Истина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

И́стина — гносеологическая характеристика мышления в его отношении к своему предмету. Мысль называется истинной (или истиной), если она соответствует предмету[1].

Определения[править | править код]

В философии[править | править код]

Классическая философская концепция истины, восходящая к Платону и Аристотелю, основывается на том, что истина есть мысль, соответствующая объективной (независимой от познающего субъекта) действительности[2].

Самое известное определение истины было высказано Аристотелем и сформулировано Исааком Исраэли; от Ибн Сины оно было воспринято Фомой Аквинским и всей схоластической философией. Это определение гласит, что истина есть интенциональное согласие интеллекта с реальной вещью или соответствие ей (лат. conformitas seu adaequatio intentionalis intellectus cum re)[3]. В частности, в Сумме Теологии Фома пишет: «истина состоит в согласованности ума и вещи»[4] (veritas consistit in adaequatione intellectus et rei).

В общей философии, общественно-гуманитарных и естественных, технических науках под истиной подразумевают соответствие положений некоторому критерию проверяемости: теоретической, эмпирической.

В философии понятие истины совпадает с комплексом базовых концепций, позволяющих различить достоверное и недостоверное знание по степени его принципиальной возможности согласовываться с действительностью, по его логической противоречивости/непротиворечивости, по степени его соответствия априорным принципам[5].

В марксизме[править | править код]

Марксизм не отрицает существования вечной или абсолютной истины как динамической целостности бытия во всей своей полноте, и в своей гносеологии рассматривает процесс постижения абсолютной истины в контексте диалектической взаимосвязи абсолютной и относительной истины. В. И. Ленин в своей работе «Материализм и эмпириокритицизм» утверждал, что «человеческое мышление по природе своей способно давать и даёт нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин. Каждая ступень в развитии науки прибавляет новые зёрна в эту сумму абсолютной истины, но пределы истины каждого научного утверждения относительны, будучи то раздвигаемы, то суживаемы дальнейшим ростом знания» (ПСС, Т. 18, с. 137)[6]. Ленин характеризовал истину, как надклассовое и надысторичное содержание наших представлений[7].

В логике[править | править код]

В логике, для которой значение истинности суждений и умозаключений является одним из преимущественных предметов изучения, критерием истинности выступает логическая правильность: относительная полнота формальных аксиоматических систем и абсолютное отсутствие в них противоречий[8].

В науке[править | править код]

В разделах науки (физике, химии, истории, социологии и др.) категория истины обладает двойственной характеристикой. С одной стороны, истина есть в традиционном понимании цель научного познания, а с другой — это самостоятельная ценность, обеспечивающая принципиальную возможность научного знания совпадать с объективной реальностью, как минимум быть комплексом базовых решений теоретических и практических задач.[источник не указан 3097 дней]

«Правда» и «истина»[править | править код]

Основная статья: Правда

Правда — понятие, сходное с понятием «истина», но в ряде случаев отличающееся от него и даже противопоставляемое. Правда, в отличие от истины, имеет онтологический характер, т.е. отражает действительность значимым для личности образом, в согласии с нравственными категориями и в такой полноте, которая необходима для подлинного понимания и убеждённости, решимости действовать. Таким образом, если истина соответствует объективной действительности, то правда — духовной[9][10][11][12].

В русской философии, от Достоевского до Вл. Соловьёва, создаётся и воссоздаётся смысловая иерархия правды и истины. Выступать за правду — значит, искать такой истины, которой необходимо ещё добиться, воплощающей в себе жизненный идеал, в котором поступки отдельного человека находятся в согласии с нравственностью. В итоге истина оказывается подчинённой правде. С другой стороны, у русской философии появляется альтернатива жёсткой бинарной оппозиции «истина-ложь» — более приближенная к жизни тернарная структура «правда-истина-ложь»[11].

Кроме того, на различии правды (лат. iustitia, ср. серб. Правда — правосудие) и истины (лат. veritas) настаивает славянский перевод 84 (85 в масоретской традиции) псалма:

Истина возникнет из земли, и правда приникнет с небес

Современное словоупотребление делает особый акцент на субъективном и преходящем характере правды, в отличие от вечного и внечеловеческого характера истины (научной или божественной)[13].

