Исилдур

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Исилдур
Isildur
Титул 2-й король Гондора (совместно с Анарионом);
2-й король Арнора
Раса дунадан, человек
Пол мужской
Место обитания Роменна (Нуменор);
Минас-Итиль (Средиземье)
Годы жизни 3209 г. В.Э. — 2 г. Т.Э.
Оружие Нарсил
Кольцо Главное из Колец властиКольцо Всевластья

Иси́лдур (англ. Isildur; вариант перевода — Исильдур) — вымышленный персонаж легендариума Дж. Р. Р. Толкина (кратко упоминается в книге «Властелин Колец», более детально в «Сильмариллионе» и ряде отдельных сказаний), второй правитель королевств дунэдайн в Средиземье.

Согласно авторским дополнениям Толкина к «Возвращению короля», Исилдур родился в Нуменоре в 3209 г. В. Э. и был старшим сыном Элендила Высокого. Он и его брат Анарион совместно правили Гондором с момента его основания (подчиняясь верховному королю Элендилу). После гибели Элендила и Анариона в Войне Последнего союза Исилдур унаследовал королевский титул отца, став главой Нуменорского Дома в изгнании. Убит орками во 2 г. Т. Э. при попытке переплыть Андуин после побоища в Ирисной Низине.

Исилдур имел четверых сыновей — Элендура (род. в Нуменоре, 3299 г.), Аратана, Кириона (род. в Гондоре соответственно в 3339 и 3379 гг.) и Валандила (род. в 3430 г. во дворце Элронда в Ривенделле). Прямым потомком младшего сына Исилдура и наследником короны Элендила был Арагорн, который, по утверждению Элронда и других, чрезвычайно походил на Исилдура обликом и духом[1] (разве что был свободен от свойственной Исилдуру гордыни).

Характер[править | править исходный текст]

В эпопее о Кольце Всевластья Толкин уделяет большое внимание истории Исилдура и его характеру, поскольку этот персонаж является одним из ключевых для всего сюжета. В преданиях Средиземья Исилдур изображён в целом как благородный и доблестный воин и мудрый правитель, которому, однако, присущи своенравие и гордыня. Именно последние два качества стали причиной рокового решения сохранить Кольцо Всевластья, когда оно было захвачено Исилдуром в битве у стен Барад-Дура. Исилдур отказался внять убеждению мудрейших из эльфов и оставил Кольцо себе (впоследствии дунэдайн так и именовали его: «Проклятие Исилдура»).

Биография[править | править исходный текст]

Согласно «Сильмариллиону», род Исилдура восходил к Элросу, сыну Эарендила и Эльвинг, и принадлежал к высшей знати Нуменора, будучи в родстве с нуменорскими королями через Сильмариэн, дочь 4-го короля Нуменора, Тар-Элендила. Амандил, дед Исилдура, был наследным князем Андуниэ и входил в Совет Скипетра. Резиденцией его незадолго до падения Нуменора стала Роменна, главная нуменорская гавань, расположенная на востоке острова.

В правление Ар-Фаразона, когда нуменорцы были совращены Сауроном, владыки Андуниэ единственные устояли перед тёмными чарами и сохраняли дружественные отношения с эльфами. В отместку Саурон добился исключения Амандила из Совета, и тот вынужден был покинуть столицу, обосновавшись в Роменне, где собрал своих последних союзников. За ним последовали сын Элендил и внуки — Исилдур и Анарион[2].

Спасение Белого Древа[править | править исходный текст]

Именно тогда Исилдур совершил свой первый подвиг — спасение Белого Древа. Как повествует «Сильмариллион», Саурон, обуреваемый ненавистью ко всему, что было связано с валар и эльфами, внушил такую же ненависть Ар-Фаразону, и уговаривал его срубить Древо. Узнав об этом, Исилдур покинул дворец деда, тайно проник в строго охраняемый королевский сад Арменелоса и сорвал один из плодов волшебного дерева. Поднялась тревога, охрана попыталась схватить Исилдура, но тот, хотя и получил многочисленные тяжёлые раны, сумел отбиться и ускользнуть неузнанным.

