Исламское общество Афганистана

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Исламское общество Афганистана
Основатель:

Раббани, Бурхануддин

Дата основания:

1968

Идеология:

moderate[d]

«Исламское общество Афганистана» (ИОА) («Хезб-е Джамиат-е Ислами Афганистани», «Джамиат-е уль-Исломий-е Афгхонистони»), (дари : جمعیت اسلامی افغانستان) — одна из двух наиболее крупных и влиятельных партий республики Афганистан в период с 1960 по 2000-е годы. Наиболее многочисленная из числа оппозиционных партий входящих в состав «Пешаварской семерки» — «Альянс семи». Наибольшую известность получила в годы Афганской войны (1979—1989), став организованной оппозиционной силой в борьбе афганских моджахедов против присутствия Ограниченного контингента Советских войск в Афганистане и афганским правительством Бабрака Кармаля, позже — в период 1979—1992 годов правления Наджибуллы. Наряду с другой крупной влиятельной партией — «Исламской партией Афганистана» (ИПА) Гульбеддина Хекматияра — делила лидерство в военно-политическом союзе «Пешаварская семерка». Финансировалась спецслужбами США, ряда европейских и азиатских стран. Наряду с другими исламскими партиями представленными в «Альянс семи» получала средства ЦРУ в рамках спецоперации «Циклон». Значительное влияние партия ИОА имела у большинства не пуштунской части населения — таджиков, узбеков, хазарейцев, чараймаков, памирцев, туркмен и др. немногочисленных народов Афганистана.

ИОА имел подавляющее большинство сторонников в афганских провинциях — Бадахшан, Тахар, Бамиан, Балх, Фарьяб, Джаузджан, Бадгиз, Герат, Кабул, Парван, Панджшер, Каписа и др., частично — в провинциях Кундуз, Баглан, Газни, Фарах, Дайкунди и др., где власть делилась с ИПА.

История партии[править | править вики-текст]

ИОА берет своё начало из первой исламистской политической организации, которая начала формироваться в конце 1950-х — начале 1960-х годов. Раннее название партии — «Джаванан-е мусульман» (мусульманская молодежь) — приходилось на начало 60-х годов — на период руководства партией известного в Кабуле «профессора Богословия» Гулама Мохаммада Ниязи. Новое название — «Исламское общество Афганистана» (ИОА) — партия получила в 1973 году. В том же 1973 году Бурхануддин Раббани, профессор теологии Кабульского университета, стал её новым лидером.

Период наиболее активной деятельности ИОА пришёлся на Афганскую войну 1979—1989 годов. В Высший совет партии ИОА входили Бурхануддин Рабани, Ахмад шах Масуд, Исмаил-Хан, Абдулла Абдулла и др. партийные и государственные деятели.

Ахмад Шах Масуд, Исмаил-Хан, Мохаммад Атта Нур и другие влиятельные полевые командиры ИОА имели контроль над стратегическими территориями и формировали костяк военизированного крыла партии, обеспечивая авторитет и поддержку населения на местах.

Бурхануддин Раббани — наиболее умеренный политик среди лидеров фундаменталистских партий Афганистана. Его партия имеет многочисленных сторонников и партийные ячейки не только среди таджиков, но и среди пуштунов, узбеков и других этнических групп практически по всему Афганистану.

Представители ИОА традиционно возглавляют ряд администраций в провинциях и уездах. У партии в необходимый момент всегда находились сторонники в правительственных кругах и силовых структурах.

ИОА стремилась обеспечить избрание наибольшего числа своих сторонников в парламент и, имея большинство, возглавить его. На президентских выборах 2004 года большая часть ИОА поддержала Х. Карзая; на пост первого вице-президента вместе с Карзаем баллотировался зять Бурханутдина Раббани и брат Ахмад Шах Масуда Ахмад Зия Масуд. Сразу после Боннской конференции был обнародован официальный раскол в партии Раббани. Сторонники Ахмад Шах Масуда вышли из ИОА и уже в 2002 году создали новую партию под названием «Национальное движение Афганистана» (НДА) («Нахзат-е мелли-йе Афганистан»).

История создания этой партии относится к началу 1980-х годов. В 1983 году в рамках ИОА была создана структура под названием «Наблюдательный совет» («Шура-йе наззар»), который возглавил Ахмад Шах Масуд. Задача «Шура-йе наззар», по словам самого Масуда, заключалась в том, чтобы создать принципиально новую систему управления и командования вооруженными отрядами ИОА. Масуд, в свою очередь, решил объединить под своим началом отряды ИОА на севере и за пределами Панджшера.

