение, 2000, № 5, с. 3—19.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. К биографии В. М. Иллича-Свитыча (по материалам семейного архива) (рус.).
  2. Польское написание: Illicz-Switycz.
  3. Именной указатель в «Литературному наследству» (Т. 87)
  4. Шилов А. А., Карнаухова М. Г. Деятели революционного движения в России. — М.: Издательство всесоюзного общества политических каторжан и ссыльнопоселенцев, 1932. — Т. 2. — С. 1436-1437.
  5. Настасься Шчэрбачэня «Литератор Владислав-Игнатий Иллич-Свитыч»
  6. 1 2 По данным П. В. Иллич-Свитыча.
  7. Шарапова Е. Люди и куклы. — Оренбург: Оренбургское книжное издательство, 2010. — С. 37.
  8. То есть трансильванских болгар. Их главным центром в XVIII веке был город Дева.
  9. 1954 г. 2-й курс.
  10. 1 2 Бернштейн С. Б. Труды по истории славистики. — М.: Институт славяноведения РАН, 2011. — С. 346.
  11. Бернштейн С. Б. Зигзаги памяти. — М.: Институт славяноведения РАН, 2002. — С. 187.
  12. Характеристика выпускника филологического факультета МГУ болгарской группы славянского отделения.
  13. 1 2 Булатова Р. В. Большая лингвистика в нашем Институте // Как это было...Воспоминания сотрудников Института славяноведения. — М.: Институт славяноведения РАН, 2007. — С. 76.
  14. Бернштейн С. Б. Труды по истории славистики. — М.: Институт славяноведения РАН, 2011. — С. 346-347.
  15. Венедиктов Г. К. Памятные эпизоды разных лет // Как это было...Воспоминания сотрудников Института славяноведения. — М.: Институт славяноведения РАН, 2007. — С. 61-63.
  16. Булатова Р. В. Большая лингвистика в нашем Институте // Как это было...Воспоминания сотрудников Института славяноведения. — М.: Институт славяноведения РАН, 2007. — С. 77.
  17. Толовски Д., Иллич-Свитыч В. Македонско-руски речник / Македонско-русский словарь. — М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей, 1963. Первые наработки для македонско-русского словаря ещё в 1888 году сделал бессарабский болгарин П. Д. Драганов. Вообще же, вопрос о самостоятельном македонском языке (славянской группы) доныне дискутируется в научном сообществе.
  18. Дыбо В. А. Владислав Маркович Иллич-Свитыч как компаративист // Славяноведение. — 2000. — № 5. — С. 4.
  19. Бернштейн С. Б. Труды по истории славистики. — М.: Институт славяноведения РАН, 2011. — С. 348.
  20. Некоторые биографы и мемуаристы ошибочно пишут про «экспедицию в Венгрию».
  21. 1 2 Бернштейн С. Б. Труды по истории славистики. — М.: Институт славяноведения РАН, 2011. — С. 347.
  22. Личность не установлена.
  23. Из архива П. В. Иллич-Свитыча.
  24. 1 2 Старостин Г. С. и др. К истокам языкового разнообразия. — М.: Дело, 2015. — С. 284. — ISBN 978-5-7749-1954-0.
  25. Воспоминания М. В. Никулиной
  26. Дыбо В. А. Владислав Маркович Иллич-Свитыч как компаративист // Славяноведение. — 2000. — № 5. — С. 3-4.
  27. Babik Z. Korespondencje akcentowe między słowiańskim i starszymi językami indoeuropejskimi (pierwotne neutra tematyczne). — Kraków: Lexis, 2012. — С. 7.
  28. Collinge N. E. The Laws of Indo-European. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamins Publishing Company, 1985. — P. 103.
  29. Старостин С. А. Сравнительное языкознание и этимологические базы данных // Труды по языкознанию. — 2007. — С. 772—773.
  30. Ностратический семинар (рус.).
  31. Старостин Г.С. и др. К истокам языкового разнообразия. — М.: Дело, 2015. — С. 292. — ISBN 978-5-7749-1954-0.
  32. Старостин С. А. Сравнительное языкознание и этимологические базы данных // Труды по языкознанию. — 2007. — С. 772.
  33. Дыбо В. А., Пейрос И. И. Проблема изучения отдалённого родства языков // Вестник АН СССР. — 1985. — № 2. — С. 57.
  34. Венедиктов Г. К. Заседание памяти В. М. Иллич-Свитыча // Советское славяноведение. — 1967. — № 4. — С. 133—135.
  35. Иванов Вяч. Вс. Рецензия на "Опыт сравнения ностратических языков" // Этимология 1972. — 1974. — С. 182—184.
  36. Lamprecht A., Čejka M. Nostratická teorie a její materiálové zdůvodnění // Sborník prací filozofické fakulty Brněnské univerzity. — 1981. — № 29. — С. 7—20.
  37. Хелимский Е. А. Труды В. М. Иллич-Свитыча и развитие ностратических исследований за рубежом // Зарубежная историография славяноведения и балканистики. — 1986. — С. 231-232.
  38. Серебренников Б. А. Почему трудно верить сторонникам ностратической гипотезы? // Вопросы языкознания. — 1986. — № 3. — С. 26-37.
  39. Щербак А. М. О ностратических исследованиях с позиции тюрколога // Вопросы языкознания. — 1984. — № 6. — С. 30-42.
  40. Хелимский Е. А. Труды В. М. Иллич-Свитыча и развитие ностратических исследований за рубежом // Зарубежная историография славяноведения и балканистики. — 1986. — С. 245-257.
  41. Палмайтис М. Л. Праязык - генетическая или контактная область? // Вопросы языкознания. — 1978. — № 1. — С. 51-56.
  42. Старостин Г.С. и др. К истокам языкового разнообразия. — М.: Дело, 2015. — С. 245. — ISBN 978-5-7749-1954-0.

Ссылки[править | править вики-текст]