Вскоре после этого нуменорское Белое Древо, Нимлот, было срублено по приказу короля. Однако в Роменне добытый Исилдуром плод был посажен в землю и, благословлённый Амандилом, дал росток. Когда появился первый лист, лежавший при смерти Исилдур исцелился от всех своих ран и встал на ноги.

Впоследствии саженец Древа был вывезен Исилдуром в Средиземье и посажен в Минас-Итиле.

Переселение в Средиземье[править | править исходный текст]

Когда Ар-Фаразон, полностью подпавший под влияние Саурона, задумал роковой военный поход на Валинор, дом владык Андуниэ по воле князя Амандила, предвидевшего неизбежную катастрофу, отправился в добровольное изгнание. Элендил, сопровождаемый сыновьями и вассалами, на девяти кораблях покинул Нуменор и взял курс на восток. Беглецы везли с собой многие сокровища нуменорцев, в том числе семь Палантиров, некогда подаренных Амандилу эльфами.

Прибыв в Средиземье, Элендил и его сыновья были радушно встречены Гил-Галадом, королём эльфов Линдона. На новой земле были основаны государства «нуменорцев в изгнании». Элендил стал Верховным Королём нуменорского дома, а также правителем северного королевства — Арнора, разместив свою резиденцию в Аннуминасе. Исилдур и Анарион, высадившиеся на юге, в низовьях Андуина, совместно стали править основанным ими южным королевством, Гондором со столицей в Осгилиате[3].

Исилдур получил от отца два из семи Палантиров. Один из них, прозванный «Итильским камнем», служил Исилдуру для связи с отцом и братом. Спасённое им Белое Древо было посажено в землю у дворца Исилдура в Минас-Итиле.

Последний Союз и война против Мордора[править | править исходный текст]

Вскоре после образования нуменорских государств в Средиземье сюда прибыл и Саурон, который сумел уцелеть при катаклизме, погубившем Нуменор (хотя отныне лишился способности принимать привлекательный облик). Он обосновался на Востоке, недалеко от границ Гондора, где за Мглистыми горами располагалось его древнее владение — Мордор. Стало ясно, что приближается новая война.

В этот период Исилдур вместе с братом участвует в создании оборонительной линии вдоль восточной границы своего княжества. Нуменорцы (дунэдайн, как стали называть их эльфы) пытались препятствовать укреплению мощи Саурона, однако некоторые из них перешли на сторону врага и возглавили союзный Мордору народ Харада.

Первая проба сил Саурона состоялась в 3428 г. В. Э., когда он, собрав мощную армию, нанёс удар по Гондору и сумел захватить Минас Итиль. Исилдур и его семья вынуждены были бежать. Спустившись на корабле по Андуину, они морем достигли владений Элендила. Белое Древо в Минас-Итиле было уничтожено, но Исилдур всё-таки унёс с собой его саженец.

Однако в Осгилиате войска Мордора потерпели поражение от Анариона. Гондорцы не только удержали свою столицу, но и отбросили врага обратно к горам. Тем не менее, силы Мордора были весьма велики, и стало ясно, что в одиночку Гондор не выстоит в этой войне.

В 3430 г. Элендил и Гил-Галад собрали Совет, на котором был заключён союз между дунэдайн и эльфами (впоследствии названный Последним Союзом). Исилдур присутствовал на Совете и принял участие в походе Союза против Саурона. К походу присоединилось множество людей и эльфов, а также гномы Казад-Дума под предводительством Дурина. Армия Союза была столь сильна, что, по преданию, подобной рати не собиралось в Средиземье со времён осады армией Валар Тангородрима. Войску Элендила и Гил-Галада противостояли силы Мордора, состоявшие из орков и людей-южан.