В задачи «Шура-йе наззар» входили не только координация военных операций и управление ими, но и решение сугубо гражданских задач: управление территориями, подконтрольными силам Масуда. Постепенно «Шура-йе наззар» превратился практически в самостоятельную организацию внутри ИОА — со своими сторонниками, своими взглядами на политическое устройство страны, своим печатным органом и т. д. Анализируя непростую биографию Ахмад Шах Масуда, можно понять, что он всегда стремился быть самостоятельным, независимым от кого бы то ни было.

В Панджшере он добился этого, в том числе созданием «Шура-йе наззар», но всегда подчеркивал, что это — не политическая партия. Вместе с тем, по воспоминаниям его брата Ахмада Вали, он был недоволен деятельностью всех исламских политических партий и движений (надо полагать, в том числе и ИОА) и вынашивал планы создания собственной политической партии.

В годы войны против талибов часто распространялись слухи о наличии серьёзных разногласий между «Наблюдательным советом» Масуда и ИОА, но, в любом случае, общие цели и общий враг объединяли их.

Воспоминания генерала армии Гареева М.А[править | править вики-текст]

Из книги «Моя последняя война» (Афганистан без Советских войск), генерал армии Гареев М. А.:

«Исламское общество Афганистана» — одно их фундаменталистских организаций, основанное профессором теологии Б. Раббани на базе Союза «Мусульманская молодежь». Оно являлось второй по численности и организованности организаций оппозиции после ИПА.

Общая численность вооруженных отрядов на территории Афганистана — 48200 чел., из них активно действующих — 25300 чел., на территории Пакистана — 11000 чел. Главари наиболее крупных формирований: Ахмад Шах Масуд, Туран Исмаил, Абдул Басир и др.. Программа и устав ИОА мало отличаются от соответствующих документов ИПА. Но в ИОА и в его вооруженных формированиях больше уделялось внимания объединению людей на основе религиозного влияния.

Основными районами действий вооруженных формирований ИОА являлись северные провинции страны: северные районы провинции Кабул, Панджшерское ущелье, Бадахшан, Баглан, Тахар, Кундуз, Саманган, Балх, Джаузджан, Фарьяб, Бадгис, Герат.

По национальному составу большую часть членов ИОА составляли народности, населявшие эти районы — таджики, узбеки, туркмены, а также пуштуны. Социальную базу составляли представители средних слоев: мелкие чиновники, бывшие военнослужащие, учителя, студенты, религиозные деятели, крестьянство. По сравнению с Хекматьяром Раббани отличался большей образованностью, взвешенностью своих действий, был более прагматичным и гибким, склонным к компромиссу с исламскими традиционалистическими кругами и другими оппозиционными организациями.

ИОА больше уделяло внимания созданию в контролируемых районах органов гражданской власти — амиратов. Вооруженные формирования объединялись во фронты, состоявшие из нескольких отрядов. В отличие от Хекматьяра, который часто бывал на территории Афганистана и лично руководил наиболее крупными вооруженными акциями, Б. Раббани почти постоянно находился на территории Пакистана. Главное внимание он уделял общему политическому руководству, организации идеологического влияния и добыванию финансовых средств и оружия.

Его командующие фронтами и полевые командиры на местах обладали относительной самостоятельностью в деле социально-политического устройства и ведения военных действий. Особое место среди них занимал Ахмад Шах Масуд, действовавший в северо-восточных районах страны с опорной базой в Панджшерской долине.[1]

Лидеры ИОА[править | править вики-текст]

Бурхануддин Раббани — лидер партии, родился в г. Файзабад (центр провинции Бадахшан). По национальности таджик. Окончил теологический лицей и теологический факультет Кабульского университета. Затем, продолжал образование в Каирском университете Аль-Азхар, где попал под влияние организации «Братья-мусульмане».

После возвращения в Афганистан он занимался преподавательской и общественной деятельностью, направляя основные усилия борьбе против «проникновения в страну коммунизма». Б. Раббани и его организация наиболее тесные связи поддерживали с арабскими мусульманскими деятелями Египта, Саудовской Аравии и в основном оттуда получали помощь. В отличие от ИПА, ИОА широко привлекало на свою сторону не только суннитов, но и шиитов. Поэтому пользовались и поддержкой иранских властей.

В период с 1992 по 2001 годы, Бурханудди́н Раббани́ (дари برهان الدين رباني — Burhânuddîn Rabbânî) с 1940—2011 годы — президент Афганистана. Президентскими полномочиями реально не обладал. После взятия Кабула талибами в 1996 году, признавался международным сообществом как легитимный президент Афганистана.

Ахмад Шах Масуд родился он в 1954 г. в уезде Панджшер провинции Парван в семье кадрового военного, дослужившегося до звания «полковник». По национальности таджик. После окончания Кабульского лицея учился на инженерном факультете Кабульского университета. Во время учебы сошелся с организацией «Братья-мусульмане». За антиправительственную деятельность был исключен из университета, перебрался в долину Панджшер и организовал там вооруженную группу, которая совершала дерзкие нападения на государственные учреждения.

