Индоиранцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Индоиранцы, или индо-иранские народы (устаревшее[источник не указан 455 дней] арии) — народы, разговаривающие на индо-иранских языках (индо-арийских, нуристанских и иранских) индоевропейской языковой семьи.

Название[править | править вики-текст]

Исторически для индоиранцев использовался термин «арии», по самоназванию в ряде языков. В настоящее время используются оба термины «индоиранцы» и «арии»[источник не указан 455 дней].

Происхождение[править | править вики-текст]

Археологические культуры, связанные с миграциями индоиранских народов. Андроновская культура выделена красным цветом, маргианская — оранжевым, язская — зеленоватым, гандхарская (Swat) — малиновым, культура кладбища H — фиолетовым, культура охряной расписной керамики (Copper Hoard) — темно-синим, культура серой расписной керамики выделена светло-голубым цветом.

Изучение древних индоиранских языков и архаичных индоиранских культур (авестийской и ведийской) свидетельствуют, что древние индоиранцы изначально были единым народом. При этом разделение двух основных индоиранских ветвей (индоарийской и иранской) датируется началом II тыс. до н. э. Таким образом существование праиндоиранцев как предков всех индоарийских и иранских народов, с одной стороны и одной из ветвей, выделившейся из праиндоевропейской общности — с другой, можно определить в хронологических рамках III—II тыс. до н. э.

Определение индоиранской прародины, под которой обычно понимают область распада индоиранской общности на первичные ветви, предполагает соотнесение первых сведений об исторических индоиранцах с данными лингвистики и археологии[1]. Отсутствие прямых свидетельств существования праиндоиранцев в тех или иных регионах и неоднозначность косвенных вынуждает исследователей строить противоречивые теории доисторических миграций индоиранцев и их этногенеза.

Общая картина появления индоиранцев на историческом горизонте: Митанни (~1600 г. до н. э.), Гандхара-Пенджаб (~1700-1500 гг. до н. э.), мидийцы и древние персы (~900 г. до н. э.), скифы и киммерийцы (~600 г. до н. э.), — указывает на среднеазиатский регион как исходный для индоиранских миграций[2]. С ранними индоиранцами и их миграциями обычно связывают Андроновскую культуру, Бактриано-Маргианский археологический комплекс (БМАК) и Язскую культуру. Обширная Андроновская культура соотносится с преимущественно скотоводческими традициями индоиранцев, с коневодством и колесницами. Тем не менее проследить влияние степной культуры, затрагивающее оседлую культуру юга Средней Азии (БМАК), в Индии и Западном Иране не удаётся, в сроки, соотносимые с индоиранскими миграциями в эти регионы, здесь наблюдается наоборот влияние БМАКа. Для разрешения этого противоречия предлагается модель Kulturkugel (нем. «культурная пуля»). Предполагается проникновение протоиндоиранских племён с севера из ареала Андроновской культуры на территорию БМАКа, где покорённое ими доиндоиранское население было ассимилировано и в дальнейшем начало экспансию на юго-восток в Индию и юго-запад — в Митанни (индоарии и митаннийские арии). Вторая волна экспансии связана с распространением иранцев в Западный Иран, Северное Причерноморье и др[3].

Сохранявшиеся в южносреднеазиатском регионе иранские языки демонстрируют отсутствие специфического субстрата, в отличие от иранских языков Западного Ирана и индоарийских языков Индии. Вычленяемый во всех индоиранских языках общий субстрат предположительно соотносится именно с доарийской культурой БМАКа. Кроме того, наблюдается перенос некоторых географических названий из южносреднеазиатского региона в Индию (ср. авест. Harōiuua-, др.перс. Haraiva- «Арея» ~ др.инд. Saráyu-; авест. Haraxᵛaitī-, др.перс. Harauvati- «Арахозия» ~ др.инд. Sárasvatī-.

Язык[править | править вики-текст]

Языки старейшей из самхит Ригведы и древнейшей части Авесты Гат — древнейших из зафиксированных представителей соответственно индоарийской и иранской ветвей (2-я пол. II тыс. до н. э.) — демонстрируют значительную близость не только на уровне фонологии, морфологии и лексики, но и на уровне устойчивой поэтической фразеологии. Ср. например, ведийск. uttānáhastanámasā (РВ 6.16.46) и авест. nəmaŋhāustānazasta- (Y. 28.1) «с руками, протянутыми в поклонении» или hrdāˊ mánasā (РВ1.61.2) и авест. zərədāčā manaŋhāčā (Y. 31.12) «сердцем и умом». Данная близость указывает на существование единого арийского праязыка и общих для предков ариев поэтических традиций. При этом время разделения индийской и иранской ветви можно определить как начало II тыс. до н. э. (2000—1800 гг. до н. э.)[4].

Не имеющие памятников древнейшей эпохи дардские языки традиционно рассматривались как особая подветвь индоарийских, однако современные исследования показывают, что выделение предка дардских происходило в эпоху, соотносимую с разделением праиндоарийским и праиранского, дардские по некоторым параметрам занимают промежуточное положением между индоарийскими и иранскими. Поэтому дардские языки скорее следует рассматривать как отдельную ветвь индоиранских[5].

С точки зрения относительной хронологии выделение предка нуристанских языков следует отнести к бо́льшей древности, чем распад собственно индоиранских языков (индоарийского, дардского и иранского)[6]. Таким образом выделение архаичных нуристанских языков может считаться наиболее ранней филиацией праарийского языка.