Исилдур сражался в обеих грандиозных битвах этой войны. В первой, при Дагорладе, армии Мордора потерпели сокрушительное поражение и были отброшены к цитадели Саурона — Барад-дуру. Второе сражение, осада Барад-дура, длилось семь лет и стоило огромных потерь обеим сторонам. В Горгоротской долине погиб брат Исилдура Анарион (Исилдур очень скорбел о его гибели; после войны он в память о брате посадил в Минас Аноре спасённое из Минас-Итиля Белое Древо).

Поражение Саурона от руки Исилдура[править | править исходный текст]

Согласно «Братству Кольца», соединённая мощь эльфов и нуменорцев была так велика, что войска Мордора, несмотря на крепость стен Барад-дура и множество отчаянных контратак, неумолимо таяли, и близок был их окончательный разгром. Предводители Союза бросили вызов самому властелину Мордора, и Саурон вынужден был принять его. Он покинул свою твердыню и лично вступил в битву. Однако его сила, умноженная Кольцом Всевластья, намного превосходила силы его противников. Гил-Галад и Элендил пали в схватке, при этом меч Элендила Нарсил сломался.

Но Исилдур подхватил выпавший из руки отца сломанный меч и обломком клинка сумел нанести удар по руке Тёмного властелина, отрубив как раз тот палец, на котором было надето Кольцо. Это привело к разрушению телесной оболочки Саурона, поддерживаемой лишь магией Кольца. Владыка Мордора пал. Его дух бежал прочь и долго с тех пор вынужден был скрываться в пустынных местах, ожидая возможности вновь принять зримый облик.

Исилдур и Кольцо Всевластья[править | править исходный текст]

Сокрушив Тёмного Властелина, Исилдур завладел Единым Кольцом. Этот момент он собственноручно описал в манускрипте, который впоследствии был обнаружен Гэндальфом в архивах Минас Тирита и зачитан на Совете Элронда в Ривенделле:

…Оно было горячим, когда я впервые взял его, горячим, как горящий уголь. Оно обожгло мне руку, и я сомневаюсь, что боль от ожога покинет меня когда-нибудь. Сейчас, когда я пишу, оно всё ещё остывает и умаляется, но ни формы, ни красоты не теряет. Уже письмена, горевшие поначалу так ярко, тускнеют на глазах и едва различимы. Они напоминают руническое письмо Эрегиона, в мордорском языке нет знаков для такой тонкой работы. Но я не могу прочесть надпись. Полагаю, это язык Чёрной Страны. Он зол и груб. Я не знаю, какое злодейство таит надпись, но пока знаки не исчезли, сниму с них копию. Верно, Кольцо хранит жар руки Врага, и хоть черна его длань, Кольцо сияет, как огонь. Может статься, если нагреть Кольцо, знаки снова проступят на нём.[4]

Соратники павшего Гил-Галада, Элронд и Кирдан, напрасно убеждали Исилдура уничтожить Кольцо, бросив его в жерло вулкана Ородруин. И без того горделивый и своенравный, Исилдур, победив Саурона, надмился ещё больше, а магия Кольца очаровала его разум, вызвав острое желание вечно обладать им. На советы союзников Исилдур ответил:

Оно будет принадлежать мне, как вира за смерть отца и брата. Разве не я был тем, кто нанёс Врагу смертельный удар?

