Иностранные специалисты в СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Предыстория: китайские, латышские, финские военнослужащие РККА и венгерские большевики[править | править код]

Этнические китайцы, находившиеся в 1917 году на территории Российской империи, активно участвовали на стороне большевиков в Октябрьской революции и в Гражданской войне, как в индивидуальном порядке, так и в составе воинских подразделений, укомплектованных по национальному признаку[1]. Командиром одного из таких подразделений был Жен Фучен. По некоторым советским источникам общая численность китайцев в РККА на тот период составляла несколько сотен тысяч человек[2]. Китайские части воевали практически на всех фронтах Гражданской войны. В частности, сохранилось много свидетельств участия китайцев (а также латышей и венгров) в боях с восставшими против большевиков рабочими Ижевских и Воткинских заводов. Одни военнослужащие этих частей искренне симпатизировали большевикам, другие вступали в Красную Армию, чтобы выжить или, в конечном счете, вернуться в Китай. Китайцы, носившую униформу РККА[3], были составной частью контингента иностранных военнослужащих, получивших в советской историографии название «отряды интернационалистов».

Наряду с китайцами на стороне большевиков воевали корейцы[4], чехи, словаки, венгерские евреи (сгруппировавшиеся вокруг Бела Куна), латыши и представители нескольких других национальностей[5]. Также китайцы были телохранителями большевистских лидеров[6] и служили в ЧК (в 1919 году — около 700 человек),[7]где они часто использовались для арестов и расстрела противников советской власти[3].

По поводу использования большевиками китайских солдат высказывались как противники большевиков внутри страны, так и зарубежные наблюдатели. Большевиков часто высмеивали за их зависимость от китайских и латышских добровольцев[8]. Антибольшевистская пропаганда использовала тезис о том, что русский народ не поддерживает большевиков, и им приходится использовать иностранных наёмников, жестоко подавляющих недовольство населения[9].

В 1918 году Дмитрий Гайворонский, член Всероссийского Учредительного Собрания, утверждал, что власть большевиков базируется, в основном, на иностранной поддержке: «…в Москве у них есть 16 000 хорошо вооруженных латышских солдат, несколько подразделений финской Красной Гвардии и большой батальон китайцев.» Последние, по утверждению Гайворонского, всегда использовались для расстрелов[10].

В своей книге «Между Красными и Белыми» Л. Троцкий саркастически упоминает обвинение в том, что Советская власть удержала Петроград и Москву «при помощи латышских, китайских, немецких и башкирских полков»[11]. Однако, самого Троцкого, по крайне мере во время его передвижения на личном поезде, по его словам, охраняли именно латыши.

Иностранные предприниматели, инженеры и рабочие времен НЭПа (иностранные концессии)[править | править код]

Иностранные специалисты в довоенный период (первые пятилетки)[править | править код]

Индустриализация СССР заключалась в глубокой модернизации сооруженных до революции и в строительстве большого числа новых промышленных объектов. В советских условиях и то, и другое подразумевало импорт зарубежного оборудования, технологий и приглашение соответствующего количества иностранных специалистов, чей опыт и знания были необходимы для монтажа и пуско-наладки оборудования, освоения технологий и оптимизации производственных процессов. В некоторых случаях для выполнения какого-либо проекта (как правило, в области ирригации или дорожного строительства) было достаточно одного иностранного специалиста; иногда, как например, при строительстве Уфимского нефтеперерабатывающего завода (первого в СССР производителя высокооктанового авиационного бензина), было достаточно пяти инженеров, а порой объёмы работ и срочность их проведения требовали присутствия целых групп иностранных инженеров и техников, для проживания которых приходилось строить специальные «городки».

Большой объём информации о количестве иностранных специалистов, работавших в СССР в период индустриализации, содержится в книге Э. Саттона «Западные технологии и развитие советской экономики с 1930 по 1945 годы»[12]. Саттон также неоднократно отмечает значимость их работы на фоне невысокой средней квалификации советских специалистов и сложности задач индустриализации. Ниже приводится лишь несколько из огромного числа собранных Саттоном примеров:

  • Согласно цитируемым Э. Саттоном советским источникам в 1930 году в цветной металлургии СССР (включая добычу золота и редкоземельных металлов) на всех её стадиях — от добычи руды до получения готового металла — работало всего 346 советских инженеров и 458 техников, три четверти из которых имели опыт работы менее одного года, и лишь семь процентов имели опыт работы свыше трёх лет. По советским же источникам в этой отрасли было напрямую трудоустроено примерно 200 американских инженеров в дополнение к иностранным специалистам, прибывшим в СССР по программам технического содействия и по индивидуальным контрактам. По свидетельству американского инженера Дж. Литлпейджа (John Littlepage), работавшего в СССР заместителем директора «Цветметзолото», на каждой шахте этого треста было 4-5 американских инженеров.
  • В разгар строительства Магнитогорского металлургического комбината (который был практически копией завода в г. Гэри, штат Индиана) там работало 250 американцев, а также большое число немецких и других иностранных специалистов. По воспоминаниям американских инженеров, самой серьёзной проблемой для них было «…сдерживать советских инженеров, известных среди американцев как „90-дневные чудеса“ (90-day wonders), которые были убеждены в том, что поспешно разработанные трёхмесячные курсы подготовки и революционный энтузиазм являются вполне достаточной заменой капиталистическому инженерному опыту».
  • В 1931 году на работах по механизации угольных шахт Донбасса было задействовано около 2 000 иностранных специалистов, примерно 80 % которых составляли немцы.
  • В 1933 году, когда в результате «валютного кризиса» из СССР уехали многие американские специалисты, на Краматорском металлургическом заводе приступили к работе 500 немецких специалистов, к которым — согласно документу из архива Государственного Департамента США — «…относились, как к русским, и которым платили 150 рублей в месяц, в то время, как американские инженеры зарабатывали до 1 000 долларов (плюс 500—600 рублей) в месяц».
  • На строительстве Уралмашзавода работало около 150 иностранцев, причем не все они были инженерно-техническими специалистами, то есть там были и «простые» рабочие (foreign specialists and workers).

Э. Саттон приводит много подобных примеров, однако, пожалуй, самым ярким из них и — по словам самого Саттона — «одним из воистину больших сюрпризов» было сотрудничество с СССР компании Albert Kahn, Inc. (наиболее известной в то время американской компанией, специализирующейся в области промышленной архитектуры). Саттон цитирует одного из сотрудников этой компании: «Это было в 1928 году… в нашу дверь, без приглашения, вошёл самый необычный для архитектора заказ. В тот год в офис нашей компании прибыла группа инженеров из СССР с контрактом на тракторный завод стоимостью в 40 000 000 долларов и с набросками строительной программы стоимостью ещё в 2 000 000 000 долларов. Проекты примерно десяти заводов из этой программы были выполнены в Детройте, остальная работа делалась специальным офисом в Москве, в котором работало 1 500 чертёжников». По мнению Саттона, эти «наброски строительной программы» были ничем иным, как планами первой и второй пятилеток «социалистического строительства».

Впоследствии это московское проектное бюро стало Госпроектстроем, а число его сотрудников выросло до 3 000 человек. Безусловно, основная их часть была советскими гражданами, однако, ключевые должности в нём занимали несколько десятков иностранцев, а руководителем этой организации и, по совместительству, Председателем комиссии ВСНХ по строительству был гражданин США Д.К. Скримджер (G.K. Scrymgeour)[13].

О профессиональных способностях советских специалистов свидетельствует содержащийся в архиве Государственного Департамента США отчёт о беседе с девятью инженерами, работавшими на Albert Kahn, Inc., обратившимися в конце 1930 года в консульство США в Риге за продлением своих въездных виз. В этом отчёте подтверждается, что по своему характеру деятельность Albert Kahn, Inc. в СССР заключалась в поставке «высококвалифицированных специалистов в области инженерного дела и архитектуры». Также в отчёте говорится о том, что американцы работали вместе с тремястами советскими специалистами, однако — по общему мнению американцев — «…лишь четверо-пятеро из этих русских были инженерами, а остальные, исключая 20 девушек-копировальщиц, были „хуже, чем бесполезными“ (worse than useless)».

Об этом же свидетельствует А. И. Рыков в статье, опубликованной в газете «Правда» (№ 94 от 24 апреля 1929 г.): «Для нового строительства недостаточно одних лишь денег… сейчас нам нужно приложить огромные усилия к освоению западно-европейской и американской техники… использование иностранного научно-технического опыта в ходе этой пятилетки не может не приобретать несравнимо большие размеры. Не всегда понимается, до какой степени необходимо применение западной техники… после того, как вырастут наши собственные новые кадры… необходимость в иностранных специалистах уменьшится. Но пока… такие меры, как приглашение лишь нескольких сотен иностранных специалистов проблемы не решит.» (Перевод с английского текста, приведенного в книге Э. Саттона). Далее Рыков конкретизирует на примере искусственного шёлка: «…например,.. производство искусственного шёлка… Здесь мы бесконечно бьёмся над этим вопросом, но, по-прежнему, не можем разработать надлежащий план или выработать осмысленную идею. В то время как за границей эта отрасль промышленности, несмотря на все препятствия, создаваемые частной собственностью, развивается очень быстро. У нас эта отрасль могла бы развиваться с неизмеримо большей скоростью, но мы, однако, пока показали, что слабы, как дети».