Культура и религия[править | править вики-текст]

Материальная и духовная культура древних ариев (индоиранцев) восстанавливается на основании свидетельств древнейших литературных памятников индоариев (Веды) и иранцев (Авеста), а также исторических свидетельств о древних индоиранских народах, археологических данных, данных поздних эпических сказаний (Махабхарата, Рамаяна, Шах-наме) и этнографических исследованиях современных архаичных индоиранских народов.

Духовная культура[править | править вики-текст]

Праиндоиранская религия реконструируется на основе сохранившихся данных ведийской религии (индоарии) и зороастризма (иранские народы), основными источниками для её реконструкции являются Ригведа и Авеста.[7] Соответствие индийских Адитьев (веды) семи иранским верховным духам Амешаспентам (Амшаспандам), например главы Адитьев, Варуна иранскому Ахурамазду; спутника Варуны — Митры (др.-инд. Mitra-, авест. Miθra-) — иранскому солнечному богу Мифре; отвлеченные имена амешаспентов, олицетворяющих нравственно-религиозные понятия, представляют до некоторой степени параллель отвлеченным именам индийских Адитьев (Митра — дружественный, друг, Арьяман из Адитьев — лучший друг) — все эти признаки указывают на общий древний пласт индоарийских верований. В осетинском эпосе «Нарты» также сохранились сюжеты и образы, имеющие прямые соответствия в древней литературе Индии и Ирана. Шведский учёный С.Викандер доказал, что общие черты индийского эпоса Махабхарата и персидского Шахнаме восходят к единому индоиранскому эпическому наследию.[8]. В конце XIX века существовала неподтвержденная гипотеза, что индоиранские представления о семи верховных богах сложились под влиянием вавилоно-ассирийского культа семи верховных божеств: солнца, луны и пяти планет[9].

Ведийское название богов дэва (др.-инд. deva-) и иранское название сверхъестественных существ дэвы авест. daēuua-) происходит от индоевропейского корня *di̯u- «блистать», «сиять».[10] Другим божественным эпитетом было асура *asura-др.-инд. asura- в ведизме и ахура авест. ahura- «господин», «владыка» в иранской религии[11]. В ведийским гимнах ко многим богам применяется как эпитет «дэва» так и «асура»[12]. В исторических индоиранских религиозных системах наблюдается размежевание разных богов по этим двум группам, при этом одна из этих групп (асуры в индийской и дэвы, соответственно, в иранской ветвях индоиранской мифологии) постепенно демонизируется.[13]

В ведийской религии известен близнечный миф о прародителе людей Вивасванте (брате Варуны и боге солнца, жившем некоторое время на земле как простой смертный) и его детях — близнецах Яма и Има (или Ями) (др.-инд. Yama-, авест. Yima-, см. Яма и Джамшид). Этот вариант, имеющий и иранскую параллель, считают одним из древнейших в Ведах, он и отражает, видимо, индоиранский вариант близнечного мифа. Яма был первым умершим на земле, соответственно он первым открыл дверь загробного мира и стал богом смерти и теней усопших.[7]

К древним индоиранским представлениям во многом восходит осетинская религиозная и эпическая традиция о пути души в загробный мир, на котором она преодолевает многие препятствия и о царстве мертвых. Подобные мифы видимо нашли отражение в изображениях схватки людей с грифами на скифских саркофагах[8].

В религии индоиранцев периода индоиранского единства и в ближайшую за ним эпоху очевидно имелись элементы шаманизма, причем ряд особенностей шаманских верований совпадает с таковыми у народов Сибири. Преданием эпохи индоиранской общности является миф о птице Гаруда(Саена, Симург)[8].

Сохранившимися до нашего времени религиями, возникшими в том числе на индоиранской почве, являются индуизм, джайнизм, буддизм, религия калашей и кафиров Гиндукуша и зороастризм.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Арии // БРЭ. Т.2. М.,2005.
  2. Оранский И. М. Иранские языки. М., 1963, стр 33-37
  3. Michael Witzel, The Home of the Aryans
  4. Mallory, J.P. (1989), In Search of the Indo-Europeans: Language, Archaeology, and Myth, London: Thames & Hudson
  5. Коган, А. И. Дардские языки: Генетическая характеристика. М.: Восточная литература РАН, 2005.
  6. Эдельман Д. И. Нуристанские языки / Дардские и нуристанские языки. Серия «Языки мира». М., стр. 99
  7. 1 2 В. Г. Эрман и Э. Н. Темкин Мифы древней Индии Москва. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука». 1975.
  8. 1 2 3 Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. — М.: Мысль, 1974. — 206 с.
  9. H. Oldenberg, «Die Religion des Veda» (Берлин, 1894, стр. 185 и сл.); Hillebrandt, «Varuna und Mitra»; его же, «Vedische Mythologie» (I, 53 5)
  10. (2006) «Oxford Introduction to Proto-Indo-European and the Proto-Indo-European World» (Oxford University Press).
  11. Herrenschmidt, Clarisse & Kellens, Jean (1993), "*Daiva", Encyclopaedia Iranica, vol. 6, Costa Mesa: Mazda, сс. 599–602 
  12. Ригведа. перевод Т. Я. Елизаренковой
  13. Jaan Puhvel Analecta Indoeuropaea, Innsbrucker Beitrage zur Sprachwissenschaft, Innsbruck, ISBN 3851245636, 1981.

Ссылки[править | править вики-текст]