Своё решение он подтвердил и в рукописи:

Великое Кольцо станет отныне родовой драгоценностью Северного Княжества, а запись о нём останется в Гондоре, ибо и здесь обитают наследники Элендила. Я сделал эту запись, дабы не исчезла память о великих делах… Я не могу заставить себя причинить вред этому единственно прекрасному из всех трудов Саурона. Это — моё сокровище, хоть я и заплатил за него великой болью.[4]

Гордыня Исилдура имела далеко идущие роковые последствия. Желание сохранить Кольцо Врага привело к гибели его самого и трёх его старших сыновей и, в перспективе, к династическому кризису Арнора, в результате которого северное государство дунэдайн распалось на три самостоятельных княжества, постепенно сокрушённых силами ангмарского Короля-чародея. Но что оказалось более плачевно для судеб Средиземья, сохранение Кольца фактически свело на нет успех Последнего Союза в войне с Врагом. В конце Третьей эпохи Элронд так описал результат ошибки Исилдура:

Да, Последний Союз победил, но, как всегда, не до конца. Саурон оказался повержен, но не уничтожен, Кольцо потеряно, но цело. Чёрная Крепость лежала в руинах, но руины скрывали неповреждённые корни Зла, созданного Кольцом, и пока Кольцо цело, целы и они.[4]

Так Исилдур, на свою погибель, стал обладателем Кольца Всевластья. Однако Кольцо, по воле своего создателя наделённое неким магическим подобием собственного разума, отказывалось признать в нём хозяина. Тёмные чары Кольца не могли полностью подчинить душу потомка Амандила, однако оно смогло тайно влиять на события, предопределившие судьбу Исилдура[5].

Дальнейшие деяния Исилдура и его смерть[править | править исходный текст]

После победы над Сауроном Исилдур вернулся в Гондор. Там он принял Элендилмир как король Арнора и провозгласил свою верховную власть над Северным и Южным Королевствами дунэдайн. В Минас Аноре он посадил новое Белое Древо (названное Древом Короля) и передал трон Гондора своему племяннику Менельдилу. Тем временем большая часть армии Арнора ушла обратно на север. С королём осталась лишь его личная гвардия и три старших сына (младший, Валандил, в это время находился в Ривенделле: будучи совсем ребёнком, он не мог сопровождать отца в его походе).

Около двух лет новый Верховный Король нуменорского дома приводил в порядок дела Южного Королевства, укреплял границы и наставлял Менельдила в делах управления. К этому периоду относится ряд установленных Исилдуром законов и обычаев, в том числе «Завет Исилдура».

«Завет Исилдура»[править | править исходный текст]

С Менельдилом и несколькими доверенными друзьями Исилдур совершил инспекционную поездку вдоль границ Гондорских земель. После возвращения с северных границ Анориэна, на высоком холме Эйленаер Исилдур предал земле останки Элендила и насыпал погребальный курган в память о нём. При этом он сказал:

Это могила и памятник Элендилу Верному. Здесь будет он пребывать, в центре Южного Королевства, хранимый Валар, до тех пор, пока стоит Королевство; и это место будет святыней, которую никто не осквернит. Пусть ни один человек не нарушает его тишины и покоя, если он не наследник Элендила.

К вершине холма была сооружена каменная лестница, восходить по которой имели право только короли Гондора и те, кому они разрешат сопровождать себя. С тех пор это место стали именовать Амон-Анвар, «Холм Благоговения». Место последнего упокоения Элендила сохранялось в глубокой тайне. Менельдилу же Исилдур заповедал время от времени посещать гробницу, «особенно в тех случаях, когда он почувствует нужду в мудрости во дни опасностей и несчастий; и что он должен также привести туда своего наследника, когда тот достигнет порога совершеннолетия, и расскажет ему о создании святыни, и доверит тайны королевства и другие вещи, о которых тому следует знать»[6].

Этому завету следовали все последующие короли Гондора. При пятом короле после Менельдила, Ромендакиле I, «Завет Исилдура» впервые был зафиксирован письменно. Этот свиток с тех пор Наместники Гондора вручали наследникам Исилдура при коронации.