История понятия[править | править код]

Впервые философское понятие истины введено Парменидом как противопоставление мнению. Основным критерием истины признавалось тождество мышления и бытия. Наиболее разработанной теорией истины в античной философии выступала концепция Платона, согласно которой истина есть сверхэмпирическая идея (вечный «эйдос истины»), а также вневременное свойство остальных «идей». Причастность человеческой души миру идей связывает душу с истиной, знание которой есть результат воспоминания души о своём пребывании в мире вечных идей, когда она ещё не соединилась с телом. В средневековой философии Августин, опиравшийся на взгляды Платона, проповедовал учение о врождённости истинных понятий и суждений (в XVII в. эта концепция развивалась Рене Декартом). Начиная с XIII в. была распространена теория Фомы Аквинского, придерживавшегося учения Аристотеля и развивавшего это учение с позиции гармонического единства познающего разума и верующего (христианского) мышления.

До сих пор наиболее распространенной концепцией истины является корреспондентская или классическая концепция истины. Её основные положения сформулированы Аристотелем, главное из них сводится к формуле: истина есть соответствие вещи и интеллекта (лат. veritas est adaequatio rei et intellectus). В классическом смысле истина — это адекватная информация об объекте, получаемая посредством чувственного и интеллектуального изучения либо принятия сообщения об объекте и характеризуемая с позиции достоверности. Более упрощенная трактовка совпадает с таким тезисом: истина есть адекватное отображение действительности в сознании.

Понимание истины как соответствия знаний и вещей было свойственно в античности Демокриту, Эпикуру, Лукрецию. Классическая концепция истины признавалась Фомой Аквинским, Г. Гегелем, К. Марксом и другими мыслителями. В частности, французские философы-сенсуалисты (например, Э. Кондильяк) определяли истину, постулируя её в своих формулах в принципе как адекватное отображение действительности и тем самым присоединяясь к приверженцам корреспондентской теории. Общая ориентация на классические воззрения присуща также и некоторым философам XX в. (А. Тарский, К. Поппер и др.).

В классической концепции действительность трактуется, главным образом, как объективная реальность, существующая независимо от нашего сознания. Действительность включает в себя не только воспринимаемый мир, но и субъективную, духовную сферу. Особым образом здесь следует сказать о познании; его результат (истина), а также сам объект познания понимаются неразрывно связанными с предметно-чувственной деятельностью человека. Позднее к этому прибавилось понимание истины не только как статичного явления, но и как динамичного образования или процесса.

Некоторые сторонники классической концепции трактовали истину более возвышенно, но также и более неопределенно. Они понимали истину как свойство субъекта, совпадающее с его согласием с собой, комплексом априорных форм чувственности и мышления (И. Кант) или даже в виде вечного, вневременного, неизменного и безусловного свойства идеальных объектов (Платон, Августин). Сторонники таких воззрений составляли достаточно многочисленную группу философов. Они видели истину в идеале, в некотором недостижимом пределе. Это понимание долгое время господствовало, имея таких последователей как Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц, И. Фихте и другие мыслители.

В границах ещё одного направления, эмпиризма, истина понималась как соответствие мышления ощущениям субъекта (Д. Юм в XVIII в., Б. Рассел в XX в.), либо в качестве совпадения идей и поступков со стремлениями личности (У. Джемс, Х. Файхингер). Р. Авенариус и Э. Мах понимали истину как согласованность ощущений. М. Шлик и О. Нейрат рассматривали истинность как последовательную связь предложений науки и чувственного опыта. Конвенционалисты (например, А. Пуанкаре) утверждали, что дефиниция истины и её содержание носят условно-договорный характер.

С конца XIX в философии усиливается иррационалистический подход к пониманию истины. Ф. Ницше считал иллюзией существование абсолютной истины и связывал возникновение этой иллюзии с волей к власти, особенностями субъективного опыта, идеями вечного изменения, возвращения, становления и переоценки ценностей[14]. Ж.-П. Сартр считал, что сущность истины есть свобода; экзистенциалисты в целом противопоставляли объективной истине представление о личной истине, в границах которой интуитивно раскрывается бытие в его подлинности.