После разгрома группы и ряда неудач, перебрался в Пакистан, где после ссоры с Хекматьяром выехал в Египет. Есть противоречивые данные, что он около двух лет воевал против Израиля в составе отрядов «Организации освобождения Палестины». В 1978 г. вернулся в Пакистан, где встретился с Б. Раббани, вступил в ряды ИОА и во главе одного из вооруженных отрядов был направлен для борьбы против революционного кабульского режима. Так начался новый этап в его жизни, сделавшим его одним из видных и знаменитых лидеров вооруженной оппозиции.

В Западной печати его нередко изображают как военного гения, моджахеда-победителя, «военным теоретиком исламской революции Афганистана» и т. д. Были и некоторые другие преувеличения его деятельности. Но справедливости ради надо сказать, что Ахмад Шах, безусловно, был и остается весьма одаренным руководителем афганской оппозиции. Он обладает незаурядным умом и хорошими организаторскими качествами. Советские спецслужбы буквально охотились за ним, не раз устраивали диверсии и покушения на него, но они каждый раз оказывались безуспешными. А авторитет Ахмад Шаха возрастал. Что его отличало как военного руководителя?

Во-первых, он с одной стороны не превращал военные действия в самоцель и строго подчинял их намеченным военно-политическим целям. С другой — с большим предвидением создавал социально-политические предпосылки для решения военных задач. Он стремился пресекать всяческие бесчинства в отношении местного населения. В контролируемых им районах строились и восстанавливались мечети, школы, медицинские пункты, дома для жителей, лишившихся крова, строились дороги, оказывалась помощь крестьянам семенами и удобрениями, в наиболее обездоленные населенные пункты завозилось продовольствие. Все это обеспечивало его отрядам поддержку и пополнение людьми.

Во-вторых, он много заботился об обучении и военной подготовке личного состава своих отрядов. С этой целью он создал учебные центры, подобрал хороших военных инструкторов из числа иностранных специалистов и военнопленных. В частности, один из советских военнопленных, которому дали имя Абдолло, занимался подготовкой пулеметчиков. Ему выделили дом, он женился и в 1989 г. имел уже троих детей. Иногда к нему тайно выходили с предложением бежать и вернуться на Родину, он категорически отказывался. Отряды Ахмад Шаха были хорошо обеспечены в материальном отношении. Он имел неограниченные возможности перехватывать автоколонны, идущие их Хайротона в Кабул и забирать необходимое количество боеприпасов, горючего и продовольствия.

В-третьих, в ходе подготовки и ведения боевых действий Ахмад Шах особое внимание уделял разведке. Когда правительственные органы осуществляли призыв на военную службу, он направлял своих представителей для службы в армии, войсках МВД и МГБ с тем, чтобы в каждом гарнизоне иметь своих людей.

Он и его сподвижники хорошо знали местность и местных жителей, которые постоянно информировали представителей Ахмад Шаха о всех передвижениях советских или афганских правительственных войск. Ахмад Шах неоднократно заявлял зарубежным и советским (российским) журналистам, что у него много агентуры в Кабуле.

Разведка у него действительно была организована отменно. И постоянное знание обстановки плюс умение её правильно оценивать, предвидеть ход развития событий позволяли ему выводить свои основные силы из под массированных ударов советских войск. Причем его вооруженные отряды не ограничивались партизанскими способами действий, а когда необходимо было, умели стойко обороняться и в горных условиях местности.

В отличие от некоторых других лидеров вооруженной оппозиции, Ахмад Шах никогда не руководил боевыми действиями издалека, а принимал в них непосредственное участие. Он очень вынослив, вместе с охраной совершал большие переходы из одних районов в другие. Как правило, никогда не ночевал дважды в одном и том же месте, тщательно скрывал и дезинформировал о месте своего пребывания.

Наджибулла держал специальное звено самолетов для нанесения ударов по месту пребывания Ахмад Шаха. Данные об этом поступали довольно часто, неоднократно наносились удары, но всегда оказывались безрезультатными. Заслуга Ахмад Шаха состоит в том, что он с учётом особенностей Панджшерской долины и прилегаюших гор разработал гибкую тактику разнообразных способов действий, инженерного оборудования местности, устройства заграждений и умело сочетал упорную оборону с засадными и диверсионными действиями. Большими преимуществами обладали его отряды в ночных действиях.