В дни Мардила, первого правящего Наместника Гондора (принявшего власть после того, как последний из королей, Эарнур, сгинул в Минас-Моргуле в 2050 г. Т. Э.), обязанность посещения святыни Амон-Анвар была вменена и Наместникам, которые исполняли «Завет Исилдура» от имени отсутствующего короля. Со временем, однако, такие посещения совершались всё реже. Впрочем, могила Элендила, как и предсказывал Исилдур, многие века была чудесно хранима от запустения и разорения.
При 12-м Наместнике, Кирионе, заключившем союз с Роханом (причём союзные клятвы были принесены у гробницы Элендила), северные области Гондора, граничащие с Анориэном, где находился священный холм, по условиям союза перешли под власть Эорлингов. Посчитав, что отныне «Завет Исилдура» утратил смысл (ведь теперь Амон-Анвар располагался не «в центре Южного Королевства»), Кирион перенёс гробницу в Минас-Тирит. Однако почитание холма, связанного с «Заветом Исилдура», по-прежнему сохранилось у обоих народов; рохиррим на своём языке называли его Халифириен, «Священная Гора»[6].

Покончив с заботами по обустройству Гондора, Исилдур вместе с личной гвардией и тремя сыновьями решил возвратиться на север, в Эриадор, где намеревался занять арнорский трон отца. С собой он нёс Кольцо, которое отныне считал фамильной реликвией.

Несмотря на то, что Исилдур чувствовал себя не в силах расстаться с Кольцом, сокровище, очевидно, всё более тяготило его. Надевать его снова он не решался, поскольку не мог забыть той боли, которую причинило ему Кольцо в первый раз. Постепенно король начинал понимать, что принял на себя непосильное бремя. Незадолго до гибели он признался:

Я не могу воспользоваться им. Меня страшит боль от прикосновения к нему. И я пока не нахожу в себе силы, чтобы подчинить его своей воле. Теперь мне понятно, что ему нужен некто более великий, чем я. Моя гордыня пала. Оно должно перейти к Хранителям Трёх.

Последний бой Исилдура[править | править исходный текст]

Толкин создал две версии этого эпизода (изложенные, соответственно, в «Сильмариллионе» и «Неоконченных сказаниях»), причём между версиями имеются небольшие различия.

На исходе 2 года Т. Э. Исилдур выступил из Осгилиата во главе своей дружины, насчитывавшей 200 опытных воинов. Так как коней, на которых ездили нуменорцы, после войны Последнего Союза в Осгилиате осталось немного, то дружина была пешей, а снаряжение и провизию везли на пони из восточных степей. У моста на восточном берегу Андуина Менельдил напутствовал его словами: «Идите же быстро, и пусть солнце, что озаряет начало вашего пути, не померкнет над вами!»

Прежде чем достичь Арнора, Исилдур собирался посетить Ривенделл, где его ожидали жена и маленький сын. Путь, который он избрал, пролегал вверх по течению Великой Реки к Кирит-Форн-эн-Андрат, высокогорному проходу на севере, который спускался в долину Имладриса. Эти места были хорошо знакомы королю, который много раз путешествовал по ним ещё до войны, а во время войны вёл здесь боевые действия вместе с войском Элронда. Несмотря на то, что земли, по которым ему предстояли пройти, граничили с пределами, некогда подвластными Саурону, теперь, спустя два года после поражения Врага, Исилдур считал дорогу вполне безопасной. К тому же местность была населена союзниками победителей.

На 20-й день пути ветер с Рунного моря принёс ненастную погоду. Проливной дождь и буря вынудили отряд свернуть с пути, спасаясь от разлившегося Андуина, и направиться к старому тракту гномов, что вёл к владениям короля лесных эльфов Трандуила.

К вечеру 30-го дня похода, одолев три четверти пути, Исилдур и его спутники достигли северной границы Ирисной Низины. Здесь отряд расположился на ночлег. В «Сильмариллионе» утверждается, что Исилдур проявил беспечность, не выставив на ночь сторожевые посты; в «Неоконченных сказаниях Нуменора и Средиземья» сказано, что орки атаковали их на марше. Но вышло так, что вблизи ночлега дунэдайн проходила одна из уцелевших банд орков.