Согласно наиболее распространенным воззрениям в западной философии середины XX в. истина есть особый идеальный объект (Ж. Маритен, Н. Гартман и др.). Такое понимание истины неразрывно связано с пониманием бытия как трансцендентного, сверхчувственного и рационально до конца не постижимого феномена.

Одним из важных итогов философских исследований выступает различие между абсолютной и относительной истиной:

  • абсолютная истина — это полное, исчерпывающее знание о мире как о сложно организованной системе.
  • относительная истина — это неполное, но в некоторых отношениях верное знание о том же самом объекте; правда Перейти к разделу ««Правда» и «истина»».

Возникший в XX веке неопозитивизм разделяет истины на эмпирические (подтверждаемые опытом) и логические (не зависящие от опыта, априорные). Представители так называемого социально-психологического направления (Томас Кун, Пол Карл Фейерабенд) в противовес неопозитивистской трактовке научной истины как эмпирической подтверждаемости предложили вообще аннулировать понятие научной истины, особые нападки с их стороны вызывало понятие объективности истины[15]. В некотором смысле, доводя эту точку зрения до логического завершения теоретики постмодернизма Жак Деррида, Жиль Делез изображали познание как процесс вечной погони за истиной как иллюзией или симулякром (Ж. Бодрийяр). Для постмодернизма истина не может быть безусловной догмой, абсолютом, сковывающим творческое мышление, а только относительной, конвенциональной, обозначающей некоторый результат соглашения между участниками диалога. С точки зрения аналитической философии (Витгенштейн, Людвиг), истина представлена как значение, имеющее множество контекстов (плюрализм контекстов) и определяемое структурой языка как элемент языковой игры, не имеющей прямого отношения к реальности.

Также необходимо выделить тезис о конкретности истины. Конкретность истины в марксистской концепции есть зависимость знания от связей и взаимодействий, присущих тем или иным явлениям, от условий, места и времени, совокупности исторического опыта, на основании которого знания существуют и развиваются. В содержание этого тезиса входит идея, которая была востребована в сравнительно позднее время при достижении понимания мира как динамичного целого, изменяющейся материальной системы. Марксизм рассматривает конкретность истины не как неизменный факт, а как относительное явление, в контексте общего процесса познания, диалектической взаимосвязи гносеологических категорий абстрактного и конкретного, как движение по спирали, отрицание отрицания, восхождение от абстрактного к конкретному и обратно[16]. Марксизм рассматривает абстракцию не только как наиболее общее понятие или категорию, но и как неизбежно одностороннее восприятие действительности, которое требует уточнения по мере накопления конкретного опыта, открытия новых природных взаимосвязей[17]. В свою очередь, расширение смыслового содержания абстрактных понятий на основе нового конкретного опыта позволяет по-новому рассмотреть полученные факты, их обобщить и открыть новые общие закономерности.

Основные теории истины[править | править код]

  • Авторитарная теория истины исходит из факта доверия к авторитетному источнику, который является гарантом истинности того или иного высказывания[18].
  • Когерентная теория истины утверждает связность и непротиворечивость основных критериев истины. Активно разрабатывалась неопозитивистами, хотя истоки концепции восходят к Пармениду и прослеживаются у Канта[19][20].
  • Конвенциональная теория истины определяет истину как результат соглашения[19].
  • Корреспондентная теория истины определяет истину как соответствие фактам. Разрабатывалась Альфредом Тарским[21].
  • Прагматическая концепция истины исходит из практической значимости получаемого в процессе познания результата[19].

Уровни понимания истины[править | править код]

Теоретическое осмысление истины[править | править код]

Все теории можно разделить на дающие реальное определение истине и устанавливающие правила употребления слова «истина».

Истина одна и сама обозначает всё[22]. Никакие определения, теории и обозначения не есть самою истиною, ибо истина сама определяет реальное бытие и действительность. Разнообразные определения не могут ограничить саму истину, а лишь являют обнаружение существования истины и цель их — познание смысла и сути полноты целостной истины[22].