Наиболее кратко (и нелицеприятно) причина необходимости в иностранных специалистах была сформулирована английским инженером, нанятым «советами» для инспектирования работы других иностранных инженеров: «Конечной целью пятилетнего плана было достижение разрушения капиталистического мира путем экономической войны. Это становилось понятным любому участнику реализации этого плана, но оказалось, что у этих коммунистов просто не хватает мозгов для выполнения той гигантской задачи, за которую они взялись»[14].

Немецкие специалисты, перемещенные в СССР в результате операций Russian Alsos и «Осоавиахим»[править | править код]

Перед завершением Второй мировой войны на европейской территории и после капитуляции Германии спецслужбы США и Великобритании вели активную деятельность по перемещению на Запад немецких ученых и конструкторов, технической документации, а также образцов и прототипов военной техники и вооружения. Наиболее известными операциями такого рода были «Алсос» и «Скрепка». СССР тоже проводил подобные операции на территории своей зоны оккупации Германии и Австрии. Такие советские операции известны на Западе под названиями «Русский Алсос» и «Операция ОСОАВИАХИМ». Целью первой были немецкие специалисты, разрабатывавшие ядерное оружие, а второй — специалисты по всем иным видам вооружения. В рамках этих операций на территорию СССР было вывезено и достаточно долго там находилось следующее количество ученых, инженеров, техников и членов их семей:

  • Не менее 800 инженеров и техников компаний «Юнкерс» и BMW, специализировавшихся на проектировании и изготовлении турбореактивных двигателей (004 и 003 соответственно), производившихся в СССР под марками РД-10 и РД-20. Этими же специалистами под руководством А. Шайбе был разработан двигатель НК-12 для стратегического бомбардировщика ТУ-95.
  • 6 000 технических специалистов (но не ведущих инженеров) в области ракетостроения, работавших на испытательных полигонах в Пенемюнде и Близне (Польша), а также на заводах, производивших Фау-1 и Фау-2 (в Нордхаузене и в Праге). Вместе с этими специалистами в СССР было вывезено 20 000 членов их семей[15]. Возможно, в эту же группу специалистов входили немецкие инженеры, участвовавшие в создании «Беркута» — принятой на вооружение в 1955 году зенитно-ракетной системы ПВО Москвы.
  • Около 4 000 специалистов по проектированию и строительству подводных лодок были вывезены в СССР вместе с демонтированными специализированными верфями в Бремене и Штеттине (вместе с этими верфями были демонтированы и вывезены в СССР заводы по производству торпед, двигателей и систем управления огнем подводных лодок)[16].
  • 16 немецких оружейных конструкторов, в том числе и Хуго Шмайссер, перевезенных в Ижевск и работавших в специально созданном отделе (№ 58) оружейного КБ завода «Ижмаш». Существуют некоторые свидетельства того, что Шмайссер весьма неохотно сотрудничал с советской властью и получил самые негативные отзывы советских кураторов, называвших его «практиком», которому явно не хватает технического образования. Однако, когда в 1952 году эта группа была отпущена на Родину, Шмайссер был задержан в СССР ещё на полгода[17]. Многие иностранные исследователи считают, что Шмайссер — среди прочего — принимал непосредственное участие в разработке автомата Калашникова[18][19][20].
  • В некоторых случаях число вывезенных в СССР немецких специалистов не было столь значительным, как указано выше, в силу того, что сама специфика некоторых отраслей не требует большого количества специалистов для налаживания производства. Например, как пишет в своей книге Э. Саттон, в конце Второй мировой войны в СССР было перевезено несколько наиболее важных немецких заводов по изготовлению высокоточных измерительных приборов. Завод компании Zeiss в г. Йена, производивший оптические и научные приборы, включая микрометры, оптические компараторы, угломерные приборы и оборудование для испытания зубчатых колес был полностью перевезен в подмосковное Монино, где при содействии трех немецких высококвалифицированных специалистов (Dr. Eitzenberger, Dr. Buschbeck, Dr. Faulstich) был открыт завод по производству детекторов и оборудования для дистанционного управления, в том числе радиоуправляемого записывающего оборудования и систем наведения ракет. Также в СССР был перевезен берлинский завод компании Siemens & Halske вместе с электронными микроскопами и руководящим персоналом.