По всей вероятности, это был один из тех отрядов, которые Саурон перед войной разослал из Мордора в окрестные земли, чтобы они стерегли дороги и препятствовали передвижению войск Последнего Союза. Исилдур почему-то не учёл вероятность того, что подобные отряды могли сохраниться (возможно, его разум был убаюкан Кольцом или он считал что эти орки бежали на восток), а орки, судя по всему, не знали об окончании войны и поражении своего властелина[1].

В наступающих сумерках орки вышли из леса и атаковали дружину короля, которую численно превосходили примерно в 10 раз. Исилдур, застигнутый в невыгодной позиции, приказал своим воинам образовать защитное построение тангайлстена щитов»). В этот момент короля посетило предчувствие близкой гибели. Обратившись к старшему сыну Элендуру (которого он любил более всех и которому безгранично доверял), он сказал:

Месть Саурона продолжает жить, хотя сам он должен быть мёртв. Это его коварство! У нас нет надежды на помощь: Мория и Лориэн сейчас далеко позади, а Трандуил в четырёх днях пути.

«А то, что мы несём, бесценно», — заметил Элендур, которому было известно о Кольце[1]. Призвав своего оруженосца Охтара, Исилдур вручил ему обломки Нарсила и повелел:

Сбереги это, любой ценой не дай ему попасть во вражьи руки; пусть даже тебя сочтут трусом, покинувшим меня. Возьми с собой товарища и беги! Уходи! Я приказываю тебе![7]

Отдав это распоряжение, Исилдур приготовился к бою. Орки выпустили по дунэдайн град стрел, после чего с громкими криками сбежали по склону и обрушились на боевые порядки людей. Но, несмотря на ярость, их атака захлебнулась. Королевские ратники отразили натиск почти без потерь со своей стороны, и разбитые орки откатились обратно в лес.

Исилдур приказал дружине немедленно продолжить марш, желая поскорее покинуть низину и выйти в места, более удобные для обороны в случае ещё одного подобного нападения. Повторной атаки орков он не ожидал: по опыту недавней войны ему было известно, что, получив отпор, орки обычно не решаются продолжать битву (если только с ними нет сильного командующего наподобие одного из Кольценосцев).

Но в данном случае он ошибся: орки были воодушевлены близким присутствием Кольца, эманации которого внушили им небывалую ненависть и решимость. С наступлением ночи они подстерегли отряд Исилдура на марше и постепенно окружали его, а когда темнота сгустилась, атаковали одновременно со всех сторон. Незадолго до их нападения Элендур, предчувствуя недоброе, предложил отцу надеть Кольцо, чтобы подчинить бывших рабов Саурона, но Исилдур с горечью признался, что не в состоянии сделать это.

Вторая атака орков, проходившая под покровом тьмы, была сокрушительной. Воины короля гибли один за другим. Сын Исилдура Кирион был убит, а при попытке спасти брата получил смертельную рану второй его сын, Аратан. Видя это, Элендур пробился к отцу и убедил его, пока не поздно, оставить дружину и спасать себя (и прежде всего Кольцо, пока оно не попало в руки приспешников Тёмного Властелина).

Исилдур уже глубоко раскаивался в своём роковом решении присвоить артефакт Врага. Он ответил сыну:

Я знал, что должен сделать это; но я страшился боли. И я не мог бы уйти без твоего дозволения. Прости меня и мою гордыню, что навлекла на тебя эту погибель.

Надев Кольцо и став невидимым (ему пришлось накинуть капюшон, чтобы перестал быть виден Элендилмир, чьё сияние Кольцо не могло скрыть), Исилдур покинул своих погибающих воинов. Напоследок хрустальная звезда королей Запада в последний раз вспыхнула алым сиянием, и люди и орки расступились в страхе, пропустив Исилдура. «Больше ничьи глаза в Средиземье не видели его», — говорит предание[6].

Гибель[править | править исходный текст]

Как говорят авторские примечания к «Неоконченным сказаниям Нуменора и Средиземья», о конце жизни Исилдура доподлинно никому не известно, но тем не менее его последние часы были с большой степенью достоверности восстановлены во времена короля Элессара, когда были сведены воедино разрозненные косвенные свидетельства и находки.

Согласно окончательному варианту легенды, Исилдур бежал несколько миль, направляясь на север. Достигнув дна долины, он некоторое время стоял на берегу Андуина, проверяя, нет ли погони. Затем поспешно снял все свои доспехи и оружие (оставив лишь короткий меч на поясе) и вошёл в воду, рассчитывая вплавь пересечь реку и скрыться в прибрежных зарослях противоположного берега.

Однако мощное течение Андуина отнесло усталого короля вниз, ближе к тому месту, от которого он бежал. Доплыв до берега, Исилдур вышел практически навстречу оркскому дозору, засевшему в кустах у реки.

Пока Исилдур боролся с волнами Андуина, Кольцо незаметно соскользнуло с его пальца и кануло на дно (где и попалось много веков спустя хоббиту Деаголу). Дозорные орки, поражённые ужасом, увидели выходящую из воды высокую фигуру с сияющей во лбу звездой. Выпустив в неё отравленные стрелы, они в страхе бежали. Но Исилдура, лишённого доспехов, эти стрелы убили наповал. Он рухнул в воду, и река унесла его тело, которое так никогда и не было найдено.

После завершения Войны Кольца и окончательного поражения Саурона многие личные вещи Исилдура, в том числе мифриловый обруч с Элендилмиром и золотой футляр на цепочке, в котором король носил Кольцо, обнаружили в Ортханке. Очевидно, их подобрал Саруман в ходе своих безуспешных поисков Кольца Всевластья.

Образ Исилдура в кинематографе[править | править исходный текст]

В мультипликационном фильме Ральфа Бакши «Властелин колец» (1978) Исилдур, названный «владыкой из рода могучих королей Заморья» (англ. Prince Isildur of the mighty Kings from across the Sea), появляется в эпизодах, повествующих о войне Последнего Союза. Затем он предстаёт в короткой сцене на берегу Андуина, за мгновение до того, как его пронзают стрелы орков.

Питер Джексон в своей экранизации (20012003) включил рассказ об Исилдуре (завладение Кольцом и последующая гибель по пути в Ривенделл) в пролог к первой серии кинотрилогии. Некоторые из сцен затем повторяются как флэшбэки. Роль Исилдура исполнил Гарри Синклер.

См. также[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 Авторские примечания Толкина к «Неоконченным преданиям Нуменора и Средиземья»
  2. Джон Рональд Руэл Толкин, «Сильмариллион», перевод Н. В. Григорьевой и В. И. Грушецкого
  3. В русских переводах и литературе по «Властелину Колец» Северное и Южное королевства часто именуются княжествами.
  4. 1 2 3 Джон Рональд Руэл Толкин, «Властелин колец», перевод Н. В. Григорьевой и В. И. Грушецкого
  5. Согласно комментарию самого Толкина к «Неоконченным преданиям», «менее двух лет назад оно покинуло руку Саурона, и, хотя оно быстро остыло, оно всё ещё было полно его злобной волей и прилагало все усилия, чтобы вернуться к своему Властелину (как и потом, когда он вернулся и воплотился вновь)».
  6. 1 2 3 Джон Рональд Руэл Толкин. Неоконченные предания Нуменора и Средиземья. — Пер. А. Хромовой, С. Лихачевой, О. Степашкиной, Н. Некрасовой, С. Таскаевой, В. Солововой, М. Авдониной, И. Емельяновой, С. Лопуховой под общей ред. А. Хромовой.
  7. Впоследствии Охтар доставил сломанный меч Элендила в Имладрис, где передал его Валандилу.