  • Теории истины (концепции истины), дающие определение истине:
    • Классическая линия понимания истины:
      • Корреспондентская концепция: истина — это соответствие мысли (высказывания) и действительности (вещи), представление, предельно адекватное или совпадающее с реальностью (Аристотель, средневековая философия, философия Нового времени, Гегель); способы установления соответствия мысли и действительности:
        • Авторитарная концепция: истина — это убеждение и/или доверие авторитету (средневековая философия, богословие)
        • Теория истины как очевидности: истина — это «ясное и отчётливое представление» (Р. Декарт, Ф. Брентано, Э. Гуссерль)
        • Теория истины как опытной подтверждаемости (Дж. Локк, М. Шлик)
        • Семантическая теория истины: поскольку высказывание о высказывании порождает семантические парадоксы, вводится запрет на определение понятия истины в теории, использующей данное понятие; требуется построение метатеории, задающей условия понимания истины для исходной теории (А. Тарский)
        • «Натуралистическая» теория истины: в «натуралистической» философии истина — это идея, соответствующая законам Природы (А.Н.Костенко)
    • Неклассические концепции:
      • Конвенциональная теория: истина — это результат соглашения (А. Пуанкаре, Т. Кун)
      • Когерентная теория: истина — это характеристика непротиворечивого сообщения, свойство согласованности знаний (Р. Авенариус, Э. Мах). Истина требует, чтобы элементы должным образом соответствовали всей системе. Требуется, чтобы суждения в когерентной (целостной) системе поддерживали друг друга. Поэтому полнота и всесторонность основного набора понятий является критически важным фактором в оценке достоверности и полезности целостной системы. Распространенным принципом когерентной теории является идея, что истина — это прежде всего собственность системы утверждений, и может быть присвоена отдельным утверждениям только при условии их согласованности с целой системой.
      • Прагматическая теория: истина — это полезность знания, его эффективность, то есть истинным является сообщение, позволяющее достичь успеха (Ч. С. Пирс)
  • Теории истины (концепции истины), устанавливающие правила употребления термина «истина» при разворачивании исследований:
    • Дефляционная теория (концепция избыточности (redundancy)): слова «истина», «истинный», «истинно» излишни, поскольку избыточны для процесса познания: если делать утверждение об истинности некоторого предложения, то приходится высказывать само это предложение, отрицание же предложения означает его простое отрицание (А. Айер, М. Даммит и др.)
    • Перформативная теория: слова «истина», «истинный», «истинно» являются перформативами в рамках теории речевых актов (П. Ф. Стросон)

Религиозный смысл истины[править | править код]

В буддизме[править | править код]

В буддизме истина преимущественно связана с практическим достижением состояния сознания, в котором реальность видится такой, «как она есть» (ятхабхутам). Отдельно от соответствующей трансформации психики человека истина в буддизме не рассматривается[23]. В связи с этим, в буддизме различают два уровня истины (сатья-двая): 1) истина относительная, эмпирическая — то, каким образом явления представляются в омраченном сознании; 2) истина абсолютная, конечная — то, каким способом явления существуют в действительности[24][25].

Четыре благородные истины (чатвари арьясатьяни), четыре истины Святого — одно из базовых учений буддизма, которого придерживаются все его школы. Четыре благородные истины сформулировал сам Будда Шакьямуни, и кратко их можно изложить так: 1) существует страдание; 2) существует причина страдания — страстное желание[26], жажда[26][27][28][29][30]; 3) существует прекращение страдания — нирвана; 4) существует путь, ведущий к прекращению страдания, — восьмеричный путь. В восточно-азиатских школах уделяется внимание также Сутре сердца, в которой отрицается «реальность Четырех благородных истин»[31], что соответствует учению о двух уровнях истины[24][32].

Дальневосточная буддийская школа дзэн утверждает, что истина не может быть выражена в словах[33]. Профессор философии Д. Т. Судзуки выразил процесс нахождения истины в традиции дзэн следующим образом: «Истина непосредственно раскрывается перед вашим взором. Вот и всё, чего вы ещё хотите?»[34].