Вообще, перемещение в СССР немецкого инженерно-технического персонала вместе с вывозимым в качестве репараций оборудованием было обычной практикой, с очевидностью вызываемой большим недостатком (или полным отсутствием) в Советском Союзе специалистов соответствующей квалификации, без которых привезенное оборудование было бы практически бесполезным. Порой, доходило до курьезных случаев, подобных описанному в Aeronautics (London); July 1951, pp. 35-36: «С одного [немецкого] радиолампового завода русские вывезли в СССР 50 % оборудования. После этого они приказали управляющим построить новое оборудование для сохранения объёма выпускаемой продукции. После того, как такое оборудование было построено и запущено в эксплуатацию, оно было тоже вывезено в СССР. Затем все это повторилось ещё раз, и когда завод снова вышел на прежний уровень производства, он был весь вывезен в СССР — полностью — вместе с управленческим персоналом, инженерами, мастерами, основными рабочими и семьями рабочих…»[15]

Иностранные инженерно-технические специалисты на «стройках коммунизма»[править | править код]

Подготовка на территории СССР иностранных военных специалистов для «национально-освободительных движений»[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Lukin, Alexander. The bear watches the dragon : Russia's perceptions of China and the evolution of Russian-Chinese relations since the eighteenth century. — Armonk, N.Y.: M.E. Sharpe, 2003. — 1 online resource (xxiv, 415 pages) с. — ISBN 0765610264.
  2. Попов Н.А. Они с нами сражались за власть Советов. — Л., 1959. — С. 42, 83, 94.
  3. 1 2 Murphy, Brian, 1923-. Rostov in the Russian Civil War, 1917-1920 : the key to victory. — London: Routledge, 2005. — 1 online resource (xiii, 196 pages, [8] pages of plates) с. — ISBN 041534977X.
  4. Ким М.Т. Корейские интернационалисты в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке ( 1918-1922 ). — М., 1979.
  5. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЧАСТИ КРАСНОЙ АРМИИ. www.whiterussia1.narod.ru. Дата обращения 17 октября 2017.
  6. Пын Мин. История китайско-советской дружбы (перевод с китайского). — М., 1959.
  7. Rayfield, Donald, 1942-. Stalin and his hangmen : an authoritative portrait of a tyrant and those who served him. — London: Viking, 2004. — xxvi, 528 pages, [24] pages of plates с. — ISBN 0670910880.
  8. Mereto, Joseph J. The Red Conspiracy. — 1920.
  9. The British Library, Slavonic and East European Collections, Russian and Soviet Posters, 1914-1921. Anti-Bolshevik posters issued by the Counter-Revolutionary Forces during the Civil War.
  10. Bolshevist Power Waning" (PDF) // New York Times. — 1918. — 12 июля.
  11. Trotsky, Leon. Between Red and White. (Introduction). — 1922.
  12. Sutton--Western-Technology-1930-1945.
  13. Советская проблема с двумя “неизвестными”: Как американский архитектор и советский торгпред стартовали индустриализацию СССР (англ.) (недоступная ссылка). www.leanok.ru. Дата обращения 27 апреля 2018. Архивировано 2 марта 2018 года.
  14. John R. Westgarth. Russian Engineer. — London: Denis Archer, 1934.
  15. 1 2 Sutton--Western-Technology-1945-1965.
  16. U.S. Naval Institute. Proceedings // (Annapolis, Md.). — 1945. — Октябрь. — С. 1225.
  17. Hogg, Ian V., 1926-2002. Pistols of the world. — Fully rev. 4th ed. — Iola, Wis.: Krause, 2004. — 432 pages с. — ISBN 0873494601.
  18. Rottman, Gordon L. The AK-47. — Oxford: Osprey Publishing, 2011. — 1 online resource с. — ISBN 9781849088350.
  19. De Quesada, A. M.,. MP 38 and MP 40 submachine guns. — Oxford. — 80 pages с. — ISBN 9781780963884.
  20. Rose, Alexander. American rifle : a biography. — New York: Bantam Dell, 2008. — 1 online resource (495 pages, [16] pages of plates) с. — ISBN 9780440338093.

Ссылки[править | править код]