Правда, при проведении советскими и афганскими правительственными войсками крупных операций отряды Ахмад Шаха не раз терпели поражение, изгонялись из Панджшерской долины. И если бы правительственные органы работали более предметно с населением и закрепляли в политико-экономическом отношении военные завоевания, то с Ахмад Шахом было бы покончено. Но его живучесть, как и других группировок моджахедов питала именно эта пассивность и слабость афганской государственной власти. А Ахмад Шах очень хорошо использовал все это в своих целях. В этом, собственно, и была главная причина неудач советских и правительственных войск, действовавших против него.

Разумеется, у Ахмад Шаха были и есть основания быть довольным собой. И мы должны отдать должное его воинской доблести. Но в последние годы в ряде своих заявлений он явно перебирает. В одном из своих интервью российским журналистам он просто куражился, похваляясь своей военной мудростью и изображая как беспомощно по сравнению с ним действовали советские генералы и офицеры. Есть в них и справедливые, хотя и горькие слова, но есть прямое бахвальство.

Дело изображается так, что он одерживал одни победы и вообще не знал никаких неудач. Но даже в период, когда в Афганистане уже не было советских войск, Ахмад Шах, кроме удержания занимаемых районов, не решил ни одной из своих задач — ни по занятию Кабула, где он хотел устроить прием, ни Баграмского аэродрома, ни Кундуза, ни Баглана, ни Саланга, ни Файзабада, ни одного крупного пункта, не смог полностью нарушить и подвоз грузов в Кабул и других задач. Выдержка из книги «Моя последняя война» (Афганистан без Советских войск), генерал армии Гареев М. А.[1]

Ахмад Шах Масуд и Исмаил-хан, также являясь партийными лидерами ИОА, одновременно были и крупными влиятельными полевыми командирами. В зону ответственности Ахмад шаха Масуда входил Панджшер и другие северные и северо-восточные провинции Афганистана. Исмаил-хан был единым военным и духовным лидером моджахедов по всему западу, северо- и юго-западу страны. Его авторитет распространялся в том числе и на территории компактного проживания афганцев-шиитов и исмаилитов.

Ахмад Шах Масуд[править | править вики-текст]

Ахма́д Шах Масу́д (дари احمد شاه مسعود — Ahmad Šāh-e Mas'ūd, тадж. Аҳмадшоҳи Масъуд; 1 сентября 19539 сентября 2001) — афганский полевой командир, министр обороны Афганистана. Известен также под прозвищем Панджшерский лев (дари شیر پنجشیر — Šēr-e Panjšēr, тадж. Шери Панҷшер). Масуд — прозвище (лакаб), что по-арабски означает «Счастливый», которое он получил в 1975 году, во время мятежа в долине Панджшера — первого вооруженного выступления исламской оппозиции в Афганистане.[2]

Исмаил-хан[править | править вики-текст]

Исмаил-хан — (Мохаммад Исмаил-Хан, дари محمد اسماعیل خان, тадж. Муҳаммад Исмоилхон, Алходж Мухаммад Исмоилхон, Туран Исмаил; 1946) — военный, политический и государственный деятель Республики Афганистан.

Этнический таджик, уроженец уезда Шинданд провинции Герат, бывший кадровый военный, офицер афганской армии в воинском звании — капитан из числа командиров одного из подразделений 17-й пехотной дивизии республики Афганистан, с приходом советских войск он перешёл на сторону афганских моджахедов. Завоевав в повстанческой борьбе заслуженный авторитет моджахедов (в сжатые сроки) сумел подчинить себе разрозненные отряды вооружённой оппозиции и возглавить масштабное вооружённое сопротивление. Став главным координатором вооружённой группировки по всему западу Афганистана, получил от подчинённых моджахедов уважительное прозвище — «Лев Герата».

Член партии «Исламское общество Афганистана» (ИОА), входил в её высший совет. Третий по влиянию, после Бурхануддина Раббани и Ахмада Шаха Масуда. Одновременно с финансовой помощью ЦРУ в рамках операции «Циклон», где одним из расспредителей иностранной финансовой помощи был Бурхануддин Раббани, Исмаила-Хан имел и свои собственные каналы финансовой и военной поддержки, являясь распределителем средств шиитских кругов — «Альянса восьми», шиитской восьмёрки — партий моджахедов, базирующихся в Иране городах Мешхед и Кум.

Входил в высший совет ИОА. Третий по влиянию, после Бурхануддина Раббани и Ахмада Шаха Масуда член партии ИОА. Помимо финансовой помощи ЦРУ в рамках операции «Циклон», проходящей через Бурхануддина Раббани, Исмаила-Хан имел и свои собственные каналы финансовой и военной поддержки от «Альянса восьми» — шиитской восьмерки партий моджахедов, базирующихся в Иране городах Мешхед и Кум.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 [1] Книга «Моя последняя война» (Афганистан без Советских войск), генерал армии Гареев М. А.
  2. [2][3][4][5]

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]