В даосизме[править | править код]

Из высказываний Лао-цзы:

«Высказанная вслух истина перестаёт быть таковой, ибо уже утратила первичную связь с моментом истинности». «Знающий не говорит, говорящий не знает».

В индуизме[править | править код]

По убеждению сторонников индуизма, истина познается только через целостный опыт восприятия. Причём не столько индивидом, сколько сущностью мира. Через созерцание «Я» внешнего «Я» внутренним и наоборот. Истина не может быть выражена в силу своей многогранности[35].

В исламе[править | править код]

Позиции, во многом схожей с позицией иудаизма, придерживались сторонники ислама, убежденные в том, что слова, донесенные до правоверных пророком Мухаммедом и изложенные в сурах Корана, — это ключ к блаженному существованию после смерти тела. Отступление от данных слов неминуемо ведёт к погибели. Таким образом, в иудаизме и исламе истина — это спасительный Закон[36].

В иудаизме[править | править код]

В конфуцианстве[править | править код]

Одним из базовых понятий в конфуцианстве является дао:

道 (dào) — Дао-путь, Путь, истина, способ, метод, правило, обычай, мораль, нравственность.

В христианстве[править | править код]

Христианство истиной называет не некоторую абстрактную универсальную идею или какое-либо ныне существующее материальное явление (формирование), а основополагающую живую личность Иисуса Христа — Бога-Слова — Логоса[37], который изрёк: «Я есмь путь, истина и жизнь» (Ин. 14:6). В этом смысле примечательно поведение Понтия Пилата, скептически спросившего Христа: «Что есть истина?» и не выслушавшего ответа от самой Истины (Ин.18,37-38). Следует заметить и другие слова Христа об истине, а именно, о тех случаях, когда истина попирается: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нём истины. Когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи» (Ин.8,44). Этим подчеркивается, что направленность свободной воли разумных существ определяет их причастность либо к истине и к вечной жизни (вечному бытию), либо ко лжи — вечной смерти и небытию. После грехопадения прародителей все люди подвержены влиянию диавола, поэтому псалмопевец Давид (с некоторым удивлением) восклицает: «Всяк человек — ложь» (Пс.115,1-2). Воскресение Христово рождает надежду на исправление человеческой природы. Таким образом, в христианстве истина — это спасительная Личность Иисуса Христа[38].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Истина // Философия: Энциклопедический словарь / под ред. А. А. Ивина. — М.: Гардарики, 2004. — 1072 с. — ISBN 5-8297-0050-6.
  2. Порус В. Н. Истина (рус.) // Большая российская энциклопедия : сайт. — 2004.
  3. Карлос Вальверде Философская антропология. Глава «Истина, уверенность, заблуждение» Архивная копия от 11 мая 2013 на Wayback Machine
  4. Раздел 2. Является ли справедливость Бога истиной?
  5. Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004.
  6. Абсолютная и относительная истина // Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов.— E.: Советская энциклопедия, 1983. — 840 с.
  7. Алексеев П. В. Ленин // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  8. Никифоров А. Л. Понятие истины в теории познания // Эпистемология & философия науки, Т. XVI, № 2, 2008, с. 50—65
  9. Успенский Б. А. Семантика «правды» и «истины» в связи с распределением функций церковнославянского языка // Краткий очерк истории русского литературного языка (XI-XIX вв.). М., 1994, с. 191
  10. Черников М. В., Перевозчикова Л. С. Категории «правда» и «истина» в русской культуре //Историческая психология и социология истории. – 2015. – Т. 8. – №. 2.
  11. 1 2 Современный философский словарь (1998). Правда
  12. Знаков В. В. Категории правды и лжи в русской духовной традиции и современной психологии понимания //Вопросы психологии. – 1994. – №. 2. – С. 55-64.
  13. Смирнова Е. Е. Смысловое наполнение концептов ПРАВДА и ИСТИНА в русском языковом сознании и их языковая объективация в современной русской речи //Нижний Новгород. – 2016.
  14. Об истине Архивная копия от 4 марта 2016 на Wayback Machine // Ницше Ф. Песни Заратустры. Веселая наука. — СПб: Азбука, 1997
  15. Чудинов Э. М. Природа научной истины. — 2 изд. — М.: УРСС, 2010. — 312 с. ISBN 978-5-397-01376-5
  16. Гегель Г. В. Ф. Кто мыслит абстрактно? // Знание – сила. — № 10. — 1973. — С. 41-42
  17. Лекция 11, семестр 10,, 18. 2.2006 // Лекций по философии науки прочитанных профессором МФТИ Ю. И. Семёновым в 2005—2006 учебном году
  18. 1 2 3 Концепции истины // Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»: учебное пособие / Под редакцией З. А. Медведевой. — Кемерово: КемТИПП, 2008.
  19. Классическая концепция истины и её альтернативы // Рябоконь Н. В. Философия УМК. — Мн.: Изд-во МИУ, 2009
  20. Корреспондентская теория истины. Новая философская энциклопедия
  21. 1 2 Касавин И. Т. Истина//Новая философская энциклопедия: в 4 т. / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Степин. — М.: Мысль, 2000—2001. — ISBN 5-244-00961-3.
  22. Лепехов С. Ю. Буддийская философия как идейная основа буддийской цивилизации // Проблемы новейшей историографии философии зарубежного Востока / Отв. ред. Г. Б. Шаймухамбетова. — М., 1998. — С. 21—22. — 105 с. — ISBN 5-201-01985-4.
  23. 1 2 Шохин В. К. Две истины / Философия буддизма: Энциклопедия (рус.) / под ред. М. Т. Степанянц. — М.: Восточная литература, 2011. — С. 267. — 1045 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-02-036492-9.
  24. Устьянцев Д. Абсолютное и относительное в буддизме (рус.) / под ред. А. Орлова, пер. с тиб. Д. Устьянцева. — М.: Ганга / Сватан, 2012. — С. 7. — 192 с. — 1200 экз. — ISBN 978-5-98882-182-3.
  25. 1 2 Лысенко В. Г. Чатвари арья сатьяни / Философия буддизма: Энциклопедия (рус.) / под ред. М. Т. Степанянц. — М.: Восточная литература, 2011. — С. 781. — 1045 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-02-036492-9.
  26. Поповцев Д. В., Парибок А. В. Сокровищница Татхагаты. Буддийские сутры в русских переводах / Сутта запуска колеса проповеди (рус.) / под ред. В. Ю. Трофимова. — СПб.: Евразия, 2012. — С. 81. — 416 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-91852-033-8.
  27. Андросов В. П. Индо-тибетский буддизм. Энциклопедический словарь / Тришна (рус.) / под ред. Е. Половниковой, Е. Леонтьевой, О. Сокольноковой. — М.: Ориенталия, 2011. — С. 364. — 448 с. — (Самадхи). — 2000 экз. — ISBN 978-5-91994-007-4.
  28. Ермакова Т. В., Островская Е. П. Классический буддизм (рус.) / под ред. Т. В. Уваровой. — СПб.: Издат. дом "Азбука-классика"; "Петербургское Востоковедение, 2009. — С. 53. — 256 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-395-00325-6. — ISBN 978-5-85803-389-9.
  29. Дхаммачакка паваттана сутта: Поворот колеса Дхаммы, СН 56.11 (рус.) // Буддизм. Учение старцев : сайт.
  30. Торчинов, 2000, с. 67—69.
  31. Андросов В. П. Учение Нагарджуны о срединности (рус.) / под ред. Т. М. Швецовой. — М.: Восточная литература, 2006. — С. 410-421. — 846 с. — 1300 экз. — ISBN 5-02-018488-8.
  32. Померанц, 1972.
  33. Судзуки, 1993, с. 30.
  34. Кохановский В., Яковлев В. История философии
  35. Армстронг К. История Бога: Тысячелетние искания в иудаизме, христианстве и исламе
  36. Осипов А. И. Что есть истина ч.1 (г. Москва. ДК Бауманского, 2013.04.10)
  37. Мень А. В. Сын Человеческий//«Смена», 1990, № 6-12 текст